Воробьиная верность

     Ещё  в конце мая я заметила, как одна воробьиная парочка облюбовала себе местечко  за баскетбольным щитом. И свила там себе любовное гнёздышко. Прямо в железной квадратной трубе. И кошка не достанет и дождь не намочит.   К тому же   -   напротив - окно моей спальни.            Этим летом я чаще обычного была в деревне – так хотелось покинуть  автомобильную  шумную Москву ,чтобы   насладиться   свежим воздухом  и деревенской  тишиной . А нарушить ту  тишину могли   лишь  птицы.
      Заря  только занималась, а  птичья перекличка  уже насквозь  пронизывала  утренний туман .  Спать совсем не хотелось – я вставала, брала фотоаппарат и бежала встречать рассвет   по свежей   траве, усыпанной колючей росой.  Умывалась  ею  и говорила : «Доброе утро!»  Солнцу и птицам.  Когда день начинается именно так, то появляется какое- то особое ощущение  единения с природой. И кажется, что видишь и слышишь гараздо больше, чем обычно.   Особенно в отсутствии телевизора, компьютера и людей. Наблюдать за птицами, облаками ,  деревьями  куда интересней.  А птицы  чувствуют  это , отвечают взаимностью и устанавливается контакт . Причём достаточно быстро. Можно сказать –  с первого взгляда.  Они  открыты и доверчивы. Не могу объяснить, как это чувствуешь – ведь и сердечко у них такое крошечное, а глазки – ещё куда меньше. 
     Воробьи  суетились , облагораживая своё жилище. По очереди добывали строительный материал.  Я наблюдала за их обыденной суетой, стараясь запечатлеть  фотоаппаратом. Вот, кажется самец, принёс в клюве пушистое пёрышко. Интересно , где он его раздобыл? – перо явно от крупной распотрошённой птицы; скорее всего  дрозда. Здесь они обитают в большом количестве под неусыпным взором соколов.  Пока воробей-самец добывает строительный материал,  его воробьиха суетливо озирается по сторонам. Волнуется, ждёт его, стережёт домишко, перетаптывается с лапки на лапку., со мхом в клюве. А вот он и вернулся, добытчик. Сидит бок о бок с ней, гордо выперев  грудь, расправив пёрышки и хвост. Всем своим видом показывая хозяйственность и геройскую удаль. А самочка   только рядом с ним ощущает себя уверенной , довольной  и спокойной. Неумело скрывая свою уязвимость – ведь птичье счастье не так долговечно в окружении хищников.  Нужно быть всегда на чеку, -  от того  маленькие птицы так суетливы  и в относительной безопасности они только тогда, когда живут в большой стае.     Но эта парочка   была  просто счастлива, уединившись возле моего дома и судя по тому , как они сидели рядышком и льнули друг к другу , можно было подумать, что их связывает не только хозяйственная деятельность. Кажется, что инстинкт размножения у них был подкреплён какими то нежными  чувствами. Моё присутствие совсем не смущало их.  Птицы не пугались  и не улетали, когда я находилась в непосредственной близости от них. Но подкармливать птиц  я не стала, чтобы не нарушать  законы природы. Это лесные воробьи – они живут в своей естественной среде и вполне могут сами добывать себе  прокорм.  Так прошло несколько дней. 
     Потом мне пришлось уехать в Москву .  Вернувшись, я, как всегда, первым делом обхожу весь участок – здороваюсь с деревьями. Все на месте, и, кажется даже подросли.  И, вдруг,   глаза замечают какой- то комочек на светлой плитке.  Мёртвая птичка. Воробышек.  Но их ведь много летает, разных.  Бедная – наверно  не заметила стекла и врезалась в него, а может  быть  сбил на лету сокол или сова?  И вдруг вижу, что воробьиха сидит   на своём месте, на щите, только одна. И вид у неё был такой жалкий.  Целый день она просидела в одиночестве.  И кажется даже не шелохнулась. Скуксилась  как то, склонив голову на бок.  Пёрышки поникли, словно плечики опустились.  Вероятно   она была в глубокой печали.  Поняв, что погиб её напарник мне тоже стало грустно и я  сразу же вспомнила    известную нам всем фразу  Шурика – «Птичку жалко» и,  сама себе удивляясь, - заплакала, повторив эти слова.  Улыбнулась сквозь слёзы. И правда – птичку оказалось  очень жаль.  Шурик был прав.  Она такая маленькая , несчастная и  убитая горем.  Это было так отчётливо . Не заметить , что птичка горевала, было невозможно.
      Птичье счастье оказалось действительно коротким.  Меня поразило то, что  птичка всем своим видом так напоминала  человеческую натуру. Она нуждалась в утешении и поддержке.  Выразив своё сочувствие ,  я закопала погибшего воробья, водрузив сосновую шишку и веточку , чтобы не забыть . А воробьиху подбодрила, как могла.  Жизнь то продолжается.
     Вечером, после жаркого дня я занялась поливом . Земля, трава - всё живое   требовало влаги.  Вода плохо уходила через высохшую  землю и под травой быстро образовывались лужицы.  И вдруг  рядом, оказалась моя воробьиха.  Как то робко глянула на меня, как буд-то что то вопрошая,  требуя моего участия.  А я обрадовалась, что она  прилетела. Птица стала аккуратно пить  - ловить капли с травинок. Вода – это жизнь . И для земли и для птиц.
Кажется, что  воробьиха потом  воспряла духом. К ней в гости  даже  прилетело  несколько  сородичей  и наверно  она  поведала им о своём несчастье. Во всяком случае ещё пару дней она сидела одна у своего гнезда. А в следующий  мой приезд  и она лежала мёртвая возле маленького холмика с сосновой шишкой.Неужели погибла с тоски?  Такая вот грустная  воробьиная история.


Рецензии