О добродушии, терпимости и гостеприимстве болгар

"Курица не птица, Болгария не заграница" - такая пословица ходила среди людей во времена советского Союза. Когда поездки за границу не были столь просты, как сейчас, в Болгарию советских граждан отпускали с радостью. Так помогали дружескому народу.

Болгария тогда называлась ещё 16-й республикой Союза, за доброжелательность и гостеприимство по отношению к братьям-славянам, русским. Наравне с Молдавскими Карпатскими курортами были доступны и прекрасно обустроены и курорты этой страны. В чём позже, в своей поездке по Болгарии, я и убедилась.

В декабре 1993 года мне пришлось быть в Болгарии по делам бизнеса. Поездка носила ознакомительный характер, вместе со своими партнёрами-коммерсантами мы искали точки соприкосновения в зарождающемся бизнесе России и Болгарии.

Мне, будучи тогда руководителем банка, часто приходилось самой выезжать в такие поездки, чтобы проверить достоверность и обеспеченность возвратности кредитов, выдаваемых малому бизнесу. Законов и залогового права в новой России ещё не было, а кредитовать предпринимателей с улицы было опасно. Чтобы как-то жить и не обанкротиться, приходилось всё досконально изучать самим.

Вот и в тот раз, чтобы прокредитовать сделку на 30 миллионов, я должна была сама убедиться в её подлинности и возвратности. Более мелкие сделки сопровождали мои сотрудники.

Как сейчас помню, приземлившись в Софии, удивились теплу и солнцу, а также отсутствию снега. После наших 20-и градусных морозов и сугробов - просто в рай попали! Пели синицы, и было ощущение, что начинается весна.

Наши болгарские партнёры, два брата Христо и Георги, встречали нас в аэропорту на своей старенькой машинке "жигули" третьей модели. Почему запомнилось - у моего папы была точно такая же, купленная в конце 70-х. И даже такого цвета - оранжевая.

На ней мы и проехали тогда почти всю Болгарию по периметру.

После короткого знакомства, братья-болгары повезли нас на короткую обзорную экскурсию по Софии. Очень впечатлил один из наиболее древних памятников — Собор Святой Софии, давший имя болгарской столице. Он является одним из главных храмов в христианском мире. За долгую историю этот собор не раз был разрушен, а затем восстанавливался.

Немного прошлись по улицам Софии. Бросилось в глаза, что во всём чувствуется запустение. Огромные магазины как бы "затухли", работают лишь первые этажи. Никаких бутиков, лишь несколько ларьков на улицах, торгующих болгарскими сигаретами. Всё то же, как и у нас в то время после перестройки - как-будто Мамай прошёл.

Хотя видно, что когда-то город кипел активной жизнью. Была развита инфраструктура. Сейчас рестораны закрыты, магазины пусты. На улицах малолюдно. Как после эпидемии чумы.

Как и у нас в перестройку, унылые полуголодные люди стояли в очередях за хлебом и молоком. К окошку магазинчика в торцевой части одного из домов стояла длинная очередь - молоко привезли, сказал Христо. Он был помоложе и знал русский язык. Георги было лет 40, и он по-русски не говорил, хотя понимал. Христо учился в Москве, поэтому хорошо владел русским.

Мой острый и оценивающий взгляд - результат моей профессии, вычленил из толпы старичка с палочкой и в резиновых калошах, надетых на самовязанные шерстяные носки. В руках у него была обыкновенная сетка, которую мы тогда называли авоськой.

В сетке лежала буханка хлеба. В Болгарии, как и во многих других южных странах, где рожь не растёт, в основном выпекают пшеничный хлеб. И вот этот хлеб был серый. Старик пришёл купить молока, которое тоже сейчас в дефиците.

Помню, меня так поразил вид этого старика, что Христо это заметил и прокомментировал - да, старикам трудно. Пенсии остались на прежнем уровне, их ещё и задерживают, а цены выросли.

Да и с продуктами стали большие перебои - многие фермы, которыми владели совхозы (в Болгарии до распада был распространен именно этот способ коллективного ведения сельского хозяйства), обанкротились. А поголовье пущено под нож. Всё, как и у нас.

С Россией торговые отношения прерваны, а западные страны только заинтересованы в развале. Они привозят в Болгарию свои продукты, датские и польские, так сказал Христо, в чём мы и убедились позже.

Близился вечер, в декабре темнеет рано, и мы отправились в гостиницу на окраине Софии, зато новую и современную, постройки времён социализма. А потому чистую, уютную, с огромным высоким холлом, хрустральной люстрой на два этажа, и белым роялем.

Здась же, в гостиничном ресторане и поужинали под живую музыку. Сейчас не вспомнить, как называлась та еда, но было много мясного, столько, что мне, женщине, было и не съесть на ночь. Наших партнёров же мы угощали советской пшеничной водовкой, которую ценят во всём мире.

Помнится, сквозь прозрачные стеклянные окна ресторана были видны полутёмные улицы окраины Софии. Экономия - сказал Христо. Времена трудные, но граждане понимают, что надо пережить. Ещё Христо сказал, что в Болгарии пока спокойно.

А мы с моим партнёром переглянулись: у нас в городе только что "отгремела" очередная  крупная разборка, в которой пострадали и невинные посетители бара.

Наутро предстояла поездка на восток страны, через Плевен, Разград в Шумен, и знакомство с промышленным производством, оставшемся "на плаву" после развала Союза.

Выглянув в окно, огляделась. Как человека наблюдательного, меня интересовали окрестности и населяющие его жители. Рядом с нашей гостиницей, на этой же улице, стояли заброшенные или недостроенные коттеджи. В таком состоянии, незавершённого строительства, их застала перестройка.

Но коттеджи, даже без оконных рам и стёкол, были обитаемы. Проёмы завешаны одеялами. Надо сказать, погода благоволила, было солнечно и тепло, около +5 градусов.

В некоторых двориках, огороженных добротными заборами из кирпича или рабицы, стояли повозки. Настоящие цыганские кибитки, либо повозки для поклажи. Рядом же паслись лошади, или, что особо удивило, ослы, либо лошаки, и даже быки.

Здесь же резвились маленькие дети, сушилось на верёвках бельё.

За обильным завтраком в гостиничном ресторане Христо сказал, что в этих недостроенных коттеджах поселили беженцев из Турции и Сирии, это в основном курды, на которых там идут гонения. А коттеджи брошены болгарами из-за экономических перемен и развала прежних партнёрских связей и потери работы.

Сами хозяева передали их в ведение городских властей, чтобы не простаивали, и чтобы не платить налоги. Ведь теперь не известно, смогут ли простые люди, потерявшие работу, их достроить.

Наше знакомство со страной началось с приятного. Мы посетили фабрику керамических изделий. Мне очень понравилась молодая и энергичная директор лет 35-40, приятной наружности, у которой мы сидели в кабинете, обсуждая проблемы. Она беспрестанно курила и отвечала на телефонные звонки.

До этого посетили гончарные мастерские и цеха обжига, оснащённые по последнему слову техники. Завод был переоборудован в конце 80-х и поставлял свою продукцию даже в сувенирные магазины Франции.

Уже тогда фабрика выпускала новые современные формы посуды из матовой глины,  со стойкими яркими красками. Это любимые европейцами бульонницы, чайные пары радужной расцветки, наборы для пиццы, салатники и ввзы.

Увезти с собой такой набор было тяжело, но вот после успешно проведённой сделки моего компаньона с фабрикой, немного позже, мне в подарок эта милая директриса прислала понравившийся мне набор для пиццы. И по сей день он является украшением моей многочисленной коллекции современной посуды, привезённой из поездок.

В Болгарии, как и в родственной им Греции (предполагают, что воинственные эхейцы, разрушившие минойскую цивилизацию, в том числе были и предками болгар) очень востребована глиняная посуда и вазоны и по сей день.

Глина, добываемая в Родопских горах и горах Стара Планины, очень ценится за свою структуру. Из неё делают так же кирпич. Она также используется и в косметологии, поскольку содержит каолин и хуму.

Позже мы посетили и фабрику по производству косметики. А в местном фабричном беспошлинном магазинчике накупили её, для себя и для подарков, заполнив наши чемоданы до половины. Дешёвая болгарская косметика как в Союзе, так и в России, была очень востребована всегда.

Именно на ней мы тогда и остановили своё внимание. И заключили контракт на большую сумму, около 25 миллионов тогдашних рублей. Это была почти целая большая фура. Тем самым мы помогли какое-то время продержаться производству.

Сейчас все фабрики скуплены европейскими монополистами. Ведь выдержать конкуренцию одной единственной фабрике, потерявшей многие рынки сбыта после распада Союза, невозможно. Что уж говорить о Болгарии!

Кстати, проезжая мимо совместного предприятия с Союзом, гиганта сельхозпереработки - фабрики по производству растительных масел, были удивлены заколоченным окнам и запустению. Христо сказал, что этот гигант, построенный в конце 80-х при помощи Советского Союза, купили датские миллионеры.

Чтобы он не составлял конкуренции их заводам. Ведь Болгария славится не только плодородными землями, но и прекрасным климатом. С севера страна отгорожена горами Стара Планина, и в долине между ними и горами Родопы благодатный климат.

Кукуруза и подсолнечник набираются тепла и солнца, и по вкусу болгарские растительные масла очень отличаются от североевропейских. А потому могут составлять конкуренцию. Закрыть фабрики в Дании - значит, лишить своих граждан рабочих мест и вызвать недовольство. Поэтому закрывают в Болгарии.

Что и говорить, с распадом Союза, а значит и рынков сбыта, болгарская перерабатывающая промышленность европейцам оказалась не нужной. Им, европейцам, свою продукцию девать было некуда.

Помнится, в начале 90-х к нам хлынули залежалые датские и голландские колбасы и консервы, печенья в жестяных коробках, спирт "Ройаял", итальянские ликёры-бренди фирмы "Черри", американские куриные окорочка...

Болгария того времени, о котором я говорю, ещё и этого не имела. Своё производство становилось невостребованным и разваливалось, а как рынок сбыта для европейцев ещё не представляла интереса. Народ обнищал. Был почти голод.

Всё время нашего путешествия мы удивлялись климату: мягкому, влажному и тёплому. А ещё огромным полям на склонах гор, засаженным виноградными лозами и косточковыми: черешней, персиками, апельсинами и лимонами. Многие поля пустовали - здесь летом выращивали табак, известный на весь мир. Но он тоже оказался не нужен Европе.

Возле домиков в каждом дворе имелись навесы для сушки доморощенного табака. И несколько лоз винограда. Но был декабрь, о назначении навесов можно было только догадаться. Да и Христо по дороге просвещал.

Посетили мы и табачную фабрику. Поскольку болгары сызмальства курят все поголовно (за время пребывания там мне показалось, что они рождаются с сигаретой во рту - курят одну за другой), то эти фабрики ещё держались на плаву. И мой партнёр тоже заключил с ней контракт.

Я, к сожалению, хоть и курила тогда тоже, но предпочтение отдавала "Парламенту" с фильтром. Болгарский же табак имеет особый привкус, очень крепкий и терпкий, похож на кубинский в сигарах.

Второй день нашего пребывания в Болгарии мы закончили в Шумене, что в ста километрах от Черноморского побережья и Варны. Но море нас не прельщало, такое же, но своё, у нас есть дома. Шумен - город тоже с многовековой историей, с обилием памятников архитектуры и истории.

Он расположен в отрогах гор Стара Планина, и улицы его извилистые и кривые, вьющиеся по склонам. Поразили маленькие и уютные двухэтажные коттеджи постройки семидесятых. Чувствовался достаток, поскольку возле домов стояли маленькие машины, в основном "Жигули" или чешские малолитражки.

Здесь же живёт старший из братьев, сопровождавших нас, Георге. Мы обедали у него дома, в небольшом двухэтажном доме, познакомились с его молодой женой. Дом ещё был не отделан до конца, поэтому мы отправились на ночлег в гостиницу. Но обед был сытным. Что и говорить - болгары того времени, такие же щедрые и хлебосольные, как и мы.

Я не оговорилась, был поздний обед, с положенными обеденными блюдами. Хотя по времени это был поздний ужин. Братья в бизнесе были так загружены, что питались два разу: утром и вечером. Но количество съеденного от этого не уменьшалось. Вероятно, поэтому они были такие упитанные. А я от таких длительных переездов без еды иногда возмущалась. И тогда мы останавливались возле дымящихся мангалов и перекусывали колбасками домашнего приготовления.

Гостиница блистала новизной - тоже постройки совместно с Союзом, так сказал Христо. Вообще город небольшой, но является излюбленным местом туристов из стран бывшего соц содружества: Союза, Венгрии, Чехии. Рядом море, прекрасный климат, низкие цены на местные фрукты и овощи, прекрасное местное вино.

Ну, а самое главное - дружелюбие, с которым нас встречали болгарские друзья. Сейчас всё изменилось, и молодое поколение воспитано в духе стяжательства денег и ориентации на образ жизни экономных (если не сказать жадных) и супермодных европейцев.

Что и говорить, западная пропаганда и развал экономики некогда богатой Болгарии наложили свой отпечаток. Молодёжь возненавидела Союз и обратила свои взгляды к Европе в надежде, что их озолотят.

В Шумене был такой момент. Я зашла в модный бутик (которых тогда там было наперечёт), где увидела чёрное деловое платье сирийского производства с необыкновенной отделкой в восточном стиле. Цена была заоблачная, даже по меркам россиян. Но оно было по мне, сидело изумительно, и я его купила.

Так вот, пока я его примеряла, владелица бутика, молодая болгарка, себе под нос ворчала что-то на своём языке, вид её говорил о недовольстве, и о том, что это имело отношение к нам, русским. Но поскольку такие вещи не всем по карману, и покупателей на них не так много, то платье она мне продала.

Христо не перевёл всего, что она сказала. Но сказал, что винила Союз за то, как плохо они жили. И как теперь ей хорошо.

Если бы мы не видели своими глазами разрушенные и заколоченные заводы и фабрики, не видели, какие нищие старики ходят по улицам их городов, может, мы бы и поверили ей. Но мы-то знали, что виной плохой жизни сейчас не бывший Союз. Который вкладывал немалые деньги в экономику Болгарии.

А западная пропаганда якобы хорошей жизни, куда болгар зазывали. На самом деле Болгария была нужна как новая площадка для сбыта своей продукции. Как и Россия.  И промышленность её была никому не нужна. Но молодёжь этого не замечала, у них перед носом маячили деньги.

И первые результаты этой "хорошей" жизни были налицо - заколоченные окна и масса безработных. Руководители оставшихся производств были в поисках хоть каких-то покупателей, пусть даже таких мелких, как мы с  моим компаньоном.

И тогда это было для них большим счастьем - хоть какие-то средства, чтобы  выплатить зарплату людям. Хотя многие специалисты своего дела, мастера и гончары, уже были отправлены в отпуска без содержания.

Посетили мы и тройку предприятий автопрома, бывших наших смежников "Автоваза" - по производству электрики, фар, шаровых опор и других запчастей.

Завод ещё работал, заключив договора с "автоВАЗзом" уже в новое, после перестроечное время. Но надолго ли хватит этих связей? Ведь тогда ВАЗ и сам раскачивался - с запада хлынули дешёвые старые иномарки европейской сборки.

Помню,из Болгарии я привезла отцу такие дефицитные в то время у нас шаровые опоры, и ещё какие-то запчасти. Мой компаньон не стал заключать договор, поскольку эта тема была ему не интересна. Он так сказал.

Кстати, чуть не забыла сказать о бензине. С собой в багажнике Христо вёз аж три канистры. Поскольку, как и у нас, в Болгарии тоже начались перебои на заправках. Всю дорогу он ехал с большой скоростью, очень виртуозно обгоняя грузовые машины. А я всю дорогу просила сбавить скорость - ведь с таким запасом горючего можно взлететь высоко, и не приземлиться.

На обратном пути из Шумен через Сливен, Стара-Загора, мы посетили и несколько санаториев и туристических баз, в надежде тоже найти точки соприкосновения.

Места те необыкновенно красивы, санатории по качеству обслуживания были
лучше, чем наши, советские. Когда-то лечение там проходили большей частью наши советские люди. Помнится, на приёме у врача нам всегда рекомендовали лечиться в Болгарии. А путёвки в Болгарские курорты в профкоме всегда были нарасхват, наравне с курортами Карловых Вар в Чехословакии.

Это и не удивительно, поскольку климат в Болгарии круглый год благодатный. В горах летом не очень жарко, пышная растительность, близость двух морей, Эгейского и Чёрного, хорошие дороги, хоть и горные. Зимой же так, как у нас в период бабьего лета в сентябре. Минеральные источники, не хуже Чешских.

В тот период, в середине девяностых, курортная база приходила в упадок. Санатории нуждались в инвесторах, но мы не могли им предложить ничего, кроме как знакомых в качестве отдыхающих. В России тогда были тоже трудные времена.

Мы переночевали в одном из санаториев с прекрасной болгарской кухней, местным пивом и вином. Опять же, с изобилием овощей и мясных продуктов, домашних колбасок, шницелей и бифштексов, жареных на открытом огне. Болгары любят мясо, особенно баранину, как и греки. Всё-таки, наложил отпечаток период турецкого владычества.

Поутру сходили к роднику с минеральной водой, умылись и набрали с собой в дорогу. Отправились в Софию, откуда вечером улетали в Москву.

При взлёте и наборе большой высоты, врезалась в память такая картина. Прямо у нас на глазах уходил поезд в тоннель под горы Стара Планина, по которым мы проехали накануне. Маленькая змейка, как червяк, заползала в горы. Набрав высоту, мы уже оказались над Румынией.

Горные вершины окружали её полукольцом. Здесь царила зима, снег укрывал землю сплошным ковром, а потом мы вошли в зону сплошной облачности. То было только началом зимы для Румынии.

Никто из нас тогда не мог и предположить, какие горькие и разрушительные события ждут эти страны бывшего социалистического содружества, Румынию и Югославию. И мы, и болгары, тогда ещё надеялись на лучшее. Но оно, к сожалению, не состоялось.

Сегодня многие мои знакомые имеют домики в Болгарии, купили за бесценок и используют их под дачи. Домики покупают вот такие, как на фото в Шумене, и доводят до ума. К сожалению, мой тогдашний компаньон, мечтавший купить здесь домик к пенсии, так до неё и не дожил. Девяностые годы унесли его в мир иной раньше времени.

Приветливые и добродушные болгары терпимы ко всему, и даже к тому, что сегодня младшему поколению нет работы и они уезжают на Запад. За "длинным рублём" и с американской мечтой "разбогатеть в одночасье". А пока моют посуду в европейских ресторанах и собирают землянику в заполярной Норвегии. В чём многократно убедилась сама, путешествуя по Европе.

Старшему поколению жить в Болгарии легче. Потому что частный сектор находит выход в туристах, приезжающих из бедных стран Европы на лечение и отдых. Они сдают свои домики на лето, сами же занимаются выращиванием фруктов и овощей на своих участках, и продают туристам. О временах былого процветания, работы на фабриках и заводах, уже забыли. Выжить бы! 


Рецензии
Болгария... Навеяли Вы мне приятные воспоминания о Болгарии: София, Пловдив, Бургас, Варна, Шипка, улыбки, дружелюбие болгар, и незабываемый отдых на Золотых песках. Я даже помню название гостиницы, где мы отдыхали - "Перуника". Как давно это было! О вкусной кухне болгар я уж молчу. Помню необычно вкусный торт в одном из ресторанов Софии, слоёный, где слои были не привычные, гриизонтальные, а вертикальные. Я набралась смелости, прошла на кухню, нашла кондитера, выразила своё восхищение и попросила рецепт. Он, представьте себе, дал мне его.
Теперь всё это сохранилось в памяти, фотографиях и многочисленных книжках. К сожалению.


Магда Кешишева   19.10.2018 21:20     Заявить о нарушении
Ну, почему же к сожалению?
Что было, то было.

Татьяна Дмитриева Рязань   19.10.2018 22:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.