Александра. Гл. 3

               
                Размолвка.

     Дома их уже ждали на обед. Татьяна, как ни в чем не бывало,  радушно их встретила, а Юрия чмокнула в щеку, от чего он слегка смутился перед Лизой, но  та сделала вид, что это её не касается. Татьяна же заметила некоторое изменение к ней Юрия, и ревность впервые неприятно кольнула ее.
    - Молодые люди, просим в столовую! Стол уже накрыт! - позвала их Лидия Семеновна.
Обед проходил в каком-то напряжении. Лидия Семеновна не могла никак понять, отчего.
   - Как прогулка, дорогая племянница? - обратилась она к Лизе.
   - Превосходно, дорогая тетушка! Юрий Михайлович мне показал столько интересного!
   - Что же такого интересного вы увидели   на нашей речке? – усмехнувшись, Татьяна не могла скрыть иронию.

    - Как что? Буквально все! Эта буйная зелень, эта дивная красота природы! Тут словами трудно передать. Это надо видеть и чувствовать, - Лиза посмотрела сначала на неё, потом на  Юрия. Тот сидел в какой-то задумчивости и молча ел.
   - Ах, молодость! Я бы тоже сейчас  с удовольствием покаталась бы на лодке! – мечтательно вздохнула Тамара Семеновна.
   - А что, сестра, пусть  Юрий Михайлович покатает и нас после обеда. Да, Юрий Михайлович? – Лидия Семеновна посмотрела на него.
   - Простите, дорогая Лидия Семеновна! Я бы с великой радостью, но на прогулке с Елизаветой Андреевной я так устал, сидя за веслами,  что хочется  немного отдохнуть. Давайте я завтра вас покатаю! -  демонстрируя всем видом усталость,  проговорил он.
   - Конечно, дорогой! Отдыхайте сегодня, но завтра непременно нас покатаете! -   Лидия Семеновна  с умилением на него посмотрела.
   - А, что завтра? Я могу сегодня вас покатать! - предложил Петр Николаевич.
   - Вот и прекрасно! - Лидия Семеновна  с благодарностью посмотрела на мужа.
   

      После обеда все разошлись, кто куда, а Юрий пошел в тенистый сад и там улегся в гамак. Он не позвал Татьяну составить ему компанию, но она сама пошла за ним вслед. Лиза же осталась в доме, чтобы отдохнуть на диване и помечтать, проанализировать все случившиеся за день события.
     - Юра, ты действительно очень устал от прогулки? – участливо спросила его Татьяна и  качнула гамак.
     - Да, и хотел бы немного вздремнуть. Не возражаете, Татьяна Петровна? – он мельком взглянул на нее и прикрыл глаза. Больше всего ему сейчас не хотелось разговаривать с Татьяной.

    - Не возражаю, только я нахожу это странным.., - девушка пожала плечами, не зная как выразить  в словах перемену его настроения после прогулки с кузиной.
    - Тебе кажется странным, что я могу устать? – холодно проговорил он, устремляя взор кверху.   
    - Нет, странно то, как ты сейчас со мной разговариваешь. - В глазах Татьяны появились слезы от обиды, и она, гордо подняв голову, поспешила от него уйти.
    Юрий понял, что обидел еще вчера  любимую им девушку, но не стал ее удерживать. Он находился в прострации от нахлынувших страстных чувств к Лизе. Умом он понимал, что должен пылать любовью к Татьяне - ради нее он и приехал сюда, - а сейчас сердцем рвался к Лизе. Сам удивлялся тому, как быстро  он оказался в плену страстей к девушке, с которой едва знаком."Лиза,.. Лизонька...,"- мысленно произносил он ее имя и блаженно улыбался.

     На следующий день Юрий отлучился во Владимир, и девушки целый день скучали без него. Они старались скоротать ожидание чтением журналов, книг. Татьяна уже не сердилась на Юрия, найдя ему оправдание: он ведь и в самом деле мог сильно устать в тот жаркий день. Она занимала кузину показом своего рукоделия из вышивок, акварельных рисунков, воспоминаниями детства.  В беседе с ней она решила  узнать о ее отношении к Юрию, и  начала исподволь.
     - Не правда ли, Лизочек, мне повезло с женихом?
     - Ты имеешь в виду Юрия? -  спросила кузина, рассматривая вышивку.
     - Да, конечно. Других у меня нет, – Татьяна взглянула на нее.

     - Вышивка очень красива. Я бы ее повесила на стену в спальне, - Лиза медлила отвечать и наконец посмотрела на Татьяну.
     - Да, он хорош, – вздохнула она.
     - Он и тебе нравится? – Татьяна пыталась вытянуть ее признание.
     - Нравится, и что из этого? - та опять вздохнула,- Он же твой жених.
     - Да,... и я так счастлива! - блаженно проговорила Татьяна  и показала кузине другую вышивку: - А  как тебе эта? ...

      Юрий вернулся незадолго до ужина. Девушки  поспешили  его встречать на террасу. Татьяна, сияя от радости, подбежала к нему с объятиями, и он, слегка ее обняв, поцеловал  в щеку. Лиза осталась сидеть в сторонке и испытывала к Юрию тщательно скрываемую ревность. «Я не должна показывать свою любовь к нему, иначе он охладеет», - внушала она себе.
    - Ну, как вы тут без меня были?  Хорошо себя вели? – весело спросил он, бросив взгляд в сторону Лизы и махнув ей рукой.
    - Очень даже хорошо! – в тон ему ответила Татьяна.
    - Тогда каждый получит  то, что он заслужил.  А где эта егоза? – Юрий стал осматриваться по сторонам. – Где Александра? Позовите Александру Петровну, - обратился он к горничной.

    - Слушаю, барин! – и она побежала в сад. Минуты через три появляется заспанная Саша, которая в саду качалась  в гамаке и уснула.
    - Привет, соня!   Долго же тебя ждать пришлось! -  с этими словами Юра достал маленькую красную бархатную коробочку и вынул из нее блестящей золотой медальон.
     - Нравится? – он протянул ей подарок.
     - Очень! - глядя завороженными глазами на дорогую вещицу, проговорила Саша.
     - На, возьми! Он твой!
     Саша взяла подарок и стала его рассматривать со всех сторон.
     - Этот медальон надо носить на шее. Дай, я сам его тебе надену, - он взял изделие и аккуратно, чтобы не потянуть за волосы, скрепил его концы вокруг тонкой шеи девочки.
     - Ну, носи на здоровье, егоза! - он поцеловал ее в голову и отпустил.
     - Спасибо! - и радостная Александра побежала в дом посмотреть на себя в зеркало. Ей нравилось, когда он называл её егозой. Это тебе не кукла какая-то!

     Довольный произведенным эффектом на девочку,  Юрий подошел к Татьяне  и надел на ее запястье золотой браслет в форме змейки: - Это тебе, красавица!
     - Спасибо, милый! - она в ответ обняла  его за шею и поцеловала  в щеку.
     Лиза старалась сохранить равнодушие к тому, что делает Юрий. Но вот он подошел и  к ней. Вынув из кармана синюю бархатную коробочку, он извлек из нее  небольшой бриллиантовый перстень и надел его на ее правый безымянный палец. Перстень с искрящимся на свету камнем еще больше украсил ее тонкую изящную ручку.
     - Зачем? Он же очень дорого стоит! – Лиза при виде такого дорогого подарка не знала, брать его или нет. Она и в самом деле была очень смущена, но в душе возликовала: "Он точно влюбился в меня!"

     - Что,  зачем? Что он тебе подарил? – подскочила  Татьяна и увидела прекрасный  перстень на руке кузины. Что угодно,  только не это она желала видеть в качестве подарка  кузине от  своего жениха. Это был для нее сильный удар.
     - Хороший подарок! Просто замечательный! Поздравляю вас! – Татьяна от  расстройства развернулась и убежала в дом. Забежала в спальню и бросилась на кровать, лицом уткнувшись подушку, обильно орошая её слезами.
 
     Налюбовавшись на себя с медальоном перед зеркалом, Александра умчалась  во двор искать Гришку, чтобы покрасоваться и похвастаться перед ним. Она еще не знала, какая драма произошла  с ее сестрой.
     Гришка – это тот самый мальчишка, сверстник Саши, который помог ей  «отомстить» Юрию. Он всегда бегал полуголый, нечесаный, грязный, как чертенок.  Но маленькая барыня не брезговала им, привыкла к такому, какой он есть.  Увидев ее в нарядном платьице, Гришка все же побежал к бочке с водой и умылся из нее, распугав личинок комаров. Затем утерся какой-то тряпицей, висевшей на веревке. Саша подождала его, и когда он подбежал к ней, показала ему медальон.  Мальчуган ничего не смыслил в золотых украшениях, поэтому, похлопав глазами, скептически произнес:
    - Ничего на вид, только какая польза от него? Только на шее висеть?
 
    - Ничего ты не понимаешь в вещах! –  разочарованно покачала головой  Александра. - Это же сокровище!
    - Пойдем, я тебе покажу свои сокровища; это не то, что твой медальон! – с гордостью предложил Гриша.
    Он привел Сашу в сарайчик и показал, находящихся в отдельных клетях ужа, колючего ежа, который   сворачивался в клубок и, сопя, дергался, когда его трогали.  В трех клетках, подвешенных к притолоке, прыгали сойка, дубонос и щегол.  Потом дал посмотреть девочке банку с жуками, стрекозами.
     - Гриш, ну зачем же ты их ловишь? – укорила она его, - Разве тебе их не жалко?
    - А че тут такого?  Им тута даже лучше, чем на воле: кормят, поят, убирают!  Я ухаживаю за ними, наблюдаю, - он  взял ужа в руки и поднес к девочке. – Хочешь подержать?

     - Ой, а не укусит? – Саша с опаской взяла змею, но тут же, сморщив нос,  вернула  Гришке,но похвалила:
     - Молодец: устроил  настоящий зверинец, даже мне о нем не говорил.   
     - Это я тебе «суприс»  хотел сделать, - засмущался довольный мальчик.
     - Спасибо за сюрприз! – поблагодарила Саша и увидела залетевшую в сарай бабочку. – А ты вот знаешь, откуда бабочки появляются?

     - Наверное, из под земли или коры деревьев вылазют, - предположил он.
     - Ты не понял. Ну, вот птицы вылупляются из яиц, а бабочки откуда?
     - А Бог их знает!
     - Тоже из яиц! - с видом знатока проговорила она.
     - Они тоже яйца несут?! - он был потрясен этой новостью.
     - Тут целая история, - девочка присела на чурбан, служащий табуретом. – Бабочки не несут, а откладывают  яйца. А из этих яиц вылупляются ... кто, как ты  думаешь?
     - Знамо, кто – маленькие бабочки.

     - А вот и нет! Не бабочки, а гусеницы!
     - Гусеницы? – недоверчиво переспросил Гриша. – Да не может быть такого!
     - Вот именно гусеницы! Потом гусеницы едят много травы, листьев деревьев. Растут, растут и становятся большими. Потом перестают есть, превращаются в кокон. А из кокона через недели две-три вылупляются бабочки. Вот и все!
     - Что-то не верится!
     - А ты проверь! Налови гусениц, помести их в банку, корми их листьями и наблюдай за ними.
     - Вот и проверю! Мне даже интересно стало, - Гришка почесал взлохмаченный затылок.
     - Ладно, Гриша, засиделась  я тут у тебя. Пора мне, - и Саша поспешила к себе, оставив Гришку переваривать полученную от нее информацию.

      Через два дня гости стали собираться домой.  Тамара Семеновна сослалась на срочные дела по хозяйству, которые необходимо делать, но истинная причина умалчивалась. К удивлению Лидии Семеновны, Юрий тоже решил уехать.
    - Юрий Михайлович, а что же вы уезжаете? – с недоумением развела она руки.
    - К сожалению, так сложились обстоятельства. Татьяна Петровна в курсе.
    - В курсе,… хм,… в курсе чего? – непонимающе пожала плечами Лидия Семеновна, но допытываться у него не стала. «Хочет езжать, пусть едет! Хотя странно все это. Ах, устала я от гостей уже, от их тайн!  Пора и мне уже отдохнуть!» Проводить гостей вышли все, кроме  Татьяны, и   Лидия Семеновна решила  узнать у нее, в чем дело. Дочь она нашла в библиотеке, только не читающей, а глубоко задумавшейся.

     - Танюша, чего это ты тут спряталась? – окликнула ее.
     - Гостей отсюда провожала, – девушка оторвалась от своих мыслей. Окно библиотеки выходило во двор, и девушка видела их отъезд.
     - А почему ты не вышла на крыльцо их проводить? Это неприлично для воспитанной девушки, дорогая моя!
     - Знаю, что неприлично, мамочка, но этому есть причина.
     - Ты мне можешь сказать?
     - Мы с Юрием расстались, - стараясь сохранить спокойствие, произнесла Татьяна.
     -  Как расстались? - Лидия Семеновна села, услышав ошеломляющую весть. - Была такая любовь и – на тебе – расстались! Абсурд какой-то!

     Татьяна молчала, не зная, что говорить.
     - Ну почему такое  у вас произошло, девочка моя?  - Лидия Семеновна выглядела несчастной, выражая жалость к дочери.
     - Он полюбил другую.
     - Другую? Как это другую? На кого он мог тебя променять, такую хорошую, чистую, светлую?
     - Нашлась  чище, светлее и краше, по-видимому! – невесело сыронизировала Татьяна.
     - Вот уж глупости! И ты знаешь, кто она такая?
     - Это Лиза.

     - Батюшки мои! Лиза?! Да быть такого не может! – всплеснула руками Лидия Семеновна. – А ты с ним разговаривала? Или это только твои фантазии?
     - Какие  уж тут фантазии, когда все видно невооруженным глазом?
     - И что же ты, глупенькая, увидела? - Лидия Семеновна все еще не могла окончательно  поверить в разлад отношений дочери с Юрием.
     - То, когда он говорит, то говорит не мне, а ей. Смотрит не на меня, а на нее через меня. Когда романсы под гитару пел, то глаз с нее не спускал, а я чувствовала себя бельмом  в его  глазу. Я им мешала! Это  страшно и стыдно, мамочка, так себя сознавать в обществе любимого человека! Я теперь для него просто Татьяна. Ты бы видела, какими глазами он смотрел на нее! Как на божницу! Раньше он так смотрел на меня.

     - Абсурд! Просто абсурд! Это так не похоже на Юрия, и как он мог! И ты молча сносила такую перемену к тебе?
     - Я  вчера сказала им обоим, что не буду им мешать, и оставила их одних в комнате. А перед сном он подошел ко мне, извинился и сказал, что полюбил Лизу, а ко мне  питает только дружеские  чувства.
     - А ты что? Сказала ему что-нибудь на это?
     - Разве могу я стать препятствием в их любви? Я даже рада отчасти, что он узнал, что такое любовь. Спасибо за это  кузине! А с моей стороны было бы эгоизмом и насилием удерживать его, зная, что он не любит меня. Я так ему и сказала.

     -  Вот тебе и породнились, называется! Аж в голове не укладывается!  - сокрушенно покачала головой  Лидия Семеновна. 
     -  Как  не породнились?  Ведь  Лиза – твоя родная племянница.
     -  Это не считается. Тут должна быть замешена кровь отца нашего.
     - Мамочка, но ведь насильно мил не будешь! Теперь я дала себе зарок, что выйду только за того, кто будет крепко меня любить.
     - Вот и правильно! - Лидия Семеновна, подойдя, поцеловала в голову и перекрестила, - Да благословит тебя Господь!

      Александра, узнав, что Юрий больше никогда к ним не приедет и не женится на Татьяне, сильно вознегодовала на него. Она впервые столкнулась с предательством. Она не думала, что так могут поступать люди, тем более в отношении своих близких. Случайно задев медальон на шее, она вспомнила, что он – подарок Юрия, немедля сняла его и  подумала, куда его деть.  Дома нельзя: найдется. Она выбежала во двор. «Куда, куда его закинуть, чтобы не найти никогда, чтобы он не напомнил о том нечестном человеке? А, знаю, куда!» – она выскочила за ворота и побежала на речку.
    Прибежав, она с большого размаха хотела как можно дальше закинуть медальон, но размаха не получилось, и медальон, описав небольшую дугу, упал недалеко от берега.
     «Ладно, там ему место, а не у меня на шее!» -  развернулась и побежала к дому, не оглядываясь.



                продолжение http://www.proza.ru/2015/09/17/377


Рецензии
Доброго дня Вам, Людмила!

Да, жаль, конечно, Татьяну, но история, в общем-то, банальная.

Юношу и девушку с детства прочили друг другу в суженые, и они поначалу и сами так думали. В конце концов, в детстве и отрочестве дружба часто кажется чем-то большим.
А потом, кто-то из двоих встречает другого (или другую) и в его душе возникает новое, настоящее чувство.
Увы, и так бывает.
Зато отлично понимаю Александру - подобная реакция свойственна детям.

С наилучшими пожеланиями,

Сергей Макаров Юс   22.04.2022 16:54     Заявить о нарушении
Спасибо, Сергей! Как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Никто не думал, что так дело повернется. Возможно, это было Божьим планом, уж больно трудно объяснить такую перемену чувств в Юрии.
С наилучшими пожеланиями,

Людмила Каштанова   23.04.2022 05:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.