Суперагент Бьянка МакГи. Том 1. Глава 4

ГЛАВА 4.

Лос-Анджелес, 31.05.2008 год, 22:47, временная квартира агента Лайнесс Прескотт.

Такой долгий день. Женщина закрыла входную дверь, и, устало облокотившись на неё, медленно сползла на пол. Сколько времени она просидела там, Лайнесс даже не знала, как и не знала, что же теперь делать. Такое с ней было впервые за все годы работы агентом. Страйдер был старшим в их группе. Он попал в ОСПА раньше них всех. Прескотт всегда следовала за ним, как за лидером, никогда не подвергая его решения сомнениям. Он всегда был прав. И теперь. Вот только, она не могла принять эту правоту. Двадцать детей... Эти двадцать жизней она хладнокровно отбирала на смерть, ведомая своим лидером... Когда успела вырасти эта стена отделившая её от своей команды? Она не могла её преодолеть и вернуться к «себе» - к той, кто она есть - агент, лишенный жалости долгими усердными тренировками и жестокими миссиями, и наученный бездумно спускать курок по приказу руководства. Работа в ЦРУ, казалась ей спасительным островком в этом тёмном море бесконечных кровопролитий. Много лет так и было. Она оборачивалась назад и видела организацию, стаявшую среди «прошлого», которое хотелось поскорее забыть, и совершенно забыла, что нужно смотреть и вперёд, под ноги... Оступилась... И не в состоянии подняться... Идти дальше - «вперёд» - означало перешагнуть через двадцать жизней... или, как в лабиринте, стоит вернуться немного назад, чтобы найти свою ошибку и выбрать другую «дверь», за которой не будет этих двадцати жизней...
Из сумки, по-прежнему висевшей на её поникшем плече, завибрировал мобильный телефон. Беззвучный режим... Она вдруг поняла, как устала от тишины и, как бы ей хотелось, чтобы эту мёртвую тишину разорвал громкий раскат телефонного звонка. Лайнесс закрыла глаза, избавляя себя от малейшего соблазна посмотреть на номер звонившего. Вдруг это стало не важно.
Женщина приложила телефон к уху. Она никогда не отвечала первой, даже когда звонила сама. Звонкий металлический скрежет модификаторов голоса, заставил её распахнуть глаза, переполненные ужасом.
- Организации нужны агенты, которые смогут не только дойти до цели, но и вернуться обратно. - Этот голос ей довелось слышать лишь однажды, на так называемом «посвящении в агенты ОСПА», и долгие годы преследовал её в ночных кошмарах. «Голос» в телефоне замолчал. Страх сковал опытного агента. Она едва осмеливалась продолжать дышать. Сэт никогда не связывался с агентами лично. Становилось страшно от одной только неизвестности, следовавшей за этим звонком. Что он предвещал? Что он значил? Почётное приветствие по возвращению после долгого отсутствия? Или предупреждение, что это конец? - Проект не выгоден всем трём сторонам.
- Трём? - Как бы она не старалась, её голос прозвучал слабо и испуганно. Скрежет продолжил излагать свои доводы так же невозмутимо.
- Реформы, направленные на увеличение количества возможностей переизбираться. Полагаете, агент Прескотт, каковы шансы быть поддержанным у Президента, который «убивает» наших детей? В лучшем случае, он закроет проект по-тихому. В худшем, во всём обвинят спецслужбы, а Вас и всё ваше руководство сместят с должностей, как руководителей антигосударственного проекта.
- Что касается ОСПА? - Лайнесс набралась смелости и даже, наконец, поднялась на ноги.
- Не всё сразу! - проскрежетал в ответ «голос», искаженный усмешкой. - Я сообщу Вам, как связаться со мной чуть позже. А пока подумайте над моими словами. И завтра постарайтесь убедить МакГи, что Бьянке ничего не угрожает... - Едва он договорил, из телефона послышались короткие гудки.

Лос-Анджелес, 01.06.2008 год, 06:45, дом МакГи.

Бьянка уже была готова. Великая соня в это утро проснулась раньше звонка будильника и уже была готова. Давно готова. Вот только не спускалась вниз, где бабушка уже вовсю накрывала на стол. Завтрак был необходим перед дорогой, ведь Би не имела представления, сколько времени займёт путь до лагеря. Но она прекрасно знала, что Марта не оставит попыток отговорить её. Она боялась, что слова женщины смогут заставить её передумать. А что будет, если родители узнают? Правильнее сказать: что будет, КОГДА Тимоти и Диана обо всём узнают? Это было неизбежно. Они, ведь родители, и всегда обо всём узнавали, причём самыми первыми.
- ...Другое дело, что всё это время Санни будет рядом... Это всё меняет... Всегда меняло... - в раздумьях хмурилась Би, в очередной раз перебирая собранную сумку. Ну и пусть, что сказали ничего с собой не брать! А зубную щетку? А средства личной гигиены?... Допустим, это в лагере ещё могут предоставить. А вот любимый блокнот, набор простых карандашей, дневник...? Какая ж девчонка хоть раз в жизни не заводила личный дневник! О дневнике Би трудно было сказать, что ЭТО было. Розовая книжица с набором бессмысленных рисунков, порой даже не подписанных датами. Не знающий пристрастия Бьянки к рисованию, навряд ли смог бы разобраться в этом. - Взять или не взять?... - гипнотизировала девушка «дневник», который она то вела, то не вела по пол года (и так с четырнадцати лет), словно примеряя его к сумке. И снова её взгляд невольно метнулся к будильнику на прикроватной тумбочке. Но тот показывал лишь на минуту больше, чем в предыдущий раз. Оставалось четырнадцать минут. Это было слишком много. Однако от мысли, что целый месяц она не увидится с любимой бабушкой, становилось очень грустно и обидно, что последние минуты перед долгой разлукой Би просто избегала её. И как же было жаль, что совесть не покинула девушку ещё в раннем детстве!
Марта не находила себе места.
- Что я скажу Тимоти и Диане?!... - ходила она попятам за внучкой. - ...А если с тобой что-нибудь случится?...
- Бабуль, ну что со мной может случиться в ДЕТСКОМ-то ЛАГЕРЕ? - развела Би руками, присев на диван. И в этот раз довольное выражение лица девушки только сильнее заставляло Марту нервничать. Бьянка видела бабушку в таком волнении впервые.
- Не нравится мне эта затея...
Би, уже было, и сама начала сомневаться, вспомнив о том, что толком... то есть совершенно ничего не знает ни о лагере, ни о том, какую работу ей придётся выполнять, ведь за «абы что» ТАКИЕ деньги платить никто не станет. Но, что было ещё страшнее, это если она не справится с поручениями. Санни потом ей жизни не даст! Тем не менее, отказываться от такой возможности Бьянка не собиралась. Это был шанс доказать всем, что она уже не такой уж и ребёнок, а довольно самостоятельная и независимая девушка.
- Всё будет хорошо! - улыбнулась Би, погладив бабушку по руке, на которой она всё ещё носила обручальное кольцо, несмотря на давнюю кончину дедушки Трудди. Женщина тоскливо улыбнулась в ответ.
- Тим говорил так же... - вздохнула Марта, смешивая слова до неузнаваемости. Хоть это и не помешало юной МакГи их разобрать, она притворилась, что ничего не слышала. Марта любила ворошить прошлое, сравнивая события между собой. Ничего удивительного, если Тимоти тоже мечтал о самостоятельности. Он отец Бьянки как-никак. Должно же быть у них ещё что-то общее, кроме пухлых губ и серых глаз.
- Ба, - не выдержав, насупилась девушка и пристально посмотрела на Марту. - Если ты и дальше будешь причитать, то я лучше подожду мисс Прескотт на улице. - Рука женщины под хрупкими пальцами внучки судорожно сжалась в кулачок не то от «угрозы», не то от имени, не то от звуков подъехавшего к их дому автомобиля. Би вскочила с двухместного диванчика и помчалась к окну. - Это за мной! - От радости она едва ли не прыгала и не хлопала в ладоши. - Всё, бабуль, увидимся через месяц! - Она звонко чмокнула Марту на прощание в испещренную морщинками щёку и, закинув на плечо рюкзачок, помчалась на встречу вышедшей из чёрного сверкающего «БМВ» темнокожей женщине. Формальность в её виде заставляла всё внутри встрепенуться. Что-то начальственное в ней присутствовало. Дама приспустила тёмные очки и смерила Би суровым взглядом.
- Что ЭТО? - холодно выдала она, остановив своё внимание на небольшой ноше за плечом МакГи.
- Только самое необходимое, - Би крепче сжала пальцы на лямках, будто кто-то намеривался отнять у неё эту сумку. По глазам было понятно, что мисс Прескотт не довольна, но она лишь кивнула на автомобиль позади себя и с неизменной твёрдостью произнесла:
- Подожди в машине, - и, обогнув девушку, направилась в дом МакГи. Бьянка проводила её взглядом до самого порога, пока женщина не скрылась за дверью. Неприятное предчувствие скребло где-то в глубине души. А что если Марта убедит мисс Прескотт не брать Би? Она это могла! С тревожными мыслями оторвавшись от небольшого, но весьма миленького домика, молодая особа не спеша зашагала по направлению к автомобилю, в тонированных окнах которого отражалось её искаженное отражение. В доме напротив, через дорогу, хлопнула входная дверь. Невольно взгляд соскользнул с забавного отражения на самодовольного Ясона. Он сверкнул дерзким оскалом, нерасторопно приближаясь к авто с другой стороны. В отличие от Би, в его руках была только джинсовая куртка.
- В поход собралась? - приветственно съязвил парень. Однако Бьянка терпеливо пропустила это мимо ушей. Тем более что мисс Прескотт показалась на пороге, провожаемая пожилой женщиной.
- Поторопитесь! - Это прозвучало как грубая форма просьбы, или мягкая форма приказа. Хотя в любом случае от тона её голоса по спине пробежали мурашки. - Мы ещё за Фрэнк должны успеть заехать.

Лос-Анджелес, 01.06.2008 год, 07:20, автовокзал.

Двадцать минут казались бесконечными. Весь путь до автовокзала ребята ехали, не проронив ни слова. В салоне царила напряженная обстановка. Ясон и Би неприятельски переглядывались, периодически задевая острым, как лезвие взглядом Зои, сидевшую между ними, как меж двух огней. В отличие от вчерашнего собеседования, её не трясло от страха. Девушка казалась уверенней. Её одолевали посторонние мысли, так что она не замечала ничего вокруг. Когда автомобиль остановился и мисс Прескотт позволила выйти наружу, МакГи и Ли Джонс незамедлительно воспользовались этой возможностью. Ведь пока они не доехали до «места», даже окна в автомобиле не разрешалось открывать. Увидев перед собой рейсовый автобус, все трое вздохнули с облегчением. Ни один из них не осилил бы весь путь до лагеря в тех условиях, в которых они добирались до автовокзала.
В глазах зарябило от черно-белых цветов. Что не было чёрным, то было белым. Единственным ярким пятном, выбивавшимся из общей монотонной человеческой массы, был водитель автобуса. Невысокий мужчина за рулём транспорта с заметной гордостью носил голубую рубашку с бэйджем на широкой груди и темно-синюю фуражку, в которой ему явно было жарковато, однако это не омрачало его настроения, приподнятого очередным днём на любимой работе. Семнадцать парней уже сидели в автобусе и ждали, как оказалось, только запоздавшее трио. Среди них только один показался Би знакомым - смуглый парень с собеседования, от чьего взгляда веяло враждебностью. Заведя ребят в салон, мисс Прескотт скудным кивком указала им на свободные места, ближе к самому концу. Вся передовая была уже занята (все стремились усесться как можно ближе к водителю, чьё окно единственное во всём автобусе разрешено было держать открытым). Деваться было некуда. Бьянка, Зои и Ясон заняли места.
- Так, - разнёсся оглушающе звонкий голос женщины по салону, привлекая внимание присутствующих. - В целях безопасности, на протяжении всего пути вас будет сопровождать вооружённая охрана. - На «борт» автобуса поднялись четверо вооружённых и экипированных под самое «не могу» (не было видно ничего кроме глаз) мужчин. Темнота извне теперь проникла и в автобус. Отовсюду послышался гул восхищения. Мисс Прескотт покинула транспорт и вернулась в автомобиль, на котором минутой ранее приехали МакГи, Ли Джонс и Фрэнк. Двое из экипированных персон заняли позиции в начале, сдвинув всех парней на ряд назад. Один из них сел позади водителя, а второй - непосредственно возле двери, закрывшейся за женщиной. Двое других прошли назад, мимо Бьянки и Зои, заняв последние места прямо за ними. Шлейф аромата оружейной смазки хлестнул по лицу миниатюрную брюнетку, сидевшую у прохода, что та вздрогнула и поморщилась. Всё внутри сжалось от внезапно нахлынувшего чувства вины перед родителями. От отца пахло точно так же после посещения тира (раз в месяц он позволял себе безобидное развлечение в чисто мужском кругу и единственное, что радовало в эти выходные, так это то, что Ясона они забирали с собой).
Транспорт тронулся. В салон ворвался лёгкий ветерок и разбавил чувство вины быстро прошедшей прохладой. Первый час в душном автобусе царил жуткий галдёж. Парни быстро нашли общие темы и в попытках перекричать шум мотора и друг друга в азартном споре переходили на повышенные тона, периодически громко хохоча над глупыми, на взгляд Би, мужскими шутками. Хотя довольно скоро темы для «трёпа» кончились, и наступило угнетающее молчание. В какой-то степени, наконец, можно было насладиться монотонным убаюкивающим звуком мотора. В голове становилось пусто без мыслей и мечтаний о уже наступившей тишине. Скука смертная! Бьянка ёрзала в кресле, не находя себе покоя. Сколько ещё будет длиться путь? Чем занять себя на это время? Не найдя ничего разумного, она достала из рюкзака новый, ещё не начатый блокнот и карандаш. Чуть ли не с самого глубокого детства, девочка полюбила рисование, и, сказать честно, у неё это всегда выходило блестяще. На школьных конкурсах по изобразительному искусству её работы, выполненные в карандаше, занимали только первые места. Однако сейчас ничего не получалось. Линии выходили неточными, дрожащими, неуверенными, ненужными... не подходящими ни к чему. Видимо, просто, отсутствие вдохновения. С каждой минутой становилось всё тоскливей. Зои, как и половина ребят, тихонько дремала, утомлённая жарой.
Вдруг, автобус подскочил. Бьянка едва не выронила из рук блокнот. Её укоризненный взгляд упал на плечо водителя и нечаянно скользнул немного вверх. В зеркале заднего вида, на лобовом стекле, отражались те двое из охраны, сидевшие позади неё. Би и не заметила, как рука сама начала выводить на чистой странице где-то из середины блокнота, произвольно открывшейся при падении. Это было подобно наваждению. Девушка никогда не жаловалась на зрение, однако, если учесть, как далеко находился отражаемый в зеркале объект её внимания, да и само зеркало - что она вообще там могла разглядеть? Но МакГи не могла оторвать взгляда от отражения. Рессоры автобуса были явно неплохие, тем не менее, мужчин позади Би время от времени покачивало и на доли секунды их взгляды пересекались в далёком отражении. Глаза того, что сидел непосредственно позади неё сильно контрастировали со всем, что девушка видела в зеркале. Трудно было сказать, почему именно. Они будто сияли. В конец не удержавшись, МакГи обернулась. И тут же поняла, что совершила ошибку, заметив, как один из мужчин сдерживающее отвёл дуло готового к выстрелу автомата в безопасном для всех направлении.
- Привет! - негромко поздоровалась она, только начав осознавать возможные последствия своего непродуманного действия. Мужчины кратко переглянулись.
- Привет, - слегка смутившись, ответил сидевший в ряду, тянувшемся за водителем, возвращая оружие в исходное положение. Его голос был настолько необычен и красив, что Би покраснела. Такой низкий, сильный, и совсем не соответствовал его возрасту, который выдавали молодые большие зелёные глаза, обрамлённые густыми чёрными ресницами. Девушка, аж, забыла, чего хотела. Но была вероятность, что этого голоса она больше не услышит. Второй мужчина укоризненно кольнул его взглядом, напоминая, что они на работе. Он мимолётно посмотрел на Бьянку своими синими глазами, и её словно окатило ледяной водой. Снова появилось это странное чувство дежавю. Человек, несомненно, был тем самым блондином, что сидел за компьютером на собеседовании. Такого цвета глаз Би больше ни у кого не встречала, хотя память утверждала обратное.
- Я... это... - Присутствие оружия стало доставлять ей дискомфорт. - ... Я - Бьянка, - представилась она, на всякий случай, если он её не вспомнил. Сквозь шерстяную маску зеленоглазого охранника проявились очертания хитрой улыбки. Автобус снова слегка потрясло, и блокнот на коленях девушки снова едва не упал. Случайно коснувшийся его взгляд изумрудных глаз, чуть заметно проникся печалью. Однако всё это исчезло так же быстро, как и появилось. - Вчера, на собеседовании, у меня не было возможности спросить Вас, - Бьянка не знала, допустимо ли раскрывать его личность в присутствии ребят и его коллег, поэтому произносила слова тихо, с предельной осторожностью, глядя в его почти синие глаза (настолько яркими они были). Он профессионально скрыл лёгкое замешательство. - До вчерашнего дня, мы нигде не встречались? - Охранник с противоположного ряда не скрывал своего любопытства. В его взгляде было всего понемногу: капелька удивления, искорка восхищения, отблеск оценивания... Блондин не задумался ни на мгновение.
- Не думаю, - холодно завершил он беседу. И не соврал. По нему было заметно, что он не думал.
- Как ты узнала? - шепотом поинтересовался мужчина с потрясающим голосом. И вновь получил порцию замечаний, заключённых в одном лишь взгляде блондина. Но молодого человека это совсем не страшило. - Профессиональное любопытство, - только пояснил он в ответ на возмущения напарника.
- Глаза, - пожала плечами Би, будто сказала что-то всем давно известное, как «дважды два - четыре». - Просто я в первую очередь обращаю внимание на глаза. Потому что они никогда не врут.
Чёрные брови молодого охранника приподнялись.
- Что, правда? - прозвучало как вызов и, будучи надрессированной Ясоном, Би не могла отказаться.
- Азарт, любопытство, симпатия, изучение... - напрямую выложила девушка. - Я Вам понравилась. - Улыбка под маской стала очевидней. К тому же лучики в уголках его глаз стали глубже. - Когда Вы смотрели на рисунок, Вам стало грустно. Ожидали увидеть что-то получше этих каракуль? - предположила Би и посмотрела на своё творение. Не шедевр, но вполне приличное повторение увиденного в зеркале, с учётом всех неудобств.
- Хорошая попытка! - приглушенно усмехнулся зеленоглазый мужчина. Взгляд блондина скользнул в сторону неожиданно обернувшегося на шепот одного из высоких близнецов, моментально оборвав все его намерения, какими бы они не были. Внезапно стало странно, что сидя непосредственно перед Би, и без сомнений слыша весь разговор, Санни ни разу не бросил в её адрес какого-нибудь язвительного замечания. - Должен сказать, что ты ошиблась. - Охранник уже смелее посмотрел на рисунок, и МакГи сама поняла, что не правильно поняла ту грусть. В памяти молодого человека всплыло нечто элементарное, что давно забылось, потерялось в суете привычных рабочих будней. Позволив себе чуть сильнее погрузиться в воспоминания, его глаза... Он смеялся взглядом. - Когда-то я тоже любил рисовать. - Би сама не ожидала, что может сделать что-то подобное. И оба охранника тоже.
- Что, правда? - ответила она вызовом на вызов, протянув зеленоглазому мужчине блокнот и карандаш. Блондин коротко мотнул головой в знак отрицания, настороженно глядя на напарника. И тот замялся. Было заметно его колебание между долгом службы, воспоминаниями и вызовом.
- Не каждый же день тебя МакГи просит об одолжении, - только пожал он плечами и взял вещи из рук девушки. Блондин был вне себя, но что-то его сдерживало и он, до последнего молча, продолжал выполнять свою работу. - Давно уже этого не делал! - заранее оправдывал он свою предполагаемую неудачу. - Что нарисовать? - подумал он, неуверенно коснувшись кончиком карандаша белоснежного листка.
Пара штрихов и резкий рывок автобуса грубой линией перечеркнул аккуратное начало. Транспорт, вдруг, остановился. Дверь открылась, и вошёл невысокий мускулистый азиат. Строгий костюм, в котором он был на собеседовании в Торговом центре, сменили чёрная футболка и тёмные джинсы. Так он выглядел более впечатляюще. Едва он поднялся в салон, блондин буквально вытолкнул блокнот и карандаш из рук напарника и те негромко упали под сидение. Начальство не должно было видеть грубых профессиональных нарушений.
- Прошу всех на выход! - Прогремел голос вошедшего мужчины. Зои вздрогнула спросоня, и торопливо поправила съехавшие куда-то в сторону очки.
- Что, уже приехали? - потянулась она.


Ребят вывели на улицу... Вокруг было так хорошо! Прохладный ветерок, свежий воздух, наполненный ароматами полевых цветов и разной зелени из окружавшего лагерь пролеска. Прожив в Лос-Анджелесе большую часть своей жизни, Бьянка даже не подозревала, что где-то недалеко есть подобные места - чудесные, спокойные... Всё прекрасно, если бы не множества автомобилей и собиравшихся уезжать на них мужчин и женщин. Толпа! Которую небольшой двор перед блок постом с трудом вмещал. Может, если бы не автобус, казалось бы не так тесно. Би попала в течение из двадцати новоприбывших, но её рост не слишком-то позволял ей осмотреться, чтобы понять, куда их ведут. Би оглядывалась в поисках зеленоглазого художника, хотя навряд ли в такой толпе было возможно кого-либо найти.
- Ну, где же он? - приподнялась девочка на цыпочки, всё пытаясь рассмотреть что-нибудь за спинами незнакомых людей. Тщетно. Толпа поглощала её, проталкивая в неизвестном направлении. Неожиданно в дверях автобуса появился человек. Он намеренно высматривал кого-то в той стороне, куда уводили молодёжь. Его рост и невысокая платформа автобуса позволял ему немного приподняться над толпой и оглядеться по сторонам. Парень выглядел не старше, чем на двадцать лет... Девушка не зациклила бы на нём своё внимание, если бы не знакомый блокнот в его руке, которым он отгораживался от слепящего солнца. Би невольно замерла, затаив дыхание, будто боясь спугнуть это чудное видение - прекрасный мираж... Сердце забилось сильнее. В голове помутнело. Всё вокруг перестало существовать... кроме необычайно красивого видения. Ровный, чуть вздёрнутый нос... черные, взмокшие от пота волосы, скрывающие уши, нелепо торчали в разные стороны после маски... чётко очерченные губы что-то быстро шептали... Ямочки на, покрасневших и вспотевших от жары, щеках были видны, даже в тот момент, когда он не улыбался. А широкие нижние скулы являлись прекрасным дополнением к общему великолепию этой картины... Тут кто-то взял Би за руку. Горячие крепкие пальцы обвили её тонкое запястье. Девочка инстинктивно обернулась. Это был Ясон.
- Не отставай! - поймав во взгляде Бьянки недоумение, он отпустил её, и в его голосе снова появилась обычно присущая Санни резкость. - Заблудишься. - А когда Би вернулась взглядом к двери автобуса, где секунду назад ещё стоял тот охранник, там уже никого не было. Дверь закрылась, и автобус тронулся с места.

Лагерь выглядел необычно и даже странно. Территория была обнесена высокой белой стеной, вдоль которой расторопно расхаживала военизированная охрана. Под идеально ровным слоем побелки ощущалась текстура бетонных шлакоблоков. Над забором сверкало несколько рядов недавно обновлённой колючей проволоки. По периметру на расстоянии не более пяти метров друг от друга стояли камеры видеонаблюдения. Вообще, при ближайшем рассмотрении место больше оказалось похожим на полигон, или военную базу. Неужели всё так строго? Приехавших ребят первым же делом проводили в серый одноэтажный дом, более напоминающий барак с окнами, нежели жилое помещение. Длинный узкий коридор, который занимал примерно одну пятую всего пространства дома, ярко освещался пятью лампами дневного света. Насколько Би могла видеть, на другом конце коридора был ещё один выход (или вход), но сейчас он был закрыт. По обе стороны коридора, параллельно друг другу, располагались не менее двадцати дверей с деревянными табличками. На каждой из них были оригинально и достаточно искусно выжжены имена ребят. Столько усилий ради одного месяца работы? Такое внимание было приятным.
- Переоденьтесь в форму в своих комнатах и следуйте за мной! - капитанским тоном скомандовал проводивший их к дому азиат. Из-за одного только голоса никому не захотелось связываться с ним, и молодёжь без вопросов разбежалась по комнатам. Как оказалось, комнат там действительно было больше двадцати. Штук так на десять больше.
Апартаменты Бьянки были самыми первыми, справа от входа. Комната Зои – напротив, слева. Санни предназначалась четвертая комната, со стороны Би (т.е. справа). Девушка намеренно дождалась пока он войдёт, чтобы знать, насколько в этот раз судьба оказалась к ней благосклонна и как далеко от неё она забросила этого вредину.
Комната не радовала своими размерами. Она была максимум в два раза больше, чем старая кровать Бьянки в доме бабушки Марты. В помещении находилось только кровать, тумбочка и стул. Всё выглядело серым и холодным. Би инстинктивно огляделась по сторонам, но оглядывать было нечего. Чёрным пятном среди безжизненной серости была аккуратно сложенная форма на подушке, придавленная массивными ботинками, напоминающими армейские. Би, конечно, мечтала о таких лет в десять, но они не подходили к её стилю. А сейчас... раз сказали переодеться, значит, так было надо.
Беспрекословно выполнив приказ, именно в такой форме это было представлено, всех снова вывели на улицу. По протоптанным десятилетиями тропам они добрались до более крепкого и безопасного здания, окруженного заасфальтированным кольцом, от которого ответвлялись узенькие дорожки во всех направлениях. Этого пути в несколько минут вполне хватило, чтобы оценить тяжесть новой обуви. У «сердца», так называемого, лагеря, ребят ожидали мисс Прескотт, недовольно поглядывавшая на часы, и странноватый кругленький представитель мужского пола, с сильно увеличивающими очками на крючковатом носу. Большие линзы искажали его лицо до неузнаваемости, выставляя напоказ его темно-карие глаза. Шея у него, казалось, вовсе отсутствовала, но на коротком участке между вторым подбородком и туго затянутым галстуком виднелся пластырь, плотно крепивший что-то к его горлу. Трудно было понять, что именно, но оно имело чёткие края, определяющие круглую форму предмета. Человек был абсолютно лысый и, даже находясь в тени, его лысина поблёскивала. Прибывших завели внутрь. Терпеливо выждав, пока молодые люди рассядутся в зале за длинным столом, наверняка предназначенным для переговоров, низенький толстячок начал:
- Здравствуйте, мои дорогие! - пропищал он противным скрипучим голоском, растянув на лице омерзительную, полную фальши улыбку. Эти звуки, доносившиеся от него, были невыносимы. Ещё хоть слово и можно было сойти сума.
- Можно оставить приветствия для детей? - перекосило в отвращении Ясона. Его подвиг оценила даже Бьянка. Мужчина посмотрел на одобрительно кивнувшую даму, и, пригладив галстук на груди, опустился в кресло. Мисс Прескотт, как и днём ранее в приёмной офиса, оглядела собравшихся, убеждаясь, что всё внимание приковано к ней. Её лицо было неизменно серьёзным, но в этот раз на губах появился лёгкий оттенок улыбки.
- Правильно, агент Клинт, они уже не дети, - уверено произнесла она. Стало очевидным, что в её словах был какой-то скрытый смысл - подтекст, который она не спешила раскрывать, внимательно наблюдая за недоумённо переглянувшимися ребятами. - Кто-нибудь из вас знает, что такое «О.С.П.А.»? - Недоумение возросло. Однако тишину в зале никто нарушить не осмелился. Их внимание было по-прежнему в её распоряжении. - Хорошо, - заключила она, ожидая подобной реакции. - Глупо спрашивать, знает ли кто-то, что такое «ЦРУ»? - Непонятные намёки женщины заставляли нервничать. И она это знала. - ОСПА или Организация Специальной Подготовки Агентов была создана 27 мая 1945-го года, как одно из подразделений министерства обороны США. В сентябре 1947-го года стало официальным отделом научно-технического и административного директоратов Центрального Разведывательного Управления. Но после 11 сентября 2001-го года является самостоятельной организацией, специализирующейся на подготовке кадров для особых миссий ЦРУ. - Она произнесла это так спокойно и размеренно, будто это была очередная скучная тема по биологии, которую ей предстояло поведать молодому поколению.
Минуты две в зале продолжала царить гробовая тишина. Ребята обменивались молчаливыми взглядами, ожидая увидеть на лицах друг друга какой-нибудь знак, или намёк на то, как им стоит реагировать на данное заявление, прозвучавшее, мягко говоря, абсурдно. Если это была шутка, то почему никто так до сих пор и не засмеялся? А если это всё было действительно так, то... Нет. На правду это не тянуло. Скорее - просто глупая шутка.
«Не слишком ли они стары для подобных розыгрышей?» - думала про себя Би, невольно глядя на Ясона в поисках поддержки. В его хмуром взгляде читалось недоверие. Сейчас кроме него МакГи не на кого было положиться, и он это понимал.
- СТОП!!! Какие агенты? Какие спецзадания?... - вскочил с места высокий коротко стриженый мулат, с которым МакГи виделась в приёмной на собеседовании.
- Страховка твоей матери уже оплачена. - Голос женщины стал на тон громче. - Операция назначена на завтра. - Её слова вогнали парня в ступор. Он замер на полу-вдохе. Разомкнутые губы задрожали. Би поняла причину, по которой он с такой неприязнью смотрел на неё в Торговом центре. Ему нужна была эта работа... для матери...
 Заставив себя снова задышать, парень издал чуть слышный свист.
- Откуда... Откуда Вы знаете?
- Мы знаем о каждом из вас ВСЁ, - неожиданно женщина словно пронзила Бьянку своим взглядом. - А о некоторых – даже больше, чем знают они сами. - В душе Би от страха всё оборвалось. Ясон непонимающе повернулся к растерявшейся девочке, отрицательно покачавшей головой в ответ на его немой вопрос, точно говоря «Я понятия не имею, о чём она говорит!». - И, поэтому, были выбраны именно ВЫ. - Слова мисс Прескотт привели двадцатку новичков в полное недоумении. Вот так вот, сразу?! Без предупреждения или морального настроя на нечто подобное? Верилось с трудом, однако всем своим видом дама давала понять, что всё сказанное ею является абсолютной правдой. - За месяц, - продолжила она, - вам предстоит пройти специальную подготовку для овладения базовыми навыками агента организации.
- А если кто-то откажется... - Уверенность Ли Джонса заметно пошатнулась, но гордость не позволяла этого ни признать, ни уж тем более показать другим.
- Да, забыл предупредить, - снова запищал агент Клинт. - Из такой организации как ОСПА не увольняют. - Ему будто доставляло удовольствие наблюдать, как люди скрипят зубами от пробирающей их оскомины. - Можно так сказать, у вас НЕТ выбора.
Неестественный голос агента надолго отпечатался в памяти...

... Если Вам говорят, что у вас нет выбора, НЕ ВЕРЬТЕ! Выбор есть всегда ...


Рецензии