Армейский десерт

- Соснов, на выход! К тебе сестра приехала! Дуй на КПП, - сержант произнес эти три фразы в пулеметном режиме, и до новобранца Дмитрия Соснова смысл слов доходил уже на ходу. За четыре месяца службы он уже привык подчиняться приказам, не рассуждая.  И уже на подходе к строению, разделяющему гражданский мир от армейского, у парня сердце забилось в тревожном ритме. Только тут до него дошло: сейчас он увидит  свою троюродную сестру Ольгу, родного человека «оттуда», с гражданки. Родного в полном смысле этого слова – с этой девушкой его связывала дружба, хотя она и была взрослее его на четыре года.

С той, прежней, насыщенной жизнью, его связывали теперь лишь редкие звонки и совсем нечастые открытки-весточки - от родителей, бывших однокурсников по художественному училищу, теперь разбросанных по всей стране, и конечно – кузины, как в шутку Ольгу любил называть Дмитрий. 

Недавно она написала, что может заехать к нему в часть по дороге на море, в июле. Но сказано это было как-то неопределенно, вскользь, как благое пожелание: получится - не получится... И вот она стоит на КПП, и о чем-то беседует с дежурным по части.

- Ну что ж, боец он, в общем-то, старательный. Тихий, правда. А в тихом болоте… -  услышал Дмитрий слова старшего лейтенанта Волобуева. После этих слов старлей как-то странно поглядел на Ольгу и замолк, увидев подходящего к ним рядового Соснова.

- Димуля, здравствуй! – обрадовано воскликнула девушка, чмокнув в щеку, полуобняв парня, одетого в мешковатую военную форму. От нахлынувшей на него радости Дмитрий довольно крепко обхватил хрупкое девичье тело своими огрубевшими ладонями с мозолями от занятий на турнике и солдатских работ.

– Возмужал-то как! - Ольга произнесла еще несколько фраз, часть из которых была явно адресована представителю офицерского корпуса Вооруженных Сил Волобуеву, стоящему с ними рядом. Она говорила что-то о пользе службы, делающей из мальчиков настоящих, выносливых и крепких мужчин. Фразы получались двусмысленные, особенно для извращенного казарменного слуха.

А парень и вправду был как-то тих и скован при офицере и лыбившихся на них сослуживцев, оказавшихся на КПП. Обнимая кузину, Дмитрий почувствовал странное, тягучее томление и волнение, которое усиливалось от ароматного шлейфа духов, исходящего от Ольги. Она точно не была красавицей, но зато обладала завидной стройностью и замечательной фигурой. Грудь у нее была небольшая, но длинные мускулистые ноги (напоминание о занятиях балетом) – одно загляденье. И вот это-то загляденье и открывала белая мини- юбка, сквозь которую не вполне четко, но все же можно было увидеть контуры женских трусиков. На уже успевшее загореть под летним солнцем тело была надета обычная майка-безрукавка нежного персикового цвета, с непременным набором иноязычных   надписей и пальм. Обычный наряд для путешествия на море. Однако он почему-то сильно  взволновал и Дмитрия, и его истосковавшихся по гражданской жизни (и, конечно, по  девчонкам) сослуживцев. Соснов, ощутивший неловкость, над которой начинало брать верх какое-то новое, застилающее сладким дурманом, чувство, начал лихорадочно соображать, как выскользнуть из этой зоны всеобщего  к ним внимания. На помощь, как ни странно, пришел офицер.

- Так, Соснов, тебе 20 минут на сборы: доложишь старшине роты ситуацию, и возьмешь увольнительную, с ночевкой, раз уж сестра приехала. Обратно в часть – в 16-00 завтра. Парадка у тебя в порядке? - спросил в заключение Волобуев, козырнул Ольге и уже на ходу бросил ей: мол, подождите у ворот части…

Соснов устремился в казарму со скоростью ракеты. Мысли неслись ему вдогонку -  как-то странно произнес старлей «сестра», с каким-то подозрением. А ведь Ольга - действительно троюродная сестра Дмитрия, но как она чертовски хороша! Такая, будоражащая сознание и заставляющая вспоминать о многомесячном воздержании…

Какая она все-таки сексуальная! А эта, примагничивающая плотоядные взгляды мужчин  юбка,  которая открывает стройные, загорелые  девичьи ноги, так контрастирующие с ослепительно белой тканью?.. Она так обтягивает попку! И эти трусики, как бы невзначай заявляющие о себе  сквозь полотно юбки? Всё это хаотичным роем пронеслось в сознании молодого воина. Он и сам недоумевал: в таком эротическом ключе Ольга воспринималась им впервые. «…спермотоксикоз», - встряхнул головой Соснов, отгоняя позорные мысли на подходе к КПП.

…Они сидели в кафе «Мороженое», полчаса назад оставив часть. Их окружали люди, среди которых было немало женщин – и девушек лет 14, и довольно симпатичных молодых мамочек, поедащих вместе со своими чадами ледяную снедь. Но Дмитрий смотрел лишь на свою гостью, разговаривал с ней, перескакивая с одной темы на другую. На расспросы о службе отвечал односложно. Что рассказывать – что не был в увольнении с момента принятия присяги, что все однообразно и беспросветно, что очень скучает по гражданке, что ему не хватает женского общения, к которому он привык, учась в художественном училище? Уж лучше послушать веселые новости. Но повисла пауза…

- Жарко. Как тебе не душно в этой форме? – рассмеялась Ольга. И предложила прогуляться «где-нибудь в теньке». Они направились в городской парк. Здесь можно было пройтись по тенистой аллее и даже спуститься по ней к речке, берег которой был засажен ивами. Они шли по аллее, разговаривали, Дмитрий иногда притормаживал, пропуская девушку немного вперед,  и любовался ее женственными формами.

- Я скучал по тебе, Оль. А сегодня вот увидел –  и будто это не ты, а красавица из сказочного королевства! – выпалил солдат то, что хотел сказать с самого первого момента их встречи. – Правда! Ты так классно выглядишь. Видела, как на тебя старлей  пялился, а бойцы? Козлы…

- Не преувеличивай! И не льсти мне! Ты что, в армии совсем соображать разучился, как надо с кузиной разговаривать? – попробовала пресечь такой разговор Ольга. Они на секунду остановились, и, не сговариваясь, направились к берегу.

- Поверь, в армии начинаешь еще острее ценить женскую привлекательность. И почему не сказать вслух правду, даже и своей сестре? Оля, ты замечательно выглядишь, меня это поразило сегодня в первую же секунду. Ты привлекательна и сексапильна, а в этом наряде – ты просто совершенство, - Дмитрий собрал в кулак всю свою волю, чтобы озвучить мысли, которые не давали ему покоя битый час. Кровь пульсировала в висках, отдаваясь тем же ритмом в паху. Парень сказал – и уже пожалел, не зная, как отнесется к этому девушка. Но она мудро распорядилась нежданной чередой восхищений от представителя противоположного пола. 

- Дима, ты говоришь мне такие комплименты, от которых растает любая женщина. Я такого красноречия и не слышала, - усмехнулась Ольга.

Они стояли на берегу, по соседству с раскидистой ивой. Рядом с ивами были насажены в виде живой изгороди кустарники, а в центре находилась беседочка, тоже сотворенная буйной растительностью. Впрочем, народа и так было в парке немного, не говоря уже об этих спрятанных покровом буйной флоры местах: середина недели все-таки…Ольга откинула прядь волос,   прислонилась к иве. Кокетливо прищурилась, глядя на Дмитрия. Она взвешивала что-то, на миг задумавшись…

- Так, продолжай, осыпай меня комплиментами, - наконец произнесла девушка. И Соснов ответил, все глубже увязая в этой рискованной игре.

- Да, ты напоминаешь царственную лань, за которой хочется охотиться без устали, лишь бы увенчать свои старания победой. И меня…увлекает такая охота! Твоя женственность, утонченность и вкус…Только ты могла так здорово нарядиться, вызывать восхищение. Ты царица, Ольга! - Дмитрий нес абсолютный, но велеречивый бред, дивясь, из каких глубин сознания он извлекает эти перлы. А женщина, как известно, любит ушами, она готова слушать подобный словесный поток часами, лишь бы он произносился с воодушевлением и искренне. И такой напор явно ощущался в горячей речи молодого парня. Соснов сам уже входил в раж от своей эмоциональной схватки на грани фола. Похоже, и кузина была ошеломлена. Она не прерывала речь парня, расточающего все более смелые комплименты.

- Но такие слова надо говорить по секрету, в твое милое ушко, - сказал Дмитрий, беря кузину за руку, и подходя к ней вплотную.

- Да…- взволнованным шепотом согласилась Ольга. И солдат понял: всё, диковинная лань уже не играет, тут нечто большее. Сердца обоих забились так интенсивно, что, казалось, их стук  будут слышен дальше звона церковных колоколов, пронизывающих этот город в дни праздников. Дмитрий губами дотронулся до порозовевшего женского уха, и прошептал в него уже и вовсе крамольное, одновременно перемещая свою горячую ладонь на попку Ольги. Его слова поразили кузину своим бесстыдством так сильно, что маневры рук парня остались без внимания. 

- Оля, твои трусики так симпатично вырисовывались под юбкой – там, на КПП…Мне до боли в висках хочется на них посмотреть. Какие они у тебя? Наверняка очень красивые, покажи, не своди меня с ума, - продолжал нести темпераментный бред молодой воин, ощущая сильнейший прилив сладострастия. Они находились уже внутри зеленой беседки, и парень робко   поглаживал ягодицу Ольги, с трудом отмечая границу тех самых трусиков.

- Сумасшедший, Димка! Как я тебе их здесь покажу? - срывающимся голосом спросила    девушка, впрочем, не предпринимая никаких попыток убрать разгулявшуюся руку Соснова. Вместо ответа Дмитрий мягко прошелся губами по тонкой шее Ольги, а затем, тихонько дунув теплым зефиром своего сбивающегося дыхания в ее ушко, продолжил:   

- Давай, солнышко мое ясное, давай, подними юбочку. Сделай это для меня, - мягко настаивая, парень взглянул в этот миг на кузину, которая уже становилась податливой, как воск под горячими лучами южного солнца. Еще жарче были его слова, которые завораживали её так, будто их произносил опытнейший гипнотизер.

Всё разумное девичье начало пыталось препятствовать течению этого странного приключения, с каждой минутой приобретающего нешуточный эротический накал. Но как этому воспротивиться? Во-первых, Ольга испытала от мёда бесстыдных фраз вязкое, сковывающее трезвость мысли, возбуждение. Во-вторых – и она в этом менее всего хотела себе признаться -  юная леди так истосковалась за минувшие полгода без мужчины, что ей уже было все равно, что перед ней. Ее бывший любовник, наконец, добившись тела девушки, после пары свиданий прекратил их краткосрочный роман. И теперь – страшно сказать  – её влечет троюродный брат, еще недавно воспринимаемый ею как мальчишка, не очень повернутый на сексе! Тот, кто до армии интересовался в основном дизайном да чтением (оттуда и этот высокий штиль, кстати),  а не романтическими встречами с ровесницами, вдруг воспылал к ней не вполне адекватной страстью. И вот сейчас он  настойчиво рекомендует ей снять трусики.

«Но ведь для того их и надевают, чтобы когда-то снимать», - почему-то пронеслось в сознании девушки, окончательно запутавшейся в стремительном круговороте событий. Дмитрий шептал уже совсем что-то невнятное, угадываемое лишь на каком-то подсознательном уровне, по интонации. Он настойчиво упрашивал девушку о невероятном, шокирующем одолжении.  И крепость выбросила белый флаг. Ослепительно красивый,  манящий, с паутинкой тонюсеньких кружев по краям…

Парень как в замедленной съемке наблюдал за кузиной. Вот её прохладная рука обхватила горячую и влажную Димину ладонь, расположенную на девичьей попке. Через мгновенье он услышал звук расстегиваемой молнии и волнующий шорох полотна белоснежной юбки. Девушка отвела руки назад, отчего ее небольшая грудка как бы устремилась вперед - к следующим, очень странным и манящим ощущениям. Ниже аккуратного пупочка Ольги показалась полоска кипенно-белого шелка.

Юбочка уже почти на уровне коленок – и вот трусики открыты взору настойчивого молодого бойца, попросившего свою кузину выполнить весьма нескромную просьбу. Парень почувствовал твердую уверенность в успехе своих дальнейших действий. Дмитрий словно перевоплотился в полного сил молодого жеребца, стоящего перед породистой кобылкой, которая уже взнуздана и – готова …

Он уставился на трусики кузины, как бы поглаживая их своим взглядом. Несколько секунд он всматривался в каждый участочек нежной ткани, призывно контрастирующей со смуглыми бедрами и нежным загаром животика. Ольга зажмурилась от смущения. Зато ее обоняние достигло пика, и девушка почуяла пряный запах Диминого пота вперемешку с казарменным духом, которым пропахла его военная форма. Этот дух настоян на диковинной смеси. Солдатских сапог, нестиранных гимнастерок, мастики казарменных полов,  и еще…сладковато-кислой нотки агрессивного аромата, которым уставшие от полового воздержания воины пропитали все  помещения воинской части. И с каждой секундой именно этот аромат все активнее заполонял чуткие ноздри девушки. Она стояла словно во сне, ощущая на своей шее неровное, обжигающее дыхание кузена, почти вплотную подошедшего к ней.

Ольга не открыла глаза, но лишь вздрогнула всем телом, когда шершавая ладонь молодого солдата процарапала по нежной девичьей коже путь – от обнаженного участка бедра до места, где трусики стыдливо скрывались в промежности. Вуаля! И мужская рука робко пощупала ткань там, в самом запретном местечке. Реакция девушки была благожелательной: немного разведя ноги, она открывала возможность задержавшейся руке исследовать этот фрагмент трусиков тщательнее.

Через секунду Дмитрий услышал тихий-тихий вздох. И уже не колеблясь, начал приспускать белье кузины, которая с каждым его движением становилась все покорнее, подогревая этим возбуждение парня до температуры солнечного протуберанца. Такой же протуберанец ощущался в форменных брюках молодого солдата. Своей стальной упругостью и зарождающимся щекотанием мужской половой орган настойчиво давал знать хозяину о неизбежном финише.

Мгновение спустя до Ольги донеслось жужжание брючной молнии. Она открыла глаза и увидела вздыбленный и крепкий член Димы. Парень не успел до конца приспустить ее шелковое белоснежное сокровище. Кожаный брандспойт солдата стал фонтанировать горячими и пряными белесыми струями прямо на девичий живот. Приспущенные трусики пострадали более всего: шелк покрыла белковая масса слоем,  достойным старательного кондитера, украшающего торт. Но это было лишь начало! Соснов продолжал энергично выплескивать застоявшуюся молодую сперму из недр своего органа, помогая себе уже рукой. Ольга через ткань чувствовала горячее влажное тепло, растекающееся по трусикам. Она испытала гамму чувств – безразличие к вынужденной неопрятности; дикий восторг от стекающей по светло-коричневому бедру кремовой влаге; гордость и безудержную радость самки, видящей, как заведенный ею самец салютует мощными залпами своего обжигающего семени.

Через полминуты все было кончено. Молодой мужчина, тяжело дыша, смотрел рассеянным взглядом, на свою распалённую и шокированную партнершу. Дмитрий понимал, что надо что-то говорить, но вместо этого он, уже не колеблясь, стал покрывать поцелуями лицо и губы Ольги. Язык, которому трудно было слепить несколько фраз после всего, что произошло, уверенно разжал губы кузины. И вскоре ощутил ответные ласки не менее бойким, девичьим язычком. Мужские руки лихорадочно шарили по всему  Ольгиному телу, все чаще задерживаясь там, где им вообще-то не следовало быть. 

- Подожди, Дима, - Ольга прервала этот хаотичный процесс, вновь стремящийся к развязке. Она вышагнула из мокрого белья и придирчиво осмотрела себя. К счастью, майка и юбка практически не пострадали от струй семени. Но вот живот не мешало бы вытереть…

Девушка достала из сумочки платок и сосредоточенно занялась уборкой следов необычной страсти. Щедро обстрелянные белковыми кляксами трусики заметно потяжелели. Ольга извлекла из недр своей дамской сумочки целлофановый пакет и спрятала туда некогда безупречно чистое нижнее белье. Опустив подол юбки, она бросила взгляд на парня, который тоже пытался привести себя в порядок. Правда, его форма вообще не пострадала, зато кожица члена была густо замарана вязкой субстанцией спермы. И вновь в мозгу Дмитрия щелкнул тумблер, делающий застенчивого парня сексуальным агрессором. Солдат сгреб кузину в жесткие объятия, и снова пошел в атаку,  норовя угодить своим еще мокрым, горячим, вновь окрепшим стволом в девичий пах, уже прикрытый юбкой.

Ольга, не успев перевести дыхание, вновь была захвачена волной эротических инициатив  молодого воина. Взяв девушку за ягодицы, он стал приближать партнершу к себе, практически на миллиметровое расстояние. Неожиданно солдат, сцепив руки на талии девушки, как бы надломил ее. Ольга почувствовала коленями мягкость травы. Девушка угадала намерение Димы. И приблизила свои пухлые губы к остро пахнущему, все еще липкому от спермы, члену.

- Да. Оленька, да, звездочка моя, да чудо мое, обхвати его своими замечательными губками. Согрей его дыханием твоего ротика. Соси его! Ну!!! – вскричал парень в своем сладко-запретном бреду, понуждая свою партнершу делать то, о чем он сейчас мечтал.

Именно с момента  этого требовательного «ну!» в Ольге стало разливаться теплое чувство к Диме, перерождающееся в противоестественную любовь. Да, он сначала завел ее своим безумным напором, снеся границу «можно-нельзя»…И склонил девушку продемонстрировать свое нижнее белье страстным и безудержным шепотом, полным бесстыдных, но красивых эпитетов. Затем она была на седьмом небе от счастья и восторга, ощущая на своем животе и бедрах семя, вскипяченное внутри тела этого застоявшегося жеребца. А сейчас она с таким же трепетно-восторженным чувством облизывала Димин испачканный спермой ствол, и с каждой секундой все острее ощущала в себе приближающуюся ослепительную комету удовольствия. Она делала все с таким умением и старанием, на которые способна лишь женщина, вручающая себя партнеру целиком, без остатка, без пути назад...

Трудно было поверить, что Ольга ласкала мужской орган второй раз в жизни. А впервые она это делала, когда отдала свою девственность тому мужику, полгода назад. Ольга не была красавицей, не очень-то умела общаться с мужчинами, а в университете ребята на их потоке были дефицитом. А ведь ей уже было 23! Нерастраченная сексуальная энергия, непреодолимое желание любить росли в этой девушке с пугающим ускорением, созревая в мощную критическую массу, выход которой был неминуем. Годы летели, сокращая вероятность встретить и полюбить того единственного, красивого и сильного. Таким казался ей 37-летний Вадим, который, после двух недель плотных ухаживаний растопил неприступность Ольги, и а затем скоренько упорхнул на поиски следующей доверчивой души.

Полугодовая пустота, девичьи страдания по женской неустроенности постепенно трансформировались в ожидание того, кто по-настоящему оценит в ней именно то, что у нее есть. Пусть немногое, но прекрасное -  душевный характер, ум и замечательную фигуру, таящую в себе нерастраченный темперамент. И неожиданно для себя она услышала эти долгожданные речи от своего троюродного брата Дмитрия. Он не умеет лгать и говорит все это от сердца, искренне и восторженно воспринимая Ольгу именно такой, какая она и была для себя...

…Солдат возвышался над стоящей на коленях Ольгой,  и беспрестанно шепча ласковые слова, горячил девушку, и без того уже взмокшую от энергичных движений головой. Вскоре наступила вторая кульминация. Причем – о, Боже! - кульминация для обоих участников этого безумного дуэта! Ольга, вздрогнувшая от рева кончающего парня, стала торопливо глотать порцию за порцией семенную жидкость, невольно подражая героиням некогда увиденного ей порнофильма. Она даже успела отметить замечательный, густо-пряный вкус стекаемого в рот мужского молочка. И тут  же ощутила запредельное удовольствие, которое неожиданно пронзило ее обнаженные органы и стало рассыпаться по телу беспорядочными, приятно щекочущими искорками. Ради такого непередаваемого блаженства можно пойти на многое, даже – на очень многое… 

Дима и Ольга приходили в себя от испытанного счастья. Девушка начисто облизала мужской ствол и посмотрела на парня лучистым взглядом удовлетворенной женщины. Дмитрий провел пальцами по ее влажным губам, сильно опухшим от интенсивной, непривычной работы.

- Ольга, ты - Мисс вселенная! Ты самое дорогое, что у меня есть, - произнося эти слова, он понимал, что похожие чувства переполняют и девушку, стоящую перед ним на коленях. Она – его, он её властелин, и счастлив этим безоговорочным обладанием. А его кузина  безмерно рада вверить ему себя, и готова не раз доставить им обоим удовольствие. Дмитрий поднял Ольгу на руки. Губы партнеров опять соединились, и долго не размыкались.

- Ты у меня сильный, настоящий мужчина, - немного позднее сказала девушка.  – Пойдем, отметим это в кафе!

- Пойдем, но тебя не смущает…- начал было Дмитрий. И получил многообещающий ответ, еще раз подтверждающий, что все произошедшее – не сон.

- Теперь меня мало что смущает! Мне и самой любопытно – каково это, сидеть на людях без трусиков! Наверное, так же необычно, словно в эротическом романе.

Отметив в кафе неординарное событие замечательным салатом, мороженым и кофе, они отправились на поиски жилья. И вот, наконец, Дмитрий и Ольга оказались опять одни, в милой однокомнатной квартирке, явно предназначенной для свиданий.

Парень пошел в душ, пока кузина распаковывала свою дорожную сумку. Она сразу извлекла оттуда несколько разноцветных комплектов нижнего белья. Придирчиво оглядев свой арсенал, Ольга отложила ярко-синие, переливающиеся на свету, атласные стринги и такой же лифчик. Затем вытащила из своей сумочки прежние трусики и глубоко вдохнула сырой аромат, источаемый шелковым комочком. Безусловно, это заводило девушку. В памяти опять всплыли недавние события у реки. Ольга направилась к двери ванной комнаты…

Дмитрий стоял под душем, намыливая свое тело. Увидев вошедшую, он немного растерялся, но, спустя мгновение, справился с этим. И даже как-то приосанился, представ перед кузиной во всей своей юношеской красе. Мужской орган стал наливаться твердой силой. Теперь смутилась девушка, но, тем не менее, решительно взяв в руку гель для душа, стала растирать жидкость по телу кузена. Она скользила своей намыленной рукой по груди, затем перешла на его спину и ягодицы. Дима основательно возбудился, однако Ольга планировала заняться эротическим сеансом немного позднее. Она мягко выпроводила парня в комнату, а сама, прихватив короткий халатик и атласные тряпицы, скрылась в ванной. Одеваясь, Дмитрий обратил внимание, что на столике трюмо лежит оставленный второпях комочек белого шелка. Картина сексуального приключения у реки вновь возникла перед его глазами. 

Через несколько  минут шум душа стих, и в дверях показалась облаченная в легкий халатик Ольга. Она моментально заметила свой промах с бельем, и быстро их убрала. «Трусики надо простирнуть», - вслух отметила девушка. И тут же почувствовала на своих плечах руки Димы. Он стал позади нее, губами прогуливаясь по девичьему затылку, и, не прерывая этого приятного занятия, тихонько спросил: «А сейчас на тебе какие? Покажи!». Девушка оторвалась от горячего парня, и, встав в центре комнаты, распахнула халат. Дмитрий нацелил свой хищный взгляд на синий атлас белья. Соснов не успел произнести просьбу продолжить стриптиз: кузина догадалась об этом сама. Похоже, что ей и самой нравилась эта игра, ее возбуждал такой пристальный интерес кузена к женскому нижнему белью. Её белью.

В глазах Ольги мелькнула бесовская искорка, и она предъявила себя парню – сначала  изображая танец живота, а затем откровенно подражая американским стриптизёршам. Зрачки юноши расширились до немыслимых границ, он стал дышать как матерый бык, изготовившийся к бескомпромиссной схватке с тореадором. Девушка сбросила лифчик, открыв небольшие, но крепкие  яблочки своих грудок  с призывно торчащими розовыми сосочками. Сделав поворот вокруг оси, она согнулась пополам, демонстрируя своему единственному зрителю упругие женские ягодицы, словно разрезанные пополам символической тканью стрингов. Рукой она провела у себя между ног, на мгновение задержав ее на обтянутых трусиками половых органах. После этого поднесла руку к носу, и театрально-громко вдохнув, изобразила ароматическое наслаждение. Девушка сомкнула веки, готовя очередной, и самый шокирующий сюрприз для зрителя. Очень медленно, смакуя каждое движение, Ольга принялась снимать последний предмет своего туалета. И…трусики полетели на широкую тахту, стоящую в углу комнаты. Вот она, красавица, столь тщательно оберегаемая девушками от посторонних взоров и притягивающая самцов посильнее самого мощного магнита! Вначале Дмитрий обратил внимание на стрелочку стильно подбритого лобка. Налюбовавшись этим произведением интимного парикмахерского искусства, парень воззрился на женский орган. Соснову почему-то сразу пришло в голову сравнение с розовой морской раковиной, со створками устрицы, обрамленными парой кожистых складочек. Ольга по-прежнему не открывала глаз, очевидно, сражаясь со стыдливостью, присущей неопытным женщинам.


Дмитрий, оценив яркое представление, в миг оказался в ногах у девушки и впился чувственным поцелуем в эпицентр своего желания. Как сумасшедший, он стал покрывать щелочку кузины поцелуями. Услышав долго сдерживаемый стон девушки, губами обхватил складочки влагалища. Почуяв влагу и сильно возбуждающий запах заведенной самки, Дмитрий словно обезумел. И стал энергично водить своим влажным языком по всем точкам женского средоточия, все чаще задерживаясь на вершине вагины. Ольга застонала еще громче, лобком подаваясь навстречу сосущему ее влагалище мужчине. Она уже не стеснялась, оглашая комнату эротичными возгласами - один был громче другого. Рука девушки ерошила волосы на голове солдата, вжимала ее в свой пах.

Такого кайфа Ольга еще не испытывала никогда в своей жизни! Юркий мужской язык плавал в глубинах ее влагалища, даря неописуемое наслаждение. Дмитрий все явственнее ощущал, как из недр влагалища кузины на его язык, губы и подбородок стекает сладковато-мускусная жидкость. Он усилил подвижность языка, сконцентрировав свои оральные ласки на нежном микровозвышении. Через пару минут живот партнерши  завибрировал, его мышцы заиграли, движения бедер вытанцовывали затейливую  тарантеллу, а сама девушка с громких стонов вдруг перешла на невнятные всхлипывания. Сладчайшая судорога пронзила Ольгу, орошая рот Дмитрия озерцом женского блаженства. Парень продолжал вылизывать половую щель кузины, словно заботливый кот. Каждое соприкосновение языка отзывалось во влагалище сладостным током, заставляя вздрагивать девушку, плывущую по приятным волнам оргазма.

Член солдата напоминал пульсирующий кровью клинок, мечтающий  угодить в ножны. Ольга все поняла. Она подошла к тахте, содрала покрывало и, будто подкошенная метким выстрелом лань, упала на покрытое простыней ложе. Девушка призывно развела свои ноги, давая Дмитрию возможность насладиться видом ухоженной им раковины. Уже не оставалось сомнений в том, что сейчас произойдет очень важное в жизни обоих. Клинок Дмитрия вошел в ножны кузины, пробивая себе дорогу в податливых глубинах женского органа.

Парень вгонял свой член во влагалище, наращивая темп, словно по нотам Ференца Листа: «быстрее – еще быстрее – быстрее, как только возможно – еще быстрее». Ладони теребили грудки, кончики пальцев поглаживали затвердевшие женские соски, крупные капли пота стекали со лба Дмитрия, растекаясь по телу подмятой им девушки. Дуэт подходил к точке высшего удовольствия. Дмитрий проникал своим органом в самые дальние закрома влажной и раскаленной Ольгиной пещерки. Кузина почуяла приближение развязки, и вдруг мысль пронзила её мозг: «Это путь в никуда!». Однако тайфун нарастающего удовольствия накрыл эту мелькнувшую на мгновение мысль, побуждая произнести совсем другое: «Давай, родной, давай, любимый!!!»

Понукаемый этим возгласом Дмитрий сделал еще несколько энергичных движений и тоже достиг апогея страсти, заливая женские глубины своим семенем. Он словно подводил логическую черту их отношениям, которые начались с визита девушки, приехавшей навестить молодого солдата. Теперь дело было сделано. Путь в никуда начался со сладчайшего момента. Лишиться его у этих двоих уже не доставало сил. 


Рецензии
Как-то пошловато. Может я что-то не понимаю в армейской жизни и юморе, но читая рассказ мне казалось, что я пачкаюсь. Грубо и вульгарно. Но кому как, наверное на это чтиво есть свои любители, но я пас.

Елена Стриж   02.02.2019 23:03     Заявить о нарушении
Спасибо за то , что прочли) А где вы увидели тут юмор?

Максим Арсанов   02.02.2019 23:44   Заявить о нарушении
Читая, Елена испачкалась...

Якуб Швейк   13.04.2019 09:21   Заявить о нарушении
Сарказм тут ни причем. Просто испачкалась в душе от того, что было написано.

Елена Стриж   13.04.2019 17:03   Заявить о нарушении
Автор фетишист... Все про трусики да про трусики пишет...

Якуб Швейк   13.04.2019 17:13   Заявить о нарушении
Якуб, в какой-то степени - да!

Максим Арсанов   13.04.2019 21:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 39 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.