Z-day. 4 Краснокожий крысолов

Окрестности г. Фэрвью. Шт. Оклахома

- Есть аспирин, викодин разного срока годности, оксиконтин. Был мет, но его разобрали. Вообще вы, ребята, слишком поздно нам повстречались. Мы с Брайаном едем обратно, так что все сливки уже разошлись как на ярмарке, - белый мужчина в коричневой фетровой шляпе развел руками и оперся о раскрытый багажник красного седана «Линкольн Континенталь».
Сам он выглядел холеным и сытым. Аккуратно подстриженная борода, черная джинсовая куртка поверх серой рубашки, брюки под цвет шляпы и добротные ботинки из натуральной кожи – торгаш Уэйн Маклейн, которому на вид можно было дать не меньше пятидесяти, ценил качество даже теперь. Играющая на солнце краска машины, ее натертые до блеска хромированные детали и поражающий чистотой кожаный салон говорили о том, что этот тип предпочитал держаться подальше от слоняющихся по трассе зомби, в отличие от окруживших его парней и Дакоты. Не машина, а живой, несмотря на почтенный возраст, секс-символ американского автопрома.
Разве что очки на торгаше выбивались из общей картинки. Это были обычные с круглыми линзами очки в дешевой роговой оправе.
Его напарник, молодой парень лет двадцати пяти в джинсовом комбинезоне и красной майке с надписью «Я люблю мять сиськи», держался неподалеку, от безделья надувая пузыри из жвачки и подбрасывая в руке резиновый мячик.
- К вашему топливу, патронам и ружью я могу дать три ствола с патронами к ним, пару фонариков с рабочими батарейками, готов добавить десять колес окси и выпуск «Плейбоя» две тысячи девятого года, - Маклейн усмехнулся. – Горячие цыпочки октября, почти как новый!
Техасец промолчал, примеряясь к «браунингу».
- Тампоны есть? – подала голос Дакота.
После того, как она застряла в уборной во время атаки зомби, этот вопрос волновал ее больше всего. Все прежние запасы необходимого для девушки предмета гигиены остались в Рансом Каньоне вместе с остальными вещами и машиной, так что в лесу ей пришлось импровизировать на ходу.
- Прости, куколка, только по предварительному заказу, - отозвался торгаш. – Обычно дамочки не разъезжают по нашей трассе. Ну так что? По рукам?
- А это что? – Дакота почти целиком ушла в багажник, чтобы вытащить на свет топор на длинном, в неполный фут, топорище.
Повертев его и так и эдак, девушка взвизгнула от удовольствия, замахнулась, заставив Маклейна и Йена отшатнуться, и сообщила:
- Он мне нравится.
- Окей, тогда придется доплатить.
- Эй, ты вконец обнаглел?! Мы отдаем целую канистру дизеля и коробку патронов! – бросил возмущенный до глубины души Харви.
Он, в отличие от остальных, не участвовал в сделке, держась неподалеку от «Доджа», но слушал в оба и меньше всего хотел, чтобы их ободрали как липку. В конце концов, все они рисковали, добывая их. Он рисковал.
- Я не понял, какие-то проблемы? Или тебе жить больше всех надоело? Не устраивают наши условия, вали к чертовой матери. Тут таких умников завались! – тут же завелся молодой Брайан, одной рукой сжав мячик, а другой выхватив из кармана комбинезона пушку и наставив ее на мужчину.
- Эй, остынь, мы сами разберемся. Ведь так? – Маклейн холодно улыбнулся, дав напарнику отмашку, и положил руки на пояс, толсто намекая, что спорить не стоит.
В обеих кобурах, пристегнутых к его ремню, было по стволу, а взгляд за очками говорил о том, что раздумывать Уэйн не станет.
- Нам не нужны проблемы, - согласился техасец. – Пусть твой друг уберет пушку, мы согласны на сделку.
Торгаш кивнул и повернулся к парню:
- Брайан.
- Что?! Да я их только припугнуть хотел, - Брайан нехотя убрал ствол обратно и надул большой желтый пузырь.
Тот громко лопнул, только чудом не залепив вспыльчивому приятелю Уэйна пол лица.
- Мы возьмем топор, только я не знаю, что еще предложить, - сказал Йен.
Ему не хотелось делиться лекарствами, ведь они могли пригодиться, второе ружье принадлежало коренному американцу, о мачете с веревкой речь и вовсе не шла. Из того, что прихватил с собой Чарли, тем более предложить было нечего.
- Тогда топор остается у меня, - отрезал торгаш и потянулся за оружием, которое уже облюбовала для себя Дакота.
Она с охотничьим азартом представляла, как будут трещать под ним черепа мертвяков, только волю дай. Расставаться с топором вовсе не хотелось, но делать было нечего, и девушка почти протянула его Маклейну.
- Стойте, - заговорил Нейтан и принялся извлекать что-то из заднего кармана джинсов. – Я… у меня есть нюхательный табак, - нашарив пластиковую коробку с драгоценным запасом, он отдал ее торгашу.
Тот довольно крякнул, вытряс на тыльную сторону ладони немного табака и не без удовольствия по очереди втянул обеими ноздрями.
- А ты умеешь удивить, парнишка, - сказал он, отряхнув руки, и сунул коробку в нагрудный карман рубашки. – По рукам, топор и все остальное ваше.
- Уэйн, отсыпь-ка мне, - воодушевился его напарник.
- Подождешь. Помоги лучше с обменом и валим отсюда, - отдал распоряжение Маклейн и, решив, что в нем больше нет нужды, сел за руль пижонского «Линкольна».
Седан чуть просел под ним, но это не помешало техасцу и остальным забрать обещанное и выгрузить из пикапа свой товар. Нейт, радующаяся топору Дакота и Чарли сели в «Джи-Эм-Си», пока Брайан, бормоча себе под нос: «…как обычно принеси-подай, а как что попросишь, так хрен, сука…», погружал канистру и ружье с патронами в багажник. Они забрали себе один из фонариков, колеса и пару пушек. Йен, присвоив себе один из двух «браунингов» (третий был «глоком»), закинул в бардачок остальное и захлопнул за собой дверцу.
- Эй! – окрикнул его Брайан.
Захлопнув багажник «Линкольна», он все еще стоял возле него, размахивая в воздухе октябрьским выпуском «Плейбоя» и не переставая жевать жвачку.
- Ты порнушку забыл.
Уже устроившийся в салоне техасец закрыл глаза и шумно выдохнул. Не то, чтобы у него не возникало естественных потребностей, но после смерти Лу ему не доводилось думать об этом. Да и задолго до этого, чего уж там, парню приходилось ограничивать себя в сексе, ведь его подруга была на последних месяцах беременности. Но только сейчас перед попутчиками и в какой-то степени приятелями брать этот потрепанный, перевидавший черт знает сколько рук (и дай бог, если только рук!), было как-то… неправильно что ли. Он уже готов был махнуть рукой и поторопить застрявшего на дороге Харви, но тот, смерив угрожавшего ему пушкой парня надменным взглядом, выдернул выпуск из его пальцев и процедил:
- Обещаю вспоминать о тебе на досуге.
Заставив Брайана скривиться и плюнуть на асфальт, а затем поспешно погрузиться в седан, он все той же полной достоинства походкой пересек расстояние, отделявшее его от фургона и сел на пассажирское сиденье.
- Поехали! Чего стоим? – бросил он озадаченному Йену и развернул журнал на середине.
- Только не говори, что собираешься листать это прямо сейчас, - техасец тронулся с места, следуя за черным пикапом.
«Линкольн Континенталь» опередил их на несколько минут. Он двигался в том же направлении, что и разношерстная компания путешественников, и их пути еще могли пересечься в будущем.
- Господи Иисусе! – хмыкнул Харви, оторвавшись на миг от любования пышными прелестями аппетитной блондинки в мыльной пене. – Ты что, в церковно-приходской школе учился?!
Йен предпочел промолчать, как и всегда, когда ему нечего было противопоставить хамству и беззастенчивости попутчика. Он только тряхнул головой, случайно выхватив взглядом пару прижатых друг к другу задниц. Чувствуя, как загорелись кончики ушей, парень выдохнул и крепче вцепился в теплый руль, продолжая держаться движущегося впереди пикапа.
Так они проехали еще шесть с половиной миль, прежде чем по левую сторону от дороги показался небольшой магазинчик с пристроенной к нему забегаловкой с громким названием «У Сьюзи». Когда-то яркая вывеска над входом покосилась и висела теперь на паре шурупов, стремясь одной половиной к земле. Само здание выглядело не лучшим образом, да и магазинчик не внушал доверия. В паре-тройке ярдов от него бродило семеро зомби, каким-то образом пришвартовавшихся к этой тихой лагуне.
Пикап свернул с дороги, сигналя и паркуясь в трех ярдах от автостоянки перед ним.
- Какого… - выдохнул техасец, вынужденный остановиться, и крикнул, высунувшись через окно. – Здесь до нас все давно растащили!
- Не волнуйся, малыш. Мамочка быстро! – засмеялась Дакота, выскользнув из салона с топором наперевес.
- Погоди!
Девушка его не услышала.
Она направилась прямиком навстречу заметно оживившимся мертвякам. Йен тихо выругался и, подхватив мачете с приборной панели, спрыгнул на землю.
- Стой! Дакота!
Харви только приподнял голову от журнала, чтобы определиться с обстановкой, и, не увидав ничего необычного, перелистнул страницу. Девушка, встретив на пути явно обрадованного свежей добыче зомби, с размаху опустила на его голову острие топора. Мертвяк, минуту назад хищно клацавший гнилыми зубами и припадавший на левую ногу, подранную где-то до желтеющей кости, рухнул наземь. Череп раскололся под ударом со звуком треснувшей тыквы, а сгустки мозга вперемешку с черной сукровицей брызнули из трещины, запачкав ей лицо и майку.
- Все в порядке. Я за покупками, - бросила через плечо Дакота и, стерев частицу зомби со щекии, замахнулась на следующего.
Уродливая башка с наполовину обнаженным черепом слетела с плеч, еще какое-то время мертвяк стоял напротив, протягивая руки к девушке, а после присоединился к первому, упокоившись на автостоянке перед магазином.
Несмотря на то, что блондинка стремилась самостоятельно расправиться с тварями, Йен не собирался смотреть, как она подвергает себя опасности. К тому же внутри здания тоже могли быть зомби, и отпускать ее туда одну было бы крайне неразумно. Чарли и ее брат тоже покинули салон, но мешаться под ногами пока не спешили. Пристроив мачете за пояс, техасец прицелился и нажал на курок. «Браунинг» был значительно легче ружья, с которым ему приходилось обходиться раньше, и приятно холодил руку. Пуля вошла в ухо ближайшего к Дакоте зомби, и Йен, не теряя времени даром, выстрелил в следующего. Оба упали замертво, а девушка всплеснула руками и бросила через плечо:
- Умеешь ты обламывать кайф.
- Какой к черту кайф?! – возмутился он, выстрелив в другого. – Это же сраные зомби.
- Да! А у меня топор, - с этими словами она опустила острие на своего третьего мертвяка, который едва не вцепился зубами в ее плечо.
У техасца чуть сердце в пятки не ушло, когда смердящий, окрашенный черным рот прошелся в паре дюймов от сумасбродной девицы. А та, расправившись с угрожавшим ей мертвяком, встала перед оставшимся в «живых». Тот хищно оскалился, замерев на какой-то миг перед входом в магазинчик и перебирая скрюченными пальцами в воздухе.
- Чур, мой! – едва успела сказать Дакота, когда он бросился на нее, шаркая по асфальту конечностями.
На этот раз быстроты ее реакции не хватило. Споткнувшись на руке упокоенного трупа, девушка неловко отступила в сторону. Под напором оголодавшего зомби она промахнулась, содрав с его плешивой черепушки лишь неровный кусок скальпа, занесла топор снова, одновременно восстанавливая равновесие. Выстрел прозвучал раньше.
- Извини.
- Знаешь, я буду рада, если ты составишь мне компанию, - неуверенно пробормотала Дакота, наблюдая за тем, как из затылка распластавшегося мертвяка вытекает густая свернувшаяся кровь.
- С этого и надо было начинать, - Йен поравнялся с девушкой и, хлопнув ее по плечу, направился прямиком внутрь магазина.
Дверь, наполовину оббитая пластиком, была распахнута настежь. Стекло в верхней ее части давно разбили, тупые осколки торчали сверху и снизу пустого проема, будто зубья хищного зверя, а за дверью зияла темнота. Держа проход на прицеле «браунинга», парень уже шагнул внутрь, как вдруг услыхал подозрительные звуки. Они исходили изнутри, как будто с десяток паралитиков хрипя и пошатываясь продвигалось к выходу, стремясь побить мировой рекорд по скоростному шарканью. Перед глазами, не успевшими свыкнуться с теменью, замелькали силуэты.
За доли секунды Йен сгреб в охапку Дакоту, отшатнулся назад  и с криком «Зомби!» вывалился наружу.
- Дерьмо!
Он прижался спиной к стене здания, все еще держа девушку, а из прохода один за другим повалили ходячие мертвецы. Дважды повторять не пришлось. Оставшиеся снаружи Нейт и Чарли открыли по ним огонь, а Харви прилип к окошку, с волнением наблюдая за ходом событий. Зомби вырывались на свет по двое, выход был достаточно узким, чтобы через него разом прошло больше тварей. Не все пули попадали в голову. Сориентировавшись, техасец присоединился к остальным, расстреливая их с другой стороны, а Дакота с остервенением стала рубить мертвяков направо и налево. Она отсекала им руки по запястья, по кисти, сносила челюсти, рубила головы. Пару раз топор застревал в мертвой плоти, и только чудом ей удавалось вытащить его, опередив атаку смертоносных зубов. Когда у Йена кончились патроны, он выхватил мачете, оставляя за собой не менее кровавый след из упокоенных трупов и отрубленных конечностей. А потом все закончилось.
Они еще переводили дух и вытирали лица от выступившего пота и ошметков зомби, ожидая новой волны, но хрипы, рычание и шарканье стихли. Темный коридор больше не издавал ни звука.
- Эй, лови! – окрик Нейта заставил парня обернуться и поднять руку навстречу летевшему фонарику.
- Твоя сестра всегда так ходит за покупками? – приподнял он бровь, но все же нажал на кнопку, чтобы отправится в магазин со светом.
Нейтан только пожал плечами, виновато улыбнувшись, а Чарли последовал за ними, решив не искушать судьбу дважды.
Маленький придорожный магазин, ввиду отдаленности от населенного пункта и минимального количества зомби-населения (пара десятков упокоенных мертвяков не в счет) был разорен подчистую задолго до их приезда. Пустующие стеллажи покрылись толстым слоем пыли, паутина висела под потолком, во всех углах, опутывала кассовые аппараты и считывающие устройства. Всю еду и хозяйственные товары отсюда вынесли не меньше года назад. Парни осторожно продвигались по залу, прислушиваясь к каждому подозрительному шороху, но единственным звуком, который нарушал повисшую тишину, были их собственные шаги. Дакота, будто вместе с топором приобрела неслыханную смелость (или глупость), оторвалась от остальных и теперь ее белокурая макушка виднелась в двух ярдах за чередой пластиковых стеллажей.
- Здесь нечего ловить. Все вывезли до нас, - пробормотал Чарли, оглядываясь вокруг.
- Угу, - кивнул Йен. – Мы зря остановились. Дакота?
Девушка коротко вскрикнул. Раздалось угрожающее рычание и тут же что-то яростно заскребло по полу. Проклиная сумасбродство блондинки, оба кинулись на помощь, но застали только Дакоту и упокоенную… половину зомби. Тот, каким-то образом потерявший нижнюю часть тела, застыл с раскроенной головой возле ее ног и витрины с предметами женской гигиены. А девушка, держа окровавленный топор одной рукой, а другой победоносно сжимая пачку тампонов, радостно воскликнула:
- Бинго! Не знаю, как у вас парни, а у меня шопинг точно удался, - и принялась сгребать содержимое полок себе в майку, оттянутую на манер сумки кенгуру.
- Мы что, за этим сюда пришли? – непонимающе поднял бровь Чарли и поглядел на Йена.
Тот только плечами пожал.
- Будь ты женщиной в уничтоженном зомби апокалипсисом государстве, поглядела бы я, как бы ты тогда заговорил.
Больше Дакота не отвлекалась на болтовню, а только набивала майку необходимыми припасами. Помимо тампонов на полках нашлась туалетная бумага, влажные салфетки, от влажности которых осталось одно лишь название, и ватные диски. Проигнорировав последнее, девушка вскоре распорядилась обоими мужчинами, заставив их помогать со сборами. Против ее решительности и желания увезти с собой как можно больше, им нечего было противопоставить, и вскоре, утрамбовав добычу в ящик из-под еды, обе машины тронулись с места, возвращаясь к намеченному ранее пути.

Во второй половине дня небо затянуло тучами. В воздухе пахло грозой, но дождь все еще не собирался орошать землю. Городок Фэрвью остался позади, а машины продолжали свой путь.
- Когда я был маленький, мама часто рассказывала мне сказку про горошину и упрямого петуха. Горошина была волшебной и постоянно ускользала от петуха, а петух во что бы то ни стало хотел ее съесть. Все птицы и звери его отговаривали. Он потерял хвост и едва остался жив, но все равно хотел слопать эту треклятую горошину. И вот когда он уже почти настиг ее, она, эта мелкая дрянь…
- Зачем ты мне это рассказываешь? – Йен, сидевший за рулем фургона, оборвал рассказ Харви на полуслове.
- Не знаю, мне показалось, что ты какой-то… скучный что ли, - пожал тот плечами. – Вот я и решил тебя развеселить.
- Как мило, - отозвался парень. – Я просто думал. Что если Дакота права? Что если там, куда мы едем, ничего нет, - говорил он, с жаром жестикулируя. - Я не собираюсь обвинять тебя во лжи, но ты ведь только слышал об этом. К тому же черт знает сколько времени прошло. Стадо зомби вроде того, что мигрировало через дом Чарли, может за пару часов захватить небольшой город.
Сейчас кроме них в фургоне никого не было, и Йен мог говорить спокойно, не боясь, что остальные  воспримут его слова как-то иначе. В конце концов, это ведь он убедил сперва Дакоту и Нейтана, а затем и Чарли поехать с ним в Сент-Луис, обещая человеческие условия. Да, тогда у них особо не было выбора, но сейчас, когда они разжились еще двумя парами колес, никто не сможет запретить им поехать в другом направлении. И Йен не хотел тащить за собой кого-то еще, не будучи до конца уверен в том, что место безопасно.
- Армия пернатых ангелочков говорит, что лучше убежища нам не найти, если ты об этом, - хмыкнул Харви, надеясь поскорее замять эту тему, и неуверенно заерзал в кресле.
- Черт, Харви! Я ведь с тобой серьезно говорю, - техасец, как и следовало ожидать, не воспринял его слова за правду, хотя те были недалеки от истины. Он хотел добавить что-то еще, но, бросив взгляд на ворчливого спутника, пробормотал. – У тебя какой-то нездоровый цвет лица. С тобой все в порядке? Температуры нет?
Выглядеть после ночи в лесу мужчина стал еще хуже. Он сбрил неряшливо торчащие волосы на голове и сменил одежду на более свежую, но болезненную серость кожи и воспаленные глаза это не скрывало. Чувствуя себя неуютно под настороженным взглядом техасца, мужчина поежился и зачем-то отдернул рукав пиджака на левой руке.
- Тебя ведь никто не кусал в последнее время?
- Мертвяки скорее пальцы себе отгрызут, чем причинят мне вред. Они любят меня, - не без гордости сообщил Харви.
- Хотел бы я знать, что с тобой происходит, - покачал головой Йен. – Но боюсь, поблизости нет ни одного квалифицированного врача. А тех, кто специализируется на вакцинированных и укушенных одновременно, и того меньше. Ты говорил, доктор, который намеревался сделать вакцину против зомби-вируса, умер. Что если нам найти другого? Того, кто сможет сделать это. Что если в Сент-Луисе найдутся медики и оборудование, ну знаешь, необходимое для научных исследований и остального? – по мере того, как парень говорил, на лице у мужчины расплывалась презрительно-скептическая ухмылка. – Ты только представь, скольких людей можно было бы спасти.
- Если мы такого найдем, я первым к нему побегу, помяни мое слово, - процедил он сквозь зубы, не отрывая взгляда от дороги.
Такой ответ Йена вполне устроил. Если бы он на секунду оторвался от созерцания возникшего плана по спасению мира, то заметил бы, что его спутник вовсе не горит восторгом от встречи с представителем медицины. И это только на первый взгляд. Если бы он копнул глубже, то, может быть, задал вопрос, что стало с тем врачом, но парень продолжал вести «Додж» следом за пикапом, пока по правую сторону дороги не возникло серое бетонное здание. Оно вырастало посреди пустоши и было огорожено забором высотой не меньше трех ярдов.
- Это еще что? – Харви с радостью сменил тему, тут же прильнув к стеклу.
Обе машины одна за другой свернули с трассы на объездную дорогу, ведущую прямо зданию, кажущемуся настоящей громадой. На деле это оказался целый производственный комплекс. Ворота, когда-то разъезжавшиеся в стороны, были открыты, оставляя свободным проезд на его территорию. Вывеска «Каргилл» над ними носила на себе следы природного разрушения – когда-то яркие краски выцвели, а металл под ними разъедала ржавчина. За воротами находилась просторная площадка, где все еще стояло три массивных оранжевых зерновоза. На расстоянии двадцати ярдов от них расположилось приземистое здание, в котором, по-видимому, раньше сосредотачивались офисы, его огибали с обеих сторон дороги, и уже за ним вырастали железобетонные монолиты.
- Завод по переработке зерна и прочей пищи для веганов, - ответил за парня Харви, когда «Додж» припарковался у одного из возвышающихся над ним зерновозов.
- Именно. Мы все теперь веганы, - согласился Йен, улыбаясь, и потянулся через сиденье за сумкой. – Пойдем посмотрим, что тут есть.
 Остальные уже вышли  из пикапа и принялись наскоро освобождать сумки. Очевидно, они пришли к тем же мыслям, что и парень. Пока Уилсоны радостно перекидывали их через плечо и вооружались, Чарли подошел к техасцу.
- Я уже говорил им, что зерно может быть испорчено грызунами, но они меня не послушали, - начал он. - В таком месте как это, лишенном человеческого присмотра несколько лет подряд, наверняка расплодились крысы, а продукты со следами их фекалий могут вызывать серьезные отравления. Я уже не говорю о том, что они переносчики множества опасных болезней, - он надеялся на поддержку Йена, как более благоразумного среди всей компании.
- Брось, Чарли! Посмотри на нас, - Дакота развела руками, в одной из которых держала опробованный в бою топор. – Мы питаемся просроченными продуктами, когда перепадет, спим по три часа в сутки, душ и чистая одежда за пределами мечтаний. Каждый новый день нас могут съесть ходячие мертвяки, а если не сожрут, то мы станем такими же слюнявыми даунами с единственной целью – пожрать свежих мозгов! И это я еще молчу о том, что в конце пути без пули в лоб никому из нас не обойтись. Несварение желудка? – она насмешливо приподняла бровь. – Я тебя умоляю, - сказав так, девушка ни сколько не сомневаясь в своей правоте, двинулась вглубь территории завода.
- Мы будем брать только там, где сухо и чисто, - добавил Нейт и, виновато улыбнувшись, последовал за ней.
- Они правы, - сказал техасец, разбив последние надежды Чарли на малую  толику здравомыслия в их компании. – Харви, ты остаешься здесь на случай форс-мажора.
Мужчина, который только что покинул салон, громко хлопнув дверью, вовсе не собирался плясать под его дудку.
- Никто еще не отменял мои права делать, что я хочу и ходить, где я хочу. Если тебе так нужно торчать возле машин, сам и оставайся, а у меня скоро задница отвалится сидеть, - сообщил он недовольным тоном и двинулся за братом с сестрой.
Йен меньше всего хотел оставлять транспорт без присмотра, ведь во время их отсутствия сюда мог приехать кто угодно. Пока он подбирал слова для того, чтобы убедить Харви остаться, индеец покачал головой и сказал:
- Я останусь.
- Хорошо. Мы постараемся не задерживаться.

Надежды на то, что в комплексе по переработке зерновых найдется упакованный и защищенный от вредителей товар, растаяли при первом же осмотре складских помещений. Здесь побывали задолго до них, об этом говорили не только пустые полки, но и упокоенные мертвяки на бетонном полу. Этих тварей, уже не способных посягнуть на чью-то жизнь, насчитали не меньше пары десятков по дороге к складу и в нем, а дальше путники просто перестали на них заморачиваться, прислушиваясь лишь к подозрительным шорохам. Все обездвиженные мертвяки выглядели так, будто пролежали достаточно долго. Грязно-бурые ребра выглядывали из-под обмякшей и превратившейся в смердящий студень плоти. По обнажившимся органам и костям ползали большие, отливающие синим на солнце мухи. Для этих падальщиков все было едино – что человек, что зомби, что кусок дерьма на дороге.
Переступив порог одного из цехов, потрясающих своей протяженностью и высотой потолков, Йен предложил разделиться, чтобы поскорее закончить с осмотром и вернуться к оставленному за главного краснокожему попутчику. Попросив далеко не отходить и быть осторожней, он позвал с собой Уилсона и зашагал в правое крыло цеха. Ему сейчас меньше всего хотелось препираться с Харви по поводу его очередного каприза, к тому же он с гораздо большим удовольствием взял бы с собой физически сильного Чарли, если б они оба не заартачились.
- Ты давай в ту сторону, а я проверю, что там, - распорядился парень, оглядывая бескрайние просторы производственного помещения. – Крикни, если что найдешь.
Нейт только кивнул и, подтянув лямки сумки, направился в указанную Йеном часть цеха. Под ногами хрустела осыпавшаяся штукатурка и осколки битого стекла, но подошва была достаточно толстой, чтобы он мог не беспокоиться случайно порезаться. В последние дни брат Дакоты чувствовал себя немного неловко, оказываясь лицом к лицу с решительным и смелым техасцем. Уже за то, что тот вытащил их с сестрой из треклятого логова людоедов, его можно было безоговорочно уважать и ценить. Но Нейт ловил себя на мысли, что его отношение к Йену не ограничивается одной лишь человеческой благодарностью. Он всеми правдами и неправдами пытался сводить общение с ним к минимуму, насколько это вообще было возможно в их положении, и вторая машина нашлась как нельзя кстати. Ему всегда нравились такие люди, сильные духом, способные вести за собой остальных, как бы ни было тяжело им самим. Дакота тоже была из таких. И Маркус.
Тупая боль потери сдавила грудь. Светловолосый парнишка втянул воздух ноздрями и постарался отмахнуться от призраков прошлого. Да, сколько бы ни прошло лет, он никогда не забудет ту ночь, когда все перевернулось с ног на голову, и все то, что было до, но здесь и сейчас важно только то, что они с сестрой все еще живы. И в его интересах постараться продлить их жизни по максимуму.
- Я нашел зерно! – крикнул Нейт,  оглядывая раскинутое перед ним озеро очищенной пшеницы.
Она была далеко не золотого оттенка, но и не проросла за четыре года после того, как завод встал, а все его рабочие то ли были в спешке эвакуированы, то ли обратились в зомби. Очевидно, что зерно уже прошло необходимую обработку и переправлялось на хранение через широкую, в четыре фута, не меньше металлическую трубу. Сама труба свисала с потолка под небольшим углом и обрывалась в двух ярдах от пола. Не теряя времени даром, Нейт опустился на колени и принялся сгребать более сухую пшеницу в раскрытую сумку, а ту, что казалась ему испорченной, отметал в сторону.
- Отлично! Здесь тоже кое-что есть! – отозвался техасец из другой части правого крыла.
По мере того, как спортивная сумка наполнялась, парень все больше приближался к центру образованного зерном круга. Там под слоем подвергнутой плесневому грибу пшеницы обнаружилась хорошая, желтая, и Нейт, уверенный в том, что ему ничто не угрожает, смело переместил вперед одну ногу и уже почти ступил второй в самую гущу зерна, как вдруг что-то под ним глухо затрещало. Не прошло и доли секунды, как он вместе с зерном резко ушел вниз.
- Йееен! На помощь! – закричал он, не чувствуя под ногами пола и все еще держа одной рукой сумку, а второй пытаясь ухватиться за что-то, но его уносило все ниже и ниже по пологой металлической трубе.
Большая часть пшеницы, потревоженная и пришедшая в движение, неслась наперегонки с ним, а еще ниже глухо и угрожающе рычал разбуженный запахом свежей добычи зомби.

Техасец перекладывал банки с клетчаткой и солодовым сиропом из конвейера в сумку, когда услыхал испуганный крик попутчика. Он еще не знал, что произошло, но был готов к любому раскладу. Бросив сумку с добычей на конвейерную ленту и выхватив из-за пояса «браунинг», Йен кинулся в ту часть цеха, откуда доносился крик.
Нейта на месте не оказалось. Только под огромной металлической трубой было отверстие, через которое легко мог проскользнуть человек, а вокруг него толстым слоем лежала пшеница. Склонившись над ним, Йен услышал звуки борьбы и хриплое рычание.
- Вот дерьмо! – выругался он, схватившись за голову.
Парень застрял там вместе с зомби, и его нужно было срочно вытащить, пока мертвяк до него не добрался. Только через отверстие ни черта не видно, о протяженности этой трубы можно было лишь догадываться, а так же надеяться, что Нейт не разбился при падении или не потерял сознание.
- Нейт, ты как там?! – крикнул техасец, понимая, что стрелять наобум нельзя.
Снизу доносилось какое-то шевеление, а затем раздался выстрел и все стихло.
- Я цел, - услыхал Йен и с облегчением выдохнул.
- Что  ты видишь? Там есть какой-нибудь выход? Или может быть лестница? – он снова склонился над дырой, чтобы лучше разобрать искажаемые узким проходом слова.
- Вокруг меня горы зерна, это похоже на склад. Я не знаю, есть ли отсюда выход, тут очень темно.
- Оставайся там, я схожу за веревкой и вытащу тебя.
В кузове пикапа лежал моток веревки, всего-то и нужно было сходить за ней, спустить конец вниз и помочь парню подняться. Попавший в западню Нейтан пробормотал что-то похожее на «куда я отсюда денусь», а Йен, определившись с планом действий, повернулся назад и тут же опешил.
Перед ним возник громадный зомби: на целую голову выше и в полтора раза шире в плечах. Когда-то это был чернокожий рабочий, синий комбинезон выцвел под влиянием дождей и продуктов разложения, трупные пятна покрывали большую часть его могучей груди и лица, а лишенный губ рот тут же обдал парня гнилостным дыханием (если бы можно было предположить, что зомби могли дышать). Мертвец клацнул в воздухе зубами и выбросил могучие руки вперед, чтобы схватить техасца за шею, а тот выпустил в него разом три пули, сделав по инерции шаг назад. Прямо в разверзнутую пасть черноты к застрявшему на том конце трубы Нейтану.
Первая пуля прошила грудь зомби насквозь, а остальные завершили начатое, продырявив массивную лысую голову. Упокоенный в погоне за добычей мертвяк полетел следом, грозя раздавить его массивным телом.

- Что это было? – подняла голову Дакота.
Она трамбовала в сумку упаковки кукурузных хлопьев, которые не успели отвезти на склад четыре года назад и до которых так и не добрались выжившие.
- Кажется, я слышал выстрелы, - пробормотал Харви, занятый поглощением содержимого одной из таких упаковок.
Свой  рюкзак он потерял еще в доме Беккета, других сумок среди вещей не нашлось, так что мужчина ограничился набитыми карманами, насколько позволяла их емкость. По дороге к этому царству сухих завтраков им не встретилось ни одного ходячего мертвеца, разве что пара дохлых мешков с потрохами, упокоенных задолго до них, да застрявший под упавшей балкой зомби-культурист. Будь он не так ограничен в передвижениях, может и создал бы неудобства, но Дакота расправилась с ним одним точным ударом по темечку и продолжила поиски съестного.
- Что-то стряслось, - встревожилась девушка, оторвавшись от своего занятия. – Нейт?! Йен?! – крикнула она, настороженно прислушиваясь, а сама потянулась за стволом.
- Может, они просто решили пострелять? – предположил Харви, не особо-то в это веря. – В конце концов, тебе не кажется, что в стрельбе нет ничего подозрительного, когда вокруг постоянно ошиваются голодные зомби?
- Эй, парни?! Где вы там? – повторила она, но ответом ей снова была тишина. Ни один из них не отзывался. – Вот черт! Оставайся  здесь, а я схожу посмотрю, что там произошло, - сообщила она и, сунув топорище за ремень, отправилась на поиски.
- Вот еще! – буркнул мужчина. – По-моему вы с Йеном постоянно пытаетесь оставить меня за бортом, и мне это не нравится, вот что я тебе скажу.
Он подхватил набитую доверху сухими завтраками сумку и, повесив ее на плечо, поспешил за удаляющейся блондинкой.
Они обследовали весь первый этаж, не дойдя до злосчастного отверстия в полу каких-то пять-шесть ярдов, обнаружили оставленную на конвейерной ленте сумку Йена, но ничего больше, что могло бы подсказать, куда делись парни, найти не удалось. Побывав на втором этаже и прокричав его, Дакота и Харви поспешили вниз, чтобы позвать на помощь Чарли, но тот, так же услыхав выстрелы, уже сам шел им навстречу.
- Что случилось? – спросил он, сдвинув густые черные брови на переносице.
- Мы их потеряли, Чарли, - растерянно выдохнула девушка, чувствуя подкатывающий к горлу ком. – Ни тел, ни зомби… Ничего не осталось. Ты должен помочь нам их отыскать.

- Эй? Ты как? – осторожные шлепки по щекам привели его в чувство.
Голос показался парню знакомым, но гулкое эхо искажало и усиливало его, делая непривычно громким. Обычно тихий братец Дакоты говорил куда тише.
- Жив, - выдохнул он, стараясь оглядеться, и добавил. – Кажется.
Вокруг было слишком темно, чтобы что-то разобрать, голова раскалывалась. Видимо, он все-таки ударился при падении и на какое-то время потерял сознание. Вспомнив то, как именно угодил сюда, Йен попытался встать. Руки тут же погрузились в зерно, на котором он лежал. Глаза потихоньку начинали свыкаться с царившей тут темнотой, и парень сумел разглядеть сидевшего над ним Нейта и неподвижный мешок, в  котором угадывались очертания верзилы-зомби.
- Господи, ты стащил его с меня? Он же весит не меньше центнера, - пробормотал Йен, поднимаясь на  ноги.
Огромная туша, придавившая его сверху, была последним, что он помнил.
- Мне пришлось постараться, - отозвался Нейтан. – Руки… до сих пор трясутся.
- Это ничего, - ответил техасец.
Он принялся мерить шагами помещение, в котором они оба оказались заперты. Где-то здесь должен был быть выход. Даже если они на цокольном этаже, из него, наверняка, есть лестница наверх, ведь каким-то образом эти залежи пшеницы вывозили на поверхность.
Брат Дакоты не спешил поддержать его в поисках. Он привалился спиной к холодному бетону, держась подальше от центра полуподвального склада. Там сейчас лежало два упокоенных зомби, наполнявших его удушающим смрадом.
- Он не… - начал было Нейт, прервав тишину, и запнулся.
- Нет, я прикончил его раньше, - ему не обязательно было договаривать, чтобы тот понял. – А твой?
- Я тоже в порядке. Падение на какое-то время дезориентировало его, а потом я выстрелил, - объяснился парнишка.
- Хорошо, - кивнул удовлетворенно Йен, продолжая ощупывать стены.
Окон тут не было, зато он наткнулся на проем, который вполне мог быть дверью. Надо только найти, где тут чертова ручка и…
- Это бесполезно.
- Что?
- Дверь открывается снаружи, - голос Нейта дрожал. Он был напуган. – Я уже пробовал ее открыть, у меня ничего не получилось. Наверное, раньше это было каким-то хранилищем. Сюда по трубе поступало зерно, а затем его выгребали через этот проход и увозили, - Йен слушал его в пол уха, тщетно пытаясь нащупать ручку на абсолютно гладкой поверхности или хоть какой-то намек на нее. – Никто не думал, что вместе с зерном сюда попадут люди. Мы не сможем отсюда выбраться самостоятельно.
Нет, он не собирался сдаваться. Должен же быть какой-то выход! Уйти от мигрирующего стада зомби, чтобы застрять в какой-то дыре по собственной глупости и невнимательности? Вот уж действительно веселая перспективка!
- Эй там, наверху?! Кто-нибудь слышит меня? Дакота! Харви? Где вы, черт бы вас побрал! – кричал он, задрав голову вверх и делая паузу, прислушиваясь, есть ли ответ.
Тишина. Все, что он видел там, это серый потолок первого этажа и отрезок свисающей с него трубы.
- Я пытался докричаться до них, пока ты был в отключке. Меня никто не услышал, - Нейт удрученно покачал головой и тяжело выдохнул.
- Как тебя вообще угораздило? Ты что, под ноги не смотрел? – чувствуя, как его заполняет раздражение, Йен не нашел ничего лучше, как выместить его на парне.
- Я смотрел! Должно быть, тот зомби… он застрял поперек трубы, и его засыпало зерном. Он как будто был в спячке, когда я наполнял сумку, а потом… все произошло слишком быстро.
- Да уж, быстрее некуда, - пробормотал техасец, прекрасно понимая, что взаимные обвинения ни к чему не приведут.
К тому же он и сам облажался, подпустив кусаку-здоровяку слишком близко. Но кто мог знать, что зомби умеют так тихо передвигаться?!
- Что предлагаешь делать?
- Дакота не бросит меня, мы не раз вытаскивали друг друга из передряг, ну… за исключением той, последней, - отозвался Нейтан, зашуршав одеждой. – Будем ждать, рано или поздно они нас отыщут, - сказав так, он включил фонарик и, осветив им свое лицо, неуверенно улыбнулся.
Йен прочесал пятерней курчавые волосы, шумно втянул воздух ноздрями и задумчиво кивнул. Хотел бы он сказать то же самое о двоих мужчинах. Несмотря на то, что один временами оказывался полезен и выручал в те времена, когда никто другой на его месте этого сделать бы не смог, а другой должен был быть обязан своим спасением и тем, что до сих пор жив, техасец не поручился бы ни за одного из них. Что могло помешать им сесть на машины, в которых была еда и питье, топливо в баках, и уехать, куда глаза глядят, оставив Дакоту ни с чем, а их с Нейтом, заточенными под землей среди зерна и разлагающихся трупов?

- Я ничего не понимаю, - бессильно простонала блондинка, опустившись пятой точкой на капот пикапа. – Мы проверили все этажи и прилегающую территорию. Нигде ни единого следа, ни зацепки, куда они могли подеваться.
Ее топор был покрыт сукровицей вперемешку с черным гноем. Во время поисков пропавших парней им встретилось несколько мертвяков. В другое время Дакота восхитилась бы тем, как лихо и без тени сомнений расправлялся с ними Чарли, орудуя длинным разводным ключом. Как лопаются под его ударами будто перезрелые плоды головы обезумевших от голода зомби. Но сейчас речь шла о ее брате, о маленьком нерешительном засранце, которого девушка опекала всю свою жизнь до тех самых пор, пока он не обзавелся второй половиной и не переехал в другой город. Тогда Дакота решила, что на этом ее задача выполнена и целиком ушла в творчество и попытки наладить свою личную жизнь. Три замечательных радостных года Нейт слал ей открытки и фотографии с семейных вечеринок, забрасывал глупыми видеозаписями, где он готовит имбирный пирог или индейку ко Дню Благодарения. Они с Маркусом даже всерьез подумывали об усыновлении. Девушка пару раз приезжала к ним на праздники – один раз с Дерилом, когда этот ублюдок напился и испортил всем настроение, а другой - одна. Она втайне завидовала им. А потом случился зомби апокалипсис, Дакота взяла первую попавшуюся машину, потому что до стоянки, где находился ее подержанный «форд», было не добраться, и поехала за братом. Она нашла того с окровавленным ножом рыдающим взахлеб над обратившимся Маркусом. Ей буквально силой пришлось вытаскивать Нейта из дома, чтобы спасти от распространяющейся со скоростью звука заразы, и с тех самых пор она снова была за него в ответе и не могла, не имела права допустить, что с тем может что-то случиться.
- Может быть, мы недостаточно хорошо проверили цеха, - произнес Чарли, держа руки на поясе. – Если они не провалились сквозь землю и не обратились в зомби, то должны и сейчас быть где-то там, - предположил он, уверенный в том, что среди положенных им мертвяков не было ни одного, похожего на Йена или Нейтана.
Расположившийся неподалеку Харви налегал на вскрытую банку с солодовым сиропом.
- Сквозь землю! – воскликнула вдруг Дакота, мгновенно просияв, и крепко обняла индейца. – Чарли, ты гений! Нужно искать дорогу под землю, они должны быть там. Скорее, ну же!

Йен сидел, привалившись спиной к стене, рядом с Нейтом и нервно постукивал пальцами по колену. Ему казалось, что прошло уже несколько часов. Время тянулось неумолимо долго, он прислушивался к каждому шороху сверху, но ничего похожего на шаги или голос так и не услышал. Он мог бы выстрелить, чтобы привлечь внимание попутчиков, но что если они окажутся достаточно далеко от этого места и патрон будет потрачен впустую? А если ему придется выпустить всю обойму, пока они будут ходить где-то еще, и в нужный момент, когда в пушке возникнет необходимость, он окажется безоружным? Этого Йен не мог себе позволить и потому продолжал перебирать в голове другие способы привлечь внимание. Можно кричать, но сам он очень плохо слышал Нейта, находясь рядом с отверстием и потому, если парни точно так же будут где-то далеко, у него не будет никаких шансов докричаться до них.
- Как у тебя это получается? – обратился он к брату Дакоты.
- Что именно? – не понял тот.
- Быть таким спокойным, зная, что мы здесь, по сути, похоронены заживо.
Он молчал какое-то время, а потом нехотя, будто боясь быть обсмеянным, проговорил:
- У нас есть еда, какое-то время мы сможем протянуть, а потом…
- Что потом?
- У нас есть патроны.
В темном помещении снова повисла тишина. Да, у них есть зерно, может, быть оно испорчено и его вредно есть, рядом отравляют воздух два упокоенных трупа, но это не так критично, как полное отсутствие воды, без которой они не протянут и трое суток. Если их не найдут.
- Слушай, а вы с сестрой ведь из Техаса? Из Джорджтауна, да? – сейчас, когда дальнейшая судьба зависела от того, вернутся ли за ними приятели, Йена пугала тишина, и он готов был говорить о чем угодно, лишь бы не молчать.
- Мы выросли там. Наши родители развелись, когда мне было пять, мама увезла нас из Денвера, чтобы начать новую жизнь. В Джорджтауне ее дядя обещал помочь с жильем и работой, поэтому мы там и осели, - Нейт отвечал без особого воодушевления.
Йен потер слезящиеся от резкого запаха аммиака глаза и вытянул ноги.
- Я родился в Сан-Анжело, - пробормотал он. – Помню, отец возил меня рыбачить на озеро. Показывал, как сажать червя на крючок, как забрасывать удочку, как подсекать. Прошло столько лет, его уже нет в живых, да и я не рыбачил, наверное, лет с семнадцати. Теперь жалею, что не смог повидать его, даже не попытался… Зачем я тебе все это говорю, у тебя и своих проблем хватает,  чтобы еще слушать мое нытье.
- Все в порядке. Я вовсе не считаю это нытьем.
- Да нет, я правда… Черт, еще совсем недавно я только и думал о том, как буду собирать урожай моркови и капусты, радовался вкусу первых ягод клубники, мечтал, - Йен запнулся, вспоминая о вполне устоявшемся быте, который был у них с Лу и который он потерял в одночасье. – Мне казалось, я знаю, что будет через месяц, через два. Мы с Луизой не строили больших планов, но ребенок… Я не должен был оставлять ее одну. Если б я был рядом, она не пропорола бы себе ногу, и кто знает, может сейчас мне не пришлось бы торчать здесь в ожидании помощи сверху.
Нейтану не нужно было видеть, как заблестели слезы на его глазах. Он мог представить, что творилось сейчас на душе у техасца. Знал, не по наслышке.
- Ты не должен винить себя, - сказал Нейт, протянув руку, чтобы успокоить парня, но так и застыл в нерешительности, боясь прикоснуться к его теплому плечу.
- Ты говоришь это, только чтобы успокоить меня. Не бойся, я не собираюсь расклеиваться и сходить с ума, мне просто нужно немного выговориться. С тех самых пор, как Харви вытащил меня оттуда и подарил цель… не надежду, надеяться на что-то после того, как я похоронил Лу и нашего ребенка, было бы кощунством. С тех самых пор у меня не было ни возможности, ни желания говорить об этом, а сейчас, - Йен тяжело всхлипнул, борясь с желанием заплакать, и помимо воли Нейта, кусающего губу, коснулся плечом его пальцев. Проклиная себя и пытаясь дышать ровно после электрического разряда, окатившего тело, парень ободряюще сжал его плечо. – Сейчас я не уверен, что выкарабкаюсь. Именно сейчас у меня нет ответов, от меня ничего не зависит. Может быть, вся эта беготня, путешествие до Сент-Луиса, все это только отдаляло конец, который никто из нас не может избежать?
Техасец поднял пистолет, который лежал все это время между ними, и посмотрел на него так, будто впервые увидел.
- Может, я зря от него убегал, и стоило пустить себе пулю в лоб гораздо раньше, - пробормотал он задумчиво, не уверенный ни в том, что готов это сделать прямо сейчас, ни в том, что их отыщут.
- Нет! – на удивление твердо возразил брат Дакоты, почти закричал, крепко сцепив руку с «браунинг», чтобы отобрать его.
- Что ты делаешь? – Йен не собирался расставаться со стволом, единственным, что дарило хоть толику уверенности в том, что он все еще контролирует ситуацию.
- Ты не выстрелишь в себя! Только не здесь, я тебе этого не позволю, - парень был настойчив.
Техасец боялся покалечить его в полной темноте и потому вынужден был сдаться. Только с досадой выдохнул:
- Ты ни черта не понимаешь, - он хотел было отмахнуться, но Нейт взял его за плечи, прижав к стенке, и с жаром заговорил:
- Я не собираюсь сидеть в стороне и смотреть, как ты изводишь себя. У каждого из нас есть своя трагедия. Кто никого не потерял из родных, любимых людей, наверное, просто сам умер раньше. Ты думаешь, мне некого оплакивать? Что я не просыпаюсь от кошмаров, где снова и снова возвращаюсь в ту ночь, когда только Дакота смогла меня растормошить и привести в чувство? Если я и жив до сих пор, то только благодаря тому, что она не стала потакать моему нытью, а дала мне такую затрещину, что до сих пор помогает держаться. Ничего уже не будет как прежде, и чем раньше ты это поймешь, тем лучше для тебя и для тех, кто тебе верит. Хочешь поступить правильно? Хочешь, чтобы твоя любимая на небесах тобой гордилась – живи. И прекращай жалеть себя. Даже в такие редкие моменты как сейчас.
Йен никогда не видел парня таким решительным и уж тем более не слышал от него подобных слов. Он нервно сглотнул, чувствуя, как запылали уши от стыда. В самом деле, раскис, когда должен был думать только о том, как им отсюда выбраться. И получил затрещину. Звонкую, хлесткую, именно такую, которая отрезвила и напомнила о главном.
- Прости, - заговорил он, пытаясь исправить ситуацию. – Я не хотел тебя обидеть. Как это случилось? Можешь не говорить, если…
- В наш дом ворвались зомби. Все произошло в первый месяц эпидемии, правительство замалчивало правду, и еще никто не знал, как с ними бороться. Я был в безопасности, они добрались до… - Нейтан замолчал, подбирая нужное слово. Йен казался ему решительным и смелым, преданным тем, кого любит, но он вовсе не был уверен, что тот поймет его выбор. – Моей половины. Зараза передавалась через укусы, и я знал, что мне придется сделать это, упокоить, как потом стали говорить. Это далось мне нелегко, потому я понимаю, Йен. Я понимаю.
Техасец не ответил. Кажется, до него только теперь дошло, как он ошибался в своих суждениях об Уилсоне-младшем. И вместо того, чтобы тратить время на пустые слова, сгреб парня в крепкие объятья. От неожиданности тот чуть не задохнулся. Он слышал, как бьется сердце в груди Йена, чувствовал его тепло и запах. Тот не благоухал цветами, но, безусловно, пах лучше, чем лежавшие по соседству трупы. Больше всего на свете ему хотелось сейчас зарыться пальцами в кудрявые волосы Йена и поцеловать, хотя бы украдкой коснуться его губ, но, черт побери, все, что он мог, это замереть напряженной струной и бояться пошевелиться, чтобы не спугнуть ненароком доверившегося ему парня.
- Спасибо, что вправил мне мозги, - сказал, отстраняясь, Йен. – Пообещай, что этот разговор останется между нами. Я не хочу, чтобы кто-то еще знал, как я могу раскисать. А я пообещаю, что больше не буду вести себя как капризный подросток.
- Обещаю, - грустно улыбнулся Нейт, всем сердцем желая сжать того в объятьях и долго-долго не отпускать.
- Из тебя вышел бы отличный психолог. Жаль, зомби не испытывают угрызений совести. Эй, ты слышишь?! Шаги! Они вернулись!
Наверху действительно кто-то ходил, совсем неподалеку от того места, где начиналась труба. Доносились крики, мужские и женские, но слова с трудом угадывались. Йен принялся кричать в ответ. Нейт был рад не меньше, он вспомнил о фонарике и стал посылать световые сигналы через трубу, встав рядом с техасцем в центре склада.
- Они так будут еще месяц искать. Ну-ка, верни мне пушку, - парень отодвинул его в сторону и выстрелил, целясь в покрытый толстым слоем зерна пол, так чтобы пуля не срикошетила о стены или металлическую трубу и не навредила им.
Крики наверху стали громче. Их услышали и уже стремились к отверстию в полу первого этажа. Вскоре на фоне бетонного потолка появилась обрадованная мордашка Дакоты, а за ее спиной обеспокоенные, но не менее сияющие, склонились Харви и Зеленая стрела.
- Ну наконец-то! Мы уже заждались, вытаскивайте нас отсюда скорее! – бросил Йен, маша рукой.
- Все живы? – спросила девушка, желая убедиться, что никто не переломал себе при падении конечности.
- Да, мы целы. Застряли с двумя вонючими трупами на складе, который открывается только снаружи. Так что сбрасывайте веревку и тащите нас наверх, - сообщил парень.
- Эм… - она вдруг замялась и отвела взгляд в сторону.
Индеец опустил голову, а Харви непонимающе уставился на обоих.
- Ну?
- Йен…
- Да?
- Мы… потеряли веревку.
- Что?! Как это потеряли? Она же была в кузове пикапа, я не забирал ее.
- Да, но, кажется, ее украли, - сказав так, Дакота прикусила губу.
Отряд по спасению неудачников, состоящий из неудачников. Йен грязно выругался и зашагал по складу, а Нейтан потупил взор и сунул руки в карманы джинсов.
- Я так и знал, что этот мудак неспроста крутился вокруг кузова, - вставил Харви, покачивая головой.
- Мы вас вытащим, слышишь? Просто найдем дорогу к этому складу и откроем дверь. Чарли говорит, что большинство таких комплексов строилось по одному типу, и мы легко сможем выйти на вас.
- Не так хорошо, как хотелось бы, но вы там постарайтесь не задерживаться.
- Заметано.
- Эй! Вам лучше соорудить по факелу. Не думаю, что где-то под землей работает генератор.
- Знаю, мамочка!
Дакота и Чарли уже исчезли из поля зрения. Только Харви, склонив свою лысую макушку, не без сарказма бросил напоследок:
- Чип и Дейл спешат на помощь. Как это мило.

Под основу для факелов в ход пошла пара деревянных стульев, выброшенных из административного здания и позабытых во время эвакуации. Чарли, вооружившись топором, срубил два молодых дерева толщиной не больше девичьего запястья, что росли перед входом, очистил от ветвей и сучков и взялся за покореженные останки стульев. Дакота, держась неподалеку, с интересом наблюдала за тем, как индеец колдует над будущими светильниками. Порубленные на одинаковые бруски части мебели он собрал вокруг верхнего конца древесного ствола и крепко стянул шнурком, который снял со своего ботинка. Девушка подумала о том, что без шнурков он не сможет быстро бегать, но посмотрев на уверенные действия Чарли, тут же в этом усомнилась. Соорудив каркас первого факела, он вручил его Харви и взялся за второй.
- А можно мне фонарик? – пробормотал мужчина, с недоверием покосившись на него. – Я еще не совсем отошел от пожара, что мы устроили в лесу.
- Только если ты будешь вести себя хорошо, - пожала плечами Дакота, но все-таки протянула ему фонарь, а древесную конструкцию забрала себе.
Еще какое-то время Чарли понадобилось, чтобы набить приготовленное между брусками отверстие смоченной в бензине мешковиной и тонкой щепой, оставшейся от  стульев. Потом он поджег по лучине и сунул в каждый из факелов. Долго ждать не пришлось и вскоре оба светильника занялись, пуская дым по ветру.
- Теперь можем идти, - сказал Чарли, расправив покатые плечи, и взял один из рук блондинки.
За поясом у него был внушительный разводной ключ со следами недавней схватки, а на плече висело ружье. Следуя за ним, Дакота невольно залюбовалась его уверенной походкой и крепкой задницей, но вовремя поймала себя на мысли, что лучше глядеть по сторонам, а не пялиться на парня, который держал свою маму на цепи. Харви шел рядом и хвастовски подбрасывал в руке длинный черный фонарик. В поношенном пиджаке и кожаных штанах с этой пафосной походкой «я – секси бой» он не мог не вызвать улыбку у Дакоты. Заметив это, мужчина перевел взгляд на фонарик и, подмигнув девушке, сказал:
- У меня больше.
- Я не хочу этого слышать, Харви, - усмехнулась она.
- Все так сперва говорят, - отмахнулся он, уверенный в собственной неотразимости.
Дакота не ответила, предпочитая оставить пустую болтовню и шутливые споры на потом, когда они вытащат парней из нелепой западни и продолжат путь.
Чарли привел их к лестнице, спускающейся вниз. К ее ступеням были приварены рельсы, судя по всему, отсюда на тележках зерно вывозили наверх. Осторожно ступая по ней и держась одной рукой стенки, троица оказалась в просторном коридоре, который через три-четыре ярда разветвлялся на два прохода. Индеец, нисколько не сомневаясь, шагнул в правый, но не успел он особо развернуться, как огонь высветил завал до самого потолка. Там, наверху зияло чернотой небольшое отверстие, но пролезть через него смогла бы разве что кошка. У человека шансов не было.
- Если это был твой лучший план, апачи, то он провалился, - хмыкнул Харви, обозревая перекрытый проход.
- Только не говори, что другой дороги нет, - в надежде пробормотала Дакота.
- Нет, подвалы на таких заводах строились с хитрым расчетом, - ответил тот, не поддаваясь панике. – Тут как с компьютерными алгоритмами, есть множество путей для решения одной поставленной целью. Вернемся на развилку и пойдем другим коридором. Мы выйдем к этому складу, но это займет немного больше времени.
Перехватив факел другой рукой, Чарли сменил направление, а с ним и все остальные. Здесь подземный коридор был уже и ниже, но его размаха хватало, чтобы выжившие могли идти не нагибаясь, держа источники света над головами. Под ногами хлюпала вода, пол был подтоплен не меньше чем на дюйм, и Харви серьезно опасался промочить ноги. У его ботинок была не настолько толстая подошва, к тому же они давно покрылись сетью глубоких трещин. Их было проще выбросить, чем отдавать в мастерскую, если б такие остались, но на замену пока ничего не сыскалось.
Просвечивая впереди себя фонарем и выбирая дорогу, где воды поменьше, мужчина шагал за девушкой на расстоянии вытянутой руки и старался не отставать. Где-то впереди маячил факел Чарли, который как заправский бойскаут вел их навстречу приключениям. Харви усмехнулся собственным мыслям, но озвучивать их не стал.
Скользя взглядом по сырым стенам, на которых в отсутствие людей буйно расцвел грибок, он почувствовал, как что-то маленькое и теплое скользнуло по его ботинкам вперед. Толстый луч света успел выхватить длинный лишенный шерсти хвост, а спустя миг тот исчез за ногами блондинки.
- Господи! Крысы! – с отвращением выплюнул Харви, скривившись так, словно только что прожевал лимон целиком. Подумать только, это мерзкая заразная тварь только что пробежалась по нему, будто совсем страх потеряла.
- Только не говори, что их ты тоже боишься, - отозвалась Дакота, не придав этому особого внимания. – Я этого не переживу.
- Крысы часто отвоевывают территории, покинутые людьми. Здесь есть, где укрыться и перезимовать, полно еды. Настоящий рай для грызунов, - подал голос Чарли, не замедляя шага. – Ничего удивительного, что они здесь устроили гнездо. Гораздо подозрительнее было бы, если б их совсем не было.
- Она пробежала прямо по мне! Этот чертов разносчик чумы и прочих «радостей», - возмутился мужчина. – Она могла меня укусить!
- Ты повергаешь зомби в транс, а с какой-то  маленькой зверюшкой не можешь совладать? О, Харви, Харви! – Дакота посчитала его доводы  смешными и лишь покачала головой, следуя за индейцем.
Мужчина, смирившись с тем, что его никто не хочет слушать, крепко сцепил челюсти и внимательнее стал смотреть под ноги. Меньше всего ему хотелось наступить на очередную тварь и спровоцировать ее на укус. Может быть, зомби его и обходят стороной, но попробуй разъясни крысе, что ему до нее нет никакого дела. Тут джедайские фокусы не сработают.
Они продолжали двигаться по подтопленному коридору. Здесь воды было больше. Харви уже чувствовал, что левый ботинок дал течь. Пока еще совсем маленькую, под большим пальцем, но и этого достаточно, чтобы вконец испортить ему настроение. А еще этот грызун, который мог вернуться. Почему бы нет! Они ведь здесь ничего не боятся, даже людей. А может, за ним появится еще с десяток сородичей, которые спешат по своим крысиным делам.
Размышляя об этом, Харви так погрузился в собственное негодование, что не сразу почувствовал на ботинках еще двоих. Они прошмыгнули вперед по коридору и скрылись в темноте, оставив после себя следы мокрых лапок. Мужчина замер, слыша пока еще слабое шлепанье множества крысиных ног позади себя. Сердце в груди в одночасье застучало, будто он наутро с похмелья резко поднялся с постели. Нужно было закричать об опасности, но слова как назло застряли в глотке. Руки вспотели, фонарик стал тяжелым и скользким.
- Пара сотен крыс вас тоже не пугает? – просипел он резко охрипшим голосом, заставив девушку и индейца разом обернуться, и сделал самое верное, что мог в подобной ситуации - рванул вперед, прячась за их спины, но было поздно.
Поток мокрых упитанных грызунов стремительно хлынул им навстречу, перебирая лапками с острыми коготками по ногам и сопровождая свое шествие пронзительным писком нескольких десятков маленьких глоток. Чарли и Дакота выставили вперед пылающие палки, склонили их к самому полу, едва не касаясь его. Крысы визжали от боли, катались на спине, извиваясь и расплескивая вокруг себя воду. К запаху сырости прибавился тошнотворный запах горелой шерсти и мяса, но ничто их не останавливало. Те, кому удалось избежать огня, проскользнули между ног выживших и, не замечая их, ринулись дальше по коридору.
- Они бегут, - выдохнул вдруг индеец и первым поднял факел, чтобы оставить живых крыс в покое и осветить дальнюю часть хода, по которому те пришли.
- Что это значит? От чего бегут? – крикнула Дакота, начиная подозревать, что грызуны еще не самое страшное. – Да не молчи же, говори, от чего они бегут?! – молчание Чарли пугало ее еще больше, и она уже готова была выйти из себя, как тот указал рукой вперед и сказал:
- От них.
Поток крыс истощился, оставив на расстоянии пары ярдов от людей груды маленьких обугленных тушек, зато впереди, у самого края освещенного пятна появились первые охотники, от которых те спасались бегством. Движение этой стаи сопровождалось теми же шлепающими звуками, но тонкий писк сменило утробное хрипение, недостаточно сильное для человека-зомби, но как нельзя подходящее для обращенного вирусом грызуна. Они были такими же крупными, размером с трехмесячного котенка, только их шкура местами отслаивалась, оголяя гниющую плоть. Твари поднимали головы, принюхиваясь к незнакомым запахам и будто бы раздумывая, что делать с неожиданной добычей, подслеповато пялились блеклыми зрачками и пускали грязно-бурые слюни в застоявшуюся воду. А затем ринулись всем скопом.
- Мы все умрем! – закричал Харви и первым бросился прочь по коридору, забыв освещать себе дорогу и глядеть под ноги.
- Уходим медленно! Дакота, держи оборону, им нельзя дать пройти сквозь огонь! – спешно давал указания Чарли.
Он, не сговариваясь с девушкой, выставил перед собой факел, и осторожно стал отступать назад. Длина обеих палок и ширина коридора позволяли держать натиск мертвых крыс на расстоянии и не подпускать к себе. Будь он чуть шире, им пришлось бы намного интенсивнее размахивать полыхающими останками стульев. Шлепающие звуки ног убегающего Харви все еще были слышны за спиной. Твари бесстрашно кидались на огонь, хрипя и раззевая полные острейших зубов пасти. Пламя перекидывалось на них и заставляло смерить пыл. Десятки упокоенных тушек падали замертво, устилая собой дорогу назад. Дакота боялась представить, что будет, если огонь потухнет и они останутся  без света и оружия наедине с этим несметным полчищем. На смену полегшим собратьям тут же приходили другие. Люди пятились назад, стараясь не отставать друг от друга ни на дюйм и делать это синхронно. Вот уж действительно разносчики заразы. И эта дрянь будет посерьезней всего вместе взятого, чем могли их наградить те, кто уже попрятался по норам.
- Их слишком много! – в отчаянье выкрикнула Дакота. Тут топор был бессилен, и ей оставалось лишь размахивать факелом, медленно отступая назад.
- Уходи! – бросил Чарли, не отрывая взгляда от кидающихся на огонь крыс.
- Что?! – ей казалось, она ослышалась.
Сейчас было не самое лучшее время для геройства.
- Убегай!
- Нет! Ты с ума сошел!
- Я задержу их. А когда вы освободите парней, у нас будет две свежих пары рук, чтобы расчистить проход.
Дакота опешила. Она думала, что индеец решил благородно погибнуть, прикрывая ее своим телом, но, кажется, у него был план. И все равно ей было страшно оставлять его одного. Если Чарли даст слабину, то путь к отступлению будет перекрывать армия мертвых крыс и он сам, а это уже совсем не смешно. Она прикусила язык, яростно размахивая горящей палкой и не зная, что сказать. Все в ней протестовало. Как поступить? Убежать или остаться?! Будь у нее возможность, она забилась бы в самый дальний угол и сжала голову руками, чтобы справиться с приступом паники. Но этой возможности нет и нужно что-то решать.
Чарли принял решение за нее. Он силой вырвал из ее рук факел и приказал:
 - Беги! Я не собираюсь тут умирать.
И она побежала, стараясь не вслушиваться в то, что происходит за спиной, и не оглядываться. Единственный источник света остался позади. Харви убежал вместе с фонарем, и теперь ей приходилось  полагаться только на чутье, благо подземный коридор и не думал разветвляться. Она бежала, впившись зубами в нижнюю губу и проклиная себя за то, что все никак не может успокоиться, хватая воздух ртом. Девушка даже не обратила внимания на вкус железа на языке.
Вдруг коридор резко повернул налево, и Дакота едва не вписалась в сырую стенку, но вовремя оттолкнулась от нее руками и сменила направление. Топот сразу нескольких пар ботинок и яркий слепящий глаза свет вместо радости вызвал у нее страх. Она закричала, резко отшатнувшись назад, но, увидав перед собой вызволенных из ловушки Йена и брата, облегченно выдохнула.
- А где Зеленая пуля? – услыхала она обеспокоенный голос Харви и тут же показала назад.
Нейтан крепко сжал ее в объятьях, стараясь успокоить, а Йен, оттеснив в сторону, кинулся на подмогу Чарли. В одной руке у него был зажженный фонарь, в другой пушка. Нейт, погладив Дакоту по щеке, бросился за ним на передовую.
Они застали индейца посреди коридора размахивающим вокруг себя двумя пылающими палками. Зомби-крысы полыхали огнем, исходясь в хриплых воплях десятков маленьких ртов, а Чарли продолжал поджигать их и отталкивать от себя, осторожно отступая назад. Несмотря на свой рост и вес, он двигался подобно хищной кошке, способной усмирить любое количество грызунов и заставить себя бояться. Йен и Уилсон открыли огонь, стреляя по полу, где продолжали появляться зомби-грызуны. Спустя десять минут, показавшихся остальным вечностью, все закончилось.
Стая мертвых крыс иссякла, упокоенная посреди коридора. Кое-кто из обгоревших тварей еще дергался в общей массе смердящих тушек и, прежде чем двинуться в обратный путь, выжившие прошлись по ним огнем и свинцом. Только окончательно убедившись, что среди них не осталось жизнеспособных, как бы это нелепо ни звучало, особей, они двинулись к выходу.

 - Зомби-крысы, - присвистнул Йен, когда они поднялись на поверхность. – Не думал, что скажу это, но теперь я, кажется, видел все.
- Не торопись зарекаться, - усмехнулся Харви, к которому вернулись его самообладание и врожденный сарказм.
- Да, пожалуй, открытий на сегодня хватит, - согласился парень и прибавил шагу. – Давайте просто сядем по машинам и уедем отсюда.
Отважный индеец шел впереди всех, обе палки он бросил на выходе, и теперь только ружье на плече составляло все его оружие. За Харви и Йеном едва поспевали Уилсоны. Нейт, который, как оказалось, прихватил сумку с зерном, обнимал Дакоту за плечи.
- Чертов апокалипсис меня доконает, - пробормотала она, злясь на себя за срыв, который чуть было не погубил всех остальных.
Мог погубить, по крайней мере, именно так ей казалось.
- Нервы не сдают только у мертвых. Все хорошо, мы ведь целы, - сказал парень и попытался  улыбнуться, бросив украдкой взгляд в сторону идущего впереди техасца.
- Эй! А ты видел, как лихо Чарли расправлялся с этими тварями? – тут же переменила тему девушка и, притянув брата к себе, прошептала на ухо. – У него такая задница, просто огонь!
- Тебя могут услышать, - смущенно пробормотал Нейт и уставился под ноги.
Он и не надеялся, что она так быстро отстанет.
- Вот даже посплетничать нельзя. Ай, да ты покраснел! У тебя румянец. Я так и знала, ты тоже оценил. Чарли чертовски хорош, - Дакота мечтательно закатила глаза.
Нейт хотел возразить, но не успел. Их маленький отряд как раз обошел здание, за которым находилась просторная парковка. Обе машины были на месте, как и прекратившие активную жизнь зерновозы, но неподалеку от «Доджа» припарковался уже знакомый им красный «Линкольн Континенталь», сверкая на солнце хромированными деталями и тонко намекая на новую встречу с его хозяином.
- У нас гости, - не без радости сообщил Йен то, что и так было понятно, а Чарли вскинул ружье.
В это время Уэйн Маклейн, торгаш с бородкой и в очках, уже сидел в салоне пикапа и деловито настраивал зеркало заднего вида под себя, а его напарник намеревался разбить бейсбольной битой стекло в фургоне. Они еще не заметили появившихся на площадке людей и были увлечены каждый своим занятием. Брайан, дерзкий парень в джинсовом комбинезоне, примерялся к стеклу со стороны водительского кресла, когда прозвучал одиночный выстрел. Это Чарли спустил переднюю шину седана, лишив торговцев возможности быстро уехать.
- Следующий выстрел будет в голову! – крикнул он, не намеренный после стычки с восставшими крысами заниматься пустой болтовней, и наставил дуло ружья на того, что сидел в пикапе.
- Он не шутит, - Йен поднял перезаряженный «браунинг», целясь во второго. – Выходи из машины, руки держать над головой.
Нейтан и Дакота так же были готовы к перестрелке, а Харви сунул руки в карманы, оставаясь позади всех.
- Вот дерьмо! Мы думали, вас съели зомби! – воскликнул Брайан, подняв руки вместе с битой.
Старший, Маклейн, осторожно вышел из салона, держа в одной из рук гвоздодер. Видно было, что машину мужчина не повредил, стекла были целы, так что гвоздодер он, скорее всего, прихватил, чтобы без шума избавиться от зомби, если такие появятся.
- Зря ты стрелял в мою детку. Она не любит такого обращения, - произнес он. На поясе у него все так же было две пушки, и торгаш мог выстрелить, но пока предпочитал не накалять обстановку и говорил спокойным тоном.
- Уверен, ты найдешь замену испорченному колесу, - процедил Йен. – Предлагаю сделку. Ты забираешь своего приятеля, вы садитесь в тачку и не шевелитесь, пока мы не уедем.
- Или что? – приподнял бровь Маклейн.
- Или мы откроем стрельбу. Да, черт возьми, ты и твой друг можете положить кого-то из нас, но вас меньше и оставшиеся в живых заберут весь ваш товар абсолютно бесплатно, - парень говорил с непроницаемым лицом, буравя его взглядом.
- И еще за веревку с вас неустойку возьмем! – крикнул из-за его плеча Харви.
Парковка перед зданием погрузилась в тишину. Сейчас очень многое зависело от решения Маклейна, даже его напарник Брайан опасливо поглядывал на мужчину из-за фургона и ждал ответа. Выскользнувшим из цепких крысиных лап людям вовсе не хотелось заканчивать день перестрелкой, где кто-то мог пострадать.
Но вот Маклейн хмыкнул и, опустив руки, почесал бороду.
- Ты умеешь торговаться. По рукам, - сказал он и махнул Брайану на седан. – Садись в машину, пусть уходят.
- Но Уэйн! – попытался тот возмутиться.
- Живо в машину! – осадил его грозным тоном мужчина и обратился к техасцу. – Думаю, нам всем лучше забыть это маленькое недоразумение. Счастливого пути!
Он еще улыбался, когда садился за руль «Линкольна», в котором уже сидел его приятель. Йен не ответил. Он сказал Чарли держать обоих под прицелом, пока они будут отъезжать, и захлопнул за собой дверцу фургона. Остальные так же поспешно расселись по местам, и обе машины тронулись, покидая заброшенный комплекс. Торговцы, следуя уговору, лишь провожали их взглядами и о чем-то переговаривались, не предпринимая попыток его нарушить.
- Вы могли прикончить их и обобрать, - сказала Дакота, провожая взглядом удаляющиеся очертания зданий.
Теперь пикап ехал последним. Чарли, убедившись, что нужды больше нет, положил ружье на сиденье.
- У нас было преимущество и полное право сделать это, в конце концов, они украли нашу веревку!
- Йен поступил по чести, ты не можешь осуждать его за это, - отозвался индеец с заднего сиденья. – Мы боремся с зомби, а не с людьми.
- Он прав, эти двое такие же, как и мы. Если мы начнем палить по своим, то это ничем хорошим не закончится, - пробормотал Нейт.
- Все ясно, - пожала плечами Дакота и приспустила спинку сиденья, устраиваясь поудобней. – Вы двое просто сговорились против меня. Это нечестно!
Машины все больше удалялись от заброшенного завода, следуя на северо-восток к обещанному раю в Сент-Луисе. День медленно клонился к вечеру. Подложив под голову свернутую куртку индейца и повернувшись на бок, девушка подогнула под себя ногу и попыталась задремать.
Поиски парней и дальнейшая схватка с мертвыми грызунами совершенно выбили ее из колеи. Тело и разум требовали небольшую передышку перед следующим броском. Достаточно и того, что она сегодня едва не потеряла самоконтроль, снова став потерянной шестнадцатилетней девчонкой, от которой требуют слишком многого. Ей хотелось верить, что все изменилось и это не так, но в глубине души Дакота знала, что разница была только в возрасте. Однажды наступит день, когда она больше не сможет с улыбкой тащить на себе взваленный груз обязательств и сломается.
Нейтан смотрел вперед, на серое полотно дороги, робко улыбаясь и боясь спугнуть крохотный огонек тепла, поселившийся в груди. Сестра спрашивала о заднице Чарли, но разве мог он признаться, что видел перед собой только отважно вставшего на защиту техасца, его решительное лицо, готовое растерзать противника, кем бы тот ни был, и не дать пройти. Он понимал, что эти чувства ни к чему хорошему не приведут, но ничего не мог с собой поделать.

30.08.15- 07.09.15г.

Продолжение ==>  http://www.proza.ru/2015/11/06/1524


Рецензии
История развивается - и персонажи вместе с ней. Вот и "озомбевшие" животные добавились - вроде бы раньше их не было, по крайней мере, в таком количестве. Пожалуй, в этом изюминка. Порадовало также место действия - думаю, автор поймёт, что я имею в виду ;-) Ну и сверкающий посреди хаоса зомби-апокалипсиса старый "Линкольн" тоже!

Евгений Кусков   08.09.2015 14:29     Заявить о нарушении
"Линкольн" - просто дикий и бурный секс! Это тот случай, когда даже мне захотелось вставить фото авто в публикацию.

Хиль Де Брук   09.09.2015 04:31   Заявить о нарушении