Верные приметы

 
Зря я в прошлое воскресенье отказался ехать к родителям жены, думал Серега, разглядывая пустое нутро холодильника.
Тогда случайно перевернутая солонка показалась отличным поводом, чтобы избежать встречи с тестем. И как Маринка не убеждала, что если бросить щепотку соли через левое плечо и засмеяться - ничего плохого не случится,- Серёга уперся: не пойду. И жена, обычно смешливая, вдруг взорвалась: ему плевать на её родителей, её чувства и на семью вообще! 

Теперь Маринка отсиживалась в родительском доме – ждала, когда он явится с уговорами и извинениями. А Серега - мужик гордый. Молить о прощении не станет. Лучше от голода умрет... или  тоски.
 
Сглотнув кисло-горький комок, стал собирать со стола остатки вчерашнего застолья. Тарелки, ложки, вилки, бокалы – всё в мойку. С отвращением вывалил из салатника в помойное ведро засохшие пельмени и попытался пристроить посудину на вершину воздвигнутой пирамиды. Но салатник не удержался - соскользнул, увлекая за собой чашку и пару ложек. Чашку Серега успел перехватить, а все остальное со звоном и грохотом повалилось на пол. Ничего, успокоил себя Серега, посуда бьется – жди удач, а ложка падает к приходу женщины, будем надеяться - жены.
Он едва успел собрать осколки, как  раздался звонок в дверь.

У порога стояла Александра Ивановна - ближайшая соседка, а так же старшая по подъезду и консьержка по совместительству.
- А, Санаванна, -  разочарованно  проговорил Сергей. - Ну, заходи.

 Александра Ивановна на приглашение никак не отреагировала и осталась стоять на месте.
 
-  Собрание собственников  приняло решение  построить  во дворе  детскую площадку и озеленить  придомовую территорию.  С тебя двенадцать тыщ, -  сказала она строгим казенным голосом, всем своим видом изображая, что ничего кроме общественного поручения её не интересует.
-  А чего так много? - возмутился Сергей.  –  Двенадцать тысяч! Вы что, пальмами собрались двор засадить? И на кой черт мне детская площадка? У меня детей нет.

 Александра Ивановна продолжала невозмутимо пожевывать нижнюю губу.

- Да, заходи же, - повторил приглашение Сергей, – я один дома.

 Гостья оживилась. Отодвинула хозяина мощным боком и деловито протопала на кухню. Бесцеремонность поведения Александры Ивановны объяснялось просто: Серегу она знала с малолетства, и после смерти его бабушки, своей ближайшей подруги, считала долгом присматривать за осиротевшим мальчиком. То, что подопечному перевалило за тридцать, никакого значения для неё не имело.

«Наставница» вперила  осуждающий взгляд на заваленную грязной посудой мойку и мусорное ведро, из которого, словно дула, торчали горлышки  пустых  бутылок.
- Ага. Значит это к тебе вчера Колька Хорьков приходил. С двумя профурсетками.  Ну я так и думала. Кошка из дома  -  крысы  в дом!
- Ну, это ты зряяя, – потянул Серега, пододвигая гостье стул. - Пришел друг детства с коллегами по работе. Мы  немного посидели, и они  ушли. Все трое, - сказал Серёга, напирая на последнее слово. Говорил с опаской, так как  момент расставания  с гостями в его памяти был несколько смазан.

А было так.
  Вчера в телефонном разговоре Серега  опрометчиво признался другу о ссоре с женой.  Через час Колька был здесь. Сначала попустил вперед  двух девиц - рыжую и брюнетку, а затем внес себя и шесть – по три в каждой лапе - бутылок разного алкогольного наполнения, сотрясая ими, словно  наградными кубками. Глазами Колька указал Сереге на брюнетку в облегающем не то свитере, не то платье – для тебя, мол. У брюнетки было выразительно нарисованное лицо и прямые, словно восклицательный знак, ноги, упакованные в колготки в мелкую сетку и от этого казавшиеся покрытыми рыбьей чешуей. Осмотревшись, она окинула взглядом Серегу и откровенно поскучнела.  Домашние потрепанные джинсы и майка-борцовка подчеркивали  отсутствие у Сереги широких плеч, рельефных мышц и прочих «мужских прелестей». Брюнетка своего разочарования не скрывала и демонстративно куксилась – видимо, Колька несколько иначе обрисовал ей и Серегу, и связанные с  ним перспективы.
Колька, видя такую реакцию своей протеже, развел руками, мол, прости, брат! Серега ухмыльнулся – не очень то и хотелось!

Хотя хотелось очень. Но не эту –  с рыбьими ногами, а свою жену - Маринку, которая любила разгуливать по квартире в коротком, мало чем отличающемся от лифчика топике и его семейниках. Накупила целую дюжину цветастых трусов, а когда он от обновки категорически отказался, стала носить сама вместо шорт, выписывая кренделя выпуклостями, упакованными не то в сердечки, не то в розочки… Ему бы только заманить  её обратно домой…
 
Потом все уселись за стол – это Серега хорошо помнил. И за что пили по первой и по второй, а вот что происходило примерно после пятой - вспоминалось с трудом и урывками. Но то, что брюнетка в процессе застолья кардинально поменяла к нему  свое отношение, знал точно. Проснулся он один, но один момент тревожил своей неопределенностью: одновременно уходили вчерашние гости или нет. В смысле: было у него  с брюнеткой или только приснилось.
 
- Да, знаю я, что ушли, –  невольно рассеяла серегины  сомнения  Александра Ивановна.  –  Сама твою троицу из подъезда выпроваживала. Хулиганили и песни пьяные орали. А времени было, полчетвертого ночи, между прочим.  Ээээх. Нашел с кем связываться. Ты – женатый человек, а он – босяк и всегда таким был.  Твоя-то когда придет?
- Не знаю, - буркнул Серега.
- Вона как. Значит и впрямь - сбежала. И что же нашей принцессе не понравилось? Ты вроде не пьешь, не гуляешь, -  ехидничала соседка. 
-  Ей все нравится, - пробурчал Серега. - Это с её отцом мы в одной трактовке из Святого Августина не сошлись .
 - Чего? Августина… Мне-то голову не морочь. Небось, не пришелся к барскому-то двору.   Говорила тебе:  по себе жену выбирать надо.  А ты  вона на чью дочку позарился! А  принцессы на тридцати квадратах не гнездятся - они  к такой  жизни не  привыкшие.
- У меня других квадратов нет, - сказал  Серега.
-  А ты сменяйся! Вот Кавалеровы с третьего этажа надумали  дачу покупать. Хотят свою трёхкомнатную на однушку сменять. Плюс деньги за разницу.  Вот  и  подсуетись.
-  Ну, ты  сказала. А на разницу где я  денег найду?
- На такое дело не грех и тестю поклониться.
- Никогда,  - отрезал Серега.
- Тогда сам шевелись. Другие как-то справляются. Крутиться надо, а не на диване прохлаждаться! 
- Санаванна, я тебе уже сто раз говорил. Я работаю дома. Программы для компьютера пишу…   Мне в  магазин за пожрать сходить некогда!
- Чего ты там пишешь - дело твое, - горячилась Александра  Ивановна.  –  Хоть романы строчи, главное - деньги зарабатывай. Женился - должен семью кормить. Тут я на стороне твоей мамзели, хотя сам знаешь, как я к ней отношусь. В жизни не забуду, как она мой чайный гриб на помойку…  Вот скажи, сколько лет мы чайный гриб пьем и что? Кому хуже стало? И бабка твоя, покойница,  гриб уважала...  Я от чистого сердца принесла, а она…
Александра Ивановна запнулась, не справившись с возбуждением, раскашлялась.  А оправившись,  растеряно замолчала,  осознав, что потеряла нить разговора...
Серега интеллигентно молчал.
- Ага, - припомнила, что хотела сказать. - Насчет трёшки. Ладно уж,  помогу.  Меня тут одна знакомая по секрету научила, как денежек нажить.  Мне уже ни к чему - я человек старый, одинокий, никому не нужный. Может, как стану совсем немощная, так хоть иногда вспомнишь про бабку-соседку да кусок хлеба занесешь…
- Ну, начала! – возмутился Серега, ненавидевший жалобные всхлипывания.  - Когда это я тебе в помощи отказывал?
- Ну, ладно, ладно, - примирительно  сказала соседка, - а рецепт  такой...
- Записывать надо? –  с преувеличенным  интересом спросил  Сергей.
Александра Ивановна  отмахнулась.
-  Значит,  не надо, – констатировал Серега.  – Это хорошо.
-  Да дашь ты мне сказать или нет! – осадила его Александра Ивановна. -  Рецепт надежный, но рискованный. Значит так. Чтобы наварить деньжат на квартиру, надо взять кастрюлю, положить в неё кирпич, залить водой и при медленном кипении варить  двадцать семь дней и ночей. 
-  И в каком месте риск? – ухмыльнулся Сергей.
- Не перебивай, торопыга. Варить надо без перерыва, да следить, чтобы кирпич всегда был в воде. Вода выкипит - и финансы твои испарятся, как и не было. Не только не наживешь, а ещё и в долгах окажешься. У тебя большая кастрюля есть? А то я дам.
Серега  оглянулся на кухонный пенал, в котором хранился подарок тёщи - набор  дорогущих  кастрюль, которыми они не пользовались. Зачем готовить когда полно полуфабрикатов? Разогревай в микроволновке и ешь.  Хотя, нет – однажды, как раз самая большая из кастрюль  и пригодилась!
Серега повеселел:
-  Имеется! Спасибо, Санванна. Идея с кастрюлей – это то, что надо! Прямо сейчас  и начну, вот только за кирпичом  сбегаю...
- Вот и ладно! - расплылась в  довольной улыбке соседка. - И вот тебе ещё пара верных примет для усиления эффекта: положи под половичек бумажную купюру, столько же на стол под скатерку. И следи, чтобы в квартире не подтекали краны, и была закрыта крышка унитаза. И никогда никому не давай денег по четвергам, особенно к вечеру. Выполняй всё в точности  и обязательно разбогатеешь. А теперь давай деньги, да я пойду.
- Не могу, -  оскалился Сергей и развел руками, - сегодня четверг и время   движется к вечеру!
- Ну, уел! – засмеялась Александра Ивановна.
-  А то, на лету схватываю!

Судя по тому, как быстро жена схватила трубку – его звонок ждали.
- Марин,  - сказал Сергей с самой наивной, на какую только был способен, интонацией. – Не подскажешь, где кастрюля, в которой ты варила  глинтвейн?
-  Какой еще  глинтвейн? –  опешила жена. 
- Которым  мы курсом  годовщину нашей свадьбы отмечали.
- Ты что, решил собрать курс? – недоумение явно возрастало.
-  Собрать курс? - ответно повторил вопрос жены Сергей.  -  А что, есть повод?
 Маринка, явно сбитая с толка, замолчала.
- Мариш, - выдержав некую паузу,  заговорил  Серёга,  -  так,  где кастрюля?
-  У тебя всё в порядке? – в голосе жены проскользнуло несколько  тревожных нот.
-  Не волнуйся, дорогая, я пытаюсь  упрочить  благосостояние нашей семьи.
-  С помощью кастрюли? –  тревога  в её голосе уже била во все колокола. 
- Есть возможность навариться, - туманно подтвердил Серега.
- А  это не опасно?  – спросила жена дрожащим голосом.
- Определенный риск есть, - признался Серега, - но оправданный!
И тут Маринка сломалась окончательно:
- Серёжа, я скоро буду. Ты только без меня ничего не трогай, ладно? Я скоро…

Серёга нажал на отбой и шумно выдохнул: «Сработало!» К приходу жены оставалось помыть посуду, вынести мусор и пошарить по сайтам банков –  ознакомиться с условием ипотечного кредитования.
 
 Рассказ был написан в рамках конкурса К2 "Есть такая примета"


Рецензии
Ой, любят Серёга с Маринкой друг друга! А небольшое расставание только на пользу их отношениям. Один звонок всё решил.

Хороший рассказ, получила удовольствие от чтения.

С уважением,

Светлана Макарова-Киевская   04.08.2018 08:12     Заявить о нарушении
Приветствую, Светлана!
Спасибо, что заглядываете))
С уважением,

Елена Лозовая   04.08.2018 10:29   Заявить о нарушении
Захожу, потому что Вы у меня в избранных).

Светлана Макарова-Киевская   05.08.2018 08:06   Заявить о нарушении
Спасибо)))

Елена Лозовая   05.08.2018 08:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.