Поцелуй меня... снова. Часть 5

     Через неделю я сидел перед уставшим к концу дежурства следователем, и в свою очередь борясь со сном, в десятый или двадцатый раз за последние пару часов говорил одно и то же:

     - С матерью Алексея Круглова мы работаем в одной компании... Да, я привез Валерию Алексеевну домой, потому что она попросила об этом.

     - Какие у вас отношения?

     - Чисто деловые.

     - Вы всех женщин, с которыми находитесь в "чисто деловых" готовы отвезти во время рабочего дня, куда они попросят?

     - Не вижу здесь ничего подозрительного, - я потер плечо, которое все еще болело от сильного удара.

     - И вы утверждаете, что находились в машине, ожидая, когда Валерия Круглова выйдет из дома? И поднялись наверх только, когда она позвала на помощь?

     - Утверждаю.

     Следователь с интересной фамилией Малина продержал меня в душном помещении еще около часа, после чего выпроводил из кабинета, как мне показалось, с явным облегчением.

     - Несчастный случай с летальным исходом, примите соболезнования, - сквозь зубы проговорила Валерия, когда мы наконец сели в автомобиль, чтобы разъехаться по домам.

     - Как Алеша?

     - Мама сказала, что он уже спит, - ее губы задрожали, а по щекам в который раз за этот день потекли слезы. - Не могу поверить...

     Мне хотелось успокоить ее, но перед этим следовало уехать от здания полиции подальше, поэтому я молча включил зажигание и тронулся с места. А в голове возникли слова, словно сам черт прошептал их на ухо: "Поздравляю тебя, Виталий, сегодня ты убил человека".

     * * * * *

     Неделей ранее. Новогодняя ночь.

     После прочтения письма Алешки желание отпраздновать Новый год у сестры и вообще веселиться пропало начисто. Я тут же перезвонил ей и извинился, объяснив свое отсутствие необходимостью завязать новые знакомства, так как хочу избавиться от неприятных воспоминаний. На самом деле, я и думать забыл о Наталье, как будто наши отношения были вообще не в этой жизни. Потом я посетил несколько излюбленных заведений Антона, а к трем часам ночи утратил надежду отыскать его.

     Но, видимо, провидение было на моей стороне и преподнесло мне сюрприз по дороге к моему дому. "Черную птицу" я узнал сразу по креативной неоновой подсветке днища машины и в первые секунды даже не поверил своим глазам. "Что он забыл на дороге, ведущей на окраину города?" Ответ не заставил себя ждать.

     Ауди Антона сбавила скорость и повернула во двор заброшенного здания, которых здесь можно было насчитать с десяток. Я держался примерно в ста пятидесяти метрах и тоже притормозил, сделав вид, что направляюсь в сторону старого гаражного кооператива. Убедившись в том, что моя машина теперь не видна, я погасил фары и вышел из нее. Здесь было абсолютно безлюдно, и только снег тихо скрипел под ногами. Ауди продолжала стоять, а я, поскальзываясь через каждые пару шагов, бежал к ней, скрываясь за кирпичными стенами гаражей.

     И сам не знаю, что я хотел увидеть, но продолжал прятаться за елками, растущими в ряд у дальнего выезда. Дверь Ауди открылась, я узнал Антона. Он обошел машину, потянул ручку задней двери, и на минуту скрылся в салоне по пояс. Затем вытащил тело девушки в голубой короткой курточке и синих джинсах на обочину и оставив там, вернулся в автомобиль, извлек черную сумочку, швырнул ее в сторону неподвижного тела, после чего поспешил уехать.

     "Вот и все". Я почувствовал, что меня сотрясает дрожь и зачем-то оглянулся - улица и проезжая часть были все также пусты. Но я ошибся, сделав поспешные выводы - девушка, оставленная Антоном, оказалась живой.

     Наклонившись к ней, я почувствовал сильный запах спиртного и услышал тихий храп. Она спала, не подозревая, что находится на улице в пятнадцати градусный мороз. Дальше я нес обмякшее тело пьяной барышни к себе в машину, проклиная Антона вслух за то, что бросил ее на улице. А ведь она могла умереть или обморозить конечности, или и то и другое. Теперь я убедился, что он все еще живущее среди людей чудовище, но даже в этот момент не представлял, насколько все скверно. Девчонка пришла в себя часам к шести утра, ее вырвало и она надула прямо в штаны. Хорошо, что я успел вывести ее из машины.

     Сначала Катя плохо соображала и не понимала, как вообще оказалась здесь. А я, выяснив, что ей всего пятнадцать лет, пригрозил отвезти ее в милицию, если не расскажет, как оказалась в Ауди Антона. Отпаивая девчонку водой, я слушал ее рассказ, ждал, когда прекратится запоздалое раскаяние и пройдет истерика. Домой Катю я не довез, чтобы не светить номерами своего автомобиля у подъезда, поэтому с обоюдного согласия высадил несчастное дитя в соседнем дворе.

     Теперь я знал, что Антон продолжает свои грязные дела. Заманивая молодых неопытных девушек крутой тачкой, обещанием дорогих подарков и новомодных развлечений, он попросту насиловал их, считая, что купил себе право безнаказанно делать это. Катя поехала с ним по доброй воле, позавидовав своей подруге, которая за месяц побывала в самых крутых клубах города, обзавелась "классными" шмотками, хвасталась увесистой пачкой баксов. Родители у обеих малолеток страдали алкоголизмом, девчонкам и не снилась такая жизнь. Насиловал их Антон несколько раз подряд в какой-то квартире (адрес она естественно не помнила). Напилась Катя сама, оприходовав бутылку крепкого вина по дороге к району, куда попросила его отвезти ее.

     Мои мысли вернулись к Валерии и ее сыну. В том, что они не должны продолжать жить с этим человеком, я не сомневался.

     * * * * *

     Несколько последующих ночей я мучился от бессонницы, и только снотворное помогало уснуть. Меня преследовало лицо Алешки и страшные картины того, что могло заставить ребенка желать смерти собственному отцу.

     На нашем предприятии были каникулы до рождества. Я едва дождался первого в этом году рабочего дня. Но поговорить наедине с Валерией смог только к обеду.

     - Нам надо поговорить, - произнесли мы одновременно, почти столкнувшись на середине коридора.

     - Бильярдная, - предложил я, так как взял ключи от комнаты отдыха заранее.

     Она не возражала. Закрывшись изнутри, я обернулся и, если бы не все произошедшее, поймал бы счастье в свои руки, чтобы никогда его не отпускать. Валерия сдалась чувствам, одолевающим нас, и восприняла поворот ключа в замке и мое новогоднее представление, как сигнал к действию. Она решительно приблизилась ко мне, соблазнительно улыбнулась и положила руки на плечи, слегка сжав мышцы тонкими пальчиками.

     Васильковые глаза округлились, на лице застыла гримаса непонимания. Я молча опустил ее руки вниз и отступил на шаг.

     - Я не понимаю. Я думала... - она покраснела и сделал попытку уйти.

     Я взял ее за руку и повел к единственному диванчику, на ходу уговаривая выслушать меня:

     - Прошу тебя, только не уходи, разговор серьезный. Ты... вы, - поправился я, - не безразличны мне.

     И сам вдруг смутился, осознав, что говорю чистую правду. "Будь что будет", - подумал я и сделал глубокий вдох.

     - Речь пойдет о твоем муже...

     Валерия тут же нахмурилась и открыла рот, чтобы возразить.

     - Не перебивай, ты не представляешь, как мне сложно говорить сейчас, но я должен - это единственный выход. Тебе следует знать.

     Она кивнула, настороженно всматриваясь в мое лицо. Или слова, с которых я начал разговор, или мои глаза убедили ее - но теперь она готова была слушать.

     - Помнишь тот вечер, когда он силой увез тебя с корпоратива? Я испугался, что он видел, как я танцевал с тобой, как близко мы... друг от друга. В общем, я поймал такси и ехал следом, а потом подслушивал. Он грубил, потом толкнул...

     - Я помню, - перебила она, понимая - то, что я хотел сказать не состоит из одного лишь неприятного напоминания.

     - Я узнал его. Десять лет назад именно этот человек убегал из моей квартиры, после того, как изнасиловал мою родную сестру. Я заигрался с ребятами в футбол, вернулся поздно, дверь была открыта, он практически сбил меня с ног, а я подумал, что это вор и схватил его за рукав. Но он ударил меня и смог сбежать. Я нашел сестренку голой и... она умоляла никому не говорить... и я не сказал.

     Валерия даже не шелохнулась.

     - Ты меня слушаешь?

     - Продолжай, - каким-то не своим голосом ответила она.

     - Когда я понял, кто твой муж, то уже не мог просто так оставить все в прошлом, я поехал к сестре и впервые за все эти годы спросил ее, как все было. Она рассказала, назвала имя. Все совпало. Я решил следить за ним. Он встречал тебя несколько дней подряд, я всегда ехал следом. Все ждал удобного случая, уже почти поверил, что он - другой человек, ну, что не делает ничего подобного.

     - А Новый год? Зачем ты приходил? Хотел соблазнить меня, чтобы добраться до него?

     - Нет-нет, просто Алешка... - она подняла на меня злой взгляд. - Дослушай! Я был и в супермаркете, твоему сыну понравилась эта машина. Не знаю, что на меня нашло! Я этого захотел сам...

     - У тебя получилось, - обреченно вздохнула она.

     - Валерия, все, что я сказал - только начало. Помнишь, Алеша догнал меня в коридоре? Ты не видела, но у него было еще одно тайное желание, такое, что я не сплю после этого без снотворного. В новогоднюю ночь я как одержимый искал Антона по клубам...

     - Нашел? - этим вопросом она хотела сказать, что знает, где любит проводить время ее муж.

     Но Валерия сильно ошибалась.

     - Примерно в три часа ночи я сдался и возвращался домой, когда увидел его машину. Он выбросил на улицу пятнадцатилетнюю девушку, пьяную в хлам. Я подобрал ее, привел в чувства. Все, что она сказала - на диктофоне. Он до сих пор занимается этим, только теперь платит, чтобы соглашались и молчали потом, подарки дарит...

     - Зачем ты мне это говоришь? И при чем тут мой сын? - ее терпение заканчивалось, пора было перейти к самому главному.

     - Вот, - я протянул ей конверт.

     - Что это?

     - Желание твоего сына на всю жизнь вперед.

     Валерия развернула конверт, и ее лицо вмиг стало белым как мел. Я испугался, что она потеряет сознание.

     - Может, он просто видел что-то или узнал? Это не говорит о том, что Круглов подвергает мальчика насилию. Ты же мать. Алеша жаловался тебе, говорил что-то?

     Валерия смотрела затуманившимися глазами как будто сквозь меня. Ее губы задрожали, из глаз потекли слезы, но она тут же смахнула их. Шли минуты, она продолжала сидеть без движения, на лбу залегла глубокая морщина. Валерия сосредоточенно о чем-то думала. Я испугался, что она не поверит и начнет все отрицать.

     - Валерия? - позвал я. - Скажи что-нибудь! Я решил, что ты должна знать. Может, я зря волновался? Черт с ними, с этими малолетками, главное - Алеша.

     Она встрепенулась и бегом направилась к двери.

     - Что? Скажи мне! Куда ты? - я остановил ее, ухватив за локоть.

     Сначала она начала вырываться, словно дикая кошка, потом посмотрела на меня, перестала сопротивляться и сипло прошептала:

     - Он сейчас с ним, понимаешь? Каникулы... Все эти дни Алешка просил не оставлять его с па... с ним.

     - Подожди. Это же его родной ребенок. Может, Алешка в обиде просто.

     Ее глаза расширились от ужаса, рот искривился от неприятия происходящего.

     - Боже мой! Как я могла быть такой слепой?! Он же пытался мне сказать...! Надо ехать, слышишь? Надо ехать сейчас же!


Продолжение http://www.proza.ru/2015/09/09/1735


Рецензии
Дело принимает серьезный оборот...Не хотелось бы, чтобы Виталий сам совершил возмездие...надеюсь, что смерть будет стечением обстоятельств...
С интересом, Т.М.

Татьяна Микулич   11.05.2019 13:20     Заявить о нарушении
Да, согласна с Вами.

Анастасия Новичук   11.05.2019 13:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.