Z-day. 3 Хижина в лесу

Где-то в окрестностях г. Шармок, шт. Техас.

Белый фургон «Додж Спринтер» мчался по пустой трассе, сбавляя скорость, лишь когда на пути вставали железные остовы брошенных автомобилей. Поеденные ржавчиной кузова, вспучившаяся под воздействием солнечных лучей и дождей краска на боках говорили о том, что они простояли здесь не один год, а значит и ловить в них нечего. Нейтан, сменивший на водительском кресле техасца, притормаживал только из соображений безопасности – не хотел испортить транспорт, вписавшись по нелепой случайности в одну из таких тачек.
Бампер «Доджа» и без того был слегка примят – пару раз прыткие и видно вконец оголодавшие зомби бросались на него, руководствуясь только своей, никому из живых неведомой логикой, и были размазаны на приличной скорости по асфальту. Харви предлагал рисовать звездочки на его борту в счет убитым мертвякам, как это делали русские в старом фильме про войну, но затею почему-то никто не поддержал.
Среди прочих запасов в машине нашлись диски с музыкой и сейчас, вселяя в выживших оптимизм и надежду, играла композиция Боба Сигера «Катманду». Йен, устроившись спиной к передним сиденьям и подоткнув между ними куртку из числа «бонусов», дремал. Молчаливый Нейт, обозревая перед собой чистую трассу, выжимал из фургона все 74 мили в час и покачивал головой в такт мелодии, а Дакота и Харви, прописавшийся на пассажирском сидении, подпевали.
- …Если я когда-нибудь отсюда выйду,
Если я когда-нибудь отсюда выйду,
Я собираюсь в Катманду! О, да, детка! – сочный баритон мужчины сливался с голосом пританцовывающей на месте попутчицы. – Ка-ка-ка-Катманду!
- Ка-ка-ка-Катманду!
Их задор поневоле передался и брату Дакоты, спустя миг он уже отстукивал ритм по нагретому рулю, не забывая смотреть в оба.
 По левую сторону дороги появился указатель «Штат Оклахома. 2 мили». Фургон проехал дальше. Заиграл следующий трек.
- А ты задорная девчонка, и голос у тебя ничего, - Харви откинулся на спинку сиденья, явно довольный минутой «караоке на колесах».
Он был в прекрасном расположении духа. Во время последней остановки их компания разжилась водой, бензина тоже пока было достаточно на длинный марш-бросок. Правда, выдачу съестных припасов Йен жестко контролировал, мотивируя тем, что лучше есть малыми порциями и растянуть их на более долгий срок, чем съесть все сразу, а потом мучиться от голода. Но это вовсе не значило, что у Харви не было возможности дернуть пару шоколадных батончиков сверх выделенного пайка.
- Ты тоже, - усмехнулась Дакота, пальцами прочесывая волосы и стараясь вытряхнуть из головы забившийся по дороге песок. – Просто мистер Весельчак, хоть и выглядишь как восставший из ада, - и все же не удержалась от колкости.
- Ты мне льстишь, - отмахнулся мужчина, неуверенно пожав плечами.
- Черт, ты меня раскусил! Я просто обожаю этот фильм!
Пейзаж вокруг не менялся. Все те же бледно-серые ландшафты полупустыни и редкие, будто покореженные деревья. Харви начинало тошнить от этой бесконечной серости, и он повернулся вглубь фургона, перекинув одну руку через спинку сиденья.
- Слушай, а где ты научилась так петь?
Дакота ответила не сразу. Она бросила взгляд на свернувшегося в позе эмбриона светловолосого парня и потянулась за бутылкой. Йен продолжал тихо сопеть, вряд ли его сон мог быть крепким, но после нескольких часов бодрствования за рулем парень использовал его на полную.
- В Джорджтауне, до того как все началось, - заговорила девушка, застыв с открученной крышкой в руке. – У меня была своя группа. Мы играли по клубам, выезжали с концертами в другие города. Даже пластинку выпустили, – она просияла на какой-то миг, будто снова переживала восторг от достижений, и тут же ее лицо стало холодным и отрешенным. – Но все это теперь коту под хвост. Джим и Грей разорваны мертвыми грузчиками, Дерил… Дерил даже после смерти остался мудаком, туда ему и дорога.
- Я бы поглядел на этот зомби-бенд, - усмехнулся Харви, передав Дакоте часть своего настроя. – И как называлась группа? «Зловещие мертвецы»? «Папа Сатана»? «Антихрист – суперзвезда»?
- Иди в жопу! – она едва не поперхнулась от смеха и, оторвавшись от бутылки, стукнула его по плечу.
- Я серьезно. Ты не похожа на пай-девочку, - развел руками Харви, продолжая игру в угадайку. – «Блондинка, которая играет и поет»? Ты ведь умеешь играть на каком-нибудь инструменте? На гитаре?
- «Мертвый рассвет» - пробормотала она еле слышно.
- Что?
- «Мертвый рассвет», - повторила уже громче и отчетливей. – Так называлась моя группа.
Харви засмеялся.
- Я так и знал, что это должно быть что-то мрачное и пафосное! – пояснил он, продолжая смеяться.
Нейтан бросил на него встревоженный взгляд.
- Да какая теперь разница? – если Дакоту это и обидело, то она довольно быстро справилась с эмоциями, а может просто очерствела за годы скитания без дома и с постоянной угрозой быть съеденной. – Джорджтаун, где мы с Нейтом выросли, наводнен сраными зомби. Наши родные и друзья мертвы либо бродят по улицам в поисках свежей человечины, а мы пока еще держимся на плаву. Когда каждый новый день начинается с мыслей о том, как не сдохнуть за ближайшие сутки, по-другому относишься ко многим вещам. Будь у меня возможность отмотать время назад, я бы назвала группу «Зомбиленд». Актуально и… наполнено предсказаниями об апокалипсическом будущем.
Девушка подмигнула Харви и приподнялась, чтобы, минуя его протянутую руку, передать бутылку брату.
- Срань господня! – только и ахнула она, увидав затор из машин, к которому они приближались.
Нейт уже сбавил скорость, высматривая между разбитых машин просвет, по которому можно было бы проехать. Трасса была четырехполосной, достаточно места и чтобы развернуться, и чтобы объехать транспорт, но в этом месте произошла авария и несколько автомобилей застыли, целуя друг друга в бамперы и багажники. То, куда они направлялись, представляло собой беспросветную задницу, по-другому и не скажешь, и обойти ее можно было разве что на своих двоих. У «Доджа» не было ни единой возможности протиснуться через груду мертвого металлолома.
- Замечательно! Юный падаван привез нас к Звезде Смерти! – с досадой воскликнул мужчина, который, несмотря на свободный путь отступления, почувствовал подкатывающий к горлу приступ паники. – Разведи руками, наджедайствуй нам свободную дорогу!
- Харви! – бросила с укором Дакота, а тот лишь смерил ее невозмутимым взглядом.
- Что происходит? Почему мы встали? – подал голос проснувшийся техасец, едва фургон встал на расстоянии двадцати ярдов от преграды.
Потирая слипшиеся ото сна веки, парень выглянул через сиденья вперед и присвистнул.
- Все в порядке, - заговорил Нейт и, включив заднюю передачу, вывернул руль до упора влево, чтобы повернуть машину обратно. – Я видел объездную дорогу пару миль назад. Мы вернемся и поедем по ней, пока она не приведет нас куда надо.
- Невероятно! Оно разговаривает! Эй, малец, мне кажется или ты только что превысил свою месячную норму слов?
- Ну хватит уже, Харви! – девица больно стукнула мужчину по плечу.
Тот возмущенно ойкнул, потирая место ушиба.
- Да что я такого сказал?
- Она права, - окончательно проснувшись, сказал Йен. – Твое ворчание способно доконать кого угодно.
Машина, меж тем, уже повернулась задом к затору и двинулась обратно. Нейт на этот раз гнал ее на средней скорости, наблюдая за левой стороной, где через пару миль должен был появиться поворот на объездную дорогу.
- Их никто не заставлял ехать с нами, если уж на то пошло. Достаточно и того, что мы вытащили этих засранцев из лап доктора Лектера, - Харви вздернул плечом, словно говоря, что его мнение непоколебимо, и взял из рук Дакоты бутылку с водой.
Ошарашенная возникшим препятствием, она так и не передала ее брату, а теперь, несмотря на обидные слова, поделилась с мужчиной.
- Тебе обязательно вести себя как полный мудак? – только и сказала Дакота, вернувшись на место. – Ты же такой милаха, когда не пытаешься быть эгоистичным ублюдком.
- Прости, детка, другие опции не предусмотрены производителем, - отозвался он, утолив жажду, и обратился к парнишке за рулем. – Ты хоть уверен, что мы выедем куда надо?
- Мы обогнем Эри и выедем на трассу вблизи Элк-Сити, если я ничего не путаю, - неохотно пояснил Нейтан. – Это ненамного увеличит время пути, но выбора у нас нет.
- Я все равно не понимаю, зачем вам понадобилось ехать в Сент-Луис? До него же черт знает сколько миль, – пробормотала Дакота, обращаясь теперь уже напрямую к Йену.
- Харви говорит, что там обосновалось крупное поселение выживших, - заговорил тот. – Они строят стену, способную защитить их от нападок зомби, ведут домашнее хозяйство и охотно принимают новоприбывших.
- И ты в это веришь? – с сомнением хмыкнула блондинка. – Откуда вообще Харви об этом известно? Я что-то не слышала, чтобы в вечерних новостях говорилось об этом рае для всех живых! А ты? Эй, мистер Ворчун? Что скажешь? Какая птичка напела тебе о Сент-Луисе?
Мужчина, бросив на нее обеспокоенный взгляд через зеркало заднего обзора, судорожно сглотнул и незаметно вытер вспотевшие ладони о брюки.
 - Мне рассказал один странник, его звали Джо, и он сам намеревался туда добраться, - пробормотал он, сочиняя на ходу более-менее правдоподобную историю.
Не говорить же им о том, что полугодовалая девчонка, не умеющая даже лопотать, временами вторгается в его мысли и зовет. И если бы на помощь! Нет, этот младенец не нуждается в защите от зомби. Они не трогают ее точно так же, как Харви, да и люди, живущие вокруг, не причиняют ей вреда. Но она продолжает зачем-то звать мужчину и делает это все более настойчиво, так, что иногда кажется, будто он сходит с ума и все происходящее – лишь одна сплошная галлюцинация. Да стоит ему только рассказать этим парням правду, они поднимут его на смех и наверняка запишут в сумасшедшие.
- И куда же он делся, этот твой товарищ? – хмыкнула Дакота.
«Даа, твой ум будет попытливей, чем у Йена» - подумал Харви, а вслух сказал:
- Не дошел, – и улыбнулся, зная, что ее карта бита и больше вопросов не будет.
В это время они достигли поворота, и «Додж» плавно съехал с главной трассы на проселочную дорогу. Она не была усыпана гравием или проложена асфальтом, но сухой климат юго-восточной части Штатов не давал ей зарасти сорняками, и проехать здесь не составляло труда. Белый фургон временами потряхивало на неглубоких выбоинах и промоинах, образовавшихся под редкими, но сильными дождями. Харви, недоверчиво поглядев на младшего брата Дакоты, поежился, будто от холода, и взялся за поручень над головой. Ему вовсе не хотелось стукнуться затылком во время очередной тряски.
Нейтан, за все время их совместного путешествия, озвучивший едва ли больше пары десятков фраз, в отличие от своей сестры не торопился находить общий язык с новыми знакомыми. Субтильный, с тонкой шеей и длинными пальцами, большими серыми глазами в обрамлении густых ресниц, он казался настолько чуждым современных реалий, что было странно, как он вообще до сих пор выживал. На стоянках парнишка, которому мужчина навскидку мог дать не больше двадцати, держался особняком и предпочитал разговаривать с девицей только когда Харви и Йен оказывались вне зоны слышимости. Та объясняла это природной стеснительностью и просила дать ему время свыкнуться, но так или иначе, на случай если эти двое задумают что-то выкинуть, мужчина держал ухо востро.
Будто почуяв на себе взгляд, Нейт повернулся в его сторону, и Харви не замедлил сделать жест двумя пальцами, означавший «я за тобой слежу». В салоне продолжала играть музыка, теперь звучала задорная рок-н-рольная композиция «Идти в обход».
Девушка задумчиво прокручивала кольцо на среднем пальце, притопывая тяжелым ботинком в такт песне. Йен не переставал удивляться переменам, произошедшим с ней после того, как фургон покинул Рансом Каньон. Сперва она казалась ему истеричной и неуравновешенной, но узнав ее ближе, техасец убедился, что это далеко не так. Дакота любила жизнь и своего брата, единственного выжившего из родных, была искренней в поступках и словах. Перспектива быть съеденной заживо вместе с Нейтом повергла ее в шок и выбила из колеи, но теперь все снова встало на свои места, и девушка больше не боялась. По крайней мере, не боялась довериться новым спутникам, в отличие от второго Уилсона.
Йен прочесал пальцами курчавую бороду, ставшую жесткой и ломкой от ветра и забившегося в нее песка. Ему не мешало бы побриться. Им всем не мешало привести себя в порядок, сменить белье – хотя бы нижнее – и смыть с себя въевшуюся грязь. Он остановился взглядом на собственных пальцах. Ровно остриженные прежде ногти отрасли, за несколько недель в пути под ними уже скопился черный слой. Как ни пытался парень привести руки в порядок, без горячей воды и ножниц сделать это было не так-то просто. Может быть, Харви и устраивало выглядеть и смердеть как помойный бак, но техасец, привыкший к относительному уюту, начинал скучать по благам уютного жилища.
- Кажется, тут тоже не обошлось без аварии, - задумчиво пробормотал мужчина, заставив Йена снова выглянуть из-за сидений.
 Впереди замаячил задок окрашенного в цвета хаки автокемпера, неподвижно стоявшего на левой стороне дороги. Пассажирская дверца была открыта настежь, но ни следов присутствия людей, ни зомби поблизости не наблюдалось.
- Что за черт? Кто мог бросить трейлер посреди дороги? – выпалила Дакота, с не меньшим интересом прильнув к водительскому креслу.
- Только тот, кого вынудили это сделать, - произнес Харви, указав пальцем вперед. – Смотри, кто-то раскинул тут сети и наверняка ушел с жирным уловом.
И действительно, вскоре все остальные заметили полосу с шипами, какие обычно используют полицейские, чтобы задержать правонарушителя. Она занимала всю проезжую часть, выходя из-под задних колес и теряясь в скудной растительности на обочине справа. Шипы на ней продолжали угрожающе смотреть в небо.
- Если так, то нам лучше поскорее убрать эту дрянь с дороги и делать ноги, - рассуждал вслух Йен. – Кто знает, вдруг те, кто остановил кемпер, вернутся сюда.
Нейтан, не дожидаясь указаний, притормозил в ярде от незначительной, но способной лишить их транспорта угрозы и заглушил мотор. Стоило «Доджу» остановиться, как техасец и девушка покинули его и поспешили кто куда. Йен к шипастой ленте, чтобы смотать ее и отнести под колесо, освобождая проезд, а Дакота к двери кемпера. Это был «Виннебаго Вектра» две тысячи восьмого или девятого года, достаточно дорогая и комфортабельная махина на колесах, в которой вполне можно было во время зомби-апокалипсиса колесить по стране, навещая центры прежней цивилизации лишь за тем, чтобы пополнить припасы. Черт, да на этом можно было бы неплохо обжиться, если бы не проколотые шины!
Харви разминал конечности, оглядываясь по сторонам на случай, если разбойники вдруг объявятся. Девушка, скрывшись на какое-то время внутри кемпера, высунула голову из-за двери и радостно крикнула, маша рукой остальным:
- Это что-то! Там целая гостиная, кухня и спальня с огромным траходромом! А еще я нашла туалет со всеми удобствами!
Ее лицо светилось от восторга. Известив всех о своем открытии, она снова юркнула внутрь и уже там издала еще один ликующий вопль.
- А вот это уже звучит заманчиво, - все еще настороженно, но уже с интересом произнес мужчина и направился следом за блондинкой.
Внутри действительно оказалось… шикарно. Прямо через водительское и пассажирское сидения Харви попадал в просторную кухню, оборудованную настоящей громоздкой плитой, умывальником и множеством деревянных дверок от шкафчиков над ней. Не обошлось и без вытяжки, призванной высасывать запахи и жир во время готовки. Напротив располагалась обеденная зона со столом и задвинутыми к нему стульями. Отсюда проглядывалась зона отдыха – просторные угловые диванчики и плоский жидкокристаллический экран на стене-перегородке. Правда на водительском сидении навсегда застыл разлагающийся труп хозяина кемпера – он так и висел, пристегнутый ремнем безопасности с дыркой во лбу и, судя по внешнему виду, со дня его смерти прошло не меньше недели.
- Неплохо тут жили, - пробормотал Харви, сожалея о том, что нельзя пересесть в это чудо на колесах.
Позади него присвистнул Нейт, также не удержавшийся от исследования внутренностей «Виннебаго». Дакота же совсем скрылась за проходом, ведущим, судя по всему к тому самому «траходрому».
- Странно, что грабители убили кемпер. Они ведь могли уехать на нем, - заговорил парнишка, разглядывая заметно запущенную за четыре года, но не перестающую выглядеть дорогой мебель.
- Должно быть, они просто не ожидали его увидеть. Иначе какой смысл гробить то, что можно использовать самим, - согласился с ним мужчина, почти целиком засунув голову в платяной шкаф с раздвижными дверьми и примеряясь к гардеробу прежних хозяев. – Смотри-ка, они даже умудрялись держать вещи в чистоте! Тут пахнет… порошком, - он принюхался к черному пиджаку, держа его за вешалку. – Горная морозная свежесть. Понюхай!
Нейт послушно приник носом к воротнику и кивнул, больше заинтересованный мягким диваном. Опустившись на него и похлопав руками по поверхности, он попружинил на нем и расположился, будто у себя дома.
- Нет, я отсюда никуда не уйду, пока не разживусь новой одеждой! – засмеялся Харви и, бросив пиджак на край дивана, принялся разглядывать остальной гардероб.
Парнишка не возражал, а лишь убрал руку с той части мебели, где он лежал. Дакота выскользнула из спальной зоны почти одновременно с Йеном, который возник в проходе между сидений. Судя по его выражению лица, техасец был недоволен возникшей задержкой в пути и хотел тотчас покинуть это место, пока оно не стало слишком опасным.
- Когда я говорил про то, чтобы убраться отсюда поскорей, я имел ввиду «убраться отсюда поскорей»! - сказал он, уперевшись в левую стенку плечом.
- Господи, Йен! Ты такой скучный! Мы столько времени ехали черт знает куда, что просто заслуживаем маленький отдых, - блондинке не стоило труда пересечь разделявшее их расстояние и взять парня за руку. Тот, вяло сопротивляясь, позволил ей тащить себя за собой через всю гостиную. – Тут есть унитаз и душевая кабинка! Представляешь?! Если бы еще можно было заставить ее работать, мы могли бы вымыться! Я так надеялась сделать это у Беккета, но прошло уже столько времени, а мне до сих пор приходится раскатывать грязь по коже. Ты сам-то давно в зеркало смотрелся? – она бросила озорной взгляд на него и утащила в спальню.
- Я с радостью бы помылся и отдохнул, но не в кемпере, который стоит посреди дороги, тем более что водоснабжение здесь все равно… - слова Йена потонули в девичьем визге, и оставшиеся в гостиной могли только догадываться, что происходит за тонкой перегородкой.
Скинув с себя прилипающую от въевшегося пота и грязи одежду и оставшись в одном исподнем, Харви воодушевленно натягивал розовую рубашку с острым воротником. Подумать только, пока одни засыпали без крошки во рту и старались экономить каждую каплю, другие стирали и развешивали одежду по плечикам! Правда к первым мужчина себя не относил, но это не меняло сути и его возмущения.
- Кажется, твоя сестра хочет трахнуть Йена, - усмехнулся он, застегивая на себе пуговицы.
- Ты говоришь о моей сестре, - отрезал Нейт, выделив слово «моей».
- Но это не отменяет того, что у нее есть потребности, а наш приятель в рассвете лет, - Харви не интересовали моральные ценности парнишки.
Он увлеченно подбирал среди нашедшихся в шкафу галстуков, подходивший по цвету к яркой рубашке. Зеркало долго искать не пришлось, одна из выдвигающихся дверей была полностью зеркальной и позволяла ему рассмотреть себя в полный рост. Немолодой поджарый мужчина с отросшей седеющей шевелюрой и бородой вперемешку с темными волосами, высокий, выше всех остальных в этой случайной компании, худые ноги в высоких черных носках, источающих не менее «насыщенный» аромат, чем трусы, замену которым тоже нужно было отыскать. Харви, чувствуя, как холодеют вспотевшие от подступившей паники пальцы, приблизил лицо к зеркалу и тут же отшатнулся. Радужки его глаз приобрели странный оттенок, и это пугало его еще больше, чем слоящаяся в отдельных участках кожа. Не чувствуя ног и силясь совладать с приступом страха, он отстранился от зеркала, схватился за голову одной рукой, второй продолжая сжимать ворох галстуков разных цветов.
- Я не собираюсь ни с кем обсуждать потребности Дакоты. Это касается только ее, - отозвался Нейт.
Он старался не смотреть в его сторону и потому не заметил того, что происходило с мужчиной.
- Что-то ты сегодня слишком болтлив, - отозвался Харви, с большим трудом отвернувшись от зеркала. – У тебя случайно нет температуры?
Нейт не ответил, только смерил укоряющим взглядом и снова отвернулся.
Мысленно мужчина поблагодарил его за нежелание продолжать разговор и, выбрав один из галстуков, переключился на боковые шкафчики.
- Где-то здесь должны быть чистые трусы, и я найду их, чего бы мне это не стоило, - сообщил он, скорее самому себе, чем молчаливому соседу, выдвигая каждый по очередности и разбрасывая их содержимое по полу.
За неплотной перегородкой слышался восторженный хохот блондинки и мерное поскрипывание кровати.

- Ну же, признайся! – не отставала Дакота. – Как давно ты это делал? М?
Едва оказавшись в просторной для кемпера спальне, она плюхнулась спиной на кровать. У Йена, которого девушка продолжала держать за руку, просто не оставалось выбора и он рухнул вместе с ней, но долго нежиться она не собиралась. Потратив какое-то время на расшнуровку ботинок, Дакота разулась, забралась с ногами на постель и, встав в полный рост, принялась прыгать.
- Даваай! Это совсем не страшно, ну же, - уговаривала его блондинка. – Просто дай себе возможность побыть немного ребенком, - она перестала прыгать и протянула руку, на этот раз дав ему возможность самому решать.
- Это… безумие какое-то, - неуверенно пробормотал Йен. Он сидел на краю и улыбался уголками губ, прекрасно понимая, как это должно выглядеть со стороны.
- Да! Ты ведь хочешь этого, правда? – в глазах Дакоты горели озорные огоньки.
Устав ждать ответной реакции она принялась топать и подпрыгивать.
- Ладно! Ладно, уговорила! Я встаю, только не тряси.
Долго разуваться ему не пришлось. Скинув ботинки и поравнявшись со стоявшей девушкой, он взял ее за все еще протянутую руку. Дакота прыгнула. Первое время они подскакивали вразнобой, но вскоре наловчились, и кровать стала громко поскрипывать, заставляя обоих от души хохотать, пока, наконец, Йен не потерял равновесие и не повалился на спину, увлекая за собой смеющуюся девушку.
- Они наверняка думают, что мы занимаемся сексом, - заявила она, ничуть не смущаясь.
- Ставлю десятку, что Харви уже отпустил какую-нибудь дурацкую шуточку по этому поводу, - сказал парень, перехватив ее лучистый взгляд.
Дакота только улыбнулась еще шире, приставила к губам указательный палец.
- Шшш… Это будет наш маленький секрет! Пусть голову ломают, - сказала она и захохотала, откинувшись на спину.
Йен усмехнулся. Он все еще чувствовал тепло ее рук на груди.
- Черт! Да я в последний раз так делал… - он задумался, вспоминая, когда же это на самом деле было. – Лет в десять, а может и в девять.
- Вот видишь, как иногда бывает полезно немножко впасть в детство? Но ты прав, слишком долго здесь задерживаться нельзя. Давай посмотрим, что можно унести с собой, и еще я хочу посетить тайную комнату! – Дакота сделала «большие» глаза и спрыгнула с постели. – Ты только представь себе! Сделать это на унитазе! А может, у них даже туалетная бумага найдется?
- Нет, ну это было бы настоящим подарком судьбы!
Он предпочел обуться, прежде чем возвратиться в гостиную, а Дакота устремилась туда как есть, в носках.
- Парни! Кровать свободна, пользуйтесь, пока мы не свалили, - сообщила она на ходу, но, увидав на диване одного Нейта тут же спросила. – А где мистер Ворчун?
Дверь в уборную приоткрылась, и из-за нее донесся голос Харви:
- Бумага все еще есть, но советую не расслабляться, я тут надолго!
- Ты все слышал?!
- Слышимость отсюда превосходная, детка!
Дакота состроила недовольную рожу и, увидав погром возле гардеробной, а именно разбросанную одежду, решила занять себя исконно женским занятием – рассматриванием и присваиванием новых шмоток.
Понимая, что остановить творящийся хаос невозможно, Йен позвал Нейта собирать вещи, которые могли пригодиться в дороге, так же он намеревался проверить бак с водой. Топливный бак тоже следовало проверить, хоть автокемпер и ездил на дизельном топливе. Его можно было слить и использовать в качестве товара в обмен на иные нужды, если им встретятся другие выжившие. Время бумажек, монет и карточек окончательно прошло, теперь только бартер правил миром.
Парнишка не возражал против того, чтобы составить ему компанию, а блондинка, зарывшись в вещи чуть ли не с головой, периодически бросала что-то на диван.
- Розовая рубашка! Фу, терпеть не могу розовый, - хмыкнула она, выудив из недр шкафа еще одну вещь и тут же повесив ее обратно.
Спустя миг из уборной показался Харви, успевший облачиться в кожаные штаны, такую же розовую рубашку, отличающуюся разве что покроем и качеством ткани, и черный, подчеркивающий фигуру пиджак. Теперь он выглядел как городской пижон, и только старые поношенные ботинки да заросшее волосами лицо выдавало в нем прежнего Харви.
- Не нашлось моего размера, - проследив за ее взглядом, пояснил тот. – Вперед! Белый президент ждет тебя, но я бы посоветовал зажать нос. Освежителя не нашлось, - и он, скривившись, помахал перед носом рукой.
- Ох и говнюк же ты! – беззлобно отозвалась Дакота, смирившись с необходимостью терпеть оставленную им вонь. «Унитаз, дорогая! Тебя ждет настоящий унитаз» - утешала она себя, направляясь к вожделенному предмету быта.

Воды в баках не оказалось, топлива тоже. Видимо, их забрали те, кто раскинул здесь ленту с шипами. Не нашлось и какого бы то ни было оружия. Правда, покопавшись в шкафу под раковиной, Нейт обнаружил упаковку туалетной бумаги, непочатый тюбик зубной пасты и пару роликовых дезодорантов. В большую сумку с ручкой, найденную здесь же, пошли комплекты запасного белья и одежды, пара железных кружек, моток крепкой веревки, целлофановый пакет с лекарствами. Это добро, ценившееся в мире, где производство встало четыре года назад, было надежно припрятано в диване и прикрыто кучей тряпья, и потому грабители до него не добрались. Едой здесь тоже не удалось разжиться.
Погрузив вещи в фургон, четверо выживших заняли свои места - за рулем снова был Йен – и «Додж» покатил дальше. Все они сменили одежду и, хоть смыть с себя грязь на этот раз им не удалось, чувствовали себя обновленными. Дакота отыскала белую майку с ярким синим принтом, более свободные штаны, чем предыдущие, но не висевшие на ней благодаря ремню. Ее брат разжился рубашкой с коротким рукавом, только, джинсы пришлось подкатать, их прежний владелец был значительно выше. Курчавому техасцу повезло меньше всех, мужские штаны налезали ему только до середины бедра, а дальше просто отказывались надеваться. Плюнув на безуспешные попытки втиснуть свой зад в тесные брюки, он прихватил пару маек, третью натянул на себя, не заморачиваясь ее видом и цветом. Больше всего повезло Харви. Очевидно, хозяин «Виннебаго» при жизни был одной с ним комплекции – вся мужская одежда садилась на него будто шитая на заказ. Нейт же озвучил то, на чем никто другой не хотел заострять внимания. В кемпере была женщина. Жена или подруга, так или иначе поблизости не было второго тела, а дальнейшая ее судьба не интересовала никого, кроме молчаливого парнишки.
Фургон удалился от места засады на пять миль, когда в поле зрения появился черный пикап. Он стоял у правой стороны дороги, развернувшись в сторону обочины задом на сорок пять градусов. Очевидно, тем, кто ехал на нем, потребовалось резко тормозить, если только что-то или кто-то не пытался ему помешать это сделать. Это был четырехдверный пикап марки «Джи Эм Эс». Первая пара дверей была распахнута, а кузов нагружен и прикрыт брезентом. Здесь по обе стороны от дороги, было еще больше растительности. И если возле кемпера между редких порослей сложно было спрятаться, то тут мог затаиться кто угодно.
- О нет! Ты же не думаешь здесь останавливаться? – простонал мужчина, с сомнением поглядывая на чернеющий силуэт пикапа.
- Еще как думаю, - сказал Йен и, вытащив из-за сиденья автомат, захлопнул за собой дверцу.
Нейтан и Дакота, сунувшая пистолет за пояс, тоже не остались в стороне. Разъезжать внутри неприспособленного для этого фургона им давно осточертело, и раз появилась возможность пересесть на другие колеса, ей нельзя было не воспользоваться.
- Я, пожалуй, посторожу фургон! – бросил им вслед Харви, но отвечать ему никто не стал.
- Ну что там? – спросила блондинка, положив руку на оружие, чтобы при необходимости успеть его выхватить.
Техасец, держа на прицеле водительскую кабину, приблизился к пикапу и осмотрел его салон. Пусто. На чехлах кресел и приборной панели засохла кровь, повсюду были отпечатки рук. В замке зажигания торчал ключ. На полу под рулем Йен разглядел веревку, тоже испачканную чьей-то кровью. Все указывало на следы борьбы. Вот почему машина была так неаккуратно припаркована.
- Они увезли женщину, - сказал парень, закончив с осмотром и теперь оглядываясь вокруг. – Связали ее и забрали с собой, - он не сомневался, что грабителей было как минимум двое. Но куда они подевались потом, вот что его волновало. – Ей удалось освободиться, потом завязалась борьба…
- Ты думаешь о том, же о чем и я? – довольно тихо, но отчетливо произнесла Дакота, снимая пистолет с предохранителя.
- Если никто не смог уехать на пикапе, это значит что они все еще где-то здесь, - закончил за нее Нейт, невольно прижавшись к капоту «Доджа», стоявшего в паре ярдов от брошенного автомобиля.
Харви даже не успел испугаться. Из разросшегося перелеска по левую сторону от дороги, ломая на пути сухие ветки, возник прихрамывающий на одну ногу зомби. Широкоплечий, одетый в кожаную куртку и потертые джинсы, но уже обезображенный превращением в ходячий труп, он бросился прямо на стоявшую у него на пути Дакоту. Ни хромота, ни нож, торчавший из живота, не помешали ему в два счета преодолеть разделявшее их расстояние. Он уже готов был схватить ее посеревшими скрюченными пальцами, когда техасец выкрикнул: «Ложись», и выпустил в него очередь из автомата, едва девушка упала наземь. Она еще лежала, прикрывая руками уши от грохота выстрелов, а из другой стороны уже возник другой зомби. На этот раз - женщина. Трудно было сказать, какого цвета было ее платье при жизни, но теперь его покрывала корка «ржавчины», серые разводы грязи и подтеки гноя. Зомби появился из-за капота пикапа почти бесшумно в отличие от первого. То ли он и при жизни был слабее, то ли давно не питался свежей человечиной, но завидев перед собой еду, захрипел и уже намеревался броситься на Йена.
- Твою ж… - схватился за голову Харви, обозревая всю картинку целиком, в отличие от парня и девушки. – Йен, сзади! – крикнул он, распахнув дверь.
Парень прекратил стрельбу, но куда быстрее среагировал брат Дакоты. Еще раньше, чем Харви подал сигнал, он бросился к обездвиженному зомби, выхватил нож из его живота и бросил в сторону техасца. Тот по инерции отклонился, услыхав за своей спиной подавившийся хрип и звук падающего тела. Нож вошел прямо в глаз мертвой дамочке и упокоил ее на месте.
 - Хороший бросок, - кивнул Йен, оценив меткость Нейта.
Тот лишь пожал плечами, словно не сделал ничего особенного. Дакота, опираясь на его руку, поднялась и отряхнула колени.
- Я, между прочим, кричал тебе об опасности! - заявил мужчина, наполовину высунувшись из «Доджа».
 - Без тебя справились, спасибо, - отозвался Йен и только теперь сел за руль пикапа, проворачивая ключ в замке зажигания.
Он выждал какое-то время, выжал сцепление и завел двигатель. Все работало, указатель уровня топлива говорил, что бак полон на три четверти.
- Все в порядке. Сваливаем отсюда, пока не явились другие зомби, - сообщил он подошедшей Дакоте и, освободив место, вернулся к фургону.
- Отлично, валим! – согласилась она, усевшись за руль.
Нейт устроился на пассажирском кресле рядом, и через пару минут груженый награбленным пикап, взяв нужное направление, поехал впереди. Следом шел «Додж Спринтер», в котором снова зазвучала музыка. Харви, решив улучить настроение, слегка подпорченное недобитыми мертвяками, включил новую пластинку. Тот тип, что ездил на этом фургоне раньше, определенно был поклонником рок-н-ролла, что лишь приободряло путников.
Мужчина одернул рукав пиджака вместе с рубашкой, когда заметил отслоившийся кусок кожи на запястье. Покосившись на Йена и убедившись, что тот смотрит на дорогу, он оторвал его и опустил стекло, чтобы незаметно выбросить.
Впереди раздался удар как от столкновения и вскоре под колесами фургона скрылся сбитый Дакотой зомби с размозженным колесом черепом.
- Третий, - констатировал техасец и, усмехнувшись, сообщил. – Мне начинает это нравиться.
День неумолимо клонился к вечеру, и хоть солнце еще не скрылось за горизонтом, через пару часов начнет смеркаться, а еще через три окончательно стемнеет, и их компании уже сейчас не мешало задуматься о ночлеге. Обе машины двигались на северо-восток, туда где, как они предполагали, дорога должна была вывести их на трассу. Йен временами постукивал пальцами по рулю, а Харви, став в одночасье тихим, скрестил руки на груди. Так он и ехал еще долгое время, и даже умудрился задремать,  пока «Додж» не остановился следом за черным пикапом.

К тому времени, как убаюкивающее покачивание фургона прекратилось, уже стемнело. Сумерки сгустились, а вокруг дороги раскинулся достаточно густой для здешнего климата лес. Едва Харви открыл глаза, как понял, что не чувствует рук – они успели занеметь. Впереди, на расстоянии четырех ярдов застыл пикап с горящими фарами. От него к «Доджу» уже спешила встревоженная Дакота.
 - Что стряслось? – обратился к ней Йен, наполовину высунувшись через опущенное стекло. – Почему мы встали?
- Нейт говорит, дорога продолжает уводить нас от трассы в сторону юго-востока, - сообщила она, преодолев разделявшее их расстояние и оказавшись перед окном. – За то время, что мы проехали, не было ни одного поворота на север. Мы заплутали.
- Разве дорога не должна была вывести нас на трассу в районе Элк-Сити?
- Йен, он тут давно не бывал. Мало ли, сколько объездных путей построили и сколько перекрыли? А я так и вовсе не гостила никогда в Оклахоме, для меня эти дороги – темный лес, - она развела руками, но выражение ее лица выдавало тревогу. Они, в самом деле, заблудились.
- Черт, ты на удивленье проницательна, - отозвался Харви, оглядываясь по сторонам в поисках безопасного куста.
Благо кустов вокруг было более чем достаточно, но вот так ли они безопасны, за это он поручиться не мог.
- Нужно съехать с дороги и встать на ночлег, - проговорил техасец, прочесывая пальцами сухие волосы. – Нам всем не мешает как следует отдохнуть, перед тем как искать отсюда выход.
- Да, это точно, - выдохнула Дакота, кивнув.
Пассажирская дверь хлопнула неожиданно для них обоих. Это мужчина выбрался наружу, чтобы справить нужду, и направился туда, откуда они приехали.
- Не задерживайся там! – бросил ему вслед Йен.
- Я постараюсь, мамочка, - отозвался Харви, скрываясь за чередой деревьев.
Еще какое-то время ветви шумели, указывая на его присутствие, а потом все стихло. Дакота жестами показала в другую сторону, объяснившись, что ей тоже надо отлучиться. Йен не стал спорить, только кивнул в ответ и вышел из машины.
Нейт в это время осматривал добро, прихваченное вместе с пикапом мародеров, откинув брезент с одного края. Техасец, приближаясь к нему, успел разглядеть две красные канистры с топливом, очевидно дизель, слитый с кемпера, моток веревки, черную сумку с ручками на молнии. Там же между канистрами и боком кузова лежало ружье.
- Неплохо, - сказал техасец, заглядывая через плечо. – Можно будет обменять топливо, как выберемся из этой глуши, – он расстегнул сумку и убедился, что в ней лежит пара коробок с патронами к ружью и какие-то тряпки.
Под тряпками оказался мачете в ножнах, а на самом дне сумки покоилась взрывчатка. Йен присвистнул, указав на свое открытие.
- Вот дерьмо, - выдохнул он, прикидывая в уме, как с ней лучше всего поступить.
- Лучше оставить на обочине, - пробормотал Нейтан неуверенно.
- В другое время и в другом месте я бы так и поступил, но… черт его знает, где мы окажемся завтра и что нам может понадобиться, - отозвался Йен и, прихватив мачете, закрыл сумку на молнию. – Не говори сестре, думаю, она не одобрит.
- Уверен в этом.
- Значит, договорились, - он вернул край брезента на место и принялся расстегивать ремень, чтобы повесить на него ножны.
Без переделанной биты, Йен чувствовал себя неуютно, даже при наличии автомата, ведь там, где патроны заканчивались, холодное оружие всегда выигрывало. Вытащив нож, парень подержал его в руке и, удовлетворенно хмыкнув, сунул обратно. В округе было тихо, только металлическое пение цикад и шелест листвы над головами нарушали покой лишенного цивилизации мира. Треск ломаемых веток и размеренные шаги разорвали тишину и заставили обоих парней мгновенно обернуться на шум. На освещенный фарами участок дороги вышел Харви.
- Я готов ехать дальше, - сообщил он. – Ну? Чего ждем?
- Дакота еще не вернулась, - подал голос Нейт и тут же встревоженно добавил. – Пойду поищу ее.
- Стой, не нужно, - остановил его Йен, тронув за плечо. – Она была вооружена. Думаю, если б что-то случилось, мы бы уже услышали выстрелы или крик.
Он был уверен в этом, а так же в том, что им не стоит разбегаться в разные стороны посреди ночи. Уж лучше дожидаться одного человека, чем двоих. Но в случае, если девушка не вернется в ближайшее время, парень готов был сам отправиться на ее поиски.
- А может быть, там прячется немой маньяк-извращенец и наша блондинка в большой опасности? – усмехнулся Харви, прислонившись спиной к кузову пикапа, но под укоряющими взглядами обоих парней, пожал плечами. – Ой, как будто пошутить уже нельзя.
- Ахой, мальчишки! Вы не представляете, что я отыскала!
Дакота, не таясь, появилась на дороге и, притянув брата за шею, поспешила сообщить:
 - Если проехать немного вперед, будет съезд на северо-восток! Мы не дожали до него самую кроху. Но и это не все. Где-то в пятидесяти ярдах отсюда начинается небольшая поляна, а на ней стоит чудная хижина, где мы могли бы остановиться на ночлег, и к ней можно проехать по этой дороге. Разве это не здорово? М? – она чмокнула его в щеку и отпустила, поспешив обнять заодно и Йена. – Я молодчина? Ну, скажи это?
- Ты молодчина, - согласился тот, смущенный ее жестом не меньше, чем предложением попрыгать на кровати.
- Эй, а меня кто-нибудь обнимет? Или я недостаточно смазлив? – спросил Харви, раскинув в воздухе руки.
- А ну иди сюда, вонючий засранец! – Дакота переключила внимание на мужчину, втиснувшись в его объятия, а техасец поспешил отстраниться, невольно потупив взгляд.
Он давно никого не касался, не считая Лу, а уж с Харви его общение было не настолько близким. Они оба держали друг друга на расстоянии. Открытая и смеющаяся девушка была первым человеком за несколько лет, кто без разрешения и повода влез в его внутреннее пространство, и это обескураживало, сбивало с ног. Стараясь не думать, техасец сел за руль и провернул ключ в замке зажигания, пока Харви и Дакота обменивались едкими любезностями. Вскоре все расселись по местам и машины тронулись с места.
На дорогу до обнаруженного жилища ушло не больше пяти минут. Черный пикап заглушил двигатель на расстоянии шести ярдов от входа, «Додж» припарковался рядом. Это был одноэтажный деревянный дом с верандой и небольшим двориком перед входом. Возможно, когда-то на разбитых перед ним клумбах высаживали цветы, но сейчас на их месте росла трава. Через окна сложно было что-то разглядеть – мешали плотно задернутые занавески, да и само стекло покрылось слоем пыли. Надеясь, что им не встретится новая угроза, а так же благоразумно решив не привлекать лишнего внимания, техасец выключил фары, взял фонарик и спрыгнул на землю.
Харви потянулся в бардачок за «береттой». Зомби он не боялся, а вот внезапно объявившиеся хозяева дома могли оказаться не столь радушны, как Йен в их первую встречу. Не хватало снова подставиться под удар по собственной глупости. Он еще не забыл, как пошел на поводу у Джо Беккета и чем все могло закончиться, потому, покинув салон и захлопнув за собой дверцу, долго вглядывался в царящую вокруг темень и прислушивался.
Техасец застыл на пороге, дергая ручку. Рядом с ним, так же присматриваясь к округе, застыла блондинка, а Нейт, взяв из кузова ружье, заглядывал через окно.
- Я могу разбить стекло, - предложил он, примеряясь прикладом к блестящей под лунным светом поверхности.
- Стой! Мы не знаем, пустует ли дом. Не думаю, что хозяева, когда вернутся, обрадуются ущербу, а если они сейчас спят внутри, тогда нам будет еще сложней договориться о ночлеге.
Нейт нашел слова техасца убедительными и отошел от окна.
- Как будто, если ты сломаешь им дверь, это не будет считаться ущербом, - усмехнулся Харви, приблизившись к остальным. В округе было пока достаточно тихо, но он все равно держал «берету» перед собой.
- Я не буду ломать дверь, - отозвался Йен, тщетно пытаясь справиться с ручкой. – Черт! Ничего не выходит, она заперта! – бросил он, с силой ударив по двери кулаком и наподдав ей ногой.
- И что же, ты предлагаешь? Ждать, пока вернуться хозяева? – хмыкнула Дакота и, взяв пистолет обеими руками, прицелилась в дверной замок. – Я не собираюсь торчать на улице. А ну отойди.
- Кажется, - подал голос ее брат, обратив на себя внимание. – Я нашел другой способ войти, - на его пальце висел брелок с ключом, который почти умолял «вставь меня». – Он был между рамой и стеклом, видимо, хозяин, не опасался грабителей.
- А мы и не собираемся его грабить, - воодушевился, Йен, поймав подброшенный ему ключ, и немного поколдовав над замком, толкнул дверь внутрь.
Он не стал строить из себя джентльмена, вошел первым, просвечивая темное пространство фонарем и выставив перед собой обнаженный мачете. С реакцией у парня все было в порядке, к тому же он был уверен, что у зомби, если б такие проходили мимо, не было возможности пробраться в запертый дом. Следом за ним юркнули Нейт и Дакота. Последним, оглядываясь назад и держа пистолет, перешагнул порог Харви.
- Темно, хоть глаз выколи. Надо разжиться на пару фонарей при возможности, - посетовала девушка, осторожно следуя за техасцем.
- Погоди, сейчас спички достану, - отозвался парнишка.
По обе стороны от коридора располагались двери, сейчас они были закрыты и, не слыша за ними никакого шума, парень прошел мимо, оказавшись в просторной комнате, по-видимому, гостиной. Свет фонарика то и дело выхватывал стол, накрытый скатертью, на котором стояли грязные миски и тарелки, окна, зашторенные плотными занавесками, оббитые кожей или ее заменителем кресла.
Пропустив попутчиков вперед, мужчина задержался в коридоре, простучал одну дверь, затем другую. Ему вовсе не хотелось получить пулю в спину тогда, когда ее меньше всего ждешь. Никто не отозвался и даже не зарычал. Для верности нужно было заглянуть в каждую из комнат, но Харви решил, что с него довольно. В конце концов, это у Йена фонарь. Вот он пусть и лезет в пекло, когда разберется с гостиной или что там было впереди.
- Тут все чисто, - услышал он голос парня. – Дакота?
- Ванна и туалет – чисто, - ответила ему девушка.
- Нейт?
Тишина. «Черт возьми, он что, в молчанку решил сыграть?» - удивился Харви, застыв на пороге гостиной и не торопясь войти дальше.
- Нейт?! – повторил Йен и, так и не дождавшись ответа, бросился в правую часть комнаты.
Дакота устремилась за ним, да и сам мужчина, озадаченный не меньше остальных, поспешил следом. Через гостиную они попали на кухню, небольшую, но когда-то ухоженную и даже обставленную цветочными горшками. Нейт с зажженной щепой в одной руке и ружьем в другой застыл на середине кухни в нерешительности, а прямо перед ним удерживаемый одной лишь цепью, вдетой в ошейник, бесновался и рычал зомби.
Женская хлопчатобумажная рубашка и длинная юбка говорили о том, что это когда-то было женщиной. Длинные черные с проседью волосы растрепались по сжатым плечам, от кожи на лице отслаивались куски, обнажая сухожилия и мышцы, голодный взгляд поблекших глаз перескакивал с одного гостя на другого. «Будто определиться не может, кого съест первым» - пронеслось в голове Харви, и он невольно скривился. Ведь его кто-то здесь приковал и оставил. Цепь, сдерживающая рычащего и тянущего руки в безуспешных попытках отхватить свежего мяса зомби, была не больше метра и заканчивалась у подоконника, продетая в железное кольцо. Там внизу, должно быть, находился погреб или убежище, а это кольцо прежде служило ручкой, но теперь его использовали иначе. И если бы это было все. Перед мертвяком стояла железная миска, а в ней лежали обглоданные кости.
- Кому могло прийти в голову держать дома зомби? – с отвращением сказала Дакота.
- Надеюсь, его не человечиной кормили, - отозвался Харви, протиснувшись вперед.
Зомби порывался вскочить и наброситься на живых, но все его попытки ограничивались длиной цепи, и все что он мог – это угрожающе скалить почерневшие зубы, хрипеть и рычать, пуская слюни. Не совсем понимая, что делает, мужчина приблизился к нему настолько, что тот вполне мог достать до него рукой, и медленно опустился на корточки. Зомби, завидев перед собой Харви, заметно утих и лишь неуверенно принюхивался, будто запах незнакомца напомнил ему о чем-то.
- Боже, Харви! Прекращай это, - не выдержал Йен и отобрал у Нейта ружье, отдав взамен фонарик. – Надо упокоить его и чем скорее, тем лучше.
- Вот уж точно! Я не собираюсь спать под одной крышей с зомби, - сказала девушка.
- Отойди.
Зомби продолжал хрипеть, издавая гортанью какое-то бульканье, и изучать блеклыми зрачками сидевшего на корточках мужчину. Казалось, его перестали волновать свежие и сочные люди, застывшие на середине кухни с оружием. Мертвец видел перед собой только Харви, и это пугало и… завораживало одновременно.
- Харви, твою мать, ты меня слышишь?
- Да, - закивал он, но скорее своим мыслям, чем словам техасца и осторожно выпрямился, сделав шаг в сторону. – Нужно упокоить ее.
- Ну наконец-то! Давай, Йен, избавим эту несчастную от страданий.
Парень опустил приклад на плечо и положил палец на спусковой крючок. По правую руку от него в ожидании скорой расправы застыли Дакота и Йен, чуть дальше, в глубине кухни, сунув пистолет за пояс, прислонился к буфетному столику Харви. Зомби лишь на миг удостоил взглядом угрожающего ему парня и потянулся за растерявшимся мужчиной. Тот мог ошибаться, но он будто услышал стон, вырвавшийся из его глотки.
- Только шелохнись и ты труп.
Голос принадлежал незнакомцу. Йен похолодел, застыв на месте. Черт знает, каким образом тот проник в жилище, не издав ни звука, но сейчас этот кто-то стоял в проходе и целился прямо в затылок техасцу.
- И друзьям твоим не советую, - пояснил хозяин дома, а это не мог быть кто-либо еще, заметив, как дернулась к пистолету Дакота. – Если ты им дорог.
- Послушайте, мы не собирались грабить ваш дом, - заговорил парень. – Все, что нам нужно, это ночлег. Ну может еще немного горячей воды…
- Молчать! Ты, - он кивнул в сторону Нейта, не выпуская Йена из прицела. – Говори, что вы здесь делали.
- М-м…мы, правда, хотели переночевать и поутру уехать отсюда, - чуть заикаясь, выдавил из себя тот, держа руки поднятыми перед собой. – Мы не разбойники. Я клянусь, он говорит правду.
- Не разбойники?! – взревел мужчина, застывший в проходе. – Вы собирались убить мою мать, чертовы стервятники!
Он был высок и широкоплеч, но Нейт боялся светить на него фонарем и потому луч упирался в пол, а зажженная щепка продолжала тлеть и вскоре грозила обжечь ему пальцы.
- Убери ружье, или я прострелю тебе ногу.
- Господи, да она же зомби! Это сумасшествие!
- Все-все, я убираю ружье. Смотри, - Йен осторожно, не делая резких движений, отвел оружие сторону. – Теперь я повернусь. Хорошо? Мы тебе не враги, мои друзья тебя не тронут.
- Станешь диктовать условия? Это мой ствол сейчас смотрит тебе в затылок.
- Послушай, мы не знали, что этот зомби… - начала заискивающе Дакота.
- Моя мать!
- Что твоя мать здесь не прикована какими-нибудь ублюдками. Сейчас такие времена, что сам черт не разберет. Давай ты просто опустишь ружье и мы поговорим, без угроз, без крови. Забудем об этом недоразумении. Все останутся живы, а назавтра мы просто уедем, куда глаза глядят, и все. Вот, - она вытащила пистолет из-за пояса и бросила на пол, а после подтолкнула в сторону незнакомца. – Можешь забрать его до тех пор, пока мы не покинем твой дом. Все что нам нужно – это ночлег. Прошу, ты ведь из сочувствия держишь здесь ее. Мы тоже, - Дакота запнулась, кусая губы. – Заслуживаем сочувствия.
Харви предпочитал не вмешиваться в разговор. Все, что он сейчас мог, если не хотел крови техасца, это наблюдать и выжидать подходящего момента. Сейчас расклад был не на их стороне, несмотря на перевес в количестве и оружии. Дуло второго ружья все еще было нацелено на Йена, а это значило, что стоит детине в проходе заподозрить неладное, почуять подвох, и он снесет тому полбашки, не задумываясь. А потом переключится на остальных. И кто бы ни выжил в этой схватке, так или иначе это был не самый лучший расклад для намеченного отдыха.
- Хорошо, - кивнул вдруг незнакомец, поддавшись на уговоры блондинки. - Пусть все сдадут оружие. Или проваливайте ко всем чертям.
Техасец облегченно выдохнул, бросив настороженный взгляд на Харви. Мужчина вовсе не горел желанием подчиняться и, поймав его, сперва замотал головой, но выбор был невелик и он поддался. Положив ружье на пол, парень сцепил руки на голове.
Хозяин не расслаблялся. Он собрал все оружие, выложенное гостями, и перенес в гостиную, указав следовать за ним.
Зомби у окна продолжал хрипеть и порыкивать, бессильно хватая пальцами воздух. Покидая кухню, Харви лишь на миг оглянулся, чувствуя себя неловко от того, что ему так и не была дарована милость, и исчез за порогом.

На столе, укрытом клетчатой скатертью, горела керосиновая лампа. Вокруг нее хозяин дома расставил чашки и на какое-то время скрылся из виду, готовя на кухне кипяток. Отобрав оружие у незваных гостей, он запер его в верхнем отсеке комода на ключ, который бросил в нагрудный карман рубашки. Рассевшиеся по креслам люди напряженно перебрасывались взглядами и всячески намекали друг другу, что решение здесь переночевать, было не самым верным. И это мягко сказано.
Харви устроился в старом, местами потертом кресле, закинув ногу на ногу и постукивая пальцами по подлокотникам. Вся эта ситуация начинала действовать ему на нервы. Подумать только, какой-то сраный апачи из резервации отнял у них все оружие, чтобы угостить горячим чайком! Правда, последнее звучало заманчиво, но волосы вставали дыбом от мысли, что где-то под боком не спит голодное чудовище, только и мечтавшее отхватить от его попутчиков сочный кусок мясца. «Чудовище…» - вторил ему внутренний голос. Чувствуя подкатывающий к горлу ком ледяного ужаса, Харви только отдернул задравшийся рукав пиджака вместе с рубашкой, чтобы никто не заострил внимания на продолжавшей отслаиваться коже. Его коже.
- Не нравится мне тут. В прошлый раз я говорил тоже самое. Кто-нибудь меня послушал? Нет! Как будто это не я спасал ваши задницы, когда…
- Харви, заткнись, - бросила не менее напряженная Дакота. - Мы вломились в чужой дом и собирались убить его мать. Тот факт, что она зомби, меня тоже беспокоит, но это его мать и ему, а не нам решать, что с ней делать.
- Вот я и говорю, - дернул плечами Харви. – Никто меня не слушает.
- Женщина говорит мудрые вещи.
Все разом обернулись в сторону кухни. На пороге появился рослый широкоплечий индеец с подносом на вытянутых руках. Судя по всему, ружье он оставил рядом с мамашей. Мужчина отметил это на случай, если придется ретироваться поспешно, а их оружие все еще будет заперто. У хозяина дома были длинные прямые волосы, заплетенные в две косы, смуглая, как и у всех индейцев кожа и пронзительные, вдумчивые глаза. Помимо ожидания Харви, одет он был как любой среднестатистический американец - в мятую рубашку с закатанными на три четверти рукавами, накинутую поверх когда-то белой майки, штаны цвета хаки чуть ниже колена и крепкие ботинки с коротким голенищем. Навскидку ему можно было дать лет тридцать пять – сорок, но выглядел мужчина подтянутым и полным сил, чего нельзя было сказать о Харви.
- Я заварил вам травяной настой с мятой, - сообщил он, поставив поднос на стол, и стал наполнять горячим ароматным отваром пустые чашки.
Не все из них были целыми, на двух обнаружились небольшие трещины и сколы. Видно, что сервиз был старым и долго хранился в этом доме, возможно даже, что эти отметины кружки получили во время обращения его хозяйки.
- Спасибо, - пробормотал Йен, потянувшись за своей порцией отвара.
Нейт и Дакота охотно кивнули, боясь ненароком разозлить мужчину.
- Осторожно, - добавил тот, усаживаясь в пустующее кресло напротив остальных. – Он очень горячий, можно обжечь язык, - сказав так, он подул на дымящуюся кружку и, сделав маленький глоток, поставил ее на место. – Меня зовут Чарли Зеленая Стрела, я долгое время работал в Мидуэст-Сити, истреблял грызунов и прочих вредителей, пока не разразилась эта массовая эпидемия. У меня на глазах погибли жена и ее брат, и тогда я поклялся защищать то, что дорого моему сердцу до последнего патрона. Вот почему я убью без раздумий любого, кто решит расправиться с моей матерью, кем бы они ни была. Вы можете расположиться в обеих спальнях, там есть кровати. Не абы что, но тут не пятизвездочный отель.
- Кровать это уже очень круто, - согласился техасец.
- Хорошо, - кивнул Чарли. – Если немного подождете, я нагрею воды, чтобы вы могли смыть с себя грязь, - он окинул взглядом всех четверых и добавил. – Ее не так много, но ванна плотно затыкается, так что…
- Вы как хотите, а я моюсь первой, - тут же вставила Дакота, разгадав, что ванну с водой придется делить на всех, и заодно опередив Харви, который уже хотел поднять руку.
- Мне все равно, - отрезал индеец. – Правило в моем доме только одно, и я его уже озвучил. А теперь мне нужно покормить маму.
Сказав так, он вышел на какое-то время из дома, а когда вернулся, то нес за шкирку енота. Зверь не подавал признаков жизни, но судя по тому, что он все еще не обратился в зомби-нота, скорее всего, был оглушен. Чарли скрылся вместе с ним на кухне, раздался стук о металлический предмет, и тут же гостиную заполнили омерзительные звуки чавканья, хруста костей и рычания зомби, увлеченного поздним ужином. Дакота прикрыла глаза, борясь с подступающей к горлу тошнотой. Йен вцепился в остывающую кружку так, что лишь по счастливой случайности, она не затрещала под пальцами. «Это всего лишь зверь, только зверь», - убеждал он себя, стараясь не смотреть на окружавших его людей.
- Ну что ж, зомби-мама сыта. Теперь-то мы можем расслабиться и помыться. Да, приятель? – подал голос Харви, и в нем звучал неприкрытый сарказм.
Техасец промолчал, но желваки на щеках заходили от бессильной ярости. Все, что им было нужно, это дождаться до рассвета и свалить. Только и всего.

Чарли оказался радушным хозяином. Он нагрел воды в котле, разведя костер неподалеку от дома, и приготовил овощную похлебку, приправив ее ложкой жира и тушенного мяса из початой консервной банки. При том, что большую часть подобной продукции разграбили в первые же полгода зомби-апокалипсиса, индеец был на удивление зажиточным и хозяйственным парнем. Помимо мясных консервов в кладовой у него хранились газовые баллончики для плиты. Больше Харви не сумел разглядеть - Чарли, заметив его заинтересованный взгляд, тут же запер дверь и показал на ванную комнату.
К этому времени все остальные вымылись и сели за ужин, а сам мужчина успел вдоволь набить живот.
По краям ванны горели свечи. Оплавленные до половины и утопленные в обрезанных консервных банках, они заполняли небольшую комнату теплыми тенями.
- Шизанутый романтик, - пробормотал мужчина, опустив пальцы в воду.
Она уже приобрела буро-коричневый оттенок грязи и, если б здесь горел электрический свет, выглядела бы не слишком привлекательно, но все еще была теплой. Не теряя драгоценного времени, Харви принялся расстегивать пуговицы и стаскивать с себя рубашку. Пиджак он оставил в гостиной, как и носки, несмотря на возражения остальных. Рубашку повесил на крючок, туда же отправилась остальная одежда. Оставшись в чем мать родила, мужчина забрался в ванну и блаженно выдохнул. Горячая вода! Ну ладно, теплая, но это сейчас было куда лучше многих других потребностей. Позволив себе несколько минут блаженства и абсолютно наплевав на то, что в ней мылся кто-то еще, Харви потянулся за мочалкой и бруском мыла. Он с силой тер шею и плечи, выжимая мочалку по нескольку раз, оттирал ею въевшуюся в лицо грязь и пот, пока не перешел на грудь.
Старые шрамы, зажившие четыре года назад, стали еще больше и уродливей. Кожа на них отслаивалась, как будто отмирал старый слой, а под ним розовели мягкие новые ткани, похожие на рубцы язв. Чувствуя, как сильно заколотилось сердце, мужчина лишь яростней заработал мочалкой. Взгляд невольно упал на левое запястье. Там же, где серел участок новой кожи, торчала сухая и старая, и Харви потянул за ее край. Страх сковал еще сильнее. Кожа сходила все больше и больше, легко отделяясь от тела до внутренней стороны локтя. Харви снял старый слой, а под ним был новый, еще мягкий и нежный на ощупь, но совсем другого оттенка, нежели должен быть у здорового белого человека. В ужасе он обхватил голову руками, вцепился в неряшливо торчащие волосы и беззвучно застонал, боясь привлечь внимание остальных. Харви был близок к отчаянию. На него накатывал приступ клаустрофобии, даже несмотря на то, что дверь была чуть приоткрыта, и ничто не могло это предотвратить.
Сжав руки у искривленного в страхе рта, он понял, что держит клочок волос.

Утро застало Йена врасплох. Казалось, он только пару минут назад прилег на кровать, но рассеянный свет, проникавший через сдернутые занавески, говорил об обратном. На щеке отпечатался след от подушки. Не первой свежести, но куда удобнее свернутой куртки или седушки в машине, она будто говорила: «Поспи еще». А с другого края постели доносился сочный и громкий храп. Техасец перевернулся на спину и потер глаза, пытаясь собраться с мыслями и встать. Он договорился с Чарли о том, что уедет, как только рассветет, и не собирался нарушать свое слово.
Одна из боковых комнат, которую он делил в эту ночь с Харви, была небольшой, но достаточно светлой. Здесь можно было жить. Индеец говорил, что зомби в округе появлялись редко, только если кто-нибудь умрет и затеряется в окрестностях, а так на много миль вокруг не было ни одной живой души. «Если бы не Чарли и его зомби-мать…» - подумал Йен, до сих пор чувствуя себя не в своей тарелке от ночного кормления, но так и не закончил мысль.
- Эй, - он толкнул локтем спящего рядом мужчину.
Тот не спешил откликаться и даже прерывать заливистый храп. Пришлось толкнуть еще пару раз, прежде чем Харви возмущенно простонал и, приоткрыв один глаз, спросил:
- Ну что еще надо?
- Пора собираться в путь, - сообщил Йен. – Я не хочу испытывать терпение этого психопата на себе.
Только сейчас он заметил, что мужчина сбрил все волосы на голове: и его лысая макушка покоилась на смятой подушке. Парень и сам, наконец, избавился от бороды, но, кажется Харви подошел к этому радикально. Вчера, когда гости Чарли разбрелись по комнатам, он еще долго торчал в ванной. Йен так и не дождался его, уснул у стенки, оставив пустой вторую половину кровати.
- Что с твоими волосами? – спросил он, приподнявшись на локтях.
- Маленькие кровососущие паразиты колонизировали их для порабощения галактики, - флегматично отозвался мужчина и натянул плед по самые уши.
- Ну все. Давай, поднимайся, - сказал техасец, спрыгнув с кровати.
- И это после всего, что между нами было.
- Сейчас не лучшее время для твоих шуток, Харви.
Пока парень собирался, тот потягивался во весь рост и просил не спешить с отъездом. Йен пропускал его слова мимо. После того, свидетелем чего они невольно стали, ему больше всего хотелось оказаться подальше от этого места. Как можно дальше. Но для этого нужно собраться и сесть в машину, а после катить куда глаза глядят. Желательно на северо-восток.
Бросив последний взгляд на медленно раскачивающегося мужчину, Йен вышел в коридор. При свете дня тот выглядел менее зловеще.
- Эй, там! – крикнул парень, постучав открытой ладонью по соседней двери. – Просыпайтесь, подъем! Через полчаса выезжаем.
Девушка что-то жалобно пробубнила из-за двери, а он прошел в гостиную, где застал распивающих чай Нейтана и Чарли. На столе стояли пустые миски и кастрюля с похлебкой, оставшейся со вчерашнего ужина. Керосиновую лампу затушили и убрали на подоконник, а вот чашки и чайник, только что вскипяченный и исторгавший горячий пар через носик, были на своих местах.
- Доброе утро, - пробормотал техасец, не ожидавший увидеть брата Дакоты бодрствующим в такую рань.
Со стороны кухни тут же раздалось угрожающее рычание вперемешку с хрипом, застучали звенья цепи и зашоркала по деревянному полу миска. Йену пришлось сцепить челюсти, чтобы не подать виду, как на него действуют эти звуки.
- Твой друг уговаривал меня поехать с вами в Сент-Луис, - произнес Чарли вместо приветствия.
- Я говорил, что в большом поселении людей всегда есть проблемы с грызунами, змеями и прочими вредителями. Его опыт мог бы там пригодиться. Это лучше, чем изолировать себя от всех. Чарли может приносить реальную пользу живущим там, куда мы едем, - удивительно развернуто пояснил прежде молчаливый Нейт.
Паренек тоже привел себя в порядок и теперь выглядел еще на пару лет младше, чем в первую их встречу.
- Что ж, - произнес Йен, опустившись на кресло. – В этом есть здравый смысл. У нас нет связи с Сент-Луисом, мы едем наобум, но если там в самом деле большое укрепленное поселение выживших, у них наверняка….
- Слишком много если, - сказал индеец, поставив пустую чашку на стол. – Я поехал бы с вами, но здесь мой дом, моя память предков, моя… мать. Я не могу ее бросить, разве что вы возьмете и ее тоже, - он выжидающе уставился на техасца, чуть не поперхнувшегося от такого предложения.
- Боюсь, мы не можем пойти на такой риск, - ответил тот.
- Значит, решено, - кивнул Чарли, мотнув густыми косами. – В кастрюле еще осталась похлебка, разделите ее на всех, поешьте и, как только вы будете готовы уехать, я верну вам ваше оружие.
Такой расклад устраивал Йена. Индеец не проявлял враждебности и вел себя достаточно благородно, если не брать в расчет маленький пунктик с зомби на кухне. Что ж, в этом мире все понемногу свихнулись. Стоит ли винить его в том, что он не может окончательно попрощаться и смириться с тем, что изменить невозможно?
Парень не видел смысла с ним спорить. Наполнив миску подогретой похлебкой, он вернулся на прежнее место. Впереди у них не менее длинная дорога, и никто не знает, что может случиться завтра, когда закончатся их небогатые припасы еды и топлива, и когда в следующий раз удастся поесть теплой, жидкой пищи.
Когда он уже закончил с едой, на пороге появились заспанные Харви и Дакота. Оба зевали и недобро поглядывали по сторонам.
- Я бы не отказался от чашечки крепкого кофе, - пробормотал мужчина и, оказавшись возле стола, первым делом заглянул в кастрюлю. – Но и это тоже сойдет, - он зачерпнул полную ложку, отправил в рот.
- Не знаю, с чего вдруг ты решил сменить имидж, но так тебе определенно лучше, - отозвалась девушка, плюхнувшись в кресло, и потянулась за кружкой с остывающим отваром.
- Сочту за комплимент.
- Пока вы обмениваетесь любезностями, я пойду прогрею машину, - бросил Йен, поставив пустую миску на стол. – И постарайтесь не задерживаться.
Дакота и Харви переглянулись, последний пожал плечами, бормоча: «А сам сказал полчаса», но никто не стал возражать. На самом деле Йен просто хотел побыть один. За все время, с тех пор как он уехал из тихого обжитого гнезда, у него не было возможности прочувствовать настоящее одиночество. Под боком все время был хамоватый попутчик, затем к нему присоединились еще двое. Нет, он не имел ничего против них, и, наверное, давно бы уже сошел с ума от горя, если бы вокруг стало пусто. И тем непонятнее и понятнее одновременно ему казалось проживание с зомби под одной крышей.
Стараясь не думать об этом, техасец сел в белый фургон, вставил ключ в замок зажигания, поправил зеркало, заодно оценив результаты вчерашнего бритья. Кое-где бритва прошлась неплотно, там торчали жесткие светлые волоски, под подбородком осталась красная полоса от пореза. Рука отвыкла от такого простого занятия и дрогнула в самый неподходящий момент. Но, так или иначе, вышло неплохо, если учесть, что бриться ему пришлось, глядя в быстро запотевающее зеркало при скудном свете свечи.
Глаза случайно уловили какое-то движение на поляне за фургоном. Сперва Йен решил, что ему показалось, но нет. Уже через секунду он понял, что к дому индейца приближается не меньше десятка ходячих мертвецов.
- Какого… - сорвалось с губ, но времени на раздумья уже не было.
Зомби приближались к машине с одной стороны, из-за дома, и в предвкушении скорой добычи издавали нечленораздельные звуки. Подхватив автомат, оставленный меж сидений, Йен выскользнул из салона и открыл по ним очередь. Первым подкосился тот, что подобрался к «Доджу» ближе всех. Он рухнул замертво в трех ярдах от машины. Парень старался стрелять им в головы, но их было больше, другие продолжали идти. Они не порывались бежать и выглядели паршиво. Будь они свежеобращенными, ему пришлось бы несладко, и тут уж точно возникла бы опасность быть разорванным на части за пару секунд.
- Мертвяки! – крикнул он, но в доме уже услыхали выстрелы и спешили на помощь. – Черт, патроны.
Рожок автомата исчерпал запасы, но перед техасцем было еще три зомби, которые, учуяв скорый завтрак, словно обрели второе дыхание и кинулись на него. Сейчас он был к ним ближе всего, а люди, возникшие на веранде с оружием, остались у них за спиной.
- Ну давай, поймай меня, - крикнул Йен, отбросив первого мертвяка прикладом, запрыгнул в салон и запер за собой дверь.
Оскаленное серое лицо прильнуло к стеклу, зомби яростно замолотил по нему руками, стремясь добраться до затаившегося внутри парня, остальные, учуяв другую, более доступную цель, ринулись на веранду.
Тут же раздались выстрелы. Чарли и Дакота стреляли, пока лесная поляна снова не погрузилась в тишину.
- Йен, с тобой все в порядке? – спросила девушка.
- В полном, - чтобы выйти, ему пришлось отбросить дверью упокоенного мертвяка. – Ты вроде говорил, эти парни – тут редкие гости?! – это относилось уже к Чарли, застывшему статуей с ружьем в руках.
- Я редко убивал больше двоих за сутки, - произнес он, удивленный не меньше гостей.
- Мне одному кажется, что это не предвещает ничего хорошего? – подал голос Харви.
- Нет, на этот раз я с тобой согласен, - отозвался Йен и, повернувшись к озадаченному, но старавшемуся не подавать вида индейцу, спросил. – Ты все еще не хочешь уехать вместе с нами? – тот отрицательно помотал головой. – Ну хорошо, давайте уже валить отсюда и поскорей.
- Йен, я только, - девушка вдруг замялась. - Посещу туалет. Могу немного задержаться так что… Уж дождитесь.
- Ну ладно, - пожал плечами техасец и переключился на индейца. Раз уж тот уже вернул всем оружие, оставался его мачете и ружье.

- Какого черта она там копается? Мы давно уже могли уехать, если бы нашей принцессе не приспичило по-большому, - бурчал недовольно Харви, устроившись возле окошка в гостиной, выходившего на задний двор.
Вряд ли прошло больше пяти минут, но всем не терпелось поскорее покинуть хижину индейца и его разлагающуюся мамочку. Мужчина только озвучивал эту мысль. Ему никто не ответил, сам Чарли восседал в кресле с невозмутимым лицом и, наверное, ждал, когда гости его покинут.
- Слушай, а твоя мамаша всегда такая тихая или только по вторникам? – сказал Харви, обращаясь к нему, не имея ни малейшего понятия, какой был день недели.
- Вашему другу лучше заткнуться, - отрезал индеец.
- Он всегда несет чушь, когда нервничает. Не принимай всерьез, - ответил Йен.
Парень сидел напротив Нейта и постукивал пальцами по колену. Им всем нужно было уходить: чем раньше, тем лучше. Какое-то шестое чувство свербело внутри и не позволяло расслабиться. Мужчина, приподняв занавеску, наблюдал за задним двориком. Какое-то время пейзаж не менялся, но вскоре он заметил что-то в череде деревьев.
- Кажется, у нас снова гости, - пробормотал Харви, отшатнувшись от окошка.
- Что?! – разом ахнули Нейтан и Йен.
- Зомби! Сюда идут десятки этих тварей.
А вот они точно не входили в список приглашенных лиц на тихий пикничок. Парни приникли к окну следом за Харви, чтобы убедится в его словах. Чарли, изумленный и ошарашенный не меньше остальных, извлек на свет божий увесистый топор и с ружьем в другой руке направился навстречу опасности – расчищать от мертвяков территорию.
- Стой! Ты один не справишься, - окрикнул его на выходе техасец и бросился следом.
В тот же миг на пороге ванной комнаты появилась Дакота.
- Что происходит?
- Всего лишь зомби, - развел руками Харви, еще до конца не определившись, стоит ли участвовать в схватке или лучше перебдеть в защищенном укрытии.
Правда, выражение его лица говорило лучше слов, и девушка, чувствуя себя уязвленной, последовала за остальными.
В округе уже рассвело, солнце мягким рассеянным светом окутывало верхушки деревьев и прогревало землю. Чарли и Йен отстреливали подступающих к небольшой поляне тварей, брат Дакоты также вооружился и стрелял не хуже остальных, целя ходячим мертвецам в голову. За какие-то минуты всю округу заполонили вонь разложения, хрипы и рычание. Сухие ветки хрустели под ногами стремящихся к ним зомби. Их было много, десятки, если не целая сотня, и все они шагали сквозь лесные дебри прямо на одинокий дом индейца. Вернее даже это его жилище было на пути у этих тварей, держащих путь куда-то к югу.
- Господи! У меня патронов на всех не хватит! – бросила с досадой Дакота, обнаружив, что магазин пистолета пуст.
Тут же послышался щелчок в ружье Чарли.
- В пикапе есть патроны! – крикнул Йен, перезаряжая ружье.
Он прекрасно понимал, что долго сдерживать напор зомби у них не получится. Этих тварей было слишком много, и все они двигались с завидной скоростью. Даже если б у него нашлось по автомату на каждого, включая Харви, это дало бы фору, но не спасло бы ситуацию в целом. Треск сучьев и глухое рычание звучали будто со всех сторон. Пока между зомби и задним двором было несколько десятков ярдов, но совсем скоро они окружат дом и если его не покинуть, люди окажутся в смертельной ловушке.
- О, черт! Да их же не меньше чем хиппи на Вудстоке в шестьдесят девятом, - присвистнул возникший у входа мужчина, пока Йен и Чарли перезаряжали ружья. – Вы как хотите, а у меня нет никакого желания на нем затусить, - будь у него ключи, он бы уже заводил машину. – Давайте убираться отсюда.
Никто не стал упоминать вслух, что он единственный, кому не грозит быть растерзанным в клочья. При такой массе напирающих мертвяков, единственным здравым решением было удрать как можно скорее.
- Он прав. Надо валить, - с трудом сдерживая страх, выдавила Дакота.
Такой массы зомби видеть ей давно не доводилось.
- По машинам! – скомандовал Йен и тут же переключился на Чарли. – Ты должен ехать с нами.
- Я не могу, - несмотря на сильную волю, тот выглядел потерянным. Кажется, перед ним встал выбор, которого он избегал, живя в глуши с матерью-зомби.
- Ты должен! Иначе они здесь камня на камне не оставят. Вряд ли твоя мать хотела для тебя такой судьбы.
Зомби приближались. Рев и хрипы стояли в ушах. Девушка и ее брат застыли у пикапа, распахнув дверцы, чтобы запрыгнуть в них без проволочек. У Харви не оставалось выбора, кроме как ждать, пока техасец насытится жестом доброй воли и откроет фургон.
- Ты должен приносить пользу, жить, а не прятаться как последний трус, - продолжал увещевать тот, игнорируя надвигающуюся лавину мертвецов. Сейчас не важно было то, что он и сам имел все шансы стать таким как Чарли.
- Йен! Они близко! – крикнула девушка.
Мужчина, плюнув на парня, бросился к задней дверце пикапа. Меньше всего он хотел быть окружен со всех сторон гниющими зомби. Даже если они станут пялиться на него как щенки, открывая рты и пуская слюни.
 – В лучшем случае твоя жизнь закончится пулей в голову через каких-то пять минут. Ну же!
Индеец больше не колебался. Слова техасца подействовали на него, но совсем не так, как того хотели бы все остальные.
- Я должен ее упокоить, - он кинулся в дом.
До тварей оставалось три ярда.
- Дерьмо! – закричала Дакота и вместе с остальными бросилась следом.
Когда они переступили порог и закрыли дверь на деревянный засов, раздался одиночный выстрел. «Упокоена» - подумал каждый, но это не решало другой, более серьезной проблемы. Теперь, когда они пропустили лучший момент для отъезда, зомби преодолели отделявшее их расстояние и с голодной яростью обрушились на окна. Звон разбитых стекол послышался из гостиной. Из коридора было видно, что Чарли баррикадирует возникшую брешь тяжелым столом. Этого явно было недостаточно, и в ход пошел комод. Топором индеец отрубил тянувшиеся сквозь просветы руки со скрюченными пальцами.
- Ты и ты, баррикадируйте окна в спальнях! – крикнул Йен, указав на Нейта и Харви, а сам кинулся на помощь индейцу.
Там было, по меньшей мере, еще одно окно, которое нужно было перекрыть как можно скорей. Никто не спорил, каждый старался принести пользу. Девушка присоединилась к брату, оставив мужчине возможность в одиночку перекрыть будущую брешь. Он придвинул к ней кровать как раз в тот момент, когда по ту сторону возникли первые мертвецы. Они клацали зубами, покрывая и без того грязное окошко слюной и гноем. Такая мера могла удержать их на какое-то время, но надеяться на полную безопасность не приходилось.
Это ловушка.
Пока они разбирались с окнами в спальнях, а Чарли собирал сумку из вещей, которые могли пригодиться в дороге, Йен, не обращая внимания на стихшего зомби, перекрыл окошко на кухне, задвинул его тяжелым холодильником. Закончив с укреплением, он оттер пот со лба и выдохнул.
- Это твоя вина! Чертов маменькин сынок! Я не брошу мамочку, я не брошу дом! Если бы ты был настоящим мужиком, мы бы не торчали сейчас в западне, окруженные сотней сраных зомби!
Дакота была в ярости. Жилище укреплено ровно настолько, чтобы продержаться какое-то время до тех пор, пока они не придумают какой-нибудь план, способный вытащить их задницы из этой западни. Стены сотрясались от ударов. Тем, кто был снаружи, не терпелось попасть внутрь.
- Что-то подсказывает мне, что это только начало, - хмыкнул Харви, с опаской оглядываясь по сторонам.
- Нужно действовать быстро, - проговорил Йен, перехватив мачете. Он еще не придумал, как поступит, но сидеть без дела не собирался. – В пикапе есть взрывчатка, мы могли бы с ее помощью расчистить дорогу.
- Взрывчатка? Мы все это время ехали с бомбой в кузове? – оторопела Дакота.
- У меня есть несколько баллонов с газом, если на то пошло, - сказал Чарли.
Он хотел исправить ситуацию, в которой все они оказались по его вине. Чем больше будет взрыв, тем больше зомби он зацепит.
- До пикапа еще нужно добраться, - подал голос Нейтан.
- Эй, вы же не собираетесь устраивать взрыв у себя под носом? – Харви не нравилась эта затея.
В окна и двери продолжали биться голодные зомби. Преграда сотрясалась под их ударами и казалась совсем непрочной.
- Он прав. Мы только угробим машины и себя, - согласился Йен.
- Я всегда прав, если кто-нибудь еще не заметил, - съязвил тот.
- Что же нам остается? – простонала Дакота, не представляя выхода из дома, ставшего ловушкой. – Мы ведь даже за дверь не можем выйти, не говоря о том, чтобы достать взрывчатку. Эти твари разорвут на части любого, кто высунется наружу.
- Не любого, - сказал парень, вперив взгляд в Харви.
Индеец, еще не знакомый с его необычной способностью, смутно представлял, что имеет в виду Йен. А вот Нейт и Дакота вмиг просияли. Во время поездки мужчина под пытливыми расспросами девушки сдался и выложил в общих чертах историю вакцинации и последующих укусов зомби. Он был не просто выжившим после встречи с этими тварями. Теперь Харви был единственной надеждой на спасение, и только он мог вытащить застрявших здесь людей.
- Нет, и даже не проси, - отрезал мужчина и тут же отвернулся, чтобы не встречаться со взглядами, полными надежд.
- Только ты можешь добраться до фургона и подогнать его сюда, - произнес Йен. – Ты ведь уже делал так в доме Беккета.
- Там было несколько десятков мертвяков, а не целая армия! И еще черт знает сколько движется в нашу сторону.
 - Именно поэтому ты должен это сделать. Чем раньше мы отсюда уберемся, тем лучше. Харви, прошу тебя, пожалуйста. Просто захвати взрывчатку и подгони фургон к выходу. Это все, что от тебя требуется. Дальше мы сами, - Йен достал ключи из нагрудного кармана и бросил мужчине.
Тот поймал их на лету и судорожно сглотнул.
- Ты же не такой засранец, - пробормотала блондинка, понимая, что все теперь зависит только от него. – Ты не бросишь нас тут умирать.
По ее голосу было непонятно, спрашивает она или пытается убедить в этом себя, но то, что Дакота боится, было ясно без слов. Мужчина машинально одернул левый рукав, подбросил правой рукой ключи, чувствуя их приятную тяжесть.
- Что ж, - пробормотал он. На лице расплылась самодовольная ухмылка. – Пора зажечь этот сраный Зудсток.
Все разом выдохнули.
- Отлично, - техасец похлопал его по плечу, провожая до двери. – Как только подгонишь фургон, постучи. Один длинный, три коротких, чтобы мы знали, что это ты. Постарайся не задерживаться, - раздавал он напутствия.
- Как будто я сам этого хочу.
Остальные тоже столпились в коридоре, стараясь не поддаваться панике, ведь от Харви напрямую зависели их жизни. Парень досчитал до трех и сдвинул засов, одновременно выталкивая «добровольца» наружу.
Дверь за ним захлопнулась, отрезав путь к отступлению, а перед носом застыли серые лица зомби.
Их блеклые зрачки изучали мужчину, из гортаней рвался приглушенный рык, как у зверя, который еще не зарычал в полную силу, но готовился к этому. У кого-то из этих тварей не было кончика носа, кто-то потерял ухо, одежда на них давно превратилась в лохмотья, потерявшие цвет и форму, кожа бугрилась на лице и руках, под рваниной виднелись менее «симпатичные» следы разложения. Но все без сомнения выглядели… озадаченно. Они надеялись попировать легкой добычей, которая сама пришла к ним в лапы, а увидели Харви.
Он глянул через головы вперед и ужаснулся. Вся поляна и территория леса, насколько позволял глаз, была заполнена зомби. Больше всего их было вокруг дома – на два ярда от него они стояли вплотную друг к другу, оно и понятно, в большой семье клювом не щелкай.
Какая-то часть тварей продолжала уходить на юг в сторону дороги, по которой выжившие приехали сюда, свернув по наводке Дакоты. Кто-то топтался на поляне, будто позабыв свою истинную цель. Те, что окружили дом, яростно штурмовали его, доламывая оставшиеся в рамах стекла и стремясь пробиться через возведенные укрепления. Ох, не хотелось бы Харви остаться здесь, когда преграда рухнет.
Досчитав до десяти, он шагнул вперед, пока еще по веранде. Мертвяки неохотно, но тем не менее послушно расступались, пропуская его, и тут же смыкали ряды за спиной. Мужчина едва спустился по ступеням, когда на дверь обрушились новые удары. Передние ряды, потеряв его из виду, полностью переключились на прячущихся внутри людей.
Пикап так и остался стоять – с открытыми передними дверьми, будто ждал, когда его заведут. Склонившись над кузовом, Харви откинул брезент. Сумка была раскрыта, из нее Нейт брал патроны во время стрельбы. В ней же лежал динамит. Дорога до «Доджа» заняла еще меньше времени. Мужчина положил взрывчатку на пассажирское сидение и завел двигатель. Зомби были повсюду. Уехать, не передавив добрый десяток, было проблематично, а если бы они везде стояли так плотно, как у дома, то и вовсе невозможно. Он положил руки на руль, бросил взгляд в боковое зеркало и выдохнул. Пора было решать.
«Тут нечего думать. Они доверились мне только потому, что у них нет другого выбора» - говорил внутренний голос. Сент-Луис, вот что по-настоящему важно. Где-то там его ждет Мария, чтобы… Чтобы что? Собрать вокруг таких как он? Спрятаться за него, потому что будучи младенцем она нуждается в заботе? Это звучит как полная чушь, вокруг этого ребенка и без того достаточно нянек, ей нечего бояться с ее способностью зомбировать зомби. Он невесело усмехнулся получившемуся каламбуру и снова глянул через зеркало на дом.
Мертвецы продолжали штурмовать дверь и, если окна пока были перекрыты, то она уже начинала трещать под их напором, грозя вскоре вылететь из петель. Там, внутри ждут люди. Они, наверняка дрожат и молятся, чтобы Харви вернулся, боятся пошевелиться. Один длинный, три коротких. Из-под рукава выглядывало пятно новой кожи, отличавшейся цветом от остальной. Только его край, остальное было скрыто под одеждой. «Что они скажут, когда узнают?»
- Расступитесь, дамочки! Скоро здесь будет жарко!
Он повернул руль, разворачивая фургон. Колеса тут же с хрустом подмяли под себя стоявших ближе всех зомби. Будь у них больше мозгов, попытались бы отбежать в сторону.
Оставляя кроваво-бурый след из мяса и костей, «Додж» припарковался задом к выходу. Харви распахнул задние двери фургона и кинулся назад к пикапу. Раз уж они решили поднять этот дом на воздух, то почему бы не подлить масла в огонь? С канистрой дизельного топлива в одной руке и взрывчаткой в другой, он взбежал на веранду, бесцеремонно растолкав стоявших на пути мертвяков. Челюсти бессильно клацали возле его лица и плечей, но никто не осмелился напасть. Один удар, еще три.
- А ну открывайте, или я скажу своим друзьям, что вечеринка отменяется, - крикнул как можно громче мужчина, не надеясь особо на позывной стук. – Им это точно не понравится!
Дверь распахнулась, и мужчину силой втащили внутрь, едва он успел схватить канистру.
- Ну? Как все прошло?
- Пришлось оставить бурную оргию ради ваших смазливых мордашек.
Его обнимали. Дакота не скрывала слез, размазывая их по щекам. Чарли взял у него канистру. Он понял все без слов и сразу приступил к делу, поливая гостиную и коридор, плеснул в обе спальни с порога. Газовые баллоны, которые индеец хранил для редких случаев, уже стояли в центре гостиной, готовые исполнить свое предназначение. Дизельное топливо разгорается медленней, но и полыхать оно будет в разы дольше, чем бензин.
Перекинув сумку через плечо, Чарли в последний раз окинул взглядом жилище и оказался у порога с зажженной тяпкой. Там его уже ждали остальные.
- Все готовы? – Йен держал руку на задвижке. Другой он сжимал мачете, готовый пустить его в ход. – Харви пойдет первым. Нейт и Дакота в середине, мы с Чарли по бокам. Держимся друг друга, пока не окажетесь в фургоне. Харви, а ты прикроешь меня до салона.
- Как будто у меня есть выбор.
- Все, пошли.
Сказав так, техасец распахнул дверь, пропуская вперед мужчину и занимая позицию позади него, держась правой стороны. Индеец разлил остатки топлива по коридору, избавился от пустой канистры и бросил подожженную тряпку. Времени должно было хватить. Если они замешкаются или что-то их задержит, план может провалиться.
Раскинув руки, будто Иисус, Харви уверенно шел сквозь толпу мертвецов. Дакота и Нейт держали его за плечи, а Йен и Чарли прорубали «живой» коридор по флангам и прикрывали их с тыла. Дорога до белого «Доджа» казалась бесконечной, но вот Нейт, первый из них, скрылся внутри. Захлопнув двери за индейцем, техасец ухватился за сосредоточенного мужчину. Еще пару длительных минут они прорывались к водительскому креслу. Йен держался между Харви и стенкой фургона, опасаясь, что любой зомби может напасть.
- Еще немного, - пробормотал парень, сев за руль, и передал взрывчатку мужчине. – Ты знаешь, что с этим нужно делать. Я встану у пикапа, а ты проследи, чтобы Нейта не сожрали, - он захлопнул дверь перед носом у мужчины и тронулся с места.
Все вышло именно так. Брат Дакоты, подгоняемый окриком Харви, запрыгнул в салон. Тот, не мешкая, устроился рядом. В это время «Додж» уже прокладывал дорогу через отставших от стада зомби, почуявших, наконец, что их обманули. Твари кидались на стекла, но все их попытки прорваться внутрь были тщетны. Фургон покачивало на трупах, люди в нем держались, кто за что успел схватиться. Йен, сцепив челюсти, выводил его на дорогу, по которой они сюда приехали. Позади уже занялся дом, охваченный изнутри огнем. Пикап еще не покинул поляны, когда раздался взрыв. Это огонь добрался до газовых баллонов. С жутким треском, будто разломилась земля, крыша дома в том месте, где была гостиная, обвалилась.
 Вместе с домом вспыхнули стоявшие поблизости зомби, огонь пошел по рядам.
- Спички! Скорей!
Поджечь шнур удалось не с первой попытки. Харви почти сжег вторую спичку, когда он занялся. Наполовину высунувшись из окна, мужчина бросил динамит в сторону веранды и тут же вернулся в салон, заткнув уши руками. Второй взрыв вышел мощнее и громче. Яркое рыжее зарево, пожиравшее все на своем пути, в один миг разрослось и целиком захватило разрушенное жилище и несколько рядов зомби. Во все стороны полетели обломки досок и мебели, воздух прогрелся и стал таким горячим, что даже в машине стало трудно дышать. Перед глазами пролетали крупные хлопья пепла, а треск огня и вой бьющихся в агонии мертвяков заполнил округу
Твари метались, сбитые с толку, и продолжали гореть, распространяя огонь на ближайших сородичей. На поляне творилось настоящее безумие, а машины, покинув ее, продолжали гнать прочь.
- Черт! Прямо как в боевике, уходим под грохот взрыва и огонь на полнеба! – воскликнул Харви, явно довольный своей геройской выходкой.
Все получилось. Они покидали место ночного убежища, а вдоль дороги, в лесной череде то тут, то там попадались отставшие от первой волны зомби. Все они стремились прочь на юг и хоть, заслышав рев мотора, пытались броситься за добычей, оказывались подмятыми под колеса или отброшенными в сторону. Машины мчались на максимальной для неровной дороги скорости.
- Зомби не любят холод. Мы попали под их мигрирующее стадо, - сказал Нейт и, повернувшись к мужчине, добавил. – Спасибо, ты всех нас спас сегодня.
- Не первый раз, заметь, - хмыкнул Харви, демонстрируя досаду, и все же слова благодарности ему не часто доводилось слышать. – Эй, а что там впереди? Смотри!
Через пару миль от злосчастной лесной поляны, объездная дорога начинала плавно забирать налево в сторону северо-запада, пока, наконец, не выходила на широкую асфальтированную трассу. Если ехать прямо по ней, то рано или поздно окажешься в Оклахома-Сити, но его посещение не входило в планы выживших. Где-то впереди, в районе Клинтона, если только они его еще не проехали, должен быть поворот на север. Туда-то им и нужно.
В очередной раз Харви удалось выбраться сухим из передряги и утащить за собой остальных. Это не входило в его привычки, но сам того не замечая, он начинал привязываться к попутчикам, что, впрочем, не мешало ему возводить между собой и ими стену. Если бы эти люди знали правду о мужчине, стали ли бы они делиться пищей и разговаривать с ним? Вряд ли стоило думать об этом, если каждый прожитый день – уже достижение. И Харви, старательно маскируя тревогу и страх нарочитым эгоизмом, смотрел вперед на дорогу и движущийся впереди фургон.
В салоне «Доджа» Йен и Дакота бурно смаковали подробности большого «Бадабума», как девушка окрестила взрыв. Индеец, совсем недавно упокоивший мать и разрушивший собственный дом, сидел, скрестив ноги, и смотрел вглубь себя. Хоть он и понимал, что так было лучше для всех, но скорбь все равно травила его сердце. Нейт, устроившись рядом, понимающе сжал плечо Чарли и кивнул. Не нужно было слов, чтобы понять, что чувствует тот, и выразить соболезнование.
Все они покидали лесную поляну с разными мыслями, но единым на всех было одно – надежда. С ней выжившие глядели в будущее, где их ждало большое поселение людей и, может быть, спокойная жизнь, которой они были лишены. Солнечный диск поднимался над дорогой. На небе не было ни единого облака. День намечался жаркий.

06.08.15 - 24.08.2015г.

Продолжение ==>    http://www.proza.ru/2015/09/07/1224


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.