Бес попутал

                Баба Ольга жила спокойно. Особо не жалуясь на свое житьё-бытьё. Но возраст о себе давал знать. Вот уже три года, как восемьдесят стукнуло. Настало время и о душе подумать. Да о Боге, можно сказать, она лет с пятидесяти не забывала. Именно тогда она пришла впервые в церковь. Жизнь заставила. Муж стал гулять. Как говорят «седина в бороду, бес в ребро». Что ей ещё оставалось делать – всех «бабок» успела обежать - ничего не помогает, приворожила, говорят, соперница. Особый «отворот» надо делать. Денежки нужны и не малые и не известно, как на здоровье мужа может повлиять.

                Вот и пошла в церковь, понимая, что это последний шанс, хоть что-то сделать. Ещё мало понимая, что есть Бог, но чётко зная, что только он один и поможет!.. Вот так и пришла на первую исповедь.

                - Молитесь матушка! Господь всесилен. Он всем помогает, только в это верить надо и усердно его просить, - говорил ей батюшка.

                Она слушала, но мало, что понимала. Неужели вот так просто молиться и всё само собой образумится?.. Как бы там ни было, а с тех пор она стала постоянно посещать храм. Службы отстаивала, помогала, чем могла. Храм был деревенский, постоянно восстанавливался, лишние руки всегда нужны были.

                Жила она в своём загородном доме, построенным ещё мужем в лучшие времена их молодости. Конечно, с тех пор супруг постоянно подновлял его, пока жив был, а умер, всё рассыпаться стало...

                Тогда за дело взялась дочь Ольги,- Александра. Женщина бойкая сильная, с норовистым характером. Никому спуску не даст. У неё и дети по струнке ходили, да и муж на поводке всегда натянутом. А потом сама отвязала - надоел он ей... Уж больно безвольный, на таком особо не поездишь. Вот и развелись уже много лет назад. Но Александра не скучала. Свято место пусто не бывает. Прилепился к ней парень лет на семь моложе. Души в ней не чаял. Как не отстранялась она от него, понимая, что всё равно ничего путного не выйдет, он к ней, как пиявка прирос. Многое чего помог по дому сделать, за те пять лет, которые они вместе жили. Но всему свой конец приходит. Науськали его друзья – чего, мол, со «старухой» связался, молодых девок вокруг пруд пруди. Ну, и разошлись они, как в море корабли. Сергей, так звали парня, к молодой ушёл, а Александра со своим гонором одна осталась. Видно, судьба такая – одной век коротать, а кто с таким характером уживётся. «Я» да «я» везде только «я», других местоимений не предусмотрено. Но одно не отнимешь у Александры, любила она мать свою, да и родительский дом не забывала. Сколько она в него денег втюхала, один Бог знает.

                И забор новый из профнастила справила - взяла кредит в банке?!.. Да она всю жизнь в долг жила. Так уж получалось, - желания у неё всегда превышали возможности. Только один долг успеет погасить, как за новым рука тянется...

                Баба Оля не могла не видеть, как подновляется её дом - откровенно радовалась этому!.. Но на какие деньги это всё делалось, не задумывалась, а если и догадывалась, то закрывала на это глаза – авось пронесёт, как-нибудь рассосётся... И не такое переживали. Ольга Афанасьевна молилась и часто слушала радиостанцию «Радонеж», уж очень ей нравился елейный голос одного батюшки, который постоянно успокаивал и взывал к покаянию. На душе становилось благолепно и тепло и, казалось, нет никаких проблем. Все хорошо и дом сам по себе ремонтируется...

                Вон Александра и террасу старую до основания снесла, новую ставить решила. Да в придачу, воду в дом провела, намеревалась душ организовать. Всё, как в городе получится. Знала Александра, что она единственная дочь, мать умрёт, всё ей достанется, а то, что дети у неё большие, это ничего, ведь она и сама ещё молодая, пожить в своё удовольствие ещё успеет, тем более до пенсии рукой подать.

                Бабушка Ольга не скучала от одиночества, то Александра со своими стройками, то внуки подвалят, а они взрослые – у каждого по ребёнку имеется. Они уже, считай, правнуками ей будут. Всех она примет, обогреет. Всем доброе слово найдётся. Да и не только родные приезжают. Тут наладилась было к ней верующая одна прихожанка - в храме познакомились. Ей лет за сорок будет. Замужем, но детей у неё не было. Мила, такая смиренная была, от неё благодатью веет... Вот и пригласила Ольга Афанасьевна её к себе в дом погостить. Всё не так скучно будет, когда родные разъедутся. И помолятся вместе. И общих разговоров достаточно. Одним словом, благолепие, да и только...

                Мила, в основном, всё молится, да, на прогулки ходит, в саду помогает. Её и не видно совсем, такая стеснить не  может. Главное для бабы Оли, что ни одна она, ведь внуки, те как приедут, так и уедут, а тут всё - живая душа теплится. Так они и жили. Мила, то в деревне, то к мужу в город уезжала. Что у них за отношение с мужем были, один Бог ведал. Говорят, злился он на неё, что детей зачать не могла. Она тут причём? На всё воля Божья!

                - Ты знаешь, что, – сказала, как-то, раз Александра матери, - давай на это лето дачников пустим. Я в долгах, как шелках. Откуда деньги брать, с кредитами расплачиваться надо. А дачники хоть и небольшая прибавка, а всё лучше, чем ничего. Ты согласна? Это тебя не очень стеснит. Ты не бойся! Да и веселее будет. Что тебе эта «монашка» Мила? Что ты к ней прилипла, как будто она мёдом намазана. Подумаешь святоша?! Только из себя больше воображает, чем есть на самом деле.

                - Саша, доченька моя, мне, кажется, ты не права на этот счёт, старалась оппонировать мать, - мне Мила в прошлом году пятнадцать тысяч подарила и это ты хорошо помнишь, как они нам пригодились. Мы смогли хоть немного с твоими долгами рассчитаться.

                - Нет, мамочка, ты ничего не понимаешь. Мне не нужны её одноразовые подачки. Важно, чтобы хоть понемногу, но каждый месяц «денежка» шла. Всё, я решила, у меня в городе свой знакомый дилер есть, я подключаю его на поиск клиентов, - сказала дочь и укатила в город.

                Через несколько дней на пороге дома появилась расфранченная девица. Она стояла в проёме двери, вызывающе глядя на Ольгу Афанасьевну. Левой рукой поправляла, сбившуюся на лоб чёлку, а в правой грациозно держала красную сумочку, которая совершенно не подходила к её зелёному платью.

                - Ну, что барышня, давайте знакомится, – сказала баба Оля, приглашая гостью войти в дом. – А называть вы, как себя прикажете?

                - Оксана я буду...

                - Ну, очень приятно - расплылась баба Оля.- Условия вы мои знаете: чистота, порядок и десять тысяч в месяц наличными. Я думаю - они вас устроят? Тогда можете заезжать. Да, а где ваши вещи?

                Оксана показала на две увесистые сумки у калитки...

                Первая неделя прошла спокойно. Каждое утро квартирантка уезжала в город на работу. Поздно вечером возвращалась. Всё шло хорошо и Ольгу Афанасьевну ничто не беспокоило. Но в пятницу вечером произошло нечто. К дому подкатила машина, из которой не вышла, а скорее, выползла пьяная квартирантка. Затем появился мужчина, тоже странно покачиваясь и это ещё не всё, - за ними тянулась такая же экзальтированная парочка, как две капли воды походившая на первую.

                - Это мои друзья, - вальяжно махнула рукой, еле стоящая на ногах, Оксанка. – Я надеюсь, ба.. Оль, вы нас пустите переночевать, а то нам деваться некуда.

                - Что с вами делать,проходите, - настороженно произнесла бабуля, трясущимися руками отпирая калитку.

                Это была Вальпургиева ночь. Баба Оля не знала, куда себя девать от шума и хлопанья дверьми. А когда всё успокаивалось, начинали назойливо скрипеть кровати и по всему дому разносились характерные гортанные крики. Потом опять хождение по комнатам и выяснения отношений. К утру всё затихло. Можно было спокойно заснуть. Но не тут-то было, позвонила дочь и поинтересовалась, как там жиличка, на что мать только поплакала в трубку. Александра не стала долго слушать, решила приехать и сама во всем разобраться. Но разбираться было не в чем, все и так было видно. В комнатах, где проживала постоялица, был такой беспорядок, который словами не описать. Сама женщина представляла собой всклоченную макаку, да ещё с синяком под глазом. Александра была непреклонна в своём решении, выставить Оксану за дверь и уже к вечеру того же дня добилась этого. Комнаты вновь опустели... Нужно было опять искать нового жильца, что она и решила делать, уехав в город и оставив мать в расстроенных чувствах совсем одну.

                Слава Богу, что на следующее утро приехала Мила, с просьбой, некоторое время пожить у бабы Оли и предложила ей пятнадцать тысяч, заимообразно: ну, дескать, когда будут, отдадите, мне не к спеху. Ольга Афанасьевна обрадовалась такой щедрости, которая пришлась очень кстати. Денег не было, Оксана так ничего и не заплатила, а на эту помощь можно будет месяц жить, а там видно будет. Пока Александра нового жильца будет искать, Мила свободно может погостить в доме. Тем более, хороший жилец так просто не сыщется. Зажили они вместе, - душа в душу. Вдвоём молятся по утрам, неразлучно в церковь ходят. Мир да покой на душе?!..

                - Вы знаете, Ольга Афанасьевна, а вы деньги мне не возвращайте. Пусть они вам, как плата за моё проживание будут. Я у вас несколько дней гостила, этот месяц уже до конца доживу, вот мы и в расчёте будем, - сказала, как-то Мила, сидя на террасе и прихлёбывая чай из блюдечка.

                После этого разговора Мила расправила плечи. Почувствовала себя полноправным жильцом, который заплатив, уже может не считать себя приживалкой. Она часто гуляла по лесу и с бабой Олей постоянно посещала храм. Обе радовались, впадая в состояние духовной благодати, казалось, ничто не могло омрачить этой идиллии. Но, как обычно бывает, хорошее не может длится бесконечно. Так и в этом случае, их дружба длилась недолго...

                Время шло своим чередом и ничего не предвещало житейской бури, которая напрочь смела и растоптала всё то, что было выстроено в отношениях двух подруг.

                Случилось, как-то, Миле уехать в город, а тут, как раз, Александра приехала с новостями, которые Ольгу Афанасьевну повергли в шок – дочь нашла жильца, - молодого холостого мужчину, который должен приехать уже завтра утром и заселится...

                - А как же Мила? – только и смогла вымолвить баба Оля.

                - А, что Мила, в твоей комнате как-нибудь перебьётся, она же у тебя просто гостит.- жёстко парировала дочь.

                - Да нет, она мне уже деньги заплатила.- начала скомкано объяснять бабуля.

                - О чём ты говоришь? – всплеснула руками Александра. – Какие деньги?..

                - Пятнадцать тысяч.

                - Но это же в долг, - продолжала дочь Ольги Афанасьевны.

                - Да нет же, мы с ней всё переиграли. Она предложила эти деньги за проживание перевести.

                - Мама, что ты наделала. Я же жильца хорошего нашла. Мой знакомый дилер его рекомендовал, как очень хорошего и перспективного жильца...

                На следующее утро Мила всё узнала по телефону от бабы Оли и была огорошена этой новостью. И куда только девалось её «монашеское» смирение. Она поливала старую женщину такой отборной бранью, которая та за всю свою жизнь не слыхивала. Бабуля только изредка могла вставлять – «Милочка, дорогая, ну, что ты говоришь? Прости меня, дуру старую. Это я во всём виновата. Я не думала, что Александра жильца так быстро найдёт».

                Мила же, напрямую доказывала ей, что та старая и совсем из ума выжила, а дочка её крохоборка, - о деньгах только и думает, да с мужиками их пропивает... Бабе Оле было обидно, она знала, что Александра в рот не берет ни капли. Но Милу несло, остановить поток брани было не возможно. Куда делось её церковное воспитание. Словно бес в неё вселился и управлял ею, - чем дальше, тем больше. Она стала требовать, деньги, которые дарила им в знак благотворительности в прошлом году. И в общей сумме долга прозвучало уже тридцать тысяч, отдать которые сразу, мать с дочерью никак не могли. Что им было делать? Не отказывать же новому жильцу, который за это время успел уже заселиться в предоставленных ему комнатах и даже выплатить аванс.

                - Мама, ты не видишь, что твоя Мила, словно с цепи сорвалась. Но неужели она подождать не может, а ещё мнит себя православной, в церковь ходит, молится, - Александра распалялась всё больше и больше. – Как можно одновременно быть верующей и такой непримиримой? Я её просила до конца августа подождать. Она ни в какую, как будто без этих денег прожить не может. Мне кажется, что она нас со света изжить хочет, словно мы ей враги какие?!..

                - Да, доченька, я согласна с тобой. Милу словно подменили, - соглашалась Ольга Афанасьевна, - она совсем другая стала. Я её такой и не знала. Всё время такой доброй и отзывчивой была. Слова плохого от неё не услышишь, а сейчас совсем не узнаю. Что делать теперь будем?

                - Как что? Деньги отдавать. Вот только где мы их возьмём с тобой за такой короткий срок? Я думаю, Господь поможет!.. - вдруг, выпалила Александра.

                - Саша, от тебя ли я это слышу? Ты о Боге вспомнила?! – всплеснула руками баба Оля. – Ты же не верующая... Я очень рада, что ты, наконец, поняла, что без Бога никакие дела не делаются. Мы и деньги достанем и долг отдадим, а то, что Мила на нас ополчилась, видно, так Богу угодно. Мы сами во всём виноваты, вот Господь и дал нам эти испытания понести. Ничего, справимся – «Бог терпел и нам велел».

                Шло время. Мила стала реже звонить и требовать деньги, а затем и совсем перестала, словно сквозь землю провалилась. Но однажды, это уже в сентябре было, как раз бабье лето во всей своей красе стояло. Открылась дверь и на пороге появилась Мила. Вся такая смущённая, в глазах покаяние и смирение, ну, в общем, такая, какой она и раньше была...

                - Александра, баба Оль, простите меня грешную?! Не знаю, что на меня нашло? Одно могу точно сказать,- бес попутал...

                2015г*


Рецензии
Бога нужно иметь прежде всего в душе.
Я верующий человек, хожу в храм и вижу там разных людей.
А искушению может каждый поддаться. Лукавый не дремлет.

Татьяна Василььева   31.12.2018 02:01     Заявить о нарушении
Спаси Господи!

Сергей Вельяминов   31.12.2018 08:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.