Напряжение песка

                НАПРЯЖЕНИЕ ПЕСКА


Есть такое расхожее выражение: «Земля русская на Иванах держится», и в этом я убеждался не раз. В тот год у меня застопорилась стройка многоэтажного дома для соотечественников-переселенцев из ближнего и дальнего зарубежья. Прошёл целый год, а строители смогли  забить лишь четыре ряда свай в фундамент будущего дома.

Двенадцатиметровые бетонные «карандаши» упирались в неведомое препятствие, выводя из строя один копёр за другим. Инженеры ломали голову, не понимая, как забивка свай в песчаный грунт превратилась в проблему. И когда был повреждён самый мощный газовый молот, работы были остановлены окончательно. Чтобы закрыть стройку, на площадку прибыла комиссия из восьми человек во главе с начальником строительного  управления.

Специалисты, осмотрев площадку и рабочие машины, вынесли неутешительный вердикт: под слоем песчаного грунта лежат старые немецкие фундаменты, препятствующие забиванию свай. В этой связи продолжать строительство было нецелесообразно. Я, как заказчик, тоже должен был подтвердить данную версию своей подписью в акте и забыть о доме навсегда.

- А как же быть с жильём для переселенцев? – недоумевал я.
- Скажите спасибо тому, кто выбирал эту площадку для застройки, - усмехнулся начальник стройуправления.
- Так я сам и выбирал её, - отвечаю ему.
- Ну, вот теперь и порадуйтесь на свою работу, – поучает меня главный строитель.
- Лучше места здесь не найти. Надо стройку продолжать! – не унимаюсь я, а сам не могу даже представить, как это вообще будет выглядеть теперь.

- Пустой разговор! Подписывайте акт и точка! – стоит на своём председатель комиссии. – Больше гробить технику и терять время зря я не намерен!
- За выброшенные на ветер деньги меня тоже по головке не погладят, - отвечаю ему с такой же решительностью. - А, главное, где теперь люди будут жить?
- Ну что вы упираетесь! Вы же не черта не смыслите в строительстве! – злится председатель комиссии и протягивает мне акты. 
 
Я беру бумаги и быстро пробегаю глазами по строчкам. Спасения ждать неоткуда и не от кого. Полное фиаско с громкими выводами и позором перед теми, кто ждал от меня жильё. Заскребло на душе так, что хоть в петлю лезь. Ну, а когда от волнения начали дрожать руки, я не выдержал и окликнул знакомого экскаваторщика, который ковырялся с бульдозеристом возле механизмов.

- Иван, у тебя курево есть?
- Есть! Сейчас принесу.
Когда я прикуривал сигарету, экскаваторщик спросил:
- Что у вас здесь случилось командир?
- Да вот хотят закрыть стройку. Говорят, что там под песком старые фундаменты лежат.

Иван не стал меня дальше слушать, а взял штыковую лопату и начал простукивать ею площадку, а потом прилюдно озвучил свой вывод:
- Никаких фундаментов там нет! Здесь причина совсем иная!
- Ещё один специалист выискался! - брезгливо скривил губы начальник стройуправления. - А что же, по-твоему, там, если уже три копра накрылось?
- А нечего особенного, - спокойно отвечает ему экскаваторщик. – Это такой плотный песок.

- Как-то всё просто у вас получается, а делать - то что? - занервничал опять строитель.
- Надо снять напряжение песка, и сваи пойдут как по маслу, - твёрдо заявил ему механик.
- Ну так и сними! - захихикали члены комиссии, указывая руками на  участок, где торчали сваи.
- Сейчас сниму, - насупился Иван и, склонив голову, поспешил к экскаватору.

За считанные минуты он поднял ковшом грунт глубиною на выброс стрелы и шириною метра на три-четыре. Я заглянул в траншею. Везде был только один песок, и ничего другого, что могло бы препятствовать работе.
- Так, где же ваши фундаменты? – приглашаю членов комиссии к траншее.
Затеплилась надежда, что стройка всё-таки будет продолжена, и переселенцы получат свои долгожданные квартиры.
- Ну, а дальше-то что? – упёрся недовольным взглядом начальник стройуправления в экскаваторщика.

Иван, отвернувшись от нас, по-заправски свистнул бульдозеристу:
- Сгребай обратно грунт в траншею!
Так обычно делают мальчишки, показывая свою прыть и озорство, но здесь был другой случай и тракторист, не мешкая, выполнил его команду.

Сделав несколько заездов, он скинул песок обратно туда, откуда его  только что подняли экскаватором. Затем оба механика отвели свои машины в сторону и заглушили двигатели. Иван спокойно подошёл к нам, закурил и жадно сделав пару затяжек, обратился к комиссии:
- А вот теперь забивайте свои сваи. Я вам обещаю, что в землю они пойдут без сучка и задоринки.

Не дожидаясь команды главного строителя, копёрщики быстро подцепили сваю и, поставив её на мягкий грунт, стали забивать. Несколько мощных ударов и двенадцатиметровая бетонная свая ушла в землю. За нею вторая, третья и так целый ряд. В это время члены комиссии нервно курили, наблюдая за слаженной работой копёрщиков, и почему-то ёжились, хотя на дворе было лето.

Ну а я вернул все документы председателю комиссии, так и не подписав их, ведь было уже очевидно, что стройку надо продолжать. В это время  Иван снова подошёл ко мне и, улыбаясь, предложил очередную сигарету.
- Видите, как всё оказалось просто, а вы нервничали.
Я с благодарностью пожал ему руку и ответил:
- Знал бы кто, что мне пришлось пережить. Выручили вы меня и на этот раз, а стол я уж так и быть накрою. Мяч теперь на моей стороне. На что Иван лишь махнул рукой.
- Ладно! Свои ведь люди, сочтёмся. Сегодня я вас выручил, завтра вы меня.

Мне тогда показалось - как всё просто. Надо только поддерживать и понимать друг друга, и у нас всё получится. Нет! Сегодня другие принципы движут людьми, разобщая общество и прививая ему звериные инстинкты.

Какая же здесь национальная идея? А ведь ответ лежит на поверхности. Слишком большая пропасть между тем, что мы говорим и тем, что делаем. Грешно! Ведь врём-то сами себе!? Какая же в этом святость и божья благодать?

Надо снять это напряжение пока наши души не превратились в монолит, потеряв способность не только слышать, но и чувствовать. Тогда уж точно не помогут никакие скрепы.


Рецензии
Замечательный рассказ, он намного выше всех вместе взятых философских рассуждений, густо разбросанных по Проза Ру. И не слушайте никаких, так называемых специалистов. Художественная правда--вот самое главное в художественном произведении. Я лет пятнадцать не видел своего одноклассника, живущего на соседней улице. И увидел его-- где б вы думали? -на эскалаторе Московского метрополитена. Напиши это в произведении--это будет рояль в кустах. Верно и обратное: то, что реально в произведении не всегда сходится с действительностью. Попробуй сочетай с действительностью рассказы Эдгара По или Гоголя,хотя Николай Васильевич-- величайший из реалистов. Я давно не получал такого удовольствия от рассказа, прочитанного на Проза Ру. Он светел, он красен, как весеннее солнышко, он излучает социальный оптимизм, которого нам критически не хватает сегодня. Он с виду прост, как правда, но он сделан рукой большого мастера, а может,это большущая случайная удача, как выигрыш в лотерею.Для нас это не важно. Важен сам факт--рассказ. Единственный совет--убрать несколько последних предложений, менторских и чересчур прямолинейных.На любом конкурсе я бы присудил этому рассказу первое место. Яцук И. М.

Яцук Иван   12.01.2019 23:58     Заявить о нарушении
Иван, большое спасибо за вашу рецензию. Она для меня выше любой премии на любом конкурсе. По поводу менторского тона согласен, но иногда хочется именно так заострить проблему. Вам тоже здоровья и удачи в творчестве…

С уважением,

Валерий Русаловский   14.01.2019 20:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.