Обида

Надя ехала в машине, и слезы душили ее. «Сука, какая же все-таки сука!» — дятлом стучали слова в голове. Настроение было хуже некуда. В душе бесновались черти, перемешивая обиду со злостью. «Чтобы меня, да так обидеть?! Условия мне ставить?! Всё! Хрен я ей массаж буду делать! Да у меня и без нее полно клиентов!»

Чтобы успокоиться, Надя глубоко вдохнула и выдохнула. Еще раз глубоко вдохнула, задержала дыхание и выдохнула. «К черту этих йогов — ни черта не помогает!» Впереди не спеша ехала «Тойота-Королла». Надя двигалась за ней уже минут десять, но только сейчас заметила, что та еле ползет. Решив обогнать автомобиль, Надя со злостью нажала на звуковой сигнал, а проезжая мимо, гневно зыркнула на водителя — за рулем сидел дед-пенсионер в лужковской кепке. «Козёл! Не умеешь ездить — сиди дома!» — процедила она и шумно выдохнула, удивляясь себе: такой ярости она давно не испытывала.

«Да кто она такая, эта Лариска, чтобы мне ТАКОЕ говорить?! — продолжала бушевать Надя. — Она, видите ли, может порекомендовать меня своей знакомой, только если я соблюду ее условие, а то все клиенты бегут от меня, а я даже не догадываюсь о причине!»

Среди клиентов действительно наблюдалась некоторая текучесть, но Надя не горевала об этом. Семь лет проработала она массажистом в женской бане, накопила достаточную клиентскую базу и теперь занималась частной практикой. Так что спокойно проживет она и без этой Лариски.

А ведь какие у них были хорошие отношения! Надя угощала ее домашними заготовками, а Лариска дарила ей на праздники фирменные кремы. Надя рассказывала ей о своих проблемах, а Лариска давала советы. Дельные — надо отдать должное. Иногда во время массажа они слушали какую-нибудь аудиокнигу или радиопостановку, а потом обсуждали ее.

«Тьфу ты!» Надя снова с обидой вспомнила Ларискины слова: «Надя, я хочу обсудить с вами одну деликатную вещь. Я никогда не поднимала этот вопрос, потому что ни мне говорить, ни вам слушать такое не приятно. Но мы знаем друг друга уже три года, и я думаю, что если вы меня услышите и захотите устранить в своей работе всего один недостаток, то ваши дела пойдут гораздо лучше».

А дальше эта Лариска понесла такое, что возмущение и жгучая обида разлились по Наде высокоградусным коктейлем. У вас, Наденька, мол, золотые руки, но вы, типа, так пахнете по;том, что все мои знакомые начали отказываться от ваших услуг и между собой обсуждают эту причину. Они очень ценят вас как профессионала, и человек вы очень хороший, но не каждый готов выдерживать запах пота, понимаете? Я вот, типа, от вас не отказываюсь, но, между нами говоря, после вашего ухода долго-долго проветриваю помещение.

От услышанного жар полыхнул в Надином теле, она еще больше вспотела, рабочая футболка облепила ее коренастый торс, а Лариска продолжала: «Я, может быть, и не заговорила бы от этом, но вчера моя приятельница, которая живет в коттеджном поселке, спросила, не могу ли я порекомендовать ей хорошего массажиста. Она говорит, что в поселке есть много желающих пользоваться услугами массажиста на дому. Вот я сразу и подумала о вас. Как вам было бы удобно делать массаж нескольким людям в одном месте, а не ездить в разные концы города! Конечно, я отрекомендовала вас самым лучшим образом — вы этого заслуживаете. Но, Наденька, вы же понимаете, что история может повториться?»

Надя с трудом сдерживалась и наливалась гневом, как молодой бычок. На шее проступили пятна. Взмокшие от обиды ладони сжались в кулаки. Лариска же, не замечая в Наде перемен, вдохновенно щебетала: «Люди начнут жаловаться, обсуждать вас между собой, и всё это только по одной причине, устранить которую так легко! Всё в ваших силах! Наденька, пожалуйста, просто начните пользоваться дезодорантом! Например, есть вот такой — очень хороший, попробуйте его! — и она протянула Наде заранее приготовленный миниатюрный пластмассовый флакон с округлым колпачком. — Смотрите, какой он маленький — поместится в любую сумку».

Обида добралась до самого донышка Надиной души. Да кем эта Лариска возомнила себя? Кто она такая, чтобы учить ее? Если она и старше ее, то лет на пять, не больше! Нашла себе девочку для учения! Между прочим, дезодорантом Надя не пользуется по принципиальному соображению: он содержит всякую химию и закупоривает поры. Она лучше будет вонять, чем мазаться этой дрянью. И кстати, душ она принимает два раза в день — просто у нее особенность такая: потливая она. Зато работает она на совесть, добросовестно лепит Венер из рыхлых толстух, потому и потеет над их телами. К тому же от дезодоранта у нее периодически воспаляются лимфоузлы.

А Надя-то еще думала, что Лариска хорошо к ней относится! А она, оказывается, квартиру проветривает после нее! А эти ее выканья: «Надя, вы, Надя, вы»! Да Надя почти со всеми клиентами на «ты» — как говорится, генералов в бане не бывает, уж коли голой задницей кверху лежишь… Да пошла она!

Но Надя умеет интеллигентно обращаться с интеллигентными людьми («Каковыми они себя считают», — презрительно хмыкнула она про себя), поэтому молча дослушала Ларису и ответила с подчеркнутым достоинством: «Да, Лариса, я вас услышала. Спасибо. Дезодорант я сама куплю». Она взяла деньги за массаж, холодно попрощалась и гордо удалилась. Только сев в машину, Надя выпустила из себя пар: «Сука, какая же все-таки сука! Чтобы меня, да так обидеть?! Условия мне ставить?! Всё! Хрен я ей массаж буду делать!» Она успокоилась лишь тогда, когда придумала план мести.

Через неделю Лариса позвонила уточнить время массажа, и Надя ответила, что не сможет приехать: у нее высокое давление. Лариса поинтересовалась, все ли лекарства у нее есть, и предложила воспользоваться услугами своего знакомого врача. Потом она позвонила еще раз справиться о здоровье, и Надя ответила, что чувствует себя гораздо лучше, пусть Лариса позвонит в следующую пятницу — может быть, она сможет приехать к ней.

Наступила долгожданная пятница. Лариса позвонила. Надя торжествующе смотрела на телефон и не спешила снимать трубку. Она наслаждалась каждым звонком и довольно кивала головой в такт каждой трели, предвкушая сладкое удовольствие отмщения.
Она ответила Ларисе томно-ленивым «Ал-л-ло-о-о?», подавила надуманный зевок и продолжила отвечать на вопросы Ларисы в той же скучающей манере:

— Да, я уже хорошо чувствую себя. Нет, я не приеду. Я вообще больше не буду работать, — в этом месте Надя выдержала запланированную паузу и, почувствовав себя великой Сарой Бернар, произнесла кульминационную фразу: — Мне муж запретил работать, сказал, чтобы я занималась своим здоровьем, а не моталась по клиентам.

— Какой он молодец! — порадовалась за нее Лариса. — Наденька, я желаю вам здоровья и всего хорошего. Ну а если вы когда-нибудь надумаете вновь заняться массажем, сообщите мне! У вас золотые руки!

— Обязательно! — ответила Надя и скорчила в трубку рожу.

Ответ Лариски обломал ей весь кайф. Долгожданный триумф не удался, и Надя чувствовала себя обманутой.


Лариса с сожалением покачала головой: «Обиделась она, что ли? Вот дурочка! Кому хуже сделала?» Коротко вздохнув, она позвонила подруге и, услышав приветливое «Алло!», сказала:

— Ирочка, добрый вечер! К сожалению, Надя больше не занимается массажем, но я могу порекомендовать тебе Сергея. Он тоже очень хороший специалист. Записывай его номер…


Рецензии
Здравствуйте, Лика!
Иногда человек, обидевшийся на что-нибудь незначительное (или значительное) становится самому себе врагом, и его становится жаль. Ваш рассказ -- подтверждение этому.
Спасибо! Как всегда, понравилось.
Всего доброго!
С уважением,

Валентина Петряева   30.11.2017 12:12     Заявить о нарушении
Спасибо))!

Лика Шергилова   30.11.2017 19:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.