Сборник Трата Родины Ангелины Прудниковой

Веди меня, как раньше ты вела,
Земля, где я в Россию проросла, –
С тобою Бог, и наше дело свято.
(Ангелина Прудникова)

За четыре года Ангелина  Прудникова успела издать в Архангельске и Северодвинске пять книг: монографию «Русское междометие» и поэтические сборники «Трата Родины» (2012), «Живее  всех живых» (2013), «Вперёд! На родину – последним теплоходом» (2014), «Гранатовые зёрна» (2015) – двенадцатая книга писательницы и поэта.
Солидный вклад в литературную копилку, да и в русскую литературу – несомненно  –  (хотя в толстых столичных журналах подборок тех стихов не найти, повисло над ними м о л ч а н и е «начальников от литературы»).
 
Ангелина Прудникова, признанный лидер северодвинских литераторов, –  ярчайшая звезда на горизонтах северной поэзии, возвышающая свой правдивый голос. Мастерство сочетается с внешним обаянием, глубинными корнями носительницы древней поморской культуры с чётко обозначенным жизненным укладом.  И с твёрдыми мыслью и рукой инженера-конструктора корпуса подводных лодок-атомоходов (сколько лет работы в секретном предприятии после Севмашвтуза!).  Пассионарность в отношении к волнующим проблемам современного общества: Водолей по солнечному знаку – этим всё сказано.

Сборник «Трата Родины»  композиционно выстроен по хронологии периодов творческого роста души.
Цикл «1969 – 1985»  – юность,  море и солнце. Любовь, жажда жить  – как пожар закатного неба: «Клубилось небо яркой лавой./ А солнце, словно из оков, /Смотрело, щурилось лукаво, / Не смея спрыгнуть с облаков».
Впрочем, цитируемое стихотворение «О нашей жизни» завершается прозой трудовых буден:
Порывов нет  –  одни заботы:
«Учись, осваивай, стремись…».
А завтра снова на работу.
И так  – всю жизнь.

Однако поэтической душе, как оказывается, этих забот мало и она принимает (дополнительно к ним) иное служение, которое  и даёт настоящие силы:
 «В стихах я наконец себя нашла./ Их, как жемчужины, перебирала/ И лучшие с восторгом отделяла»…

Очередной поэтический цикл:  с 14 ноября 1985 г. по 1994 год  –  выход из жизненного мирка с его заботами, любовью и предательством.

*  *  *
Как лист из жёсткой,
              заскорузлой ветки,
Как тонкий, клейкий,
                очень нежный лист,
Душа моя
        из тесной,
                тёмной клетки
Рванулась ввысь.
14 ноября 1985


Душа поэта в 33 года принимает настоящее служение: через кипящие внутри слёзы, «глаголом жечь сердца…». В стихотворении «Боги Руси! Вы слышите?» ощущается голос настоящего трибуна: «Веру избыли дотла. / Сами себе славим почести, / Сами плывём – без весла».

Ах, громовержец, дай ливня нам!
Ветром остудным завой.
Паства твоя не ленивая –
Только Россию отмой!


Творческий цикл «1996 – 2000» ,  когда чувство усталости и безысходности от мировой круговерти «Яду принять бы, яду…» и саркастичное отношение к самой себе «Я вся из вчерашнего дня…» сменяется восторгом от совершенства некоторых вещей в мире: старинных деревянных церквей, звезды,  цветка, дерева, …мытья в бане по-чёрному...

ЯЗЫЧЕСКОЕ

Стою в лесу, перед сосной, одна –
Огромной, величавой, в три обхвата, –
И ей кричу бессвязные слова,
Что я во многом в жизни виновата.

Я есмь в миру, и есть в лесу она –
Мы обе есть, и, значит, мы подруги.
И я, прижавшись к ней  – к коре щека,
Тяну к ветвям изнеженные руки

И слезы лью – ручьём бегут они –
О бедах всех и всех земных печалях.
А по коре, шершавой от морщин,
Бежит смолы слеза, что изначальна.

Ревем порознь: взахлёб рыдаю я,
Тягуче точит слезы леса житель.
Я – все о ней, она – все про меня,
И нам двоим не нужен утешитель.

Тянусь я ввысь, куда уходит рельс
Её ствола, теряясь в кроне где-то…
Она глядит, почти из-под небес,
На тень мою, похожую на ветку.

Винюсь пред ней, что так легка, быстра, –
Хожу, спешу, все в жизни пропуская.
Она молчит – о том, что, хоть стара,
Но у нее – надежная кора,
Мне пережить ее – тщета пустая…
1997


Упорство, сила духа, умение выстоять, выжить «чужой не попробовав кровушки» – у поэтессы в крови.


Цикл «2002 – 2011». Сизифов труд обыденщины: женщина тянет в гору сразу два камня и мечтает, чтобы один всё же не скатился с вершины.
«Нет, уничтожить дух совсем не просто», ведь можно упасть и прижаться к матери-земле и сразу придут новые силы.  Ведь лирическая героиня – часто сама поэтесса. Но её героями становятся и Двина, и сосна, и простая поморянка, и городская девчонка… Все обретают голос… даже предметы неодушевлённые…

Поэтесса обретает, порою, воистину – космическое мировосприятие:

* * *
Я стою на остановке и жду автобус.
Я стою в конце длинной широкой улицы.
Я стою на краю небольшого города.
Я стою у залива Белого моря.
Я виднеюсь у кромки Ледовитого океана.
Я – комарик на шарике земляной планеты.
Я скольжу на орбите вокруг Солнца.
Я вращаюсь в звёздном хороводе.
Я – часть Галактической системы.
Я – пыль разбегающейся Вселенной.
Это всё со мной одновременно происходит.
А ведь я – лишь стою на остановке.

Цикл «Песни тёти Нюры» – не только о поморской старине и о корнях, с которыми героине повезло. Поморье… «Ходят по морю что посуху/ Только поморы одни».

В землях поморских, как водится
(Это ж страна моряков!),
Даже коровы – как глобусы:
С пятнами материков.

Этот цикл и о разрухе в деревне, о поросших бурьяном пепелищах, о народе, о власти…
К счастью, в завершение, слышится оптимистичное «А внуки – вновь вернут Россию».

Цикл «Технологии»
О, полный восторг от стихов, где запечатлены действа: хлебопечение,  поморская стирка белья, мытьё посуды, глажка белья, сбор малины; воистину, ритуальная варка первых плодов… Художественное представление объектов нематериального культурного наследия – оригинальное и актуальное слово в современной литературе.


СБОР МАЛИНЫ

За малиною ходят с рассветом.
А на Севере в три рассветает.
Ты подрос – и теперь каждым летом
На Ильи;н день такое бывает:

Будит мама иль тётя нещадно:
«Поднимайся, малина поспела!»
Продираешь глаза – очень надо,
Рано-рано чтоб взяться за дело.

Спит весь дом, у тебя ж и сестрицы
Дело тайное – в лес отправляться.
Так приятно от всех отличиться –
Самой нужной сейчас оказаться.

Для начала наряд подбираешь –
Всё продумано в робе должно быть:
В кофту бабушки (с латкой) влезаешь –
Не бояться шипов острых чтобы.

Головёнку – платком окуфетать
(Волосатком в кусты не полезешь)!
Брюки брата – подвязаны крепко,
Сапоги – до колен – может, деда.

Самый главный предмет – полагушка
(То молочный бидон, литра на три),
И к нему кушачок очень нужен –
от любого цветастого платья.

И теперь, не попивши и чаю,
С первым солнцем идёшь по малину
к перевалам (а их отличают
По кустам посреди луговины).

Если где-то белеют платочки –
Значит, жёнки пришли, конецдворки.
Встали раньше на час, это точно.
Стыдно нам-то – у них на закорках…

Вот малина. И мы полагушки
Кушаком тут же вяжем на талью
И бросаемся сходу на кустышки –
Руки ходят в режиме комбайна.

Надо чисто обрать, чтоб не стыдно,
Чтоб тому, кто шагает по следу,
Не досталось ни ягодки: видно
Тут и девку – старательна, нет ли.

И берём всю набрякшую соком
по прохладе, пронзенную солнцем,
Так манящую ласковым боком, –
но не в рот, а бросаем на донце

Полагушки. Его скоро скроет,
А потом ягод станет с два пальца.
У сестрёнки не меньше. Не стоит
Ей завидовать – лучше старайся!

Уминается – жалко! – малина.
Ходишь, падаешь – ну; как просыплешь!
Наберёшь литра два с половиной –
То-то горд от добычи венликой!

Спотыкаясь, бредёшь до деревни,
Все кусты в перевалах облазав.
Скажет бабушка: «Андели, девки,
Да благошко у вас нынче ягод!

Мамы тут же наварят варенья –
Вот зимой будет царь-угощенье!
А к утру вновь малина созреет –
Снова будет малинное бденье!

Снова надо подняться с зарёю.
Конецдворки, прилученки, спите!
Мы пойдём по росистому полю,
По нетронутой ягодной гриве.


Цикл «На пляже» – не о пляжных радостях.  Это встреча с морем. Белое море!

То-то горд от добычи великой!
Море кормилец - и море злодей...
И тогда запой песню им свою...

 Море, родная земля дают силы всем, кто к ним припадает: «Ты пойми, уясни: силы есть, не ушли, / И природа – как мать, а дорога – как друг»:

И тогда запой им песню свою,
Славь природу в ней и дорогу славь.
Никогда не смей уставать в бою –
Плечи разверни, грудь свою расправь.

Отступленье – смерть, ожиданье – крах,
Клином клин всегда надо вышибать.
Дерзким выпадом победи свой страх –
И тогда тебя тлену не достать,
Не достать.

Своеобразная закольцовка тем (море, природа) с предыдущими циклами.

А утром… солнце! Вот оно, моё известье!
И надо мной – мгновенно тают облака!
Небесный купол – всё такой же он чудесный:
Льняного цвета да парного молока.

Так идёт по жизни Ангелина Прудникова,  «привычная встречать грудью все беды-напасти, жить полной жизнью – к победам и радостям!»

* * *

«Трата Родины»? Есть у поморов иное значение слова «трата» – кормление, подкармливание, выхаживание, потакание, угождение. Кормить, насыщать, холить у поморов – тратить (ударение на последнем слоге), автор объясняет в Послесловии книги. 
Ангелина Прудникова в своих стихах говорит не только горькую правду о нашем времени, – а «правда поморов – как нож», огненное «выжигание сора из сорной кучи», – но и строит «невидимую крепость души народной» и кормит читателя «хлебом духовным», призывая к созиданию.

И стихи меняют мир – даже независимо от того, читают ли их. Тем более – опубликованные!!!



Портрет Ангелины Прудниковой сделан АЦ


Рецензии
Вот это больше всего понравилось:

"Даже коровы – как глобусы:
С пятнами материков."

Бэд Кристиан   05.09.2015 22:48     Заявить о нарушении
Привет, Крис!
Да, именно так выглядит северная холмогорская коровка - глобус типа.
Интересно, что летом стада нередко вывозят на острова (на Двине, Печоре и пр.) и так выпасают на воле.
Коровки плавать умеют, конечно, но в большую реку не полезут))).
С теплом,
Любовь

Любовь Царькова   06.09.2015 07:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.