от Луки

Ремейк по мотивам сказки Джанни Родари «Приключения Чиполлино»

         
           «Горе ты луковое, инженер Луков… Что фамилия, что жизнь! Столько лет стоишь первым в очереди на социальное жильё и никаких подвижек. Дождёшься ли?» - такие грустные мысли о себе самом каждое утро посещали Ивана Лукова, проживающего в доме, построенном ещё немецкими военнопленными.

           Семейство первоочередника состояло из самого инженера, его беременной жены и восьми мальчиков-погодков, которые, несмотря на бедность и недостаток витаминов в их скудном рационе, росли детьми умненькими и любознательными, имели добрые сердца и обладали вполне приятной наружностью.
 
           И каждое божье утро у себя в резиденции Главный Вдохновитель их края господин Лайм с нескрываемым раздражением разглядывал этот чёртов список очередников на социальное жильё, ворча себе под нос:

           - По толщине напоминает Библию или любовный роман… Неужели все эти люди действительно нуждаются в улучшении жилищных условий? Ведь я и мои подчинённые так много делаем для них. Может народ просто капризничает? Или насмотрелся фильмов с чужой стороны о прекрасной жизни там и теперь бесится с жиру? Надо будет самому глянуть на эти старые дома, так ли они плохи!

           Приближённые Главного Вдохновителя стали усиленно готовиться к выходу шефа на улицы города, дабы он лицезрел только приятное. И неожиданно проявили небывалый для себя креатив, поручив молодым художникам разрисовать стены старых, порой полуразрушенных зданий, картинками милых сердцу пейзажей. Граффити удались на славу! Район, где жил инженер Луков, расцвёл всеми цветами радуги.

           В день приезда господина Лайма всем жителям разукрашенного района было предложено выйти из домов для приветствия своего руководителя. Народ выстроился вдоль дороги, предварительно осыпав её цветами из палисадников, чтобы не было видно ям и колдобин, и в нетерпении перешёптывался между собой…

           Рёв клаксонов дорогих автомобилей возвестил о приезде самого Главного и его чинуш. Горожане ринулись им навстречу, но полицейские и охрана сработали чётко и не допустили рукопожатия простых людей с «Великим и Богом избранным».

           Лайм лениво вышел из своей чёрной, блестящей на солнце шикарной машины. И люди, пока его не успела окружить собственная охрана, смогли воочию увидеть небольшую полноватую фигуру Главного Вдохновителя, в ладно сидящем ярко-зелёном костюме и удачно дополняющей прикид бейсболке с кокардой.

           Так получилось, что Луков оказался рядом с той машиной. Стоя за ним, встречающие тянули руки к Лайму, желая прикоснуться к «божеству». И инженер, чувствуя, что ему не выдержать напора толпы, обернулся и неожиданно для себя гаркнул:

           - Не напирать!

           Лайм очень удивился: кто-то из простого люда посмел командовать там, где находился Он? Главный Охранник, моментально догадавшись о недовольстве начальника, подозвал одного из секьюрити и велел зафиксировать личность Лукова на скрытую камеру, находящуюся в верхней пуговице служебного костюма.

           Каждому из присутствующих хотелось увидеть Вдохновителя поближе, и постепенно толпа взяла его с охраной в плотное кольцо.

           Народ бесновался! Кто-то пытался выкрикнуть личную просьбу, кто-то передать слёзное прошение, группа из молодых неформалов хором скандировала слоган: «Один Лайм – один тайм!», девушки в майках с красивыми портретами руководителя, пытаясь всех перекричать, громко и ладно пели его любимую песню: «Дядя Лаймик, давай, давай, давай!»…

           А многодетный отец оказался впритык к телохранителям Главного Вдохновителя. И наступил момент, когда Лукова двинули в спину кулаком так, что он, согнувшись от боли крючком, оказался между ног одного из охранников, прямо у мозолистой пятки Самого… И не просто оказался, а даже слегка задел её рукой!

           Лайм дико вскрикнул, почувствовав прикосновение инородного тела к любимой мозоли, и инженера тут же схватила охрана. Он попытался позвать на помощь соседей, но разве в таком столпотворении до кого-нибудь докричишься! А квакеры, отрабатывая свою копеечку, с вожделением заорали: «Гуд-бай! До сви-да-ния!" Им на радость "преступника" усадили в полицейский воронок и отправили в местную тюрьму.

           Старший сын инженера отрок Лука, видевший из толпы всё произошедшее с отцом, горько-горько заплакал от бессилия, жалости и несправедливости.

***

           Сразу после посещения Лаймом неблагополучного и очень старого района - да-да, который строили ещё немецкие военнопленные, Ивана Лукова приговорили к десяти годам тюремного заключения за… Да ни за что! Приговорили и всё!

           Его сынишке удалось подкупить тюремщиков деньгами с продажи своего почти нового велосипеда и встретиться с отцом.

           - Как ты, отец? - спросил Лука.
           - Не переживай за меня. И здесь люди живут, - спокойно ответил ему отец, - и люди разные…
           - Надо же? – удивился сын.
           - Здесь много честных и хороших людей.
           - Но почему?
           - Потому что нашему Вдохновителю такие люди поперёк горла.
           - Вот оно что!
           - К сожалению…
           - Я освобожу тебя, отец! И тебя и всех остальных хороших людей тоже.
           - Не торопись, сынок. Непросто это… Учиться тебе надо!

           Они попрощались, и Лука с задумчивым видом покинул это не столь отдалённое место.

           Дома он успокоил мать и семерых братьев, уверив, что отца в тюрьме не обижают, затем встретился со своим родным дядей и попросил временно позаботиться о племянниках.

           Собрал скромные вещички в школьный рюкзак, взял деньги, оставшиеся от продажи велосипеда и взятки тюремщикам, и отправился на вокзал. Денег ему хватило на билет до ближайшего садоводческого товарищества. Лука решил, что место назначения в данной ситуации для него совершенно не важно! Важно узнать, как живут люди в других местах его края. Неужели также плохо? Может быть, есть смысл переехать? И он сел в пригородный поезд…

***

            А через полчаса вышел на небольшом полустанке с крохотным домиком обходчика, из окошка которого, улыбаясь, выглядывал рыжеволосый старичок.

           - Какой миленький домик! – одновременно удивился и восхитился строением Лука.
           - Здравствуй, юный путешественник! Я рад, что он тебе понравился, - ответил дедок.
           - Меня зовут Лука, а вас? – предложил познакомиться мальчик.
           - А я дед Тыковкин! Так меня кличут в нашем садоводческом товариществе.
           - Я запомню, - приветливо ответил парнишка и с интересом продолжил, - какое звучное название у вашего товарищества – «ЗНАМЯ СВОБОДЫ»! Жаль, что вывеска обветшала, покосилась, да и краски облезли.
           - Нет уже никакого товарищества! Есть обычный дачный посёлок. Все, кроме меня, давно забыли это старое название. А мне оно нравится… Вселяет надежду!
           - Вот как? – удивился Лука. - А почему ваш дом построен из детских игрушечных кубиков? Неужели у руководителей нашего большого и богатого края нет возможности построить кирпичные дома для путевых обходчиков и стрелочников.
           - Хорошие вопросы задаёшь, Лука, - усмехнулся старичок Тыковкин, – видимо денег на такие пустяки у начальства не нашлось. Ты уже взрослый мальчик и должен понимать, что главнее…
           - Не такой уж я взрослый, если считаю главным - проживание человека в приличных условиях.
           - До этого далеко, мой юный мечтатель!
           - Знакомая история, - усмехнулся Лука, вспомнив отца, и спросил, - и где же вы набрали столько игрушечных кубиков?
           - Дружу с местными мальчишками нашего посёлка. Они и принесли.
           - Понятно! А пока не было домика, как вы жили и работали в холод и зной?
           - У меня есть зонтик. Его мне выдали вместе с оранжевой жилеткой и флажками. О нас обходчиках вполне заботятся.
           - Вот как, - опять усмехнулся Лука, - А кто тут у вас ещё живёт в округе?
           - Живёт сапожник Виноградов. Советчик и шутник! Не верил в возможность накопить необходимое количество игрушечных кубиков для постройки настоящего дома. Но я дары мальчишек аккуратно складывал под старой яблоней, чтобы их не сильно мочил дождик и ждал… Долго.
           - Главное, что дождались!
           - Именно! Буквально два дня назад я его построил. С одним окошком и дверью! Пусть домик маленький, но мой! Виноградов с удивлением смотрел, как я вхожу в него и с интересом ждал, как я буду выходить, а входить и выходить приходится регулярно. Перед каждым обходом железнодорожного пути. И теперь тоже…

           Внезапно дед Тыковкин замолчал, затем, проделывая удивительные кульбиты, вышел из дверей своего домика на улицу, чтобы встретить пассажирский поезд, который остановился прямо перед его домом. И тут Лука заметил, что жители дачного посёлка, видневшегося сразу за полустанком, стали прятаться в свои дома, закрывая окна и двери на засовы.

***

           А из спального вагона, остановившегося состава, вышел очень большой начальник. Так решил Лука, увидев, как дед Тыковкин, согнувшись и спотыкаясь, подбежал к нему. Попробуй - не подбеги! Ведь приехал Старший Блюститель края господин Помидоров – первый помощник Главного Вдохновителя!

           Помидоров подошёл к домику Тыковкина и пнул его ногой.

           - Это что? – заорал он, багровея прямо на глазах.

           Домик зашатался, но устоял. Слетела только крыша. Помидоров глянул на обходчика такими озверевшими глазами, что у того затряслись не только губы и руки, но и волосы на голове зашевелились, будто в ураган.
 
           - Домовладелец хренов! Кто позволил возводить дома на чужой земле?
           - Яяя нее думал, яяя не знал, - блеял козлёнком старик-обходчик.
           - Ах, ты не знал? Ты не знал, что эта земля принадлежит олигархиням Вишнёвским? Пользуешься слабостью двух несчастных женщин, потерявших своего отца - олигарха Вишнёвского! Героя нашего края! Убитого конкурентами… Земля ему пухом!
           - Господин Помидоров! У меня есть разрешение на строительство от самого господина Вишнёвского, ещё будучи живого… Как-то я спас его.
           - Не смей врать! Я бы знал! Да и адвокат Горошкин может подтвердить: никакого разрешения у тебя нет и быть не может! Так ведь, Горошкин?

           Худой, сутулый мужичок, единственный из дачного посёлка, вышедший навстречу большому начальнику, подобострастно закивал маленькой лысой головой:

           - Да, да… Нет, нет… Ничего не было, у меня никаких соответствующих бумаг не имеется. Эта земля по-прежнему принадлежит дочерям господина Вишнёвского.
           - Подведём итог! Удовлетворённо резюмировал Помидоров. Дом разрушить! Или нет… В доме будет жить сторож! Он станет охранять земли олигархинь. Горошкин, повтори ещё раз всё, мною сказанное, этому олуху Тыковкину. Ну, и фамилия! Не выговоришь… Хе-хе-хе!

           Горошкин, лепеча, повторил приказ Помидорова и смылся с глаз долой за ограду своей немаленькой дачи, дабы никому и никогда не запомниться блёклым видом и бестолковыми речами.

           - Все всё поняли в этом богом забытом уголке? – уже снисходительно проговорил Помидоров.
           - А что именно мы должны понять? – послышался чей-то спокойный и уверенный голос.
           - Тыковкин? Тебе мало? – опять стал багроветь Помидоров.
           - Я молчу! Это не я! – испуганно залепетал старик.
           - Ааа! Так это Виноградову непонятно кто здесь хозяин и чьи здесь угодья? – и Помидоров уставился на сапожника, который, услышав на улице шум, приоткрыл калитку.
           - Вообще-то… - начал было оправдываться мастер Виноградов.
           - Знаю, знаю! Это именно у тебя собираются все бузотёры и болтуны округи. Мне докладывали, какие песни вы поёте, и какие книги читаете. Всё «Горе от ума», да «На смерть поэта» штудируете? Этим поэтическим шедеврам по двести лет, а вы так и не научились отличать литературный вымысел от реала.
           - У нас ещё есть время, чтобы научиться отличать вымысел от реала, - опять послышался тот же голос.
           - Ах, так это ты? Глупый мальчишка! Смелый? Надолго ли? – заорал Помидоров, глядя на Луку, до этого момента, скромно стоявшего в сторонке и внимательно наблюдавшего за происходящим вокруг.

           Парнишка подошёл к грозному начальнику и, не мигая, посмотрел в его красные от злобы глаза.

           - Чем занимаешься? – продолжал орать Помидоров?
           - Изучаю мир и людей, -  спокойно ответил Лука.
           - И как? Получается?
           - Ещё как! Хотите увидеть самого большого обманщика края?
           - Конечно, хочу! Пора вывести на чистую воду всяких Тыковкиных и Виноградовых! Чтобы знали своё место и не лезли в чужие закрома!
           - Вот он! Смотрите! – Лука достал из кармана старенький смартфон, нашёл  фотографию Помидорова, поднёс к его глазам и с усмешкой сказал, - Интернет захлёбывается от сообщений об этом мухлёвщике! Взятки, взятки, рейдерские захваты, опять взятки…

           Старший Блюститель наконец-то понял издёвку мальчишки. Он схватил Луку за кудрявый чуб, дёрнул и выдрал клок волос…

           И вот тут случилось неожиданное! Помидоров стал чихать. Он чихал долго и смачно, лицо его покрылось испариной, а выступившие из злобных глаз слёзы, крупными бусинками стали падать на его бордовый пиджак от «Pierre Cardin».
 
           - Что это? Что это со мной? Моя аллергия! – буквально ревел Помидоров.
           - Нееет! Это мой шампунь «Луковая сила», которым я мою голову ежедневно, – смеялся мальчишка.

           Помидоров очень испугался за своё здоровье, а потому быстренько зашагал назад к спальному вагону. Поезд всё это время никуда не уезжал, ожидая блюстителя, несмотря на жёсткое расписание.

           - Мальчик, ты откуда? – обратился к Луке сапожник Виноградов.

           И Лука рассказал жителям, вышедшим из своих домов после отъезда Помидорова, историю своего отца и решил остаться в этом посёлке.

           Он поселился у Виноградова и стал ему помогать чинить и шить обувь, зарабатывая на пропитание и помощь матери. Познакомился с профессором Грушевым, прикупившим здесь дачку и оставившим городское жильё взрослым детям. По вечерам профессор долго играл на скрипке, услаждая слух дачников. Да и с остальными поселянами у Луки сложились вполне дружеские отношения.

***

           Через какое-то время Старший Блюститель Помидоров решил исполнить задуманное: отобрать домик у деда Тыковкина, поставить его ближе к воротам дворца Вишнёвских и поселить туда самого верного подчинённого Мухтара Мастинова, дабы он охранял их земли.

           С этими не новыми идеями Помидоров и явился в уже знакомый нам посёлок, а сделав своё грязное дело, тут же отбыл во дворец олигархинь, находившийся невдалеке на пригорке.

           Там он плакался богатеньким дамам, как непросто ему приходиться жить и работать с тупым и неблагодарным народом на благо их семейства и с вожделением поглядывал на сейфы хозяек дворца, ожидая нехилых подачек. А ведь получал от Главного Вдохновителя официальную зарплату, в сумме превышающую все зарплаты своих подчинённых!

           Итак, новоявленный сторож Мухтар Мастинов с удовольствием расположился в чужом доме, а дед Тыковкин опять оказался на улице со старым потрёпанным зонтом и флажками. Никто не мог ему помочь. С Помидоровым спорить, а тем более шутить, было опасно - можно лишиться не только жилья, но и жизни.

           Наблюдая за стариком-обходчиком, за его переживаниями, связанными с отъёмом дома, Лука проникся к нему глубоким сочувствием и решил помочь, во что бы то ни стало.

           - Интересно, как Мастинов справляет нужду? В памперсы или бутылочку? Ведь с утра из дома не выходит… Спрааавно службу блюдёт, - вслух усмехался собственным хулиганским мыслям паренёк, наблюдая за сторожкой, – Как же его оттуда выкурить, хотя бы на время? - рассуждал он… И придумал!

           Через пару дней после этих событий, тихим летним вечером, профессор Грушев и местная певунья Рая Редискина устроились прямо под окнами бывшего домика обходчика. Профессор стал играть на своей скрипке нежные мелодии, навевающие грусть и воспоминания.
 
           Мухтар Мастинов расчувствовался… Под музыку ему вспомнились родные места, непростая жизнь с драчуном отчимом, привиделась жалкая забитая мать, а ещё вспомнились непростые школьные и армейские годы… Обильные слёзы, как в далёком детстве, полились из его глаз. Наступила ночь, на небе зажглись звёзды, душа сторожа будто очистилась от всего плохого, и он потихоньку стал успокаиваться. И вдруг услышал голос девочки, напевающей колыбельную: ту самую – мамину... Явь или сказка? Этого Мухтар Мастинов уже не сознавал. Он крепко спал…

           Тогда Лука с Виноградовым аккуратно перенесли спящего Мастинова из домика на мягкую травку к ограде дворца и мысленно пожелали ему спокойной ночи.

           Тут же под покровом звёздного неба погрузили дом деда Тыковкина на тележку и вернули на прежнее место, где старик-обходчик в очередной раз отпраздновал новоселье.

           Вернуть-то вернули, только все дачники прекрасно понимали, что Помидоров новое издевательство и непослушание не потерпит. Тогда плохо придётся не только старику Тыковкину… Трудно спорить с великими мира сего и ждать от них сердечности и понимания!

           Посовещавшись, дачный люд решил спрятать дом обходчика до лучших времён в лесу у дядьки Черникина, который обожал природу и одиночество, был беден, честен и неподкупен. Потому за дом Тыковкина можно было не беспокоиться. Решили - сделали! Сапожник Виноградов опять погрузил домик на тележку, а Лука отвёз его в лес к Черникину.

***

           В это же самое время в особняке олигархинь Вишнёвских царило оживление, потому как к ним нагрянули двоюродные братья, обанкротившиеся миллионеры – господа Апельсинов и Мандаринов.

           Апельсинов когда-то заведовал большой сетью ресторанов, а Мандаринов модельным бизнесом. Но поскольку оба были ленивы и не проявляли интереса к инновациям, то очень скоро разорились и прекратили заниматься коммерцией, уступив это дело более продвинутым молодым капиталистам. Теперь им ничего не оставалось, как жить на иждивении олигархинь. Апломба и капризов у братьев было много, а вот ума явно недоставало...

           И уже к вечеру оба братца стали надоедать дамам, мешать их размеренной и спокойной жизни. Выгнать их считалось неприличным, и сёстры срывали досаду на своём маленьком племяннике Мише.

           Мальчик был не по возрасту умён и начитан. Увидев ребёнка за книгой, тётки жутко ругались: дескать, все дети как дети, играют в компьютерные игры! А этот из библиотеки не выходит и уже выучил наизусть множество стихов и даже все научные статьи из лондонских журналов, присланных по случаю.

           Единственной отдушиной для мальчика была милая девушка - служанка Зоя Земляничкина, которая одна жалела его, с удовольствием разговаривала и приносила вкусненькое, потому как родным тёткам по приезду братьев стало вовсе не до Миши.

***

           Вскоре Помидоров опять наведался к олигархиням за очередной подачкой и увидел капризного Мандаринова, примеряющего рубашки, давно усопшего хозяина дворца.  Апельсинов в это время дегустировал пятую курицу за день. А обе хозяйки, довольно уставшие, крутились вокруг братьев, продолжая им угождать. Как-никак – мужчины! Защитники!

           Тут Помидорову и рассказали, что Мухтар Мастинов опять без дома, а потому сторожить земли Вишнёвских больше некому. Мало ли что случится! Гостей могут напугать, а испуг у некоторых людей вызывает яростные приступы голода и хватит ли тогда еды на всех?

           - А не пора ли нам прикрыть эту шайку-лейку? – заговорщицки произнёс Помидоров.
           - Что имеете в виду? – заинтересовался Мандаринов.
           - Вот именно, - подтвердил слова брата Апельсинов.
           - Снести этот чёртов дачный посёлок, - раскрыл все карты Помидоров.
           - А можно? – хором спросили олигархини.
           - Всё можно! Главное подвести правильную юридическую базу под данную тему, - всё более распалялся большой чиновник.
           - Ооо! Это было бы классненько! - загорелся Мандаринов, - тогда на этой земле можно было бы построить современный Дом моды.
           - Кому он нужен в этой глуши, - парировал предложение брата Апельсинов, - уж лучше мясокомбинат! А его продукцию продавать в городские рестораны.
           - А может большой торговый центр? – тявкнули хором олигархини, - тут всего полчаса езды от города и станция рядом, так что народ повалит за покупками. Можно будет торговать лесом и стройматериалами, - продолжали проявлять они недюжинную смекалку.
           - Ого! - удивлённо воззрились на дам Апельсинов с Мандариновым
           - Я прозондирую этот вопрос. Там! - многозначительно поддакнул всем Помидоров и задрал указательный палец вверх! - Однозначно: с этими дачниками надо что-то делать!

           Он постоял ещё несколько минут в компании олигархов, но сообразив, что в этот раз воздаяния не будет, поскольку жаждущих подачек у дам Вишнёвских значительно прибавилось, решил пока тихонько ретироваться.

***

           Помидоров жутко обозлился, уйдя в этот раз от Вишнёвских с пустым карманом, а потому тут же созвонился с Главным Вдохновителем Лаймом и стал просить подмогу, описав наступившие времена чёрными красками: дескать, народ совершенно оборзел, поднимает голову и посягает на святое святых – частную собственность богачей.

           Буквально на другой день в посёлок прибыл взвод солдат, и начались аресты. Арестовали сапожника Виноградова, обходчика Тыковкина, музыканта Грушева. Короче, были арестованы все мужчины и большие мальчики. Под раздачу попал даже адвокат Горошкин! Ему не помогли никакие уверения в преданности и верности Вдохновителю и Блюстителю. Арестантов до суда поместили в большой подвал особняка олигархинь.

           Луку солдаты не заметили, хотя он и не прятался, а сидел на ветке старой шелковицы и не один, а вместе с Раей Редискиной - обычной юной дачницей, той самой ночной певуньей. В этот день он был у неё в гостях, и сверху они видели всё, что творилось в посёлке.

           Глядя с дерева на этот беспредел, Луке приходили в голову разные крамольные мысли. Например: почему нормальные работящие люди живут много хуже, живущих во дворцах? И ещё всякие бездарные идеи о вселенской справедливости бродили в его неокрепшем мозгу, неиспорченном пивными парами и сигаретным дымом. Но думай – не думай, а надо что-то делать! И он дал слово освободить жителей посёлка, а Рая Редискина обещала помочь.

***

           Пришла пора вспомнить о маленьком мальчике Мише Вишнёвском. Уже говорилось, как скучно ему жилось в особняке богатых тётушек. Особого внимания с их стороны ребёнок не имел, в то же время никакой свободы не было.

           Все комнаты, парк, бассейн и спортплощадка были утыканы камерами слежения. Когда Миша пытался заглянуть через калитку или ограду, чтобы узнать, что же там творится, то тут же раздавалась предупреждающая мелодия из старого-старого фильма о советском разведчике Штирлице.

           В местную школу его не пустили, статус не позволял, а послать мальчика на учёбу в Лондон - тётушек «душила жаба». И в качестве преподавателя ему наняли старого пьяницу Петрушкина - бывшего учителя труда, выгнанного из всех близлежащих учебных заведений.

           Нечаянно подслушав разговор своих тёток с Помидоровым, и, зная об арестах дачников, Миша очень расстроился, но вспомнил, что в рыцарских романах всегда побеждала доблесть и справедливость, только нужно действовать... И после обеда он сбежал от задремавшего Петрушкина, успевшего принять рюмочку на грудь.

           Миша не стал приближаться к ограде дворца, а забрался на высокое дерево в саду и начал рассматривать окрестности, сразу обратив внимание на пустоту и тишину в округе. И в районе дачного посёлка увидел мальчика и девочку, тоже сидящих на дереве. Миша снял с себя майку ярко-вишнёвого цвета и принялся ею размахивать. Он бы и закричал, да понимал, что на звук голоса может примчаться Петрушкин, а за ним и остальные…

           Рая Редискина первая заметила развивающееся вишнёвое знамя.

           - Лука, Лука, смотри, похоже, этот сигнал для нас!
           - А ну-ка пойдём! Нам теперь любая весточка важна, - и они спустились на землю.

           Ребята подбежали к ограде и увидели мальчугана, по-прежнему сидящего на дереве, но успевшего надеть свою яркую майку.

           - Ну что, партизан, рассказывай, чего надо. Или просто заскучал в своей золотой клетке? Пообщаться хочешь? – сразу по-деловому заговорил Лука.
           - Пообщаться очень хочу, но сейчас разговор будет короткий и серьёзный. Есть важная новость, - тихо и внятно ответил Миша.
           - Чего ты шепчешь? Говори громче и слезай уже с дерева, - вмешалась Рая.
           - Не могу, - прижал палец к губам мальчик, - если нас увидят или услышат, вас тоже схватят и посадят в подвал нашего дворца.
           - Ага! – смекнул Лука, - значит все арестованные в ваших подвалах!
           - Да, они  здесь! Но я знаю ещё одну плохую новость…
           - Ещё? Куда уж хуже! Хотя давай, говори!
           - Мои тётки и Помидоров хотят снести ваш дачный посёлок, а вместо него построить торговый центр.
           - Во дают! - сделала большие глаза девочка, - слушай, мальчик! А как твоё имя? Меня можешь называть Раей.
           - Я Миша - племянник олигархинь.
           - А я Лука. Спасибо тебе за информацию, Миша! Будем думать.
           - Вы ещё придёте? – мальчик с надеждой посмотрел на юных дачников.
           - Обязательно. Ты нам очень понадобишься! Давай завтра в это же время, на этом же месте. Будешь?
           - Конечно!!
           - Тогда до встречи! – попрощался Лука.

           После ухода своих  друзей, именно друзей, в этом Миша ни капельки не сомневался, он слез с дерева и направился в дворцовую библиотеку. На душе у него было радостно и немного грустно. Он нашёл друзей! Теперь бы их не потерять!

***
          
           ...План освобождения жителей посёлка из подвалов олигархинь Вишнёвских сложился в голове Луки мгновенно!

           Он вспомнил, что отдельно от дачного посёлка живёт дяденька Кротов, технически подкованный мужик, занимающийся починкой разной аппаратуры. Он и его двое взрослых сыновей даже открыли у себя в доме небольшую мастерскую. Если не было работы на месте, то выезжали в город на стареньких "Жигулях" и чинили разную технику там. Просто жить на природе семейству Кротовых нравилось больше и особенно нравилось копаться в огороде…

           Подходя к нужному дому, Лука с Раей заметили во дворе накрытый стол, за которым в полном составе восседала семейка мастера и с аппетитом ужинала.

           Ребята открыли калитку, поздоровались и замолчали.

           - Вечер добрый! Садитесь с нами ужинать, - пригласил их к столу мастер Кротов.
           - Спасибо! Это мы с удовольствием, - обрадовался Лука, ничего не евший после ареста дачников.

           Когда ребята сели за стол и перед ними были поставлены тарелки с едой, Кротов грустно произнёс:

           - Знаем о вашем горе, знаем! Только не знаем, как помочь…
           - Знаете, да не всё, - загадкой ответил Лука.
           - Разве? – удивился хозяин дома.
           - Кроме того, что почти все жители нашего посёлка арестованы и находятся  в подвале дворца, есть новость похлеще…
           - Не тяни, Лука, - мастер Кротов от предчувствия не донёс ложку до рта.
           - Помидоров и Вишнёвские грозятся снести все постройки, прилегающие к особняку, и на освободившейся территории возвести огромный торговый центр. Похоже, это и вас коснётся.
           - Вот, уроды! - констатировал младший сын Кротова.
           - Всё им мало, - поддержал младшего старший.
           - Что же делать? - вздохнула жена Кротова.
           - Думаю, что сначала надо освободить жителей посёлка. В одиночку бороться за жизнь и наши права бесполезно, - предположил Лука, - и я знаю, как это сделать.
           - Давай, дружок! Делись своим планом, - твёрдо ответил мастер Кротов, - только сначала, ребятки, хорошенько поешьте! Дети должны расти, а не играть во взрослые игры. Хотя… Ничего не поделаешь. То, что случилось, касается всех!
           - Мастер, вам с сыновьями нужно внедриться во дворец, - не успокаивался Лука.
           - Хорошо, хорошо! Всё сделаем, но сначала ешьте.

***

           На другой день Лука опять был у дворца. Племянник олигархинь в своей вишнёвой майке уже ждал его на том же дереве.

           - Миша! Ты не передумал? – на всякий случай спросил Лука.
           - Обижаешь! Я друзей не предаю, - негромко, но уверенно ответил малыш.
           - Спасибо. Так вот! У вас во дворце полно видеокамер. Ведь так?
           - Да. Этого добра хватает.
           - Ты должен их вывести из строя.
           - Все?
           - Не все, конечно. Те, которые у входа в подвал, у чёрного входа и в гостиной.
           - А в гостиной зачем?
           - Как отвлекающий манёвр.
           - Понятно. И когда ломать?
           - Лучше ночью. А утром будут вызваны мастера, и здесь уже наша работа. Справишься?
           - Справлюсь! У меня есть верный друг. Поможет!
           - Кто?
           - Служанка олигархинь – добрая девушка Зоя Земляничкина. Она от моих тётушек за свою работу ничего хорошего не имеет. Только оплеухи да зуботычины! Так что, не переживай! Всё сделаем, как ты сказал.
           - Хорошо, Миша! Будем ждать весточки из дворца.

***

           Лука рассчитал всё правильно! Ранним утром в мастерской прозвенел звонок. Кротова звали во дворец: что-то там с видеокамерами случилось…

           Всю прошедшую ночь жена мастера с Раей Редискиной шили дополнительные комплекты фирменных курток из тонкой ткани с яркой надписью «КРОТ». Эту одежду вместе с инструментами мастер с сыновьями прихватили с собой во дворец.

           Кротов сразу взялся за видеокамеру в гостиной, а сыновья распределились чинить камеры у подвала и чёрного входа. В процессе работы они менялись местами, тихонько между собой переговаривались, передавали друг другу инструменты, вносили и выносили мотки проводов, но старались делать свою работу так, чтобы собравшиеся в гостиной обитатели дворца не обращали на них внимание.

           В это же время Зоя Земляничкина понесла арестантам хлеб и воду в большой корзине. Солдат-охранник открыл дверь подвала и впустил туда служанку. Земляничкина шепнула Виноградову, чтобы все арестованные быстро надели куртки, лежащие на дне корзины, и по одному выходили наружу. Сама же, кокетничая с охранником, отвлекала его внимание от происходящего. Заодно понарошку заигрывала с младшим Кротовым, чинившим видеокамеру, возбуждая ревность охранника. Короче, делала всё, чтобы привлечь внимание только к себе - красивой.

           Все арестанты в фирменных куртках тихонько вышли из подвала. Затем по одному они прошли по коридорам дворца к «чёрному» выходу, где охрану старался отвлечь на себя Миша своими детскими вопросами насчёт устройства «калашей».

           Порой перед солдатами мелькали люди в куртках с надписью «КРОТ», но они были предупреждены о мастерах, а потому план Луки сработал на все сто!

           Когда все арестанты покинули особняк олигархинь, и сигнализация благополучно заработала, мастер Кротов и сыновья, получив причитающиеся за работу деньги, спокойно удалились из дворца.

           Жители посёлка не вернулись по домам, а до темноты остановились у Кротова, зная, что раньше их не хватятся, потому как еду арестантам выдавали только два раза в день: утром и ближе к ночи.

           Здесь же, в доме мастера, состоялась «тайная вечеря», где было принято решение написать  жалобу Главному Вдохновителю края о беспределе, царившем в данном посёлке, который организовал Старший Блюститель Помидоров при поддержке и участии олигархинь Вишнёвских.
 
           Жалобу отправил по электронной почте младший сын Кротова, а составил адвокат Горошкин, обидевшийся на Помидорова за незаконный арест.

           Как так! Его! Горошкина!
           Который верой и правдой!
           И в застенки?

           Поужинав, компания бывших арестантов не стала искушать судьбу, а отправилась в лес к дядьке Черникину, чтобы переждать там эту зыбкую ситуацию.
 
***

           Получив письмо от своих подданных с коллективной жалобой на Блюстителя Помидорова, господин Лайм очень разозлился.
         
           С ума помощники сошли! Совсем работать разучились!
           Никакой тонкости и понимания. Ничего поручить нельзя.
           Зачем бунты и революции? Зачем тащить в подвалы всех?
           Ох, уж этот Помидоров!
           Взял бы одного – самого недовольного.
           И всё! И тишина! А тут - целый посёлок…

           - Значит так, Помидоров! Слушай мою команду! Посёлок не трогать! Оставь жителей в покое, будто ничего не было. И никакого строительства торгового центра. Успокойся и притихни! На время… Там посмотрим! – чеканя каждое слово, вещал в трубку самый главный начальник края, – ты понял?
           - Есть! - по-военному ответил Блюститель.

           Так жители дачного посёлка вернулись к прежней размеренной жизни.

           Дед Тыковкин на тележке из леса привёз свой домик из кубиков и установил его опять на полустанке, а после, окончательно осмелев, приколотил над дверью табличку с надписью «ДОМ СТАНЦИОННОГО СМОТРИТЕЛЯ».

           Сапожник Виноградов, мастер Кротов и музыкант Грушин решили объединиться и открыть Бюро технических и творческих услуг «ЧИНЮ, ТАК С МУЗЫКОЙ».

           Адвокат Горошкин сначала очень возгордился результатом составленной им жалобы, а после, хорошенько подумав и оценив реальное положение вещей, стал жить тихо, не привлекая к своей персоне особого внимания, по-прежнему тупо исполняя приказы Помидорова.

           Олигархини Вишнёвские со своими родственниками - господами Апельсиновым и Мандариновым, вскоре отчалили в Лондон, испугавшись революционной ситуации. Уж так им показалось! Кстати, взяли с собой Мишу, пообещав устроить его в престижный колледж, чему он был удивлён и обрадован, а дворец закрыли на большущий замок.

           Рая Редискина прошла кастинг в новом певческом проекте «СОЛОВУШКА», и жители дачного посёлка надеялись услышать её в следующем сезоне.
 
           Зоя Земляничкина вскоре уехала в город и поступила в педагогический институт. Она была девочкой грамотной, поскольку всё свободное время проводила в библиотеке вместе с Мишей.

           Лука же решил вернуться домой, надеясь, что Главный Вдохновитель господин Лайм неожиданно изменился в лучшую сторону и потому обязательно должен освободить отца. А перед отъездом мальчик отреставрировал и ровненько установил на прежнее место фанерку с надписью «Садоводческое товарищество ЗНАМЯ СВОБОДЫ». Ведь, как оказалось на деле, товарищество всё-таки существует. Пусть не садоводческое, а человеческое!

***

           Но за время отсутствия Луки, дома почти ничего не изменилось. Отец продолжал сидеть в тюрьме, братья заметно подросли, а мать крутилась, как могла, ухаживая за детьми и ожидая рождения девятого ребёнка, конечно, девочки!

           Получив разрешение на законное свидание с отцом, Лука тут же отправился в тюрьму.

           - Как там... на воле? – спросил постаревший глава большого семейства.
           - По-прежнему! Правда, что-то немного сдвинулось в лучшую сторону. Во всяком случае, мне так показалось, - и паренёк рассказал всё, что с ним случилось за последнее время.
           - Слышал о писателе Джанни Родари? – улыбнулся Луков.
           - Не довелось.
           - Не удивительно! Он теперь не актуален и даже вреден.
           - Почему?
           - Время изменилось. И приоритеты тоже! – Иван Луков тяжело вздохнул, - его сказка «Приключение Чиполлино» напоминает нашу с тобой историю, а придуманные им литературные герои напоминают нас самих.
           - Надо будет почитать, - заинтересовался сын.
           - Почитай, почитай! Только... Там принц Лимон удостоился навозной кучи, его дворец был отдан детям под школу, из тюрем выпустили всех невиновных, синьор Помидор пошёл учеником к Тыкве, а Чиполлино - твой собрат, сел за  парту.
           - Ты прав, отец. Надо мне учиться дальше. Я наверстаю…
           - Вот-вот! Учись и больше читай.
           - А как же ты? Почему люди обличённые властью так несправедливы и бессердечны?
           - Видишь ли… Если бы Помидорову судьба не подарила пост Блюстителя, то был бы он рядовым гражданином и возможно жил бы с нами по соседству.
           - Так значит, судьба метит человека в избранные?
           - Видимо. А ещё обстоятельства, таланты и наши желания.
           - Лучше себя к таковым не причислять, если даже крупно подфартит. А просто честно жить и честно работать.
           - Мудро! Ты совсем взрослый, сынок.
           - Значит, терпеть? Или…
           - Насчёт «или»... Вам в школе рассказывали о стране Советов?
           - На уроке истории немного рассказывали.
           - Кстати, наш дом построен ещё в те времена, - отец Луки горько усмехнулся, - было тогда много плохого, но было и хорошее! Все дворцы принадлежали детям и трудовому народу. Ребята учились, взрослые трудились. Но что-то не сложилось…
           - Так что же делать? Смириться?
           - Учись, сынок! Учись, читай и помогай матери. Ты теперь в семье самый главный мужчина. А в остальном…  Время покажет, – сказал Иван Луков и погладил сына по голове.
           - Я понял, - ответил Лука и на прощание крепко обнял своего отца.



          
Картинка из Интернета.


Рецензии
Здравствуйте, Светлана.

Отличная сказка. С глубоким смыслом. Хотелось бы счастливый финал.

Джанни Родари - один из любимейших писателей моего детства.

Спасибо Вам за творчество и успехов!

Ольга Вешнева   16.04.2018 19:41     Заявить о нарушении
Ольга, благодарю сердечно!
Я любила слушать радиопостановку по этой повести.
И даже песенку оттуда помню до сих пор.

Светлана Рассказова   17.04.2018 11:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.