Лунная дорога

     Катер командующего тихоокеанским флотом, рассекая острым форштевнем волны, стремительно пересекал залив Босфор Восточный, направляясь, в бухту Новик на острове Русском. В командирском кубрике находились двое: заместитель командующего – контр адмирал Васильев и господин в штатском, полная физиономия которого выдавала любителя дамского пола и очень близкого к высшим кругам власти. Скоротечность поездки и резкие покачивания не позволяли накрыть стол, поэтому они просто наблюдали в иллюминатор быстро меняющиеся картинки морского пейзажа  и удаляющегося города. Морской рейд представлял собой обычную картину, т. е. был тесно заставлен разного типа судами. Сухогрузы, контейнеровозы, лесовозы и белые туристические лайнеры стояли в ожидании.


     Конец июля прекрасная пора для Владика, так народ для удобства и с любовью называет свой город Владивосток. Основанный царём, как база флота он до сих пор сохраняет это предназначение. Но всероссийский бардак основательно развалил то могущество, которое десятилетиями вкладывалось в строительство флота. Перестала существовать великая держава СССР и ей уже не требуется её гордость – морской флот.


     Одно из маленьких, но элитных подразделений флота, о котором мало кто знал, а тем более вообще не знали, кто там служит, была группа  подводных    диверсионных   бойцов, аналогичное подразделение в США имеет название “морские котики”. Группу таких бойцов отбирают из многочисленного отряда разведки и выбирают лучших и из сотни требуемых качеств любое должно быть в превосходной степени. Но для избранных, это было только началом большого пути подготовки и выбраковка не справившихся, достигала 80-90% из первоначального числа набранных курсантов. В период подготовки для них было нормой подъём в любое время суток по тревоге, но чаще ночью. В полной боевой амуниции до 25 кг весом марш-бросок по сопкам, болота и чёрте где, а потом обрыв берега моря, прыжок в неизвестность и кто там считал, сколько метров летишь вниз.


      А там уже в море надеваешь, акваланг и пошёл на глубину, цель железный борт судна, цепляешь взрывчатку и скорее назад, всамделишный взрыв и упаси боже чуть замешкаться. Число погибших во время учёбы было суперсекретом, но ряды курсантов редели значительно. Киношные супермэны Вандамы и Шварцнегеры были бы школярами там, где шли морские бойцы, остановить их было невозможно. Лучшее, что делалось на заказ в секретных лабораториях “оборонки” и сразу поступало им на обкатку, и если что-то где-то заело, сразу отбраковывалось, всё должно было работать безотказно и в любых условиях.


     Состав группы состоял из семи человек во главе с командиром. Специализации не предусматривалось, все одинаково умели делать всё из диверсионного набора требований, но только командир знал куда идти и что делать. В случае его гибели на нём был пакет с приказом, и любой, кто из числа группы был рядом с ним, вскрывал пакет и становился командиром.


     История подразделения морских бойцов хранит массу воспоминаний, одна из них стала достоянием гласности потому, что её невозможно было скрыть, а утечка произошла из штаба английских ВМФ.
Хрущёв в апреле 1956 года решил нанести визит в Англию на новейшем крейсере того времени «Орджоникидзе». На крейсере была установлена новая система управления гребным винтом ВРШ (винт регулирования шага). Это устройство позволяло легко швартоваться в узких пространствах. При заходе в порт крейсер шел полным ходом к английскому причалу, многие встречающие испугались, но на их глазах крейсер лихо пришвартовался к стенке причала. Такой маневр всех поразил, и англичане решили узнать, каким образом это удалось сделать русским. С целью выяснения они и послали своих подводных бойцов.


     Операция разведки Адмиралтейства Англии не была для КГБ неожиданностью. Русские заранее знали о том, что морская разведка англичан попытается обследовать днище советского корабля. В штаб-квартире на Лубянке имелись данные об интересе Адмиралтейства к неизвестным техническим усовершенствованиям ходовой части крейсера.
Во время стоянки в порту корабль охраняла группа подводных бойцов. Вероятно, не предполагая угрозы или надеясь на силу своих подводных бойцов, англичане решили проверить бдительность русских. Конечно, англичане не собирались минировать советский крейсер. Видимо, они попались на ловушку в виде мины направленного действия, которая была закамуфлирована под неизвестное навигационное устройство. По версии нашей разведки англичане пытались установить на днище крейсера магнитную мину, и в этот момент были ликвидированы.


     Хрущев лично наградил каждого нашего бойца, прямо в каюте крейсера орденом боевого Красного знамени и с каждым выпил по рюмке горилки с перцем, во время награждения его сияющая физиономия говорила, какую гордость он испытал за наш флот. Власть силу любит, так как она является её опорой.




     Катер командующего подошёл к причалу, где уже его ждали и готовились к встрече. Белый красавец японский джип Лэнд Краузер в считанные минуты доставил приехавших, в охотничий домик.  Домик-усадьба был местом отдыха командующего и служил местом встречи уважаемых людей. А что нужно для отдыха? Свежий воздух, тишина, море. Лень идти до моря, пожалуйста, вам бассейн с морской отфильтрованной водой, сауна с девочками, полный стол яств и погреб с вином.
Всё это было огорожено и очень хорошо охранялось. Рослые матросы стояли по периметру этой территории, бдительно неся караульную службу.


     Был воскресный день, светило солнце, наступал купальный сезон, море прогрелось и своими солёными водами ласкало разгорячённые жарой тела. В такой день большинство стремится покинуть жаркий пыльный и загазованный город, уехав на природу, ближайший от  города лучший пляж это бухта Шамора. Когда велась борьба с китайскими географическими названиями, её переименовали в Лазурный берег. В бухту из города ведут две дороги, одна, более длинная, протянулась вдоль Амурского залива, а в районе станции Океанская резко поворачивает направо. Другая более современная дорога проходит вдоль Уссурийского залива, она короче, прямее и именно по ней Игорь Котов и повёз свою семью на машине на Шамору купаться, загорать, отдохнуть с самыми любимыми ему людьми. Два года назад он приобрёл за две тысячи долларов у знакомого моряка японскую машину Тойота-Корона - седан белого цвета, с мощным полуспортивным двигателем, скоростная модификация позволяла иногда полихачить, когда он был в машине один, и несколько раз спортивный характер машины спасал его в трудных ситуациях. С машиной срастаешься душой, если она по сердцу, а она была похожа на боевой самолёт с хорошо обтекаемой формой и стремительными обводами. Но когда в салоне находится вся семья, Игорь вёл машину уверено, строго по правилам, зря никого не обгоняя, а наоборот несколько раз позволял обгонять себя. В открытое окно врывался тёплый морской ветер, слева зелень леса, справа  обрывистый берег, а дальше синь моря, редкие рыбацкие катера и далёкий противоположный берег. Магнитофон был выключен, так как жена не любила резкие звуки в закрытом небольшом помещении салона машины. Говорили в основном жена Люба и дочь Наденька. Они говорили не о чём, постоянно, если бы через минуты их спросить то, по-моему, они сами бы не повторили, то о чём только что весело говорили.
Они сидели на заднем сидении, что-то постоянно доставая из пакетов с вещами и продуктами. Игорю было интересно наблюдать за ними в зеркало заднего вида, которое на половину показывало дорогу, а нижняя часть зеркала отражало лица жены и дочери.


     Чёрный лакированный джип Лэнд Краузер стремительно их нагонял. Через пару минут джип пошёл на обгон, впереди намечался поворот, и Игорь заметил, что из-за поворота вылетает навстречу джипу комазовская фура, он сбросил газ, уступая место на дороге джипу, и те почти впритирку разошлись с камазом. Ситуация для наших узких дорог стандартная, кроме небольшой нервной встряски ничего угрожающего не предвещала и на дорогах, где полно лихачей, что-то подобное возникает постоянно. Но в джипе посчитали,  что в Короне (автомобиль Игоря), вели себя не совсем правильно. Джип резко затормозил и встал поперёк дороги, загораживая проезд. Про себя Игорь выматерился, чётко представляя, что последует далее. Хуже всего, что ему очень не хотелось как-то испугать жену и дочь. Поэтому что бы всё происходило подальше от их глаз, он тоже остановился на приличном расстоянии от Джипа. Сказал, Люба всё будет хорошо, мягко закрыл дверь и, улыбнувшись ободряюще дочери, пошёл спокойно в сторону джипа


     Тем, кто там находился, вероятно, понравилось, что мужик идёт к ним сам и не надо вылазить  из прохладного салона машины. Увы, ребятки это не ваш день, но кто об этом думал. Мордастые хари нагло разглядывали идущего к ним мужика. В нём ничего не говорило о приближающейся угрозе. Стекло со стороны водителя опустилось, и морда ухмыляясь пальчиком поманила к себе идущего на встречу Игоря. Первым пострадал палец, он хрустнул, морда вскрикнула и тут же заткнулась от удара по переносице, там тоже хрустнуло.


- Гавнюки, пикните - поубиваю тихо сказал Игорь, а сейчас разворачивайтесь и назад катитесь в город, чтобы вас уродов я на Шаморе не видел.
Четыре отупевших рожи враз уразумели или их напугала стремительность и скоротечность атаки. Один из них, не выходя из машины занял, место избитого водителя и они, действительно развернувшись на дороге, покатили назад в город, гадая про себя кого они так не удачно встретили.
Вернувшись к своей машине, Игорь весело сказал Любане, что встретил знакомых, она конечно в это не поверила и взгляд её глаз выражал тревогу, но т. к. джип укатил, дорога была пуста, всё быстро улеглось в душе, но праздничное настроение было испорчено. И только Надежда ни о чём не догадывалась. Для тех мордоворотов, возможно, был дан редкий для них урок, что настоящая сила не у них и никогда им такой силой не овладеть, в каком бы численном большинстве они не были.


     Через двадцать минут оставив машину на стоянке, семья Игоря уже плюхалась в изумрудном море. Широкая полоса мелкого песка обжигала ноги, а высокие прибойные волны легко сбивали с ног. Наденька на резиновом круге старательно била по воде ногами и руками, водопад брызг играл на солнце радугой.
Любаша в купальнике выглядела до бесстыдства голой, но среди множества таких же голых людей это не замечалось, но её женственная фигура притягивала взгляды зрелых мужчин. Игорь невольно сравнивал свою жену с соперницами, и редкая из них ему казалась красивее, а улыбка любимой была лучшим подарком, и делала её просто неотразимой. Про себя он прочитал стихи, сочинённые им, когда он сделал предложение Любаше.


Жена не просто любимая женщина
И друг на век,
Это один единственный повторивший тебя в себе человек,
И ты воплотишься в детях как улучшенная копия,
А всё остальное бред и жалкая утопия.



     К сожалению, тянуло на пиво но, зная, что придётся вести машину назад домой, он не мог себе этого позволить.
В стороне на спортивной площадке набирали команду волейболистов, его стройная, высокая фигура с чёткой рельефной мускулатурой привлекла внимание добровольного капитана команды. Игорь с удовольствием согласился войти в состав волейбольной команды. Его резкая подача чуть выше сетки берётся с трудом, но видно, что соперники тоже опытные спортсмены с обеих сторон следуют сильные удары. Очень хорошо у Игоря получался блок. Его поджарое тело легко взлетало вверх, и вытянутые жёсткие ладони рук надёжно защищали свою половину поля. В упорной борьбе они выиграли три партии подряд и вероятно, это было большой неожиданностью т. к. соперник был лидером пляжа по волейболу. Капитан команды по достоинству оценил возможности нового игрока, но Люба звала к обеду, а отрываться от семьи Игорь сегодня не хотел. Поэтому, не смотря на уговоры, извинился, что не может им дальше составлять команду, он пошел к своей жене и дочурке.


     Сытно и вкусно пообедав, Игорь взглянул на противоположный берег. Он знал, что на том берегу умирал один из лучших военных заводов по строительству подводных лодок. Без денег, брошенные на произвол судьбы рабочие не раз устраивали забастовки от отчаянья, перекрывая железную дорогу своими телами, с единственным требованием, что бы им вернули заработанные ими же деньги.
Весь цветной метал с кораблей и из цехов завода варварски вырванный, тащился на полу криминальные пункты приемки. В погоне за металлом уже не раз пацаны попадали под сильное напряжение электротока, случаи со смертельными исходами не редкость при добыче металла. И никто, ни за что не отвечает, нет ни хозяев и нет тех, кто мог бы спросить за этот устрашающий развал. Флот быстро погибал, погибал всюду, самое страшное,  что это сделали не враги или время, а больше всего флот страдал от казнокрадов и не “русси”, которой было всё равно, на чём наживаться.


     Многие друзья Игоря по службе уходили на гражданку или их сокращали, и он всё чаще думал о том же, прекрасно осознавая, что клялся верности не тем, кто сегодня пришёл к власти в стране. Этих бы лощеных харь, неважно к какой партии они бы не принадлежали, он, будь его воля, за шкирку и на пинках погнал бы со всех постов на их прежнее место; в заведующие лабораториями, торговые базы, райкомы комсомола и тому подобные заведения. Откуда они с наглостью, и завидным упрямством повылазили наверх к руководству в высшие круги власти.
Игорь даже наметил себе срок ухода со службы – осень, тогда он собирался в отпуск за два года и одновременно подать командованию рапорт об увольнении в запас. В этот день он ещё не знал, что его судьба на ближайшее время расписана, и что с ним произойдут большие перемены.


     В это время на острове Русском в охотничьем домике собрались трое – заместитель командующего флота Васильев, человек, в штатском которого звали Владимир Иванович и командир разведки флота Андреев Николай Григорьевич. Почему-то у военных, чем выше пост, тем тупее, что ли становится человек. В молодости они вроде все нормальные люди, но с каждой новой звёздочкой на погонах уходит из человека – Человек, а остаётся мундир.



     Хитро-мудрые командиры, если им нужно абсолютное подчинение, роют на своих же компрометирующий материал.
В хорошо охраняемом сейфе на Андреева лежали документы об измене Родины, правда или подтасовка, скорее второе, но так он был составлен, что даже если и не виновен, то доказать это не сможешь, если бумаги увидят те кто в них заинтересован. Все трое хорошо знали об этом, но тем не менее, они пили, весело рассказывая друг другу анекдоты. Подошла очередь рассказывать анекдот Андрееву. И он рассказал анекдот  про двух подружек. Одна делится своими проблемами с другой.


 -Мой вчера возвращается из командировки, открывает дверь, весь трясётся и срывает с меня.
В это время в разговор встревает вторая подружка
-Что? Платье?
-Нет Федота.


     Они на троих уже успели выпить бутылку водки “Абсолют”, но для мужиков, это только разогрев, поэтому Владимир Иванович решил, что момент самый подходящий для начала делового разговора.
Проверив, не стоит ли кто за дверью, обведя внимательным взглядом стены и потолок на предмет, не установлены ли там видеокамеры, и приглушив, голос он решил сказать то, что было целью его визита во Владивосток.
Без лишних слов, без прелюдии он сразу начал с главного.


- Мне нужна группа ваших подводных бойцов сроком на месяц при полном и абсолютном мне подчинении.
- Группа должна состоять не менее, чем из семи человек с сильным командиром
- Задание боевое.
- В случае успешного выполнения задания премия командирам по сто тысяч долларов, я имею ввиду здесь присутствующих, а каждому бойцу группы по пятьдесят тысяч долларов, из них половина платится авансом.
- Время готовности группы неделя
- Климат в районе предполагаемых действий - тропический
- О цели задания будет знать только командир группы
- В составе группы для контроля за её действиями пойдёт один мой человек.
- Завтра вы мне должны представить командира и членов группы.
После этого я решу, доверять им это задание или нет. О нашем разговоре никому ни слова, ни намека.


     После возвращения с бухты Шамора поставив машину в гараж, Игорь попрощался с соседями по гаражу, а затем зашёл в магазин. В магазине он купил дочке мороженое, бутылку красного молдавского вина, шоколад и пиво, по-которому, весь жаркий день думал, и пошёл домой.
Люба уже приготовила ужин, на столе стояли: картошка, салат, курица, всё вкусно приготовлено  по-домашнему, по-простому.
Наденька уснула в кресле у телевизора и Любаша сама раздела её и отнесла в кровать, потом вернулась на кухню. Такие спокойные вечера, когда все дома и все дела переделаны, самые счастливые минуты жизни и кажется, что нет силы, которая смогла бы это счастье разрушить.
Игорь расчехлил гитару и тихо запел, Любаша  подпевала уткнувшись в его каменное плечо.


     Игорь любил гитару, бережно и ласкова держа ее в руках, он перебирал акорды затем сосредотачивался, преображался, входил в образ и только потом пел. У него был приятный баритон, хороший слух и чувство меры. Пел он все: и чисто уголовные шлягеры, и туристические и бардовские, но это был его любимый набор песен. Запойные времена любви к гитаре прошли, редко, кто с душой может спеть, но они еще есть. Ушел Высоцкий и его место свободно ни кто не подтянулся к его надрывному пению. Он это предчувствовал и предрекал
- Колея это только моя, ни ходите моей, колеёй.


     На «олимпе попсы» царственной жабой высидает, постаревшая с прокуренным голосом примадонна. Хор прихлебателей, подражателей с преобладающим голубым и розовым цветом, захлебываются от похвал и дифирамб в ее адрес. Скучно и противно смотреть на этот шабаш разнузданной, беспредельной пошлости. Из песни вырвали душу, талант заменили техникой обработки звука, воруют откровенно западные образцы и в результате получаем дребедень, рассчитанную для вливания в уши быдлу, но за его мятые пахнущие потом рубли.



     Любимые, в народе по настоящему талантливые исполнители изгоняются с телевидения, им вездесущая примадонна перекрывает все пути. С невероятным постоянством трагически исчезают со сцены те, кто поет для людей - ушли Тальков, Цой затоптанная, но не сдающаяся Цыганова. Кто следующий?
По взгляду мужа на неё ласковому и нежному она сразу поняла, что уснёт сегодня не скоро, но это радовало её. Она любила его крепкое тело, горячие нежные руки, была верна ему и знала, что он тоже любит её. Любовь Игоря для неё была лучшая награда за верность, чуткость, заботу, которой она всегда его окружала.
Тяжелый понедельник приближался, и она интуицией сверхсознанием понимала, что счастье не бывает вечным.


     В шесть часов зазвенел будильник, хлопнув, по нему ладонью Игорь резко встал, пошёл умываться. Быстрый, но плотный завтрак утром, он любил съесть с начало: яблоко, затем выпивал стакан минеральной воды съедал два яйца вдобавок к ним бекон, сыр, хлеб с маслом запивал это чаем и под конец крепкий, молотый из зёрен кофе. Это с небольшим разнообразием  был его обычный завтрак.


     Дежурный автобус с сослуживцами и Игорь почти одновременно подошли к остановке. Короткие приветствия, дружественные тёплые рукопожатия, радостные улыбки  близких друзей обычные вопросы как прошли выходные, всё было привычно, знакомо и как всегда. В этой незыблемости простых вещей и кроется, настоящая радость жизни. Иногда обыденность надоедает, но в тоже время это есть основа нашего существования. Большинство из знакомых и друзей прошедшие выходные дни провели у моря, поэтому у многих были загорелые лица. Автобус подкатил к тридцать третьему причалу, откуда военный катер уходил в сторону острова Русский, к месту их службы. Четверо человек из группы Котова жили в городе; кто снимал квартиру, кто-то жил в своей собственной, а остальные трое из числа группы  жили в гарнизоне на острове. Через полчаса катер причалил  в бухте Новик, все сошли с него, и каждый направился к месту своей службы.


     По плану занятий в группе Котова сегодня предполагалось с утра физическая подготовка. Группа должна была собраться в спортивном зале. Игорь с тремя подчинёнными направился туда, не доходя, метров сто до спортивного зала их догнал вестовой матрос, он строевым шагом подошёл к капитану, отдал честь и доложил, что Игорю Котову срочно следует прибыть в штаб к начальнику разведки. Обычное дело, приказав своей группе начинать занятия без него он, развернувшись, направился в штаб, предчувствуя, что за этим скрывается большее, чем обычный вызов к командиру. Перебирая в голове возможные варианты, причём за последнее время в его группе не было пьянок, никто не попадался на всяких нарушениях устава и во время занятий, никто в последнее время травм не получал. Но тяжёлое предчувствие чего-то неизбежного и угрожающего уже проникло в его сознание. И сейчас он понял, в чём дело, у причала, от которого шла, дорога в охотничий домик стоял катер командующего флотом, значит, на острове большое начальство, а оно зря в понедельник на острове торчать не будет.


     Он прошёл в штаб, показав свой пропуск, отдал честь знамени, повернул по коридору и вошёл в приёмную командира разведки. Дежурный офицер старший лейтенант разведки батальона козырнул ему и, указав на дверь, произнёс только
- Входите, вас ждут.
Он вошёл и доложил, что капитан Котов прибыл. В кабинете кроме Андреева находился полный господин в штатском. Андреев, поздоровавшись за руку, спросил о здоровье, о состоянии дел в группе и её боевой готовности. Он так и выразился официальным языком, готова ли группа выполнить боевой приказ. Игорь спокойным, но твёрдым голосом, добавив чуть в речь металла, доложил, что группа готова в любой момент  начать выполнять боевой приказ. Андреев был в своё время хорошим разведчиком. Сослуживцы его уважали за смелость, за то, что он своих в обиду не давал. Но тот пост, что он сейчас занимал, был не его. Он как бы ни старался, не был лучшим, и в нём подозревалась червоточина, это когда человек ещё ничего,  не сделал плохого, но может это сделать, если так сложатся обстоятельства. Андреев представил его гражданскому лицу, назвав того по имени и отчеству.


- Знакомься капитан, это Владимир Иванович - сотрудник ФСБ, с сегодняшнего дня, с данной минуты ты и вся твоя группа будете находиться в его распоряжении, а теперь, господа офицеры, я вас оставляю наедине. К удивлению Игоря, Андреев вышел, оставив их двоих в своём кабинете.
Владимир Иванович встал, прошёлся по кабинету, остановился у окна, повернувшись, спиной к Игорю, весь его вид говорил о том, что он готовился к разговору и размышлял с чего начать. Он познакомился с капитаном, на которого хотел возложить задачу, сверх задачу  и он хотел быть уверенным, что всё им задуманное произойдёт именно так, как он предполагает.
Котов ему понравился тем, что выглядел не просто дуболомной силой, а тем, что был явно умён, а это очень важно. Владимиру Ивановичу был нужен не просто слепой исполнитель, который будет действовать строго по приказу. В жизни всё предугадать не возможно, часто необходимо поступать, сообразуясь с изменяющимися обстоятельствами, но следовать к поставленной цели.
Владимир Иванович очень хотел опохмелиться, он знал, что в холодильнике стоит пиво, вино, коньяк. А почему бы и нет, подумал он про себя, что мне играть перед этим капитаном.


- Я вчера малость,
Он выразительно стукнул пальцем по горлу,
- Поэтому наш разговор начнём сприятного.
Он подошёл к холодильнику, достал оттуда две бутылки пива, одну взял себе, а другую подал Игорю. Владимир Иванович оглянулся, окинув взглядом стол, он явно искал чем открыть пробку на бутылке и не найдя ни чего подходящего он только вопросительно остановился взглядом на Игоре. А тот двумя пальцами легко поднял пробку и уже открытую бутылку  протянул ему. Со второй бутылкой капитан поступил точно так же. Владимир Иванович улыбнулся проделанному на его глазах фокусу, вернее демонстрации силы пальцев.
- Здесь мы с вами говорить не будем, сказал Владимир Иванович. Я хочу, что бы нас никто не подслушал и о том, о чём я буду говорить должны знать только вы, поэтому, поскольку здесь я человек новый предлагаю вам выбрать для разговора такое место, где бы мы были в полной безопасности от чужих ушей.
Пиво приятно расслабило, взяв из холодильника ещё две бутылки и положив их в кейс, они отправились на берег, к морю.
Как, наверное, все фээсбэшники Владимир Иванович начал разговор не сразу. Он спросил, женат ли Игорь, сколько у него детей, давно ли он ходит в капитанах, где живёт, какая у него машина. Когда прелюдия иссякла Владимир Иванович замолк, а потом произнёс:
- теперь о главном  на подготовку вам даётся шесть дней, потом ваша группа под видом рыбаков матросов, на настоящем рыбацком судне выйдет в море. Конечная цель маршрута Колумбия. Получите карту, на ней будет нанесён квадрат  -  всё, что в нём находится, должно быть уничтожено. Срок всей командировки месяц, назад будете возвращаться на том же судне, но уже через Одессу. Каждый из вашей группы получит аванс, уже сегодня двадцать пять тысяч долларов. Эти деньги  будут лежать на личном счёте каждого, остальные получите после выполнения задания и возвращения в часть.


- Задача вам ясна? Все необходимые документы прикрытия и карты находятся в этом кейсе. Мы сейчас выпиваем по бутылке пива, кейс ваш и с этой минуты можете начинать готовиться к заданию. Все подробные инструкции находятся в кейсе, больше, чем в них написано, я вам сообщить не могу, да и не знаю. Так что, капитан, я жду вашего решения.
- Есть, я приступаю к выполнению приказа, - коротко ответил Игорь.
Он открыл кейс достал оттуда пиво, тем же способом откупорил две бутылки.
Возле штаба они разошлись в разные стороны, на прощание, пожав, друг другу руки, ладонь у Владимира Ивановича оказалась влажной и мягкой, таким рукопожатиям Игорь не доверял.


     Придя к себе в кабинет, Игорь сел к столу и раскрыл кейс. Внутри него лежал большой пакет из плотной бумаги, сургучные печати были расставлены по всем углам с гербом России и надписью ФСБ, ни подписи, ни адреса на конверте не было. Через полчаса ему позвонил Владимир Иванович и сообщил личный номер валютного счёта Игоря в Сбербанке и номер телефона, по которому могут, подтвердить о наличии суммы на его счёте.
Деньги никогда не бывают лишними, столько планов сразу, легко выполняются, если есть чем заплатить. Игорь сразу представил глаза Любаши, узнай она, как сказочно богат её муж. Но он также знал, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Он решил, что пока он не вернётся с задания, жене про деньги ни слова.


       В конверте находились семь паспортов с их фотографиями, но без их личных подписей. По документам они все были матросами, поэтому на каждого были оформлены санитарные книжки: с подписями разных врачей и печатью, разрешающей им по состоянию здоровья выходить в море. Также на каждого лежало удостоверение, что они окончили курсы матросов в разное время.
На двух десятках страниц была составлена инструкция и план действий, ставилась задача, а как её выполнить, предлагалось решить ему самому, исходя из реальных обстоятельств. В общих чертах программа на месяц “рыбацких” работ выглядела так.
Они должны были влиться в рыбацкий коллектив. На шхуне японской постройки, но купленной частной российской фирмой. На этой шхуне пройти через весь Тихий океан, затем через Панамский канал в Карибское море, далее подойти к Колумбийскому берегу и там нелегально покинуть судно. На этом этапе начиналась основная часть хитро задуманного плана. Группе Игоря необходимо было выйти в обозначенный на карте квадрат, расположенный посреди джунглей в труднодоступном месте среди гор и уничтожить всё живое и любые постройки в данном месте. После этого вернуться на шхуну выловить, сколько получится тонн тунца, и вернуться через Средиземное море в Одессу, а там самолётом домой во Владивосток. На шхуне будет находиться один человек - сотрудник ФСБ, кто он – неизвестно.
От всей утренней кутерьмы и впервые полученного подобного задания несло, если честно, гнилью. Сама форма его поступления говорила о том, что идёт нечестная игра. Даже то, как всё было выполнено в нарушение всех заведённых норм, и страна, куда их направляли, сразу натолкнуло Игоря на мысль, что здесь замешана наркота, и те обещанные именно доллары, а не положенные боевые рубли не так уж радовали. И само неопределённое задание, без указания конкретных лиц тоже внушало больше сомнений.


     Другое дело было спасать своих, или помогать бежать из-за границы провалившемуся разведчику или уничтожать опасный военный объект, биться в Чечне. Но просто прийти в джунгли и там всё уничтожить – Игорю стало и так ясно - это завод по производству наркоты, но о своих догадках он решил пока молчать.
Всё сходилось: до осени, до рапорта оставалось ещё месяц, а уйти на гражданку с кучей баксов не так уж плохо. Как будто чёрт подслушал его мысли и подкинул в нужный момент заманиху. Ладно, он, а его группа, а его ребята, в каждом из них он был уверен, как в себе самом. Свою группу он набирал сам, приглядываясь, как себя ведёт каждый кандидат. Подолгу изучал биографии каждого, с каждым провёл  несколько боевых учений, и заданий, особо трудными оказались поездки в Чечню.


     Последним испытанием, перед тем как группа становилась действительной боевой, она должна была пройти обкатку в Чечне. Войну в Чечне все военизированные структуры использовали в качестве полигона и лагеря подготовки своих бойцов. Милиция натаскивала своих головорезов для будущего усмирения взбунтовавшегося народа. Специально приучали убивать, не жалеть ни кого, беспрекословно подчиняться командованию, и все это стимулировалось подачками в виде тройных окладов, быстрого продвижения по службе и вязало всех кровью.
Спецподразделения проходили настоящую боевую выучку. Воевали не только с чеченцами, здесь на Кавказе находились все: и сотрудники МИ-6 английской разведки, и парни из ЦРУ, но особенно много из радикальных исламских организаций. Хохлы и те присылали своих бендеровцев, прибалты не добитых новоявленных зеленых братьев, всякой швали хватало с лихвой. Полно было всяких уголовников всех мастей.


     Группу Котова бросали в самые безнадежные ситуации. Послали в разведку под самый нос штаба чеченцев в Грозном и оставили без прикрытия. Чеченцы обнаружили их быстро. Здесь война шла с народом и, на их стороне было всё население. Любой пацан или старуха все подмечали и сразу сообщали своим о подозрительных чужаках. Игорь с сотоварищами засел в подвале, думали найти подземный ход, но оказались в ловушке. Благо боеприпасов набрали полно и расходовали очень экономно, что ни выстрел то в цель. Потери со стороны боевиков их напугали, они догадались, что имеют дело с хорошими спецами. Связь со своими, оборвалась, эти недоумки делают рации ни для войны, а для связи из кабинета в кабинет. Ночью Игорь, зная, что их ждут в направлении к своим переместил группу под самый нос чеченцев. Они засели в соседнем здании, штаб чеченцев находился прямо за стенкой. Что делать, как сообщить своим, что еще живы думал Игорь и придумал.  Надо пошуметь как можно сильнее ни в том смысле, что орать, а по-военному. Трое самых быстрых вылазили ночью из укрытия и несясь по коридору штаба, забрасывали гранатами и поливали свинцом из автоматов с двух рук распахнутые двери комнат. В штабе был длинный сквозной коридор. Ни кто их не ждал и, подумать ни посмел, что такое возможно. Тысячи боевиков спят, а тут как гром среди ясного неба: взрывы, огонь, вонь, и все остальные прелести внезапного пробуждения. Мало того разведчики проделали такой маневр два раза за ночь, эта была уже сверхнаглость. Боевики трещали по сотовым телефонам и прочим видам связи между собой. Наши это засекли, поняли, что Котовцы живы, и бросили на штаб массу летной техники. Под шум канонады группа Котова тихо уползла к своим.

     В другой раз полетели на задание на вертушке спасать группу  разведчиков попавших в окружение. На подлете их ждали плотная завеса огня. Выстрел с иглы и вертолет в режиме ротации бухается об склон горы. Это их и спасло удар по касательной мягче, но стукнуло так, как кувалдой по заднице. Выкатились колобками из вертушки, а на плечи насели боевик. Двое повисли на Котове, хотели взять живым, но зря они это хотели. Ели отбились, засели в редкой зеленке, где залегли остатки первой группы. Кинжальный огонь, жарко как в сауне, а удовольствия ни на грамм. Чеченцев вокруг тьма, поначалу они лезли напролом, но вскоре поняли, что потери не равноценны добычи. Пострелять в этом бою пришлось много. Пальнул, перекатился, сменил позицию, иначе в это место метились и стреляли ни один десяток боевиков. В этом бою им повезло. Ночью прислали целую эскадрилью вертолетов и два истребителя постоянно барражировали и прикрывали, сверху поливая «чеченов» огнем. Обошлось, из Котовцев все остались живы, но только  сильно пораненные.

     Вторым после себя он считал Александра Вдовина. Рослый от природы здоровый мужик с рязанской физиономией: нос слегка курнос, круглое лицо, мощные покатые плечи, рост за метр девяносто. Он был не резок, но очень мощный, а постоянные физические тренировки не позволяли нагулять лишний вес. Он давно стал бы капитаном, но стерва жена, бывшая жена нажаловалась ментам, что он её бил. Да было, разок шлёпнул, по заднице, у неё там появился синяк, она - к врачам за справкой. Политотделы хоть и закрыли, но офицер, бьющий жену, это позор Российской армии и карьера Александра притормозилась.
У Вдовина была очень хорошая физическая подготовка. Он мог дольше всех без акваланга просидеть под водой. Универсальный боец, он владел всеми видами боевого самбо. В ближнем рукопашном бою он был неуязвим, а сам проделывал такие  трюки, что мог с голыми руками идти на противника, вооруженного топором, ножом или нунчаками, ему было всё равно кто стоит против него. И равных в этом единоборстстве у него, пожалуй, во всём Тихоокеанском флоте не было. В его внушительности была крестьянская основательность, он всё делал раз и навсегда, если ударит, то добавлять уже было не надо. В последнее время он решил освоить английский язык и уже вполне сносно говорил и без словаря читал английский текст.


     Остальные пять человек в группе были отличные парни разные, по-своемому интересные, но как бойцы примерно равные в своих возможностях.
Олег Татаринов цыганистый, курчавый, смуглолицый был снайпером от бога. Он любил оружие, как другие любят женщин. Он мог из чего угодно придумать и сделать пистолет. Немного шалопай и весельчак, любитель постоянно с кем-нибудь хоть чем меняться, правда, он при этом всегда оказывался в выигрыше. Любитель любой техники он мастерски разбирался в часах, минах, бомбах и в душе гонщик, он на любом виде техники ездил быстрее всех, потому что, постоянно там что-то улучшал, добавлял и совершенствовал. По молодости он работал трактористом, так его “Беларусь” бегал быстрее всех тракторов, и взрослые мужики посылали его гонцом в сельпо за бутылочкой. Его в группе все любили за озорство, весёлость, находчивость, он был душой группы. Не смотря на сравнительно небольшой рост с ним в бою было справиться нелегко. Он вертелся ужом и был жилист и весь как железный.


     Игорь пришёл в спортзал, группа работала в спарринге, по очереди проводя приёмы. Он присел на скамейку, любуясь хорошо проведённым приёмом, молча, отмечая, кто сачкует, что-то сдерживало его, но время шло и, если честно, времени на подготовку было отпущено мало в обрез. Игорь встал:
- Все ко мне.
Всё движение в зале прекратилось, и все  собрались около Игоря.
- Всем мыться, переодеваться и через пол часа быть у меня в кабинете.
 Он стоял, в спортивном зале держа в руках чужой кейс, этот чужеродный предмет сразу привлёк всеобщее внимание. Каждый на свой манер догадался, что-то начинается.


     Через полчаса чистый и переодетый в военную форму весь состав группы собрался в назначенном месте. В их распоряжении был скоростной катер, на котором они отрабатывали погружения в воду с аквалангами, поэтому командир повёл их на катер. Когда они отошли от берега на несколько миль Игорь приказал заглушить мотор, собрал всех в кают-компании. Ему пришлось слово в слово повторить всё, что ему сообщил Владимир Иванович и ознакомить всех с содержанием инструкции, находящейся в конверте. Он так же сообщил каждому его номер счёта, на котором должны были находить обещанные им доллары.
Игорь знал, что парням такие деньги и не снились, но он понял по их глазам, не очень восторженным лицам, что каждый из них догадался: зря такие “баксы”  в ФСБ не платят. Поэтому послали на заклание не своих суперагентов, а выбрали их, значит, шансов сложить голову больше, чем вернуться целым назад.
Котов не стал добавлять к сказанному,  что это дело добровольное не гласный кодекс чести был таков: или идёт вся группа или не идёт никто. Если командир решил идти, значит должны идти все. В конце разговора он только спросил:
- Вопросы есть?
Вопросы были, но все глухо молчали.
До конца дня они в деталях решали, какое оружие берут с собой, как его лучше спрятать и провести на шхуне. Как по прибытию на место будут пробираться в назначенные квадрат и каким способом уничтожать, что там находится. Обсуждали так же возможные варианты путей отхода, возможные потери и еще многое всё то, что есть военная тайна.
С этого дня вся группа перешла, на военное положение, каждый из них позвонил домашним и предупредил что, сегодня ночевать домой не прейдет, когда будет дома - не знает. Такое с ними происходило хоть и не часто, но регулярно, поэтому недолжно было вызвать особой тревоги в семьях.


     Шхуна под названием “Альтамар” находилась в порту города Невельска, через три дня как Котов получил задание, эту шхуну незаметно для её экипажа посетило двое. В то время как вахта из числа гражданских матросов спала, шхуну загрузили всем военным снаряжением, разместив, всё это в одном из танков с водой. Для этого там сварили тайник, воды, конечно, этот танк вместит уже меньше, но уровень водомера подогнали так, что было это незаметно. Шхуна была заряжена оружием настолько, что его хватило бы на приличный бой с дивизией пехоты.
В ближайшее воскресенье вся группа на гражданском самолёте вылетела в город Южно - Сахалинск. За два с половиной часа старенький самолёт Ан-24 доставил наших моряков по назначению. В иллюминатор самолета Игорь увидел ровную площадку города с прямолинейными улицами, где преобладали деревянные домики обычные для наших деревень. Но были кое- где особняки и коттеджи, принадлежащие то ли ворам, то ли бизнесменам.
В аэропорту их встречали, представители фирмы на микроавтобусе Тойота Хилайс, специально он был послан за ними по распоряжению директора рыбацкой фирмы хозяина шхуны.


     По довольно хорошей для России трассе они за два часа доехали до порта Невельск. Этот город порт расположен на южной оконечности Сахалина с выходом в Татарский пролив.
Шхуна находилась у причала, готовясь к отплытию. Для этого нужно было оформить массу отходных документов, но это были проблемы фирмачей, а так же капитана и старпома. Что бы всё выглядело естественно и не вызывало излишнее любопытство, всё должно было идти своим чередом.
Сама шхуна была построена японцами и изначально предназначалась для добычи тунца. А, как известно, рыба тунец водится только там, где тепло, поэтому перегородки на судне были тоненькими. А поскольку японские рыбаки в море находятся сравнительно недолго, за этим строго следит их профсоюз, поэтому в целях экономии пространства и средств каютки на шхуне были очень маленькими. Даже у капитана, и командирского состава, которые обычно живут в каюте по двое выходило так, что постель одного находилась на расстоянии сантиметров 15  от пола, другая постель в полу метре над ним. Если в каюту зашёл один человек и не лёг, то второму уже места не было. Матросы это на судне рабы, они живут в каюте четверо, находясь в ещё худших, стеснённых условиях. Так как японцы - нация низкорослая, они и корабли строят под свой рост, а если ваш рост больше метра восемьдесят, то что бы ни сбить на потолке лампочки нужно голову постоянно сгибать при движении по шхуне.


     Членов всей группы представили капитану, это был низкорослый квадратный в плечах крепыш, по национальности армянин, но он всю жизнь прожил в России. По нему было видно, что он любитель выпить. Перед рейсом он раздал, всем членам экипажа аванс и те его дружно пропивали, зная наперёд, что  впереди их ждёт длинный рейс, а значит, водки и женщин у них не будет долго.
В понедельник у трапа шхуны встал солдат пограничник, потом приехала целая комиссия, в состав которой входили: три таможенника, офицер пограничник и сан власти. Для них в каюткомпании накрыли богатый стол. Пограничник раздал всем членам экипажа паспорта, потом называл фамилию каждого, нужно было  откликнуться, он сверял фотографию в паспорте с реальной физиономией. Таможенники быстренько сделали вид, что осмотрели судно и забрав с собой то, что оставалось на столе - выпивку и закуску, отбыли восвояси.
Всё, граница закрыта, у каждого члена экипажа в паспорте стоит красный штемпель с датой отхода из порта и из России, теперь можно идти на шхуне на все четыре стороны света.


     Отданы, швартовные и судно, управляемое не очень твёрдой рукой капитана, покинуло надолго родной порт. Покинув порт Невельск, судно спустилось на юг и проливом Лаперуза вышло в суровое Охотское море. Через сутки, пройдя проливом Екатерина мимо острова Кунашир с одной стороны и Японского берега с другой сразу врезалось носом в крутую океанскую волну. Для сухопутного обывателя море синее, а на самом деле оно редко или ни когда не бывает синим.
Выйдя на палубу, Игорь подумал, что море никогда не бывает одноцветным и уныло скучным. Оно ни когда не утомляет глаз потому что, постоянно играет красками симфонию или тяжелый рок шторма. Это уже кому, что пригрезится, но нет унылого однообразия и мерзкого синего цвета в море-океане. В его окраске всегда есть палитра всех цветов и бесконечное множество оттенков. Все зависит от шкалы Бофорта, по этой шкале для удобства моряков с английской педантичностью определили все возможные степени, когда над морем начинает дуть ветер и, постепенно поднимаются волны. Все пронумеровано от нуля – штиль до двенадцати баллов признак самого грозного шторма. В наше космическое время, в добавок к этой шкале на снимках из космоса обнаружили и волны-убицы. Это волны высотой возможно выше тридцати метров причину их возникновения еще не придумали, а те кто их видел, лежат на дне морском.


     Штилевая погода - море колыбель, потому что, легкая не высокая зыбь слегка покачивает даже в таком состоянии. От носа судна расходятся волны, покрытые белоснежной пеной, обычно в такую погоду сияет солнце, и лениво ползут кучи облаков. Море играет всеми красками изумруда, перемежаясь темными пятнами от тени облаков, золотыми солнечными бликами. Зимой в северных широтах обломки льда разнообразят пустынность вод и, множество морских птиц чиркают над поверхностью, преследуя судно и стараясь ухватить то, что лети из камбуза. В тропиках птиц в море меньше, потому что на севере жизнь морским обитателем сытнее, но зато полно акул. Это ни те акулы, что могут вас съесть нет, это не большие чуть больше метра зубастые твари. Своим характером и поведением они похожи на стаю дворовых вечно голодных псов.


     Задул ветерок, по морю побежала рябь и, через короткое время волны несутся чередой, синь неба сменилась тяжелыми тучами, но они уже не висят не подвижно, а летят по ветру. И морская колыбель превращается в грозного врага и, уже волны настойчиво бьют то по скуле судна, то в бочину. Цвет изумруда в море исчез, скорее всего оно напоминает в такую погоду свинец, оно покрыто белой пеной с черными пятнами от тени туч. Везде царствует серый цвет со своими оттенками и в небе и на море и в душе от предчувствия беды. Все  кто находится в море во время шторма на любом судне - испытывает страх. Его задавливают, скрывают, но профессионалы ни когда  об этом не говорят, а спокойно выполняют свое дело, но с особой тщательностью. Море не терпит разгильдяйства и слабаков и жестоко наказывает за любую мелочь.


     Ночь кромешная тьма на небе ни облачка оно усыпано россыпью мерцающих звезд и только Луна громадным светильником проложило лунную дорогу. Червонным золотом отливает эта полоса света рожденная, отраженным от Луны светом Солнца абсолютно прямой путь в никуда.



     Опытный капитан что-то почувствовал, слишком бросались в глаза взрослые неопытные матросы, которые группой прибыли из Владивостока, но их здоровые фигуры и умеренная тяга к спиртному успокоила капитана. Он знал, что из любого здорового мужика очень быстро получаются хорошие матросы.
Сам капитан был далеко не прост, он во время карабахского конфликта добровольно несколько раз брал отпуск и уезжал на войну, постреляв там и отдав должное своей исторической Родине, возвращался снова на флот, где успешно добывал морепродукты. У него была молоденькая жена. Он гордился, что она такая красавица и с удовольствием показывал их семейные фотографии. Отдав нужные распоряжения, он сидел у себя в каюте, не закрывая дверь и всех мимо проходящих, по очереди зазывал к себе, наливал водки, пил с каждым, потом, видя, что человек пьянел, отпускал его и  приглашал следующего. Таким образом, он перепил многих, а сам от выпитой водки только багровел, как варёный краб.


     Много плохого написано про водку, но у нас тех, кто в настоящее время живет на территории бывшей России и скоропостижно исчезнувшего СССР любой праздник, торжество, событие и как средство забытья о трудностях жизни не может состояться без нее родимой водочки. Хороша она в мороз, запотевшая в тепле она льется вязкой струей и согревает лучше любой печки особенно под толстый с чесночком засоленный шмат сала. Для разговора нет лучшего способа, чем опрокинуть внутрь несколько рюмочек водочки. После тяжелой трудовой недели в кругу семьи или друзей расслабиться обматерить тупое вороватое начальство, излить душу другу.
Рыбалка мокрые озябшие ноги уха в котелке на костре и обжигающий стакан водки делает мужика счастливым в сумерках, под звездами на берегу реки, где тихо и нет врагов.


     Охота удачная или в пустую, исхоженные сопки заканчивается в зимовье среди пара от застольной еды на столе на почетном месте она водочка. Ее жар топит усталость, исчезает обида, раздражение и накатывает после третьей стопочки раслабуха и, даже заядлые молчуны превращаются в рассказчиков и психологов, больших знатоков политики и покорителей женских сердец. А знаменитые сто грамм фронтовых, страшно идти в атаку на смерть, или ещё что хуже после боя остаться калекой. С ней с Водочкой сам черт ни брат, вперед и пусть бояться все кто встал на пути. День победы на столе стоит полный стакан водки, накрытый куском хлеба это павшим в память и знак признательности, святой благодарности. Мысль проста мы здесь Вы там, а могло быть и наоборот, нам повезло, в этот раз мы сидим за столом.


     До  Панамского канала при хорошей погоде и при полном ходе шхуны идти, было, суток 15 пересекая весь Великий Тихий океан. В это время года, если не наскочить на тайфун, в океане сравнительно тихо, только зыбь плавно раскачивает судно. Молодцы японцы, конструкция шхуны выполнена так, что когда она полностью загружена топливом и водой, то её очень мало качает.
Группа Котова легко втянулась в коллектив шхуны, неся, как все, вахты у штурвала, делая приборку на судне и готовя снасти к работе. Игорь никак не мог решить кто из членов экипажа сотрудник ФСБ. Он перебрал возможные варианты  кандидатов. Это мог быть старпом Юра Шубин – рослый, здоровый мужик, но простой как угол дома. Он даже хвастался, что один из всего класса остался на второй год в десятом классе, и что из их посёлка парней в армию не берут по состоянию психического здоровья. Родом он был из маленького шахтёрского посёлка, где уголь добывают с царских времён в забоях.
Второй кандидатурой был электромеханик – казах по национальности высокий стройный парень, он был не совсем казах, а гурун - это элитное племя, живущее в горах.


     Третья кандидатура был друг капитана, тоже, как и он армянин, на шхуне он работал коком. Почему он - Игорь не мог объяснить даже самому себе, уж очень колоритный вид имел этот кок, на шее которого висел здоровенный золотой, вычурно сделанный крест, втихомолку он покуривал коноплю.
Большая часть плаванья прошла в тропической зоне, океан был спокоен, иногда летучие рыбки умудрялись залететь на борт шхуны, тогда их собирали, жарили, на вкус они очень напоминали сайру, у них нежное жирное мясо. В свободное время члены экипажа забавлялись с собакой – рыжий кобель помесь лайки с волком – хитрый, умный и заласканный пёс. Он за всё время съел колбасы больше, чем любой член команды, так как каждый норовил угостить  его.


     Надо сказать на этом судне кормили просто здорово, ограничений в питании не было, ешь, сколько влезет, и готовил армянин как в ресторане. На столе в кают-компании, всегда стояла масса специй, все продукты были закуплены в Японии. Скорей всего и настоящими хозяевами этой шхуны были японцы и только для вида, и для прикрытия использовался российский флаг.
Через пятнадцать дней, как рассчитывали, судно, благополучно пересекло Тихий океан и подошло к входу в Панамский канал, который соединяет два океана Тихий и Атлантический. Его построили в самом узком месте континента, разделявшем две Америки Северную и Латинскую. Панамский канал на входе имеет систему шлюзов, корабли, переходя, из одного шлюза в другой постепенно поднимаются до уровня озёр, которые здесь расположила матушка Природа. В шлюзах корабли таскают маленькие тепловозики. Очень живописны сами озёра с расположенными посредине островками  и джунгли, которые раскинулись по берегам, вода в озёрах тёмная и совершенно спокойная.
Через день также через систему шлюзов шхуна вышла в Карибское море Колумбия была рядом.


     В шестидесятые годы мир стоял на грани войны. В этом тропическом море решалась судьба всей земли. Друг против друга стояли два флота: американский и наш. Наши корабли; ракетные крейсера миноносцы и главное атомные подводные лодки, пройдя, скрытно из Балтики к берегам Америки, стояли в ожидании приказа. Тогда разум победил, но страху нагнали мы на США немалого, и  сделали то, что хотели, выгрузили, на Кубе ракеты с атомной начинкой и это сдерживало наглых американцев долгие годы, вплоть до развала СССР.
В заранее разработанный план группы входил следующий порядок действий. Вблизи колумбийского берега нужно было устроить поломку судна в двигателе, так что бы ремонт затянулся на сутки. Ночью, когда большая часть экипажа будет спать, покинуть судно, достичь указанного на карте квадрата этот квадрат находился в 20 км от берега, заминировать эту местность объемными вакуумными минами, потом произвести взрыв по радиосигналу и вернуться на шхуну. На проведение операции отводилось время пять часов и один час на непредвиденные обстоятельства.               


     Владимир Иванович сановник ФСБ, а точнее полковник, возглавлявший отдел внешней разведки в странах Латинской Америки в это время находился в машине. Машина последней модели Мерседес, тихо шурша шинами, направлялась в сторону Жуковки, самого элитного подмосковного посёлка. В Жуковке его ждал с докладом первый наркобарон России.


     В недалёком прошлом этот современный делец был известным певцом патриотических и лирических песен. Во время Афганской войны его втянули сначала в транспортировку наркоты. Дело в том, что он давал часто в Афгане  концерты, за это ему хорошо платили, но те деньги, что ему предложили за перевозку наркотиков, вернее даже за прикрытие перевозки, делали его очень богатым человеком даже по заграничным меркам. На концерты он летал с большой группой сопровождения на военно-транспортном самолёте. В многотонном багаже реквизита для концертов удобно было прятать наркоту – героин высокой степени очистки. Самолёты, толком никто не проверял, они садились и взлетали с военных аэродромов, и для их целей это было очень удобно. Начав с транспортировки, он уже не мог остановиться, круг его знакомых позволял находиться ему очень близко к людям, у которых была реальная власть в стране.
Друзья из спорткомитета уже по всей стране открывали школы восточных единоборств, в которых ускоренно шла подготовка будущих боевиков – молодой костяк мафии.


     Московские тузы, которые даже при коммунистах владели миллионными состояниями и не в рублях, а в валюте, хотели выйти из тени и овладеть открыто властью. Им уже было мало того, что они  могли почти всё и всех купить и с помощью денег творить то, что им хочется.
Афганская война втянула в бойню молодёжь, которая оказалась вырванной из мирной жизни и брошена в пекло жестокой азиатской войны. Как любая война она была грязной, кто хотел нажиться мог это сделать легко. С этой целью грабились караваны, везущие, из Пакистана магнитолы в то время в СССР на них был большой спрос, просто грабили местное население, отбирая золотые вещи и драгоценности. Но самым ходовым товаром в то время стал героин.


     Афганцы, не имея ничего, выращивали в долинах мак, который скупали у них на корню ловкие людишки, затем в глухих аулах шла его переработка в белоснежный чистейший героин. Граница СССР, будучи в то время железной, в период войны в Афганистане дала трещину - это было началом развала всех тех ценностей, которые нам внушались вместе с кодексом строителя коммунизма.
Молодые солдаты после кровавых бессмысленных боёв легко подсаживались сначала, на травку, потом переходя на более сильный наркотик – героин. Они были первыми, кто понёс эту заразу домой.
В первый период территорию СССР наркоторговцы использовали как транзитный коридор в Европу. Но необъятный рынок сбыта в СССР постепенно втягивался в потребление наркотиков. Подрастающее поколение, балдея от рока, хотело острых ощущений, а наркота его давала в полном объёме.


     Борис Моисевич Лусон, так звали нашего бывшего певца, ныне глава наркомафии находился в саду среди цветов, когда к воротам его особняка подъехала машина. Он ждал её и знал, что приехал полковник, которому он в свое время помог сделать карьеру, а сейчас платил ему за оказанные услуги жалованье на уровне министра развитой зарубежной страны. Это был ключевой человек, и он много знал и уже становился опасным, но время его ликвидации ещё не пришло. Хотя Борис Моисеевич уже подыскивал исполнителя среди уголовников для выполнения этой проблемы, но об этом ещё никто даже не догадывался.
Полковник легко выбрался из машины и подошёл к Моисеевичу, так он уважительно называл своего патрона. Они, улыбаясь, пожали друг другу руки, хотя виделись всего неделю назад, но их радость можно понять - благополучие каждого из них зависело во многом друг от друга.


     В стройную систему торговли наркотой в Москве в последнее время стали активно включаться чеченцы. Эти кавказские парни постепенно сбивали цену и захватывали подмосковные территории, понемногу, переходя на Москву.
Полковнику поступила информация, что чеченцы готовятся доставить в Москву более тонны героина. Информация поступила после перехвата телефонного разговора и дальнейшего подслушивания во время ведения переговоров чеченцев с представителями колумбийской мафии с наследниками картеля Кали. Борису для ознакомления, принесли подслушанную запись разговора это была долгая беседа и велась она на английском, поэтому ему синхронно переводил полковник, который в совершенстве владел английским языком. По плану чеченцев они закупали частями тонну героина, потом на рыбацком судне везли его в Чёрное море там, вдали от берегов перегружали героин в нефтяной танкер и уже на нём везли товар в Новороссийск. В многотонном бункере с нефтью легко было спрятать что угодно. В Новороссийске товар должны были выгрузить поделить на мелкие части и с курьерами доставить в Москву или в тот регион России, где цена на героин в это время будет наибольшей.


     Такое количество героина в Москве подорвало бы монопольное влияние Бориса Моисеевича, а этого он не мог позволить, развязывать с чеченцами открытую войну он не хотел, это было бы неумно и слишком грубо для его утончённой души.
Вот тогда полковник и предложил организовать операцию по уничтожению завода, где производился героин. С этой целью он предложил использовать группу подводных бойцов, которые обучались на Дальнем Востоке в гарнизоне на острове Русском. Борис Моисеевич, хоть и скряга, выделил для проведения операции пятьсот тысяч долларов наличкой из своей личной кассы.
По плану операции, разработанному лично полковником, после того, как группа бойцов уничтожит завод и вернётся на шхуну, сотрудник ФСБ должен её заминировать и взорвать вместе со всеми, а сам уйти вовремя со шхуны на лодке. При таком раскладе все концы фигурально и буквально ушли бы в воду, далеко от Москвы и никому в голову не должна была закрасться мысль, что это рука Бориса Моисеевича протянулась до самой Колумбии. План, конечно, был не идеальный, но в случае его успешного выполнения вполне годился, тем более, что всё нужно было сделать достаточно быстро.


     Они устроились в беседке, усевшись на плетёные кресла стоящие вокруг стола. На столе стояли в изобилии минеральные воды соки и ваза с фруктами. С утра Борис не любил пить спиртное. Его возраст - шестьдесят пять лет, хоть он и старался не злоупотреблять ничем, давал себя знать, внутри покалывало и, спина гнулась с трудом и косточки похрустывали. Он строго из под бровей взглянул на полковника и только молвил:
- Ну, рассказывай, как там наши дела.
Они знали, что в беседке можно говорить спокойно, для этого держался целый штат собственной службы безопасности, но зная, серьёзность противника они предпочитали, в разговоре ничего не называть конкретно.
Полковник чётко по-военному доложил:
- Всё идёт согласно, нашего плана, сроки полностью выполняются и сегодня должны произойти основные события.
За этими обтекаемыми, туманными фразами скрывалось следующее, что группа Котова находится вблизи объекта уничтожения и сегодня ночью она его должна уничтожить. Полковник был уверен, что снимки из космоса зафиксируют взрыв в нужном ему квадрате, а через два часа взорвётся шхуна это совсем маленькая вспышка, но в расчётное время в расчётном месте будет гарантировать достоверность нужной ему информации. На шхуне был установлен радиомаяк и он в любой момент времени знал её точные координаты:
- Так что Борис Моисеевич  утром всё станет окончательно ясно, и я вам сообщу окончательный результат.


     Да, хорошая школа КГБ внушала доверие, действительно для её приемников современных ФСБ-шников не составит большого труда организовать чьё-либо уничтожение и цена проблемы всего на сегодняшний день 500 тысяч долларов. Интересно сколько полковник запросит с заказчика, если его попросят организовать ликвидацию меня, с тоской подумал про себя Борис. Нужно быстрее готовить ему замену, а то он мне устроит райскую жизнь раньше времени.
- Хорошо, я доволен всем услышанным и думаю, что всё произойдёт, так как мы задумали, но подождём следующего утра.
Он предложил полковнику вместе позавтракать, но тот вежливо отказался, сославшись на срочные дела по службе.


     В это же время на шхуне происходили следующие события. Казах-гурун, на судне все  звали, его Сэмом, что в сокращенном варианте обозначало старший электромеханик, возился в своём заведовании, а чуланчиков, всяких электрических устройств на шхуне была масса.
Игорь приказал Олегу Татарникову неустанно следить за Сэмом и это себя оправдало. Олег подошёл к Игорю и потихоньку доложил, что Сэм установил на днище шхуны в районе лага часовую мину и время на ней установлено то, когда они должны были вернуться на шхуну после выполнения задания. Это сообщение открыло Игорю глаза, так вот значит, что они выполняют это тёмное задание, а их самих потом должны были уничтожить, пустив с помощью мины на дно.
Перед Игорем замаячили два вопроса:
- Кто виноват, и что делать.
Винить было некого, а что делать, нужно было решать быстро: до вечера оставалось всего несколько часов. Такие минуты в жизни случаются очень редко, но именно в эти мгновения закладывается то, что потом долго будет определять дальнейшую жизнь. Решать нужно было не только за себя, но и за всю подчиненную ему группу. Игорю стало ясно, что он должен остановить выполнение задания. Как военный он понимал, что отказ выполнять боевой приказ означает только одно - полный крах военной карьеры, но последствия должны быть ещё хуже и тем более это, не шло ни в какое сравнение с его добровольным уходом со службы. Он прекрасно понимал, что ему не дадут возможности оправдаться, если он даже обезвредит заложенную на шхуне мину и арестует до прихода в порт Сэма. Шхуна в этом случае не дойдёт до порта, её уничтожат любым способом раньше. Выхода из данной обстановки он не видел, он не видел такого выхода, который бы не требовал определённых жертв. Если он заявит в открытую об отказе подчиняться выше стоящим командирам - это могло значить только одно: подставить под удар семью - это исключалось. В этой нечестной игре нужно было поступать иначе: без правил, и постоянно при этом находиться под смертельным риском.
-Что делать?
От этой мысли раскалывалась голова, а срок принятия решения неумолимо приближался. В конце концов, необходимость срочно действовать толкала его стремительно вперёд. Для себя он решил, что временно надо перейти на нелегальное положение и скрыться от всех, а первым шагом на пути к этому должна стать нейтрализация Сэма.
Сначала он хотел просто свернуть Сэму шею и выбросить за борт, но зачем пачкать руки о такое дерьмо.  Действовать он решил следующим образом. Первое, что нужно было исполнить, усыпить Сэма, обезвредить мину, а потом всей группой покинуть шхуну.
Каким образом они выберутся из чужой страны с паспортами российских моряков он ещё не решил. Но им, связанными вместе одним заданием и судьбой, нужно пока держаться вместе, потом осмотреться и возможно отдельными группами пробираться любыми путями на Родину. Лично для себя он решил, по возращении на Родину разобраться с Владимиром Ивановичем, по указке которого их так подставили и главное подло хотели уничтожить, такое прощать было нельзя.


     Игорь спустился в машинное отделение, Сэм менял изоляцию на кабеле. Тихо подкравшись, незаметно сзади он коротким ударом в шею вырубил липового электрика, затем ввёл тому в руку двойную порцию снотворного из, заранее запасённого шприца и оттащил обмякшее тело в конец машины, накидав сверху старой робы. Затем Игорь нашёл Татарникова и приказал ему разминировать шхуну и выбросить мину за борт.
Уже начинало темнеть, на корме находилась резиновая лодка с мотором, на ней он и собирался покинуть шхуну.  Но прежде он собрал всю группу и сообщил кратко о произошедших событиях и об изменении планов. Они осторожно на руках спустили лодку за борт, что бы ни поднимать лишнего шума отошли от шхуны на веслах на приличное расстояние и только потом запустили мотор.
Для всех самой убийственной новостью было то, что их не собирались оставлять в живых, это было больше и хуже чем предательство. А хуже тем, что ими хотели воспользоваться в тёмную свои и ни за что заочно приговорили их к смерти. Они были готовы к любым испытаниям и трудностям к любой самой жестокой схватке, но не к иудейским проискам. В шлюпке все тихо и злобно матерились, понимая в какое дерьмо вляпались и достойного выхода из создавшегося положения пока никто не видел.


     До берега было больше двадцати миль. Лодка, задрав нос, неслась, в его сторону. Для группы Котова начинался новый этап жизни. Стремительно приближалась белая полоса прибоя, перемахнув через крутую волну, нос лодки упёрся в песчаный берег. До ближайшего города было более пятидесяти километров и за ночь им нужно было преодолеть это расстояние. Они понимали, что в городе им будет легче затеряться и не привлекать к себе лишнего внимания. До дороги, находящейся среди джунглей и ведущей в город, можно было добраться на лодке по реке и где-то там спрятать надёжно и лодку и оружие, которое они захватили с собой, покидая шхуну. Они легко нашли устье реки, пройдя на лодке вдоль берега некоторое расстояние, а затем пошли на лодке вверх по реке. Наступило время прилива и, течение реки было, поэтому направлено вверх. Через полчаса движения по реке они достигли моста. Этот мост был частью дороги, ведущей в город. Озлобленное и боевое настроение в группе толкнуло их к неоправданному в любой другой ситуации поступку, они захватили силой микроавтобус, который следовал в сторону города. Но группе нужно было начать действовать, а обмануть водителя автобуса, прикинувшись сбитым на дороге трупом, было пустяшным делом. В автобусе было двое мужчин, того который подошёл первым Вдовин просто оглушил, стукнув, с двух сторон ладонями по ушам одновременно с этим вырубили и второго. Взяли грех на душу, ограбили обоих, забрав у них кошельки. Местные деньги нужны были позарез, такое поведение теоретически  допускалось при проведении операций.
Цель на ближайшее время у группы уже определилась, в любом случае нужно было добираться до Родины. Через час, преодолев крутой перевал, они уже въезжали в город. Он раскинулся на берегу моря, узкая полоса песка на которой были построены и сейчас красовались отели для туристов. Старая часть города, обнесённая крепостной стеной, которая была построена для укрепления испанцами, они готовились к отражению пиратских набегов.


     В кошельках ограбленных аборигенов, в общем,  в сумме оказалось всего пятьсот долларов, на первое время должно было хватить.
Игорь предполагал, что возвращаться в Россию им придётся нелегально. Одним из возможных вариантов был и такой; проникнуть на большой транспортный  российский пароход и там незаметно спрятаться. Он так же предполагал, что семь, десять дней в закрытом трюме каждый из них продержится и сможет потом незаметно покинуть судно.
Тщательно вытерев все отпечатки пальцев в микроавтобусе, они покинули его припарковав, в многолюдном месте. По местному времени было около десяти часов вечера. Много людей просто прогуливались по улицам, яркая реклама баров, закусочных притягивала к себе. Они двигались, среди толпы разбившись на две группы и, соблюдали между собой дистанцию для того, что бы ни бросаться в глаза. Ситуацию упрощало то, что они в одежде почти не отличались от тех, кого встречали. Большинство было одето в джинсы и майки почти, так же как и они.
Игорь помнил по памяти расположение города, перед операцией он тщательно изучил карту района, где предполагалось действовать, и он мог сейчас представить в какой стороне и в каком районе города находится морской порт. В таком мягком климате, куда их неожиданно занесло, он не переживал за то, где им придётся ночевать, пляж это лучшее место и тепло и мягко.


     Но сейчас нужно было выяснить, есть ли в порту российские пароходы. Они вдвоём с Вдовиным, как лучшим знатоком английского языка двинулись в сторону порта, оставив остальных в районе пляжа. Порт располагался в центре города, но у причала российских судов не было, а на рейде в темноте разобрать, кому принадлежит, пароход было невозможно. У причальной стенки стоял в ожидании пассажиров рейдовый катер. Вдовин забрался на него, зашёл в рубку и спросил у находящегося там колумбийца:
- Нет ли на рейде российских теплоходов.
Тот вежливо ответил:
- Сейчас таких судов нет и, спросил:
- Именно какое название судна интересует мистера?
Мистер Вдовин ответил:
- Мне не важно, какой именно пароход я хочу передать посылку через любое судно идущее в Россию.
Капитан катера сказал:
- Грузовые пароходы стоят к западу от центрального причала и там возможно найти российское судно, но заходят они в их порт нечасто.
Спустившись с катера на причал, Александр передал всё, что услышал Игорю.
Они остановили проезжающее мимо такси и, назвав грузовой порт, поехали в ту сторону. Такси остановилось у больших ворот, за забором стояли складские помещения. Игорь и Александр, расплатившись, за такси, вышли, огляделись и пошли вдоль ограждения. Вскоре через прутья забора они заметили большой теплоход, его нос украшала надпись «Капитан Зосимов» и под ней буквами помельче «Одесса». Вероятно, он загружался зерном, это был идеальный вариант для задуманной ими цели отправки домой. Но семерым на одном теплоходе было отправляться рискованно, поэтому Игорь решил, что на каждом теплоходе должно быть не больше 2-3 человек, так легче было скрыться и не быть обнаруженным.
Предстояло ещё добыть деньги, а иначе на что им покупать в дорогу питьё и еду. Конечно, это было несложно сделать, но было противно заниматься грабежом. Можно было деньги украсть, для этой цели взломать магазин, взять там кассу, но будут ли в ней деньги?


     В учебном плане их подготовки были занятия по проникновению в охраняемые помещения в обход сигнализации, они умели, достаточно хорошо вскрывать сейфы и поэтому Игорь знал, когда прижмёт, они легко смогут добыть нужную им сумму денег.
Остановив очередное такси, Игорь и Александр поехали к отелям, возле которых находился пляж с оставшимися членами группы.
Среди оставшихся не было Олега Татарникова, он пошёл прогуляться и сказал, что возможно, зайдёт в зал с игральными автоматами, который находится рядом с отелем, для этой цели он выпросил сто долларов.


     Игорь и Вдовин пошли на розыски шалопая. Стеклянные двери игрального зала разъехались в разные стороны, как только они приблизились к ним. На них пахнуло прохладой кондиционированного воздуха и невообразимым шумом музыки, постоянно вращающихся механизмов автоматов и катящихся в них шариков от нескольких сотен сверкающих никелем и мигающим светом автоматов. Зал полупуст, но шуму от этого было не меньше. Они двинулись вдоль рядов мимо сидящих за автоматами людей. Где-то посередине второго ряда курчавилась голова их цыганёнка. Они незаметно подошли, возле кресла, за которым сидел Олег, стояла пластмассовая корзинка, на дне которой находились разноцветные шарики. Все внимание играющего было направлено на табло автомата, и он только ему известным способом нажимал по очереди три кнопки.
Игорь его тихо позвал, ноль внимания, это было тем более неожиданно, что у них был тренированный слух. Он позвал чуть громче, Олег моментально повернулся ничуть, не удивившись появлению здесь командира, но его рука по-прежнему лежала на кнопке.
- Если выиграл, то прощаю, ну а если продул, сейчас же отработаешь, пошли, строго сказал Игорь.
Когда Олег принёс в кассу выигранные им шарики, то оказалось, что он меньше чем за один час выиграл тридцать долларов, вроде мелочь, а приятно. Купив, на выигранные деньги пятнадцать банок холодного пива они пошли к своим делиться новостями и дальнейшими планами.


     Игорь рассказал, что они в порту нашли украинский теплоход, который возможно скоро отправится в Одессу, но это ещё нужно точно выяснить. На этом теплоходе он предполагал отправить первую тройку из их группы. Что бы ни спешить и раньше времени не делить группу, он пока не сказал, кто будет в первой тройке, а скажет об этом завтра утром.
Второй вопрос, который они обсуждали - это, как добыть деньги. И как-то само собой пришло в голову, что взять их нужно в кассе зала игральных автоматов. Но не в том, где играл Олег.
Принесённому ими пиву все были рады,  стояла душная ночь и, только вечерний бриз с моря освежал немного воздух. Атлантический океан своими ласковыми волнами и тёплой водой расслаблял и они не чувствовали приближающуюся угрозу. Им вместе было хорошо, и они были уверены в друг друге. Договорившись дежурить по очереди, он объявил отбой.
Они разлеглись на песке, спать не хотелось, чёрное небо сверкало яркими низкими звёздами, вспомнился дом и почему-то Игорь вспомнил хозяина квартиры, в которой они с  Любой снимали комнату, было это во Владике в районе остановки Гайдамак на первом году их совместной жизни.


      Дом стоял чуть в стороне от остановки и на его углу был пристроен магазин, местные называли его стекляшкой, вот в этом доме и проживал удивительно сильный духом и интересной судьбы человек.
Это было в 1980-х годах, дом стоял на улице Ленинской бывшей Светланской и, поскольку старые названия правдивее всяких новых, лучше использовать их. В большом кирпичном доме с множеством подъездов жил человек, звали его Николай Ивановичем.
     Владивосток был его родным город. В то время, когда Игорь с ним познакомился, ему было пятьдесят семь лет. Жил он красиво, в его двухкомнатной квартире была идеальная чистота, множество разных комнатных цветов в красивых горшочках занимали пустое пространство.
Очень часто мужики со всего дома приходили к нему за инструментом или какой-нибудь мелочью, которой часто не достаёт, когда начинаешь что-то мастерить руками. Любители опохмелиться то же частенько наведывались, так как к их удовольствию у Николая Ивановича всегда стояло две бутылки по десять литров самодельного вина. Одна уже готовая к употреблению, а вторая ждала своего часа.
Убранство его квартиры состояло из следующих предметов: в прихожей – комод, над которым с наклоном висело большое зеркало и простенькой, но надёжной вешалкой. На кухне у левой стены возле двери была электроплита, далее буфет.
Игорю очень нравился этот буфет. Во-первых, сделан он был из ясеня по всем правилам столярного мастерства, то есть все детали в нём были скреплены в паз и посажены на столярный клей. А выглядел он так: два метра в высоту и полтора метра в ширину, конечно, это на глаз. Совершенно симметрично, располагались слева и справа ящики и полочки, на уровне пояса столешница. По середине была сделана горка для посуды. У той же стены ближе к окну стоял холодильник, наш, советского производства «Океан». Справой стороны у стены находился обеденный стол, а под ним или вокруг него стулья и табуретки. Две бутыли с вином стояли  ближе к батарее водяного отопления.


     Если сравнивать старые понятия о предмете и современное вот, например, раньше во всех домах были печки и, вся жизнь семьи крутилась около неё, а сейчас в наших благоустроенных квартирах паровое или водяное отопление и нет нужды часто собираться вместе.
В гостиной - она же спальня, она же мастерская, а делать он умел очень многое, стоял посередине этой комнаты  круглый стол. Вроде простая вещь - круглый стол, но за таким столом все сидят одинаково удобно, а за прямоугольным, обязательно кто-то окажется на краю. Справа от двери стоял стул, на который опирались два протеза для ног, которых у Николай Ивановича не было, левой руки по локоть тоже не было, и не было двух пальцев на правой руке. Он жил и жил так, как должен жить человек.


     Была война – Отечественная, и он попал под мину. Резали его частями, начиная от ступни, тридцать раз.
Стул стоял возле кровати, кровать всегда была, тщательно застелена с армейской аккуратностью и громадные пуховые подушки возвышались над постелью. У другой стены рядом с кроватью на тумбочке стоял черно-белый телевизор на таком расстоянии, что бы сидя на кровати можно было легко до него дотянуться. Затем стоял ещё один комод, в котором была пропасть коробочек из под сигар и всяких других, а в них лежало множество всего, что нужно мужикам для разных поделок.
Далее стоял платяной шкаф с зеркалом во всю высоту двери. На стенке, кроме цветов, висели картинки и фотографии на одной Иосиф Виссарионович  Сталин. Да, именно его фотография висела на самом почётном месте, а рядом с ней - фотография Николай Ивановича.


     Так вот, Колька на фотографии ему исполнилось 18 лет, был красивым парнем с густой шевелюрой спортсмен, он мог часами плавать в море, нырял с любой высоты с вышек и девчонки сохли по нему.  Обе фотографии были в деревянных,  самодельных рамочках и закрыты стеклом.
Везде возле зеркал у него лежали расчёски и, наверно, поэтому волосы у него всегда были тщательно расчесаны.
Квартира была двухкомнатной,  так вот, вторую комнату он сдавал в аренду за деньги, в те времена я  ему платил 50 рублей.
Летом у Николай Ивановича всегда в квартире стояло несколько ваз с живыми цветами. Ему их дарили и дарили хорошие люди, возвращаясь с дач. Николай Иванович после поездок на дачу к своей сестре то же всегда привозил цветы и с радостью дарил Любаше.
Несколько лет назад у него была женщина и она даже хотела выйти за него  замуж, но он отказал ей.
Выглядел он франтовато. Начинал он одеваться с протезов, как он это делал, не знаю, но он всё делал сам. На нём обычно был костюм, белоснежная рубашка и обязательно галстук, на голове, если он собирался на улицу  - кепка и на протезах сияющие туфли. В руках он держал два костыля и передвигался рывками, но каждый день в любую погоду выходил из дома гулять, на уколы или в гараж. Да у него была машина с ручным управлением – “Запорожец”, досталась она ему бесплатно, как инвалиду войны.
К Николаю Ивановичу домой  два раза в месяц приходила медсестра и приносила лекарство – наркотическое, у него были сильные боли. Он говорил,
-Сплю, а кажется, что ноги крысы грызут.
Из его мудрых слов, почему-то запомнилось одно
- Ничего ни делай такого, за что потом нужно будет просить прощения.


     Кроме дежурного и Игоря все крепко спали, умение быстро засыпать они в себе тренировали специально, для этого требовалось, только закатить глаза под лоб, полностью отрешиться от всех проблем и провалиться в сон. Глубокий качественный сон давал отдых главному органу человека – мозгу. У них у каждого  с собой была коробочка с медикаментами, в которой в небольших дозах была упакована масса нужных лекарств и приспособлений: для усыпления, отравления, противоядия и возбуждающие средства, которые позволяли несколько суток обходиться без сна.
Ночь прошла спокойно, но эта ночь была последней из спокойного состояния, так как именно после неё в Москве станет известно, что они не выполнили задание, а почему это произошло, в Москве было неважно.


     Владимир Иванович утром расположился в своём кабинете, установил принесённую дискету в компьютер с последними  полученными снимками со спутника «Око». Задал необходимые координаты, внимательно стал рассматривать  снимки интересующего его квадрата Земли. Он уже в  несколько раз увеличил масштаб, но в однообразной картине ночных джунглей не заметил ни одного изменения от снимков предыдущих дней и ничего похожего на взрыв, которого он так ждал. Затем он выяснил координаты шхуны и просмотрел снимки этого района, но то же ничего интересного для себя не обнаружил. Облачности, скрывавшей от всё видящего ока спутника земные объекты, в этом районе в момент пролёта спутника не было. Он понял, что задание, порученное ему Луссоном, он провалил, и нужно было срочно ехать докладывать и объясняться. Он, как любой сильный человек, не любил проигрывать и, такое с ним было редко, иначе не сделать карьеры, тем более в ФСБ. Бориса Моисеевича он презирал, как певца не любил и удивлялся, как этот незнайка смог подчинить себе наркосеть Москвы. Правда, он прекрасно был осведомлён, кто стоял за Луссоном, он знал об их существовании, но не мог даже приблизительно указать на кого-то конкретно.


     Это была организация или орден дисциплиной, могуществом и осведомлённостью выше, чем ФСБ. Стоило хоть чуть-чуть приблизиться к выяснению этих личностей и, его агенты погибали, вернее, их настигала почти естественная смерть.
На первый взгляд это выглядело как случайные автомобильные катастрофы или сердечные приступы или случаи очень похожие на самоубийства. Проведённые с особой тщательностью расследования ничего не дали, всё выглядело до не возможности правдоподобно. И только хорошее знание погибших людей говорило о том, что это были все тщательно спланированные убийства.


     Луссон был исполнителем истинных хозяев этого ордена, возможно, одним из самых ближайших, но им руководили из-за кулис. Жидёнок, так про себя называл его Владимир Иванович, наверняка бы раскололся и выложил всё, что он знает, если бы к нему применить современные методы дознания. Но, зная о тайном могуществе его покровителей, он знал, что свои секреты это закулисье навряд ли доверит хоть кому. Владимир Иванович стал перебирать в памяти всё, что знал о тайном ордене.
Все следы тянулись в направлении но, в тоже время, терялись далеко на подступах таких могущественных и тайных организаций, как американский Совет по международным отношениям, Бильдербергский клуб и Трехстороняя комиссия (Трилатераль), в которые тайно входят влиятельные политики и бизнесмены и действия которых покрыты завесой таинственности.


     Друг из аналитического отдела не зная истинного названия условно называл этот орден «Контуром координации». В его состав он включал организаторов Давоского форума, верхушку Бильдербергского клуба, Трехсторонней комиссии с Советом по международным  отношениям.
Бильдебергский клуб был создан в начале 1950-х годов ведущими политиками, финансистами, экономистами и главное творцами общественного мнения в Западной Европе. Свое имя он получил по названию отеля «Бильдерберг» в германском городе Остербаке. Именно в нем в 1954 году прошла первая встреча западноевропейской политической элиты. В структуру Бильдербергского клуба входят ведущие элитарии – из США и Канады.


     Трехсторонняя комиссия на деньги Дэвида Рокфеллера явилась воплощением идей, разработанных Збигневым Бжезинскими была создана в середине 1970-х годов. Главной целью определялась создание механизма глобального планирования и долгосрочного перераспределение ресурсов. В руководство этой комиссии входили и продолжают входить Фрэнк Карлуччи – министр обороны США, Ален Гринспен – бывший глава Федеральной и резервной системы и президенты США.



     Испещренная океанами, материками и островами земная поверхность является для них своего рода шахматной доской, а тщательно изученные в своих основных свойствах и в духовных качествах своих правителей народы – живыми фигурами и пешками, которыми они двигают с таким расчетом, что их противник, видящий в каждой стоящей перед ним пешке самостоятельного врага, в конце концов теряется в недоумении, каким же образом и когда им был сделан роковой ход, приведший к проигрышу партии.


     Многое вело в направлении и там же терялось в Израиль, даже были известны банки, через которые проходили счета очень крупных сумм денег, полученных от торговли наркотиками. Другое направление таинственных сил указывало на Ватикан, перед стенами которого обрывались многие ниточки косвенных связей. Некоторые, то же косвенные связи, вели в общины мормонов в США.


     Владимир Иванович мог только догадываться, что сфера интересов этого ордена не замыкается только на наркоте, скорей всего это был побочный бизнес, а степень влияния ордена охватывает всё, любую деятельность общества и действует свободно через границы разделяющие страны. Больше всего фактов говорило о том, что этот орден устроен на манер масонских лож и это глубоко законспирированная организация. Корнями своего происхождения этот орден уходил в седую старину. Можно было только предполагать, кто из ближайшего руководства во всех сильных странах является членом этого ордена. Обычно это были люди второго плана, заместители министров, руководители комиссий, комитетов и все возможных фондов. Очень подозрительны были именно руководители политических фондов. Бурное распространение всяких фондов по всему миру указывало на то, что их существование кем-то тайно финансируется. За пожертвованиями в кассу этих фондов легко было скрыть действительное лицо хозяина этих средств. Неоправданно высокие гонорары за короткие лекции бывших политиков, были ничем не обоснованы и явно завышенными в сотни раз. За пустые книжки, цена которых навряд ли превышала несколько долларов, псевдо-писателям отваливали громадные гонорары, на много превышающие гонорары Хэмингуэя.


     В бывшем СССР одним из руководителей ордена наверняка был сторонник Сталина, «архитектор» Москвы, по указке которого уничтожено было больше сотни православных храмов - Лазарь Каганович. Он унёс свои тайны в гроб, прожив дольше всех своих соратников.
В архивах бывшего  КГБ на Лазаря было накоплено материалов, занимающих не один стеллаж в сверх секретных помещениях, но удачно устроенный пожар  в бардачном 1991 году уничтожил всё, так качественно сгореть мог только порох, а не папки в бронированных сейфах. Не осталось, ни клочка и только один свидетель, которому по долгу службы нужно было знать, не большую часть из громадного досье на Лазаря ещё был жив, но он дал обет молчания на эту тему.


     Этим человеком был отец Владимира Ивановича, бывший сотрудник КГБ, а теперь полковник в отставке. В своё время он отвечал за безопасность Лазаря и поэтому многое знал о его жизни. Ему в свое время удалось инсценировать своё собственное психическое расстройство. Он два года провёл в закрытом госпитале, и это спасло ему жизнь. Наверху посчитали, что с тронутым умом человеком никто считаться не будет, если у него вдруг развяжется язык. На самом деле он был абсолютно здоров, а успешно разыграть спектакль с ума лишением ему помог его должник врач, заведующий отделением в этом госпитале. Этого врача отставной полковник вывел из дела во время процесса и гонения на врачей в конце 40-х годов.
Отставной полковник очень многое знал и не собирался это уносить в могилу, он собирался всё, что он помнил передать сыну для того, что бы тот был более подготовлен и смог бы на основе этих сведений успешно делать карьеру на службе в ФСБ.


     В городе Картахене, так назывался этот колумбийский город, морской порт, наступило утро. Громадный диск Солнца вынырнул из океана, уже было шесть часов и наступило время Игорю нести вахту. Все ещё спали, поэтому ему никто не мешал, спокойно рассуждать и постараться по возможности предусмотреть все те преграды и трудности, которые могли возникнуть у них сейчас и потом после возвращения в Россию.
Разделение их группы на несколько мелких ячеек вело к ослаблению единой мощи, которой они обладали вместе. Самый простой вариант проникновения в Россию на теплоходе, естественно, будут рассматривать и в ФСБ и, если те захотят найти их, то уже не столь безопасно было находиться на судне. И, главное, Игорь начал понимать, что его роль, как командира уже не так однозначна. Вернее было бы думать, что подчиняются ему скорее по инерции и по завоеванному им авторитету. В действительности он уже не может так приказывать как ранее. Когда его приказы должны были выполняться неукоснительно.


     Справа от пляжа находилась стоянка крейсерских яхт. Белоснежные красавицы яхты играли на солнце бликами от полированной покраски корпуса и надстроек от бронзы и никеля металлических поручней и иллюминаторов, красовались крепко натянутым такелажем на высоких мачтах. Игорю сама собой пришла в голову мысль завладеть такой яхтой и на ней всей группой рвануть туда, куда они пожелают. Практический склад ума подсказал что, это вполне возможный вариант, так как моторные яхты очень экономичны в эксплуатации и, на них можно долго идти на одних парусах, не тратя зря топливо. А возможности океанских яхт по мореходности неограниченны, тем более, что установленная на них навигационная техника доступна для понимания любому грамотному человеку. Обнаружить радаром и запеленговать её то же нелегко, а это облегчало задачу в случае ухода от погони, или в случаи нужды незаметно подойти к берегу в обход пограничной или береговой  охраны.
Эта идея всё больше стала нравиться Игорю, в плюсы он занёс то, что в этом случае сохраняется в полном составе вся группа, а так же можно было забрать спрятанное оружие и резиновую лодку.


     В этих раздумьях быстро пролетел его час дежурства. Он сыграл всем подъём, тем более, что находиться такой сравнительно большой группе на пляже было небезопасно тем, что они могли привлечь к себе ненужное внимание.
Проснувшимся товарищам он сообщил свои новые планы, и эта идея была бурно поддержана, кто высказывался за, кто против. Отрицательной стороной этого плана было то, что они при этом нарушали закон, захватывая и угоняя яхту. Второе, что яхту легко обнаружить, догнать как с самолёта, так и на быстроходном катере береговой охраны. Если это произойдёт, то им просто некуда будет деться с яхты, а уничтожать самолёт или вести бой с катером береговой охраны - это уже слишком и ни чем не оправдано. Пришли, в конце концов, к следующему, что идея красивая, но неоправданно рискованная. В результате обсуждения этой идеи родилась другая. В этом варианте предлагалось на угнанном микроавтобусе проехать через всю Америку, Мексику и Канаду от туда на Аляску, а там, через Берингов пролив рукой подать до дому. Предлагалось так же угнать самолёт  и через, несколько часов оказаться в России, но какой будет после этого скандал.
Утро получилось бурным и даже весёлым потому, что пересказать все возможные варианты родившиеся в головах авантюристов было просто не возможно. В конце концов, все тихонько смолкли, понимая, что шутки шутками, а предпринимать что- то надо.


     На сегодняшний день договорились выполнить следующие задачи. Двое Вдовин и Татарников поедут на такси в порт к украинскому судну с целью уточнения времени его отхода и выяснения порта назначения и возможные пути проникновения на судно. Игорь с Дьковым это ещё один здоровяк из их группы попытаются подробно изучить все сведения касающиеся яхт. Остальные трое находят новый зал игральных автоматов и изучают и прорабатывают все способы его ограбления. Но так что бы шуму было как можно меньше, а успех гарантирован. Чтобы не привлекать, к себе внимание решено было, что соберутся они вновь вместе только затемно и на другом соседнем пляже. Прежде чем разойтись по своим делам они разделили имеющиеся у них деньги и постепенно все разошлись в разных направлениях.


     Так как до грузового порта было, достаточно далеко Вдовин решил добираться туда на такси. Через  минут 15 они с Олегом уже стояли возле проходной порта. Не мудрствуя лукаво они наметили для себя что, проникнув в  порт подойдут к вахтенному матросу, скажут тому, что хотят отправить письмо на Родину и предложат за эту услугу матросу долларов десять, а сами представятся эмигрантами, давно уехавшими из России.
У них в точности всё так и получилось, только матрос отказался брать деньги, всё - таки воспитание гуманизма и человеколюбия в нас ещё не искоренили «дерьмократы», подумал Вдовин. Матрос так же сообщил им, что их судно через три дня должно отправиться в море и, что пойдут они прямиком в Одессу, на борту у них загружена пшеница из США, а в Картахену они зашли за дешёвым кофе. Поговорив ещё минут пятнадцать, покурив, Александр пообещал матросу, что письмо он принесёт завтра обговорив время встречи и пожав, друг другу руки они разошлись.


     Оставшись вдвоём они обсудили пути проникновения на судно и выбрали два варианта по одному нужно было пробираться на судно по швартовому канату, а по другому по верёвке с крюком, закинув его на борт судна. По диверсионным правилам всегда нужно было, иметь в запасе несколько вариантов своих действий и всегда должна была продумываться подстраховка. Это был один из принципов их работы всё делать, разными способами желательно не повторяться и обязательно страховаться и отрабатывать запасные пути отхода и главное всё делать чрезвычайно скрытно без «шума и пыли».
У этого же матроса они выяснили, что скорей всего других украинских или российских теплоходов в порту сейчас нет. Вдовин всё-таки решил осмотреть сам причалы порта, как один из вариантов он отметил китайское судно всё-таки ближе к Дальнему Востоку.


     В целях экономии денег они пошли, с Олегом назад пешком заодно изучая подходы к порту и ближайшее окружение. По пути, купив местную газету и немного устав, они присели на скамейку в сквере. Просматривая газету Александр, обратил внимание на одно объявление. Оно гласило, что в городе Картахена есть пункт набора добровольцев во французский иностранный легион, принимались лица из бывших военно- служащих до сорока лет. Кандидат в легион нужно было сдать экзамен, проверку на профессионализм и пройти медицинскую комиссию. Всё остальное для вербовщиков значение не имело. Гарантировалась оплата в период вне боевых действий 5000 долларов в месяц, а во время боевых операций расценки намного были больше , но в каждом конкретном случае оговаривались отдельно. Тем, кто отслужит, в легионе 5 лет гарантировалось получение гражданства Франции.


     Поскольку всё, что им поручалось, они выполнили, то  ради любопытства решили навестить пункт набора в легион. Им всё-таки пришлось потратиться на такси иначе они бы просто не нашли это место. А так поймав, такси и ткнув в объявление им да же не словах не пришлось ни чего добавлять. Через полчаса они подъехали к зданию казарменного типа, перед которым  был установлен громадный рекламный щит с изображением улыбающегося по зверски одетого в коммуфляж вояки. Перед в ходом в здание стоял часовой, одетый в форму солдата американской армии. Они подошли к часовому и Александр сказал тому по английски
- Что они хотят, узнать поподробнее о легионе и для пущей убедительности показал на объявление в газете.
Солдат им вежливо ответил
- Что им нужно пройти в здание, там находится офицер и тот всё объяснит в деталях.
Ещё этот солдат добавил,
-Что таких, он предварительно окинул, их взглядом с головы до пят примут с радостью.


     Действительно через пару минут они уже беседовали в кабинете с офицером. Оказалось, что они прямо сейчас могут начать проходить медицинскую комиссию и одновременно их проверят на предмет физической подготовки и профессиональной пригодности. Это офицер полностью подтвердил всё то, что было написано в газете, добавив, что за боевые операции оплата будет в  раза 3-4 больше, чем за службу в мирные дни. Он так же подтвердил, что его абсолютно не интересуют ни документы и кто они и откуда, но принимают они только тех, кто владеет хорошо любой военной специальностью.
Подумав немного и переговорив с Олегом, они оба решили, что ради любопытства могут пройти это испытание. На процедуру прохождения медицинской комиссии у них ушло всего три часа. Работа врачей была, налажена как на конвейере они только, успевали переходить от одного врача к другому. В это же время с них взяли массу анализов и к заключению к концу медицинского осмотра они уже были готовы. К своей радости они узнали, что абсолютно здоровы и не болеют ни одной венерической болезнью.


     После комиссии им предложили на выбор показать, что они умеют как военные специалисты.
Олег выбрал стрельбу, ему предложили винтовку М-16 и когда все десять пуль вошли в десятку при стрельбе стоя, а затем то же повторилось при стрельбе с колена и девять пуль вошло, когда он перекатывался с живота на спину и при этом непрерывно стреляя ему сказали, что
- Мы вас берём.
Но Олегу этого было мало он предложил им проверить его при стрельбе на слух когда огонь ведётся в темноте, а ориентиром служит только любой звук, ему устроили, и это испытание и в конце узнав результат, проверяющие да же захлопали в ладоши на столько метко он стрелял.
Александр выбрал, для проверки единоборства ему предложили провести спарринг с громадным негром, кость у того оказалась крепкая, другой бы не выдержал, но к чести негра он продержался две минуты, а потом просто рухнул, проверяющие да же не заметили, каким способом он был сражён. Потом Александр завязал, себе глаза попросил ножи, и все десять по очереди вогнал точно в центральный круг мишеней, с такой силой, что их с трудом вытащили обратно.


     Экзаменаторы не задали им ни одного вопроса кто они и откуда, где воевали, прошлая жизнь вербовщиков не интересовала, для них было главное, что есть сегодня и что умеешь делать. Единственное о чем их спросили, что если они хотят занять командную должность, то экзамены будут несколько другие. Но наши герои из скромности ответили, что будут согласны служить и в рядовом составе. Правда, это согласие ещё не означало, что они действительно, запишутся в легионеры.
После прохождения комиссии и проверки  им предложили сходить в душ, затем бесплатно пообедать так, сказать продемонстрировать им как их будут кормить в будущем, если они согласятся служить.
Даже очень хороший ресторан в России вряд ли имел такое меню, а качество – слов нет, единственный недостаток надо же было, к чему-то прицепится, столовые приборы были большей частью пластмассовые кроме конечно ножей.
Плотно пообедав и решив, что они сэкономили на этом обеде вполне достаточно, что бы могли себе позволить выпить пиво, что они и исполнили. Они устроились вблизи странного памятника изображавшего громадные, стоптанные башмаки. По качеству исполнения эти башмаки не уступали многочисленным истуканам, изображавшим в различных местах России Ильича с кепкой и без неё. Олегу вспомнились где-то слышанные им строки песни.


И всё ты вынес и всё ты смог
 солдатский,
русский,
                стоптанный сапог.
И после долгих судьбы дорог
домой спешит
солдатский,
русский,
                стоптанный сапог.


     Игорь Котов с двумя друзьями в это время находился, в старой части города она вся была обнесена высокой стеной выложенной из каменных блоков. Внутри этой части города все здания были очень старинной постройки. Узкие улочки, вдоль которых стояли двух-трёх этажные дома не похожие друг на друга с причудливыми балконами и лепниной. Дороги были вымощены брусчаткой вся окружающая обстановка создавала впечатление, что это декорации для исторического фильма. В действительности давно этот город был частью колонии принадлежащей Испании, и они испанцы выстроили этот город, в точности повторяя, в архитектуре или как сейчас принято говорить в дизайне свои города того времени.


     Они дошли до конца этой части города, которая заканчивалась обрывом перед морем, до сих пор в сторону моря грозно смотрели стволы многочисленных бронзовых пушек стреляющих ядрами. Проходя, мимо одного из кафе Игорь заметил двух симпатичных девушек с европейским типом лица. Что-то неуловимо родственное было в чертах их лиц,  хотя они были одеты во всё иностранное, но чутьё подсказывало, что они наши соотечественницы. Это трудно объяснить, но что-то незримое объединяет всех русских, то ли слова русского языка, вернее их произношение делает мимику нашего лица отличительной от лиц других европейских национальностей, то ли совокупность чего-то большего. Но наши фигуры, цвет волос, глаз, манера поведения создает образ легко и безошибочно определяемого со стороны человека это наш.


     Подойдя к этим девушкам по ближе Игорь услышал знакомые слова нашего матерного фольклора. Не долго размышляя, Игорь решил познакомиться с этими двумя красавицами.
- Привет девчонки, вы откуда, извините, я случайно услышал вас и рад поговорить на родном языке.
Сказал Игорь, подойдя к столику, за которым расположились дамы.
Девчонки удивлённо оценивающее посмотрели на высокого, красивого и ещё не старого брюнета и окинули взглядом чем-то похожих на него двух других его спутников.


     Настя и Аня так звали, этих дам, уже год жили в Картахене, занимались, чем они могли заниматься, если ни чего толком не умели делать, как выполнять вторую по древности профессию в мире. Настя была родом из старинного русского города Боровска. В этом городе до революции был не один десяток древних церквей и монастырь, куда сослали и где, потом умерла великая и непокорная княжна Морозова. Город окружал чудесный красивый лес из сосновых прямых, высоченных деревьев, в котором было полно грибов. Сады огороды раскинулись возле домов. В городе была суконная фабрика и ещё несколько предприятий, до Москвы добраться можно было только с пересадками часа за два, поэтому работы для народа почти не было, и жили здесь бедно.


     Настя уже успела, побывать замужем от этого брака  остался сын, а муж погиб при московской бандитской разборке. Имея симпатичную мордашку, хорошо сложенную фигуру и желание иметь, деньги не работая, она подалась на заработки за границу и уже больше года обслуживала похотливых мужиков.
С Аней  Настя познакомились ещё в Москве. Аня была родом из славного города  Ростова, где пыталась прожить на деньги заработанные вождением трамвая. Но сгубить свою молодость на трамвайных рельсах, как её мать она не захотела. Было что-то беспросветное в езде по кругу по одному и тому же маршруту, при этом в конце жизни заработать геморрой и окончательно испортить нервы,  ругаясь с пассажирами и водителями машин, которым глубоко наплевать на трамвай и его водителя. В Ростове был у неё парень милиционер, и она хотела выйти за него замуж, но тот подлец, наградил её венерической болезнью, от которой она за большие деньги едва избавилась. Что бы ни позориться в родном городе она поехала в Москву вербоваться в проститутки для работы за границей.


     Вот там они и познакомились во время прохождения отбора с Настей. Настя была, блондинкой её голову украшали светло русые волосы, голубые глаза, а Аня наоборот была яркой брюнеткой. Может быть оттого, что они были такие разные и изначально должны были, поэтому нравиться разным мужикам они и сошлись и подружились. Двоим, легче прожить, и есть, кому пожаловаться на свою судьбу и снять постоянный стресс неустроенности и никчёмности своего существования. Они сдружились и готовы были друг за друга стоять горой. Чужому могло показаться, что в их дружбе больше лесбиянских отношений, они часто касались друг друга рукам, могли при встрече расцеловаться, но дальше этого не шло. Секса им хватало, на работе они от него в свободное время отдыхали и мечтали, что заработают приличную сумму двадцать-тридцать тысяч долларов поедут домой, и займутся приличным делом, а прошлую жизнь забудут как кошмар. А сейчас они сидели в баре пили пиво и наслаждались прохладой кондиционированного воздуха, покоем и любуясь прекрасным морским пейзажем были почти счастливы.


     И вдруг, эти русские здоровенные мужики, такие родные они обрадовались, что могут побыть просто молодыми девушками и по кокетничать с приятными и простыми с виду парнями. Они подумали, что это моряки с торгового судна, которые хоть и не часто, но заходили в Картахену.
Аня, которая была по бойчее характером так и начала разговор.
- Привет мальчики вы с какой «коробки» имея ввиду судно спросила она, обращаясь к Игорю.
Не отвечая конкретно на вопрос, потому что это было не безопасно с одной стороны, а с другой в разговоре с девушками лучше всегда напускать больше «туману» и тайны и переводить разговор в пустую юморную болтовню.
- Да, вы что девчонки мы друзья Джеймс Бонда .
Заметив, что бокалы перед девчонками пусты, он подозвал гарсона и заказал пива и арахисовых орешков на всю компанию.
- Меня зовут Игорь, а это мои друзья и он назвал своих спутников по именам,
- А вас я уже знаю.
После его слов девчонки подумали, что эти мужики уже были их клиентами,  и может, быть и может быть по пьнке они их просто не помнят. Но Игорь продолжал, назвав их по имени, очень галантно  поцеловал  и у одной и у другой руки.
- А вы как здесь очутились девушки?
- Мы, они на мгновение примолкли, а потом враз ответили.
- Мы здесь работаем в офисе, в торговом офисе – бухгалтерами добавила Аня.
Звучало это явно фальшиво, но Игорю было, не важно правду они говорят или врут.
Потихоньку потягивая, пиво он продолжил начатый разговор.
-Девушки, помогите нам снять в аренду хорошую, большую яхту, мы хотели бы продолжить свое дальнейшее путешествие на яхте.


    Зная, что у наших моряков денег за душой не много, девушки, конечно, поняли, что с ними просто заигрывают, для них это было очень приятно, так как они давно соскучились просто по разговорам по ухаживаниям мужчин. Когда ты работаешь путанной, то хочешь, не хочешь, делаешь всё и даже больше, чем любимому человеку. Но когда взгляд симпатичного мужика пытается проникнуть в глубь разреза декольте, а ты знаешь, что он не полезет тут же тискать и лапать грудь, что от тебя зависит разрешить ему это делать или нет и при этом чувствовать себя желанной, молодой и красивой совсем другое дело. А эти мужики, они в них хорошо разбирались, были на загляденье хороши - высокие, стройные с сильными жилистыми руками и ни какого намёка на живот. В них действительно было, что то от Джеймс Бонда, только уж очень короткие стрижки, что роднили их то ли с уголовниками, то ли с крутыми.
Аня уже подумала что, возможно, эти парни не такие уж простые как хотят казаться, вполне возможно это натуральные бандиты таких сейчас в Москве очень много. Слегка насторожившись, Аня взглянула на Настю, и та поняла её без слов.



- Мальчики мы вас покинем на минутку, произнесла она.
Они встали и  грациозно, но не сверх меры покачивая бёдрами, направились в дамскую комнату.
Уже в комнате они продолжили свой разговор.
- Настя, они похожи на бандитов, правда симпатичные, ты смотри поосторожней будь с ними ни чего не обещай, тараторила Аня.
-Тебе, который из них понравился?
- Мне этот который первым подошёл Игорь, правда староват немного, но классный, прикольный мужик, от такого родить красивый ребёнок получится ни кстати добавила Настя.
- Ладно, смотри, не вздумай проколоться, что мы «профи», а давай их немного раскрутим и просто поболтаем и ни каких постелей, а то я смотрю у тебя в плавках уже мокро, продолжила Аня.
- Анька, мне от этих членов уже тошно, а хочется просто к кому-то прислониться, что бы меня просто погладили по голове и что бы я чувствовала себя защищённой и об ласканной.
- Ладно, пойдём, эти мужики то что надо, таких грех упускать закончила разговор Аня.
Подкрасившись и с удовольствием рассмотрев в зеркало свои действительно миленькие мордашки, на которых ещё нельзя было, увидеть печать порока они покинули дамскую комнату.


    Сидеть и пить пиво им наскучило, захотелось пройтись, тем более, что девушки достаточно хорошо знали город, а парни по всему его знали плохо. Взяв на себя роль добровольных гидов, они вышли на улицу. Нависающие над тротуаром балконы отбрасывали тень, в которой было относительно прохладно. Они пошли вдоль длинных рядов, где торговали фруктами, кофе рядом же стояли чучела крокодилов и экзотических ракушек особенно выделялись тигровые каури это небольшая ракушка с жёлтыми  пятнами, напоминающими раскраской тигровую шкуру. Среди всего этого добра преобладали все возможные сувениры из чучел не больших крокодилов от стоящих на задних лапах с зонтиками до полуметровых аллигаторов. Цена на эти чучела соответствовала размеру. В воздухе стоял, приятный запах кофе, его здесь продавали в самых разных упаковках, даже были такие, которые своим видом напоминали наши мешки из рогожи размером и весом  от 2 до 25 кг.
Настя сама взяла, Игоря за руку и была счастлива, иногда прижимаясь бедром, к его сильному телу.   


     Она всем своим женским нутром чувствовала в Игоре силу самца, волю вожака и её умиляла та нежность, с какой он  слегка касался  её кожи. Она готова была выпрыгнуть из своей одежды что бы хоть чуть, чуть понравиться Игорю. Она то и дело принимала грациозные различные позы. Часто поправляла причёску и старалась, как можно чаще как бы случайно касаться Игоря. Что бы ни показаться дурочкой она стала подробно рассказывать об одном памятнике, поставленном в честь индейской девушке, возле которого они проходили.
На одной из площадей города стояла скульптура изображающая девушку в одной набедренной повязке, памятник был изготовлен из чёрного камня. По рассказу Насти эту девушку дочь вождя местного племени испанцы увезли в Мадрид, где она прислуживала в королевских покоях. Девушка была, очень одарённой она легко выучила несколько языков, много читала и при этом была изумительно красивой. Ей чудом удалось бежать из Испании на Родину сюда на место расположения нынешней Картахены. Она собрала большое войско из своих соплеменников и очень успешно воевала с поработителями своего народа то есть она повторяла подвиг Жаны Дарк. Но, в конце концов, нашёлся, предатель её поймали,  казнили, но в народной памяти она стала героиней. Сувенирные статуэтки с этой девушкой продавались во множестве во всех мелких магазинчиках.


     Во время беседы Игорь узнал от Насти, что все яхты принадлежат очень богатым людям, яхты очень хорошо охраняются, так как стоят громадных денег и в аренду почти не сдаются, в крайнем случае, она про это ни чего не слышала. Ещё она рассказала, что причалов, где стоят яхты, раскинуто вдоль берега много. Войдя в роль исторического гида Настя предложила поехать на экскурсию в крепость, которая находилась на возвышении в стороне от центра города и была отдельным цельным сооружением. Игорь с её предложением согласился, и они на двух такси очень быстро добрались до этого исторической реликвии. Возле крепости стоял памятник её защитнику испанскому генералу. У этого генерала всё было по одному: один глаз, одна рука и одна нога – бравый вояка он гордо стоял на костылях, но с саблей в оставшейся руке.
Крепость была, неприступной она была построена по всем классическим правилам: располагалась на господствующей высоте, перед ней был вырыт глубокий ров затем высоченные стены с бойницами поверху стены торчали жерла пушек. Они вошли внутрь крепости там находились длинные извилистые  коридоры. Вдоль этих коридоров были выполнены в шахматном порядке не глубокие ниши, где по замыслу строителей во время штурма крепости должны были стоять солдаты и штыками протыкать врагов.


     В крепости было, прохладно несколько раз Настя так близко прижималась к Игорю, что он чувствовал её твёрдые соски под легкой блузкой. Что и говорить ему было приятно, но он обратил внимание, что Настя с трудом поизносит длинные предложения, иногда путается с окончаниями слов и часто подолгу подбирает нужные слова. Он, конечно, понял, что ни какие они с подругой не бухгалтера, её выдавала не натуральность, иногда она не произвольно произносила слово «блин». Но эти русские девчонки, знающие Картахену, были всё-таки для них находкой, везением и просто приятной случайностью.
Они, в конце концов, осмотрев крепость, вышли из неё и, купив, мороженное стали размышлять, что делать дальше. Игорь попросил девчонок узнать всё-таки, как можно больше про яхты; кто хозяин, где стоят, сколько там находится обычно человек и, не смогут ли их взять покататься и порыбачить на яхте  их хозяева. Расставаться, явно не хотелось ни девушкам, ни парням и они договорились, что встретятся вновь вечером у памятника, той самой индейской девушки, перед тем как разойтись они поцеловали девушек  в щёчки.
После того как они посадили на такси и, отправили своих спутниц,  Дьяков произнёс:
- Классные «тёлки», но чем они здесь занимаются, явно не бухгалтера.
Мужики переглянулись между собой и подвели итог, да девчонки вполне симпатичные, добрые и просто жалко, если такие красавицы задарма продают своё тело. Им бы надо рожать детишек, ждать с работы мужа быть хозяйкой в доме, а чем занимаются они?  Главное, что ждёт их и  нас всех русских в будущем, что за поколение вырастет?


     Время уже подошло, к обеду решили, что лучше они всего накупят продуктов и устроят пикник на пляже. К их радости очень дешёвыми оказались фрукты, бананы стоили дешевле хлеба. Хлеб был  белым, пышным и продавался уже нарезанным в вакуумной упаковке. Они купили даже две бутылки дешёвого красного вина. Они прекрасно знали, что вино в тропиках пить надо обязательно это просто лекарство. В вине есть те аминокислоты, которых больше ни в одном продукте в таком количестве просто нет, а в тропиках, где постоянно с тебя льёт пот и, выносятся нужные организму вещества обязательно надо пить вино. Это было веским доводом, и они решили, что на вине экономить нельзя.
Накупив, всего они расположились на диком пляже, песка там было мало и ни каких зонтиков и лежаков, но местные жители из числа не богатых здесь тоже были в небольшом количестве. На фоне этих людей их группа не сильно выделялась.
Искупавшись, в тёплом море бодрые и посвежевшие они с аппетитом в считанные минуты почти всё съели, осталось только немного бананов.



    На сытый желудок Игорю пришло в голову, что они могут захватить яхту вместе с хозяевами  купить  их или заставить пойти туда, куда они  укажут. Выигрышным в этой ситуации было то, что яхту ни кто искать не будет, хозяева укажут, где лучше идти, где заправляться топливом и водой. А в конце пути хорошо заплатив хозяевам незаметно покинуть яхту в нужном им месте. Желательно конечно, что бы на яхте было как можно меньше людей 3-4 человека это предельно.
Игорь поделился своими новыми предложениями и ни кто не нашёл в них изъяна, наоборот было много положительного в этом варианте. В качестве разведчиц не посвящая, их в действительные планы было решено использовать своих новых подруг Настю и Аню. Девчонкам легче было не возбуждая особых подозрений пора спрашивать про яхты, в конце концов они могли бы даже заплатить  в случаи получения полезной информации.


     Игорь решил один пройтись вдоль рядов яхт и рассмотреть их поближе. Оставив, своих друзей он лёгкой, пружинистой походкой пошёл в сторону причала, где стояли пришвартованные яхты.
Причал с яхтами не был ограждён, на дороге только стояла будка с охранником. Туристы и просто любопытные прогуливались, мимо яхт рассматривая и любуясь их совершенной красотой. Абсолютно точно доказано, если любое судно или самолёт смотрятся, красиво значит, они совершенны по своей конструкции. Самые дорогие яхты были изготовлены из ценных пород полированного дерева, а большинство среднего качества яхт точнее их корпуса были выполнены из пластика. По размеру и соответственно по тоннажу был большой разброс среди яхт, но по конструкции ни одна не была похожа на другую. Некоторые яхты были закрыты громадными чехлами и безмолвны, на некоторых велись ремонтные работы. Рабочие в спецовках что-то ремонтировали, красили, была нормальная рабочая суета. На других яхтах наоборот было очень весело: гремела музыка, пьяные голоса что-то возбуждённо выкрикивали.


     Эти яхты Игорь отметил особенно. Идеальный вариант угнать яхту с пьяным экипажем, лишь бы людей было немного на борту. Пока пьяные очухаются, потом соображать  будут плохо, а если  вовремя хорошо похмелить, то будет просто здорово. Рядом с такими яхтами стояли шикарные машины в основном американского производства, но и японские джипы и сюда добрались, и видать пользовались популярностью. Игорь для себя отметил, что нужно узнать в первую очередь:
- сколько человек обычно находится на яхте, кто её хозяин и кто из экипажа капитан
- когда яхта отходит от берега, запрашивает ли она добро у портовских властей на отход
- сколько топлива, и воды обычно запасают, на яхтах и на какое расстояние их хватит
- возможность захода яхты в порты других государств и что для этого необходимо оформлять
- скорость яхты при её движение под парусом при среднем ветре и при запущенном двигателе.



     Весёлых яхт, оказалось, пять хорошее число, подумал Игорь, есть из чего выбрать. На взгляд Игоря все яхты были готовы к морскому путешествию. Он решил, что вечером озадачит Настю с Аней получением информации про яхты под благовидным предлогом. Но даже если девчонкам не удастся узнать подробности о владельцах яхт, тогда придётся выбирать нужную яхту наугад единственное условие, тогда будет минимальное количество хозяев и экипажа на борту яхты.
Вернувшись, после проведённой разведки на тот же пляж он нашёл всех своих друзей разомлевших на солнышке. Они с удовольствием чередовали купание с загоранием, но всё-таки решили пойти на платный пляж, там было больше людей, и они не так бы бросались   в глаза.


     Возле каждого отеля был расположен платный пляж. На пляже были построены легкие бунгало крышей, для которых служили пальмовые листья, в ряд располагались многочисленные деревянные лежаки. Рядом с морем стояли душевые кабинки с пресной водой. Поодаль располагались ярко раскрашенные стойки баров, приглашая испить и съесть чего-нибудь вкусненького. В барах звучала музыка, вокруг столов в  пластмассовых кресла сидели  отдыхающие.


     Алексею Сапожникову и Виктору Кочерга было поручено подобрать игральный зал и изучить все возможности его тихого ограбления. Оказалось, что эти заведения открываются после 12 часов дня, так что первую половину дня они можно сказать бесцельно прогуляли, просто ходя по улицам. Алексею понравились тропические ракушки, которые продавались прямо на улице. Чудесные ракушки каури особенно тигровые, которых ещё не было, в его коллекции притягивали его взор. Как любому коллекционеру он хотел всегда того, чего у него ещё не было. Виктор больше внимание обращал на дам, а посмотреть было на что, обтягивающие бёдра короткие шорты будоражили его воображение. Да Виктор был, что говорится, бабником это было его слабостью. Он был женат, жена – красавица, но его всегда тянуло на «лево». Они с Алексеем были одногодками обоим по 29 лет рослые, стройные и плечистые их принимали за американцев, они это поняли по тем фразам, с которыми к ним  обращались продавцы.


     Странный вопрос задал один с уголовным лицом прохожий
- Видно, вы не гринго? - спросил он  задиристо.
- Нет, - ответили они.
 - А-а-а, - разочаровано протянул он.
-А в чем дело? - несколько натянуто спросил Алексей.
- Если бы вы были гринго, тут странный прохожий снова оживился.
- Мы бы вас … он провел большим пальцем по горлу.
На улицах они встретили несколько групп таких же, как они здоровенных парней те громко говорили по-английски и Виктор с Алексеем поняли, что эти парни военные моряки с американского корабля.


     Потом, выйдя на набережную, они рассмотрели вдали хорошо им известные по учебным снимкам контуры авианосца «Коралловое море». Они на учебных занятиях изучали возможные варианты уничтожения этого авианосца. Знали достаточно хорошо его конструкцию, вооружение, систему защиты. В шутливой форме они, глядя на авианосец, даже переговорили между собой каким бы образом смогли его заминировать и установить на нём датчики указания координат и «прослушки», делали они это для того, что бы ни терять время зря и было бы, чем потом оправдываться перед командованием. Они прекрасно знали, что авианосец обязательно ходит с кораблями сопровождения и подводной лодкой и система его защиты исключает любое покушение на его безопасность.



     В начале первого часа дня они подошли к игральному залу, который находился на сравнительно тихой улице. Накупив шариков и устроившись среди прочих посетителей за игральными автоматами, они стали играть и присматриваться к обстановке. В зале находилось, не  меньше двух сотен автоматов шум от них стоял жуткий. Людей в зале было сравнительно мало, несколько десятков человек, в кассе работало две девушки с виду индианки. По залу постоянно ходили четверо охранников. Касса находилась за стеклянными стенами, и видно было, что денег там немного. Через пол часа Виктор проиграл свои 25 долларов, видать не зря говорят,   везёт в любви не повезёт в картах. Хотя игральные автоматы не карты, но этот принцип сработал и здесь.


     Алексею сначала повезло, на табло засветились три семёрки и, в его корзину насыпалось приличное количество шариков. Но потом раз за разом они исчезли, а затем он достаточно долго не мог выиграть. Когда в его корзине осталось половина от той кучи, что насыпалась после выигрыша, он пошёл обменивать их на деньги, что бы узнать какую сумму он выиграл. Оказалось, что они вдвоём проиграли 10 долларов.
Затем согласно принципа много вариантности они обошли ещё два подобных заведения. Эти игральные залы были похожи друг на друга и отличались только местом расположения. Самым удобным для последующего после ограбления побега оказался на их взгляд первый игральный зал, так как он был расположен в сравнительно тихом районе и, рядом находились сквозные  улицы.


     В разработанный план ограбления входило следующее. Они газом усыпляют кассиров, затем выгребают всю «наличку», двое блокируют охранников, далее сумку с деньгами передают следующему и он на мотоцикле срывается с места, а они все участники ограбления на угнанной машине покидают игральный зал. На этой машине отъезжают не далеко от места, а затем покидают её и по одиночке выходят из района предполагаемого ограбления. Из всего плана для них осталось загадкой, на какую сумму денег они могут рассчитывать в случаи успешно проведённой операции в этом деле они решили положиться на удачу.


     Угнать на улицах Картахены мотоцикл и машину для них не составило бы большого труда. Мотоциклы во множестве стояли, повсюду и на руль даже надевался мотоциклетный шлем, машины стояли, в местах парковки без охраны выбирай любую. Виктор Кочерга был, классный  водитель – гонщик, он не мог ездить медленно, для него это было просто не возможно. У Виктора руки зачесались, когда он увидел мощный сверкающий никелем  мотоцикл Харлей Дэвидсон, на таком он готов был проехать даже по бревну.
Скромно перекусив в каком-то заведении, они пошли пешком по городу. Виктор косил своими карими глазами на всякую проходящую смазливую «юбчонку», а те ему часто улыбались в ответ.  В очень короткой мини юбке к нему подлетела одна мулаточка.
- Мистер всего 100 долларов за час наслаждений,
от неожиданности он ответил,
- Извините по-английски.



     С этой минуты он стал смотреть на встречных женщин не так зазывно, как перед этим. В конце концов, притомившись, от жары, они пришли на пляж и с удовольствием по очереди искупались и задремали на раскалённом песке.
Когда стемнело, вся группа собралась, вместе и стали делиться между собой добытой информацией и полученными впечатлениями. В конце обсуждения пришли к итогу, что двое будут уходить домой на судне, а остальные на яхте. Ограбление решили провести завтра ночью, потому что нужно было съездить к месту захоронения оружия и лодки. Там кроме оружия были и шашки с усыпляющим газом. Деньги у них уже заканчивались, но до завтра должно было хватить.
Игорь Котов и Сергей Дьяков, взяв из общей кассы 100 долларов пошли на свидание с девушками. Друзья им посоветовали, какие нужно купить презервативы и все дружно и под смех сказали, что, конечно, хорошо быть командиром. Их приодели во всё самое лучшее, отдали самые дорогие часы и всё то золото, что было на них одето. В результате они стали выглядеть не очень богато и шикарно, но как сказали мужики
- Под пиво пойдёт.


     Когда Игорь и Сергей подъехали, к назначенному месту встречи девушек ещё не было, они присели на скамейку и стали дожидаться. Минут через тридцать подъехало такси и из него вышли две шикарно одетых дамы. Если днём они были одеты в шорты и майки, то сейчас эти дамы выглядели просто великолепно. Облегающие их изящные фигуры  платья, жемчужные ожерелья на шеях и лёгкие на высоких каблуках туфельки, продуманный не броский макияж на лицах, ухоженные руки, украшенные в меру красивыми кольцами и золотыми браслетами под неярким светом фонарей придавал им французский шарм, и выглядели они потрясающе красивыми.
Располагая, на двоих сотней долларов Игорь и Сергей почувствовали себя унизительно нищими. По виду девчонок было ясно, что они собираются кутнуть на всю катушку.


     Они встретились с радостными объятиями  и поцелуями. Настя коснулась своими губами губ Игоря и из озорства просунула слегка ему в рот свой язычок, прижавшись, всем телом к нему и его боец в штанах встал, по стойке смирно, через тонкую ткань платья она это сразу почувствовала и ещё теснее прижалась к Игорю.
Аня, так та совсем утонула в объятиях Сергея, ему даже пришлось, взять её на руки, она же обвила его шею руками и смачно целовала.
- Мальчики, мы так рады, что вы пришли, мы думали, что не придёте. Поскольку вы здесь ни чего не знаете, мы сами отведём вас в ресторан, который нам действительно нравится, и не волнуйтесь, мы вас угощаем. А вы нас будете угощать в России.
Это, конечно, сконфузило наших героев, но всё это было сказано просто и искренне и, Игорь с Сергеем знали, что скоро они отплатят девчонкам ещё более шикарным угощением.
Игоря только смущала измена, которую он совершит перед женой, но кто не без греха?
Они тут же поймали такси и поехали вернее их повезли, а они просто пытались хотя бы запомнить дорогу куда едут.


     Зал ресторана нависал, над морем на столиках стояли светильники. Тихо лилась спокойная музыка. Они расположились за крайним столиком в тени вьющейся лианы, им моментально накрыли стол, заказом руководила Аня, она довольно бойко говорила то по-английски, то на местном наречии. Ресторан оказался с китайской кухней, стол за которым они сидели, состоял из двух частей, верхняя часть была несколько меньше по диаметру и свободно вращалась. Им принесли, несколько больших блюд, с этого блюда каждый накладывал, себе в тарелку столько сколько хотел. Вино, пиво, соки по середине стола стояла,  ваза с фруктами стол ломился от изобилия, они всё это с удовольствием и с аппетитом ели и разговор между ними походил на сексуальную игру.

 
     Утолив жажду, и голод девчонки закурили Игорь, и Сергей оба не курящих просто подошли к краю балкона вдали виднелись огни кораблей и яхт. В зал ресторана зашла цветочница и «пижон» Игорь на 50 долларов купил большой букет роз и поставил его в вазу на стол. Если б это видела его команда, то они ему б этого не простили. Девчонкам этот жест щедрости пришёлся по душе, они чувствовали себя королевами. Они сегодня отдыхали и хотели быть просто женщинами, которых любят и ценят за их красоту. Они пошли танцевать и можно сказать, что в танце они полностью отдались этим таким родным и сильным мужчинам. Они понимали, что это всё будет длиться мгновения, что это не простые мужики, а кто они такие на самом деле не могли себе представить. Настя поняла одно, что они явно не бандиты, у тех денег тьма, но и на моряков они тоже не походили.


     Девчонки заранее сняли приличные номера в гостинице, отдыхать так, отдыхать решили они, раз в год можно себе это позволить. Гостиница находилась, тут же рядом с рестораном и Настя первая увлекла, Игоря за собой взяв за руку и поведя к лифту. Она уже не могла остановиться, как только закрылась, дверь лифта она жадно припала губами к губам Игоря и всем телом прижалась к нему. В номере было прохладно, как только они вошли, внутрь она тут же скинула, с себя платье и туфли и в одних плавках пошла в душ, следом за ней вошёл Игорь. Он ласково как ребёнка помог ей помыться, а затем всю расцеловал. На сухо обтерев, её полотенцем он отнёс её на руках и положил на широченную кровать, и любовь между ними длилась безумно долго.


     Я его люблю, пронеслось в голове Насти разомлевшей от полученного удовольствия и я всё сделаю, что б он стал моим. Я ему рожу сына, дочь и буду мыть ему ноги, когда он будет уставшим возвращаться домой с работы. Она представила себе лицо иконы девы Марии и стала молиться, что б та её в этом помогла.
В соседнем номере происходило примерно тоже самое только участниками её были Аня и Сергей. Аня была, девочкой практичной она не строила иллюзий и не молилась деве Марии, да ей очень понравился Сергей, но кто она – проститутка, а он скорей всего порядочный хоть и загадочный мужик, и скорей всего у него где-то есть и жена, и дети, а она развлечение бурное и порочное. Ну и пусть будет так, ну и пусть без любви, но очень, очень приятный секс и сильно похожий на любовь.


     Через два часа они снова собрались, в ресторане вчетвером по сияющим лицам было, ясно все остались довольны и даже больше. Они танцевали и пили потом, как полагается, у русских запели «Катюшу», ну как же быть за границей и не спеть нашу любимую песню. Потом под утро по парам разошлись, по своим номерам и девчонок пришлось до постелей нести на руках.
Настя плакала, шептала, что любит Игоря и что за него готова умереть и ни кому, ни за что его не отдаст. Она как ребёнок прижалась к нему и, успокоившись, уснула. Игорь не посмел развести её руки, хотя ему было, неудобно затекла рука, на которой лежала Настя.
В пьяном разговоре Настя всё про себя рассказала и то, что она проститутка и то, что у неё есть сын Колька, что был муж бандит, которого убили, а она как последняя сука продаёт себя любому. Что она за время работы накопила 15000 долларов и что мечтает вернуться домой, купить дом и жить нормальной жизнью. Ещё она просила Игоря забрать её отсюда, что она будет, верной женой и что готова ему каждый раз после работы мыть ноги и в знак доказательства хотела их поцеловать.


     Игорю было стыдно, он знал, что ни когда не сможет, оставить свою жену и дочь и что Насте придётся в жизни очень трудно и плохо, но он надеялся, что на утро, проснувшись, она многое не вспомнит или не захочет вспоминать и всё предстанет в другом более реалистичном цвете.
Красивая головка Насти лежала у него на груди, её светлые волосы разметались среди его чёрных, она слегка сопела, но дыхание было, лёгкое от тела приятно пахло чем-то молочным, одно её колено лежало сверху его ноги и, он чувствовал жар её лона.
Под утро в их дверь постучали, Настя накинув на себя халат быстро встала поправила волосы и пошла открывать за дверью стояли Аня и Сергей, держа в руках бутылку холодного вина.
- Вы что уже 10 часов утра, чем вы тут занимаетесь?
Смятая постель и красные лица выдали их с головой. Сергей смущенно глядел на Игоря, а тому было не легче. Он лежал, голый по середине постели накинув на тело простынь. Настя зашла в душ, забрав с собой свою верхнею одежду. Аня разлила вино по фужерам, и они утолили похмельный синдром. Из душевой вышла Настя одетая и приукрашенная со счастливой улыбкой. Игорь попросил всех отвернуться, противная Аня его не послушала и нагло рассмотрела все его мужские достоинства. Через десять минут они уже вчетвером допивали вторую бутылку с вином и закусывали её ананасом и виноградом.


     Во время непринуждённого разговора Игорь попросил девчонок узнать всё про яхты, и они не задумавшись, сразу согласились. В таком состоянии и после такой бурной ночи женщин можно было просить о чём угодно. Они на всё были согласны, но сказали, сегодняшний вечер у них занят и назначили свидание на завтра в том же месте, условившись о времени. Разделив подаренный букет роз по полам, наши прелестницы отъехали от отеля на такси, а Игорь с Сергеем поехали в другую сторону в сторону пляжа.
Приехав на пляж, они увидели своих, они двумя группами лежали на песке делая вид, что изучают прессу. Ни кто не посмел их упрекнуть, но по взглядам было ясно, что осуждают такое долгое отсутствие командиров. Между всеми как будто  кошка пробежала. В воздухе повисла, тревога они именно в это утро почувствовали, что их крепкая команда рушится. Почему это произошло, именно в это утро  Игорь не мог объяснить самому себе, но ему именно сейчас стало ясно, что он утратил власть командира.



     Вдовин попросил Игоря отойти в сторону и выдал такое во что Игорь сразу отказался верить, но зная товарища и по его голосу и глазам прочитал больше чем из сказанного вслух. Вдовин чётким решительным голосом сказал  ему сногсшибательную новость. Он Вдовин и Татарников вербуются во французский иностранный легион и выходят из группы Игоря.
Игорь знал, что у Татарникова нет семьи, что он, детдомовец то есть человек без глубоких корней, а Вдовин разошёлся с женой, и не видит перспектив в военной карьере. Вдовин же своё решение мотивировал тем, что в Россию им всем возвращаться нельзя, что им не простят не выполнение приказа и что тем, кто это организовал, будет лучше всю группы уничтожить. А в качестве второго довода он сказал так
- Чем служить в России не известно кому  и задаром лучше служить хоть кому, но за очень приличные деньги. Пять лет службы в легионе гарантировали пожизненное содержание и таких денег в России даже генералы не зарабатывают.
Игорь не стал спорить с Вдовиным и переубеждать его он знал, что такие люди, приняв, решение быстро от него не откажутся. Единственное, он попросил пока не уходить из группы, а помочь оставшимся уйти из Картахены. На что Вдовин ответил это само собой разумеется, они с Олегом сделают всё что бы помочь ребятам каким-то образом уйти на Родину.


     Сапожников и Кочерга рассказали о своих наблюдениях за игральными залами и предложили свою схему ограбления. А затем высказали предложение о проведении военной операции по минированию авианосца. Лица у всех от этой новости загорелись, это была их прямая работа, теоретически они хорошо знали, как это можно выполнить. Они даже помнили в деталях слабые места этого авианосца. Уничтожение авианосца это «супер» задача даже для целого батальона разведки.
По военным разработкам, если погибал весь батальон разведки, но при этом уничтожался авианосец, то батальон своё существование полностью оправдывал.
Они с энтузиазмом стали обсуждать действительный план операции по минированию авианосца и установки на нём датчиков точного определения его место нахождения. Минирование не означало, что они готовы были его тут же взорвать, а вот установить в тайные места мины и знать, что в любой момент можешь взорвать этот громадный корабль это идеальный вариант диверсионной работы. Если бы им это удалось, то было бы, с чем возвращаться домой за это им бы всё простили и наверняка наградили.


     По их не гласным правилам тот, кто предлагал схему операции тот и должен был её выполнять. На выполнение задания стали готовить Сапожникова и Кочергу эти молодые лейтенанты могли бы потом гордиться всю жизнь тем, что они вдвоём заминировали авианосец.
Риск при выполнении этой операции был громадный, но игра стоила свеч, шансы успешного выполнения задуманного всеми были оценены пятьдесят на пятьдесят, но это уже много для такой цели, которую они себе поставили.
За обсуждением деталей этой сложной боевой задачи отошли на второй план и задуманное ограбление, и новость, принесённая Вдовиным. Одна цель благородная, трудная и рискованная полностью поглотила все мысли всех без исключения участников группы. На мокром песке прутиком они рисовали схему авианосца, дружно вспоминая самые уязвимые и удобные места для установки мин.


     Общую систему обеспечения безопасности, в том числе особенное внимание обратили на схему безопасности авианосца, которую должны были выполнять экипажи кораблей сопровождения. Особенно сложной проблемой была подводная охрана авианосца, она обеспечивалась как собственными подводными бойцами это возлагалось на членов из команды «морских котиков», так и аналогичными подразделениями базирующихся на подводной лодке и на кораблях обеспечивающих внешнею безопасность. Вдобавок к этому с подводной лодки постоянно следили, что бы ни кто и ни что не могло близко приблизиться к корпусу авианосца.


     После продолжительных и бурных дебатов последнее слово оставалось за командиром, и Игорь принял к исполнению следующий  план операции. По этому плану на выполнения задания должны были идти его авторы Сапожников и Кочерга. Они с берега в аквалангах и в полном боевом снаряжении добираются до направления движения рейдовых катеров, которые доставляют членов экипажа авианосца на берег и обратно. В момент прохождения над ними катера они должны были прицепиться к его  днищу и таким образом скрытно подобраться к авианосцу. Для выполнения этой части операции у них было приспособление пневматическое ружьё, которое выстреливало присоску с прочным тончайшим шнуром, выполненным из стекло волокна, и таких хитро мудрых приспособлений в их арсенале было достаточно много. Обладая таким снаряжением можно было выполнить такие задачи, которые были, сродни фокусам Коперфильда.


     Затем они устанавливают пять мин в заранее обдуманные места и датчики обнаружения места нахождения авианосца. Мины и датчики должны были быть замаскированы под штатные предметы. Это легко можно было выполнить заранее на берегу из специальной пасты, из которой как из пластилина можно было вылепить всё, что угодно, а за тем нанеся на лепнину специальный раствор, она затвердевала до твёрдости железа, а специальное окрашивание делала муляж не отличимым, от натурального изделия.
Запаса воздуха в аквалангах должно было хватить на 1,5 часа, но это всегда проблема, задающая жёсткие временные рамки. Проблема состояла в том, что рейдовые катера ходили не по расписанию, это были катера с авианосца, и они курсировали между берегом и авианосцем по мере накопления желающих съехать на берег или на борт авианосца. Конечно, приблизительная схема движения этих катеров была, но для её изучения нужно было время, а у группы Котова времени для проведения детальной разведки не было.


     Предстояло в течение дня смотаться в место, где было спрятано оружие и снаряжение, а затем доставить его в город для выполнения этого необходимо было, добыть средство передвижения. Решили, что машину лучше угонять не в городе, а на дороге в ту же сторону добираться другой оказией.
После окончательной установки всех деталей боевой операции перешли к самой не приятной теме к обсуждению предполагаемого ограбления. Время выполнения обоих мероприятий приблизительно совпадало начало ночи следующего дня. В это время в кассе игрального зала должно было накопиться достаточно денег, что б не тратить силы зря. К общей схеме ограбления составленной Сапожниковым и Кочергой кое-что добавили для заметания следов. Было решено, что для того, что бы навести расследование полиции на ложный след напасть на двух американцев, вколоть им снотворное и лошадиную дозу наркотиков, а затем оставить их в угнанной машине, предварительно подложив туда улики и небольшую сумму денег. А какую-нибудь вещь с отпечатками пальцев этих же американцев подложить в игральный зал.


     Надо отметить, что разведчиков во время подготовки учат наводить врага на ложный след это обязательная часть любой планируемой операции. Для этого им даже для примера приводили удачные случаи из жизни воров и бандитов, как те изобретательно умеют заметать следы.
Время на проведение операции по ограблению ограничили 30 минутами. За этот короткий период нужно было с начало вырубить двух американцев и уложить в украденную машину, угнать мотоцикл, произвести само ограбление и смыться с места.


     В это время в Москве чередом шли свои события. Борис Моисеевич Луссон успел выступить в концертном зале гостиницы «Россия» в честь погибших на атомной подводной лодке.
Пение для Бориса давно превратилось в хобби оно только от немало его драгоценное время, но в тоже время давало ему ощущение власти, зримой власти над людьми и, как и прежде ласкало его самолюбие. Он был, не  равнодушен к славе, он купался в ней, ему до сих пор не смотря на его возраст, нравились толпы поклонниц, бурные овации в переполненном зале и прочие атрибуты популярности.
В молодые годы он мечтал именно об этом: аплодисменты благодарных зрителей, цветы, тебя знает вся страна. В детстве он жил в шахтёрском городке, где население состояло,   как он считал в основном из дегенеративных личностей. Вечно чумазые, полупьяные, постоянные драки, поножовщина то есть полный набор упадка и разложения общества. Вокруг жили в основном русские, хохлы и прочие славяне, а он был для них жидом. Пацаны его не любили, часто били, но он втёрся в их компанию. Он научился для этого смачно материться, помаленьку подворовывал в месте с ними, но так по мелочи; то пьяного обдерут, то киоск обчистят, но все эти проказы с ходили с рук. Его ни где не поймали, но он сам понял, что идёт не туда, а в это время учительница пения в школе обратила на него внимание и, он стал солистом в школьном хоре.


     Голос у него был и с хорошим диапазоном, учительница посоветовала ему попробовать поступить в Москве в Гнесинское училище. Он представил себя в смокинге пред огромной аудиторией и множество прелестных девушек восторженно смотрящих на него. Он забросил своих хулиганистых друзей и занялся подготовкой себя, как будущего певца. Трудолюбие, тщеславие и талант, которым он явно обладал, должны были вывести его из беспросветного мира, в котором он жил.
Ему нравилась еврейская музыка, он уважал оперу за силу голоса исполнителей, но его тошнило от музыки  советских песен. Но человек не может быть талантлив только в чём-то одном, если в нём действительно есть талант, то это обязательно проявиться во многих сферах его деятельности. Боря был хорош и как певец и как артист, если ему хотелось, он мог перевоплотиться в кого угодно. Когда он пел про орлёнка, который был должен лететь выше Солнца, то он превращался в этого орлёнка. Но хороший психолог со стороны зрителей мог разглядеть, что в душе Боря подсмеивается, над этим орлёнком и это был второй основной пласт его души. В песни он вкладывал себя поверхностно, особо не переживая за тех героев, которых изображал, а больше следил за правильным выведением нот и в точности, следуя за аккомпанементом. Его голос хорошо ложился на исполнение советских патриотических песен, начальству это нравилось, но уж больно мало они платили исполнителю. Зарабатывать больше денег можно было на эстраде, там даже в советское время крутились не малые деньги. И Борис, проучившись, несколько курсов в Гнесинском училище бросил его и без сожаления пошёл чесать просторы СССР. Его популярность мгновенно распространилась по всей стране, часто по телевидению и по радио звучали песни в его исполнении.


     К нему пришла народная слава, и он удовлетворил своё тщеславие: овации, цветы, поклонницы и узнавание на улицах - всё стало явью. Но Боря был не просто Боря, а Моисеевичем и поэтому, если его просили за небольшие деньги спеть на торжественных вечерах по случаю проведения то Дня милиции, то в КГБ, то он соглашался. Он ясно понимал, что с властью, нужно дружить какая бы она не была, идти против власти? Он что тупой?
В это время власть не ругал только ленивый: широко в народе ходили анекдоты с начало про Никиту, затем про Брежнева. Многие певцы стали записывать песни на появившееся  массово в то время магнитофоны, которые официально не передавались по радио или на ТВ и не исполнялись с эстрады, а в домашних  фонотеках они приобретали всеобщую действительно народную любовь.
Боря в таких поступках замечен не был. Он пел в основном про любовь, про простых девчонок и парней это тоже нравилось многим особо не притязательным слушателям, и ему этого было достаточно. Он избегал десиденских знакомств и компаний, хотя его часто просили оказать всякого рода услуги или на прямую, предлагали петь остро политические песни. Нет, Борис Моисеевич понимал всю опасность этого и не хотел действительно народной любви.


     Если честно, то он этот народ презирал и ненавидел. Для себя он считал, что в  своей основе это быдло и его предназначение «пахать», а жрать только то, что ему позволят. Он считал, что служить должны ему и таким как он, что они и есть высшая каста избранных богом или другими высшими силами.
Его успех возник не с пустого места, он знал, что его тащат наверх, и помогают во всём очень влиятельные просто все сильные люди, но кто именно, он в точности не знал. От них приходили «посланцы», простые исполнители, но то, что они знали, что могли, сделать и что делали, всё исполнялось, в точности как они предсказывали или обещали. Неприметные события, которые с нами происходят по жизни некоторые, из которых мы стараемся по скорее забыть, но   это не удаётся. А если то, что вы тщательно скрывали вдруг всплывает снова да ещё оказывается известным совершенно посторонним, лицам может выбить из колеи любого.


     В то хулиганское время, когда Боря пытался, завоевать авторитет у друзей пацанов приключилась с ним не хорошая история. Он участвовал в изнасиловании одной молоденькой девчонки. Эта девчонка от стыда и от, без исходности покончила с собой наглотавшись таблеток и её врачи не смогли спасти. Тяжёлым камнем этот груз лежал на сердце Бориса, но время шло, и он потихоньку оттодвинув воспоминания о случившемся в дальний угол своей памяти, стал забывать эту историю. Милиция немного покопалась в этом деле, но факт самоубийства был бесспорным, всё понемногу улеглось, а заведённое дело закрыли. Расследовал это дело следователь Коган, и он скрыл от следствия предсмертную записку этой девушки. В этой записке назывались имена насильников, в том числе и Борис Луссон, которого эта девушка случайно знала. Кроме того, на месте изнасилования обнаружили нож с отпечатками пальцев Бориса. Следователь нашёл и подъельников,  расколол их, составил протокол, пацанов потом поймали, но осудили за другое дело, и пошли они по этапам. А про изнасилование Коган материал приберёг до других времён.


     По прошествии многих лет, когда Луссон гастролировал среди наших частей в Афганистане, ему предложили среди концертного реквизита спрятать и провести партию наркотиков. Одним из самых весомых аргументов ему представили, неопровержимые факты давно казалось забытого дела об изнасиловании и  доказательства его вины. Тогда Бориса это просто срубило он поражался это же надо было столько времени молчать, хранить материал, потом в самый подходящий для кого-то момент сунуть его носом в дерьмо. Кроме фактов  обличающих его в изнасиловании, ему ещё представили многое из его жизни. Оказывается, его тайно снимали с чужими, голыми женщинами, были даже снимки с позорными кадрами, когда он студентом занимался в душе онанизмом. Он понял, что за ним всю жизнь следили и сейчас держат на крючке, а кто за всем этим стоит, он мог только догадываться. Правда он понимал, что ему в жизни кто-то помогает, списать все эти факты на везение и случайность было трудно. А теперь он явно знал, что ему помогали продвигаться по жизни и одновременно следили за ним с определённой целью, что бы потом заставить на них работать. Его ни во что особо тайное не посвящали, но потихоньку втянули в транспортировку наркоты.


     Надо отметить, что Боря был умён и из простого курьера вскоре сделался организатором всего цикла по деланию денег на наркоте. С этой целью он завербовал несколько офицеров служивших в то время в Афганистане и предложил им заняться доставкой наркотиков. Дело расширялось, объёмы увеличивались, и увеличивался его гонорар, он быстро богател по настоящему и даже умудрился, завести счёт в швейцарском банке. Его тайные покровители были им довольны, указания от них он получал то в виде устного распоряжения от разных и постоянно меняющихся лиц, то условным языком по телефону. Иногда более обстоятельно с ним разговаривали на какой-нибудь квартире,  куда обычно везли с завязанными глазами и, разговор вёлся через плотную ткань.
Борис терялся в догадках, что это за люди и какую организацию они представляют и, само собой пришёл к выводу, что служит жидомассонскому ордену. Те люди, с которыми он тайно общался, вернее сказать их голоса из-за занавески, хотя и были разные, но имели характерное еврейское звучание.


     Уже во времена правления Ельцина, когда один за другим шёл отстрел богатых людей евреев среди них не было и, он понял, что за свою жизнь ему беспокоиться не чего, хотя охрану имел из высоко профессиональных сотрудников. Постепенно год за годом он приближался к высокой ступеньки тайной власти и, в конце концов, стал единственным хозяином торговли наркотой в Москве, и ему было поручено, такое состояние дел сохранять.
Львиную доля денег от доходов торговли наркотой он переправлял во всевозможные официальные в основном оффшорные фирмы, схема сокрытия истинных источников финансов и способ «отмывания» денег были тщательно продуманы. Но то, что ему оставалось от этого «пирога» делало его богатейшим человеком в России.
Борис Моисевич был умным человеком и давно догадался, по какой схеме формируют рекрутов в тайный орден. В общих чертах всё выглядело так, сначала присматривались к молодым талантливым подросткам, потом организовывали за ними слежку и старались откопать на того побольше «чернухи».


     В случаи, если кандидат соответствовал, своему предназначению  ему помогали, делать карьеру устраивали в такое место работы или место деятельности, где легко можно было бы пробиться в руководители или играть ведущую роль, например в шоу бизнесе. На всех этапах роста карьеры или творческого успеха кандидату тайно и не посвящая, того в детали помогали. Затем, когда возникала, необходимость в этом человеке его вербовали, ему предлагали такие условия, что отказать он просто не мог.
Наверняка и число вербовщиков, и число вербуемых было велико, иногда Борис пытался догадаться, кто из влиятельных в стране людей входит в число ордена, и понимал, что это многие тысячи, но кто они конкретно сказать не  мог, хотя уже сам считался одним из самых сильных «серых кардиналов» современной России.
Общее руководство орденом шло из-за заграницы, и он часто поражался знанию и дальновидности планов действий невидимых стратегов.


    К примеру, кто-то сознательно разработал план разрушения лёгкой промышленности в России, где в основном работали женщины, и в результате они остались без работы, и пошла, гулять проституция. Значит, была сознательно поставлена задача разрушить генофонд нации, а в результате те земли, громадные жизненные пространства, что случайно заняли славяне, нужно освободить для более цивилизованны людей.
Другим характерным, обще планетарным признаком, что мы являемся, частью дьявольски разработанного плана Борис Моисеевич считал идею глобализации. На современном этапе истории это была главная, основная и самая тщательно разработанная программа. В век всеобщей массовой компьютеризации появилась возможность сделать мир полностью управляемым и подвластным  глобальной слежке за каждым отдельным человеком. Моисеевич представил себе что будет, когда всё население земли будет иметь вместо денег пластиковые карточки со своим индивидуальным номером. Всё что человек заработал или имел в накоплениях находится на этом счёте, с этого же счёта-карточки списываются его затраты и все под колпаком. Наличные деньги будут, уничтожены вместо них будут пластиковые карточки. Что бы вы ни купили, где бы вы ни расплатились, это будет легко узнать и контролировать. По этой чертовой карточке вас вычислят где бы вы не находились в любой стране в любой точке мира и ни где не скроешься от не видимого ока. Кто будет держать в руках эту информацию тому и будет принадлежать власть.


     В этом же стратегическом центре просчитали, что уже сейчас людей на Земле слишком много, а оптимальное количество населения  миллиард и это будет золотой миллиард вот поставленная цель всей современной политики тайного центра абсолютной власти, которая ассоциируется с властью сатаны.
На первом этапе всеми доступными и не доступными средствами сначала остановить рост населения, а затем его уменьшить до указанного предела. В основе этого жуткого плана был заложен анализ всех существующих природных ресурсов Земли. Очень важную роль для комфортного существования тех, кто войдёт в золотой миллиард будет сохранение в первозданном виде природы отсюда цель борьба за экологию. Следствием этой борьбы уже явились многочисленные партии зелёных, создание и финансовая поддержка организации Гринписс и Фонда диких животных, а также других всевозможных фондов, где стараются делать вид, что они благородно и безвозмездно стараются сохранить природу.

 
     Ни надо войн можно тихо и достаточно быстро уничтожить такое же количество врага вирусом СПИДОМ. Увлечь молодёжь наркотиками, развратить сексом и создать им условия для уничтожения друг друга. В подтверждение своей правильной догадке Моисеевич мог бы привести тысячи примеров достаточно посмотреть, чем торгуют киоски печати, там все стеллажи завалены макулатурой с голыми бабами, многочисленными трупами и бандитскими мордами.
В России на её бескрайних просторах находятся нужные многочисленные ресурсы, поэтому с целью их сохранения всё для того же золотого миллиарда надо потихоньку уничтожить тех, кому они просто ни к чему кто исторически случайно оказался здесь.
Для того же, чтобы воспитывать, запрограммировать и задать направление движения, чтобы это направление оперативно корректировать за бугром создали структуры «мозговые тресты». В США одна из этих структур называется «Проект ВВС» в КГБ ее именовали «Академией смерти». Перед этой структурой поставлена стратегическая задача – искать решение завтрашних проблем уже сегодня. Теория вопроса детально проработана и просчитана до мелочей для руководства представлен документ, носящий название «Мандат на лидерство». Первая часть поставленной задачи уничтожить СССР с блестящим успехом уже выполнена, далее последует разделение России на ряд карликовых государств с помощью локальных войн. Основной развал пройдет по границе разделяющей мусульманские анклавы и территории заселенные православными.



     Немного приустав от философствования, Моисеевич переключился на свои собственные проблемы.
Он уже знал, о провале операции по уничтожению завода в Колумбии его это взбесило, и он стал придумывать новый план по предотвращению проникновения колумбийского героина в Москву. Владимир Иванович в его глазах пал в немилость, неудачников Луссон не любил и ни кому два подряд провала не прощал. Но что удивительно именно провал операции продлевал тому жизнь, ему поручили зачистить все следы тех, кто был в ней задействован, а это означало одно ликвидацию. Самому же Владимиру Ивановичу продлевалась жизнь до того момента, когда он доложит о сокрытии всех следов провалившейся операции. Так несколько неожиданно жизнь Владимира Ивановича  и группы бойцов переплелись.


     Владимир Иванович со своей стороны стал готовиться к тихому уничтожению Луссона, пока в его голове рождалась общая схема. Он чутьём разведчика понял, что их совместная, плодотворная работа с Луссоном закончилась. Он был очень хорошим разведчиком, а знание психологии основа для выживания, нужно уметь на много ходов предвидеть мотивацию поступков противника. Вот такой змеиный клубок интриг завертелся в Москве.
Где крутятся громадные деньги, и делится власть, там не бывает затишья, нужно всегда быть готовым к борьбе.


     Владимир Иванович вернувшись в управление, издал приказ о проведении тотальной проверки всех морских рыбацких  и транспортных судов прибывающих из-за заграницы в период он прибавил к дате срыва операции  15 дней и растянул срок проверки на месяц. В приказе особо выделялось то, что нужно тщательно проверять суда на предмет наличия посторонних укрывающихся лиц. В случаи их обнаружения открывать огонь на поражение в случаи добровольной сдачи отправлять в отдел ФСБ руководителем, которого он являлся. Издавая, этот приказ он понимал, что времена Берии давно прошли и ФСБ это хоть и дитя КГБ, но дитя не талантливое, распустившееся, что его приказ переврут и выполнять будут спустя рукава, единственное в чём он был уверен, что если вдруг кого найдут, то точно пристрелят так безопасней и меньше хлопот.
Для Луссона он стал готовить красивый по форме и зловещий по содержанию акт ликвидации. Выглядеть всё должно было так: на концерте Луссону вручает букет красивая девушка, в букет вложено письмо в конверте, якобы с любовным посланием, а там находится порошок со спорами сибирской язвы. Именно эта отрава была рассчитана на папараци, сейчас эта зараза у всех на слуху, народ будет думать, что в Москву проникли сторонники Бен Ладана и таким варварским способом уничтожили любимого певца.


     Роль девушки должна была исполнить проститутка, выбор из их числа был громадным, но она не должна была ни чего знать. После исполнения акции её должны были ликвидировать, кто будет искать проститутку без роду, без племени. Срок исполнения операции был назначен на ближайшее время, в период любого массового концерта с участием Луссона. Единственное условие, которым должна была обладать отравительница, она должна была походить на тысячи крашеных блондинок без легко узнаваемых примет.


     В далёкой от Москвы Картахене примерно в это же время происходило следующее, Игорь Котов, Вдовин и Татаринов собирались съездить к месту хранения оружия и привезти часть его в город. Они наметили взять два акваланга и полные комплекты снаряжения и оружия для подводных бойцов, пять мин с усиленным зарядом из пластида, шашки с усыпляющим газом  и другое необходимое оружие. Остальные члены группы до вечера должны были отдыхать и готовиться кто морально, кто физически или просто отоспаться.
На межгородском автобусе наша троица отправилась в путь  к месту, где было спрятано оружие и другое снаряжение. Не доезжая, приблизительно трёх километров до нужного места они сошли, с автобуса изображая из себя любителей природы. Это оставшееся расстояние они с лёгкостью преодолели сквозь не очень густые джунгли.  Они обратили внимание, что растительность джунглей буйная и красивая с виду во многом уступает по разнообразию нашей дальневосточной тайге. Стволы деревьев в джунглях больше напоминали гигантские стебли трав в большинстве покрытых колючками, и их кроны почти не давали тени. Кокосовые орехи содержали молоко по вкусу больше напоминающее просто чуть сладковатую воду.
Наши натуралисты осторожно подошли к месту, где было спрятано оружие. Все расставленные ими незаметные «сторожа» были, в сохранности значит, вблизи этого места ни кто не проходил. Они достали из ямы всё необходимое и уложили в заранее приготовленные объёмные баулы. Теперь предстояло всё это доставить со всеми предосторожностями  в город.


     До десяти часов вечера они всей группой отдыхали, так как предстояло одновременно провести две операции. Больше всего мужики переживали за двух лейтенантов, которым нужно было, идти минировать авианосец, но у тех был, приподнятый дух они из всей группы действительно должны были, выполнить то к чему их так старательно готовили и в случаи успеха обеспечивали для всех алиби по возращении домой. Уже всё было обговорено, проверено и перепроверено и выложены для обсуждения все сведения об авианосце и подводной лодке сопровождения. А лейтенанты спали крепко, и это был, хороший признак, они пойдут в бой отдохнувшими и смогут выполнить на полную катушку и выйти с достоинством из любой смертельной ситуации и победить. Они спали, надев на тело новенькие майки-тельняшки, такова была традиция, перед смертельной схваткой одевать тельняшку. Нарушая, все приказы и инструкции они, всегда уходя на задание, брали, запаянные в толстый полиэтилен тельняшки и доставали, их только в случаи смертельной опасности это роднило их со всеми моряками российского флота.


     Но замысел намеченной операции был, очень рискованным по правилам проведение столь масштабной акции  могло быть санкционировано командованием только в случае прямой угрозы авианосца нашей территории, но в данной ситуации это в расчёт не принималось вся ответственность за успех или провал ложилась на Котова, как командира группы. Разведчикам очень хотелось проверить свои силы в реальном бою не на макетах и учениях с условным противником, а с действительным  хорошо подготовленным врагом. Такое за всё время службы удаётся далеко не каждому. Авианосец это громадный соблазн и упустить такой шанс они не могли. Тем более, что успех операции делал их героями это потом возможно эту операцию занесут в учебники по военной разведке и при анализе найдут у них возможно много ошибок, но минирование авианосца это уже победа равная по успеху сражению с участием многих сил морского флота.


     На акцию по ограблению шли оставшиеся пять человек. Начало её было возложено на Евгения Ураевского это самый тихий и молчаливый член группы, отличался своими парадоксальными предложениями в случаи любой тупиковой ситуации. Он очень хорошо играл в шахматы в своей своеобразной манере и был в поступках и действиях не предсказуем. По чину он был, младшим лейтенантом его недавно перевели из мичманов, но он был не «сундук» наоборот, в нём было больше от интеллектуала, чем  от военного. Он лучше всех знал компьютер, много читал, и было странно, что своей профессией он избрал военную разведку. По разработанному плану акции ему предназначалось шашкой с усыпляющим газом вывести из строя кассирш, забрать деньги и передать их следующему, а самому на мотоцикле скрыться с места ограбления быстро и как можно дальше.
Ограбление прошло, по намеченному плану, единственное что, его нарушило, так это Вдовин получил, травму его укусил за руку негр американец, когда он вырубил того, с первого удара негр сохранил сознание и в этот момент зубами вцепился в палец Александра, от злости Вдовин стукнул его так, что подумал -  убил, но обошлось. Когда они собрались, после ограбления все вместе и при свете фонаря начали, считать украденные деньги оказалось, что они разбогатели на 170  тысяч долларов, это был предел их мечтаний по части денег, рисковали не зря.


     И в этот радостный момент они услышали над заливом приглушённый звук взрыва и у всех внутри, что-то оборвалось. Взрыв мог означать только одно, что наши лейтенанты обнаружены, а значит, шансов уйти живыми, у них нет. Идти к месту событий сейчас было, нельзя они знали, что на всех военных судах сейчас объявлена боевая тревога и все силы брошены на защиту авианосца, а значит можно попасть в лапы военных патрулей или полиции, которую скорей всего то же подключили к этому мероприятию.
Им оставалось только гадать и ждать, но контрольные сроки возвращения лейтенантов неумолимо проходили, а они не возвращались. Гнетущая обстановка нависла над группой они разделив деньги на несколько частей их надёжно спрятали и сами разбрелись по пляжу.


     В утренних выпусках газет они узнали, что прошедшей ночью два террориста пытались проникнуть или заминировать авианосец, но вовремя были обнаружены в момент погони они, что бы ни сдаваться в плен себя подорвали, ведётся расследование, о том, что это могли быть русские, в газетах не было даже намёка.
Вся группа знала, что в план операции по минированию входил и такой вариант, если бойцов обнаруживали, и они не могли уйти от погони то они, одновременно прижавшись к друг, другу должны были себя взорвать. На них было, одето, и они были оснащены и вооружены таким уникальным оружием и приборами, которые имеют гриф сверх секретности. Каждая вещь из их снаряжения была, уникальна, долгие годы ушли на её изобретение, изготовление и сохранение в тайне тех возможностей, которыми она обладали. Целые институты разрабатывали, хитроумные приспособления для ведения диверсионной работы на это тратились годы работы и уходили громадные средства и отдавать это врагу, значит подставить своих товарищей.

     Поэтому в плен разведчик не имеет, права сдаваться он погибал вместе со всем, что на нём находилось, и было, в руках. Вторая причина, по которой нельзя было сдаваться в плен это то, что при современных достижениях психологии и психотерапии не возможно было молчать, как партизан. В наше время любого наколи нужными психотропными препаратами, воздействуй на мозг, сигналами подавляя, волю и узнаешь даже то, что человек сам давно забыл. Поэтому ни при каких обстоятельствах в плен не сдавались туда, мог попасть только трус, предатель или случайный человек.


     Что произошло под водой и как вели себя лейтенанты Игорь Котов узнал через много лет спустя. Наш агент работавший, в ЦРУ нашел секретные материалы, где описывались события той ночи, момент нападения террористов на авианосец их преследование и самоуничтожение. По докладу выходило, что бойцов обнаружили в 200 метрах от авианосца на эхолоте пеленгаторе бокового обзора с подводной лодки. Через считанные минуты наших бойцов окружили сетью и более сотни морских американских «котиков» готовы были к схватке. Они не дали ни единой возможности нашим ребятам скрыться, поняв это, парни обнялись и, произошёл взрыв в результате ударной волной пятеро «котиков» от разрыва сосудов то же погибли. Тщательное расследование и сбор со дна всего материала после взрыва толком ни чего не дал. На оружии, которое было полностью уничтожено и представляло из себя обломки не нашли клейма изготовителя и анализ показал, что такое оружие ни кто в мире не производит или о нём ни чего не известно. По человеческим остаткам, не смогли определить, к какой национальности они относятся. Единственное, что узнали так это то, что террористы были молодыми людьми возраста приблизительно до 25 лет, европейцы, белые. Рассматривалась версия, что это могли быть русские, но подтверждения она не нашла. После расследования и изучения всех обстоятельств дело было сдано в архив ЦРУ.


    По прошествии многих лет, проводя учебные занятия в школе подводных бойцов, Игорь рассматривал все сильные и слабые стороны этой операции. Но главным итогом под чем он проводил черту, было то, что лейтенанты смогли заминировать авианосец, правда, ценой своей жизни. Он и сейчас этот авианосец был заминирован и в случаи надобности пошёл бы на дно, если в этом возникнет необходимость. Лейтенантов посмертно наградили, присвоив им звания героев России. Ценой своей жизни они дали возможность остальным участникам своей группы с честью вернуться домой на Родину. Когда высшее командование узнало, о факте минирования авианосца это было расценено,  как маленькая победа нашей разведки. В отчётах, было представлено всё так, что это хорошо подготовленная глубоко законспирированная операция ГРУ и ФСБ имела целью проведения боевого учения, но с реальными результатами.


    Гибель боевых товарищей не позволила, Игорю Котову добровольно покинуть флот он понял, что давал клятву не власти, а народу пусть это было высокопарно, но после гибели двух своих лейтенантов, он уже не мог оставить службу. Ход его рассуждений был примерно таким, если все достойные мужики начнут покидать армию и флот тогда, что останется и на кого можно будет положиться в трудную минуту. Мстить за смерть лейтенантов было некому и не за что, они погибли в открытом, честном бою. Игорь считал, что он обязан служить, так что бы ему потом на высшем суде не было стыдно.


     Про ограбление тоже писали в тех же самых газетах, многое для полиции было не понятно. Метод и почерк ограбления был для них необычным, они с начало пошли по ложному следу, думая, что это сделали военные моряки американцы, но кто тогда ограбил этих американцев и факты говорили о том, что всё таки это были не они. В результате следствие зашло в тупик.
На полученные после ограбления деньги были закуплены продукты в основном в вакуумной упаковке и консервы, канистры под воду и надувные матрасы это для тех двоих, что должны были пробираться на Родину в трюме судна.
Игорь решил, что отдаст девчонкам по 5000 долларов за информацию, которую они насобирают для них, а на самом деле он хотел просто возместить то унижение, о котором молчал, когда гулял на деньги проституток. После гибели парней, ни о каких «шурах-мурах» и речи не могло идти, он понимал, что его наказывает судьба, он уже жалел, что сам не пошёл на минирование, а поручил это двум «салажатам», но таковыми они конечно не были. Всегда кажется, что если бы пошёл сам, всё было бы по-другому. Иногда легче сделать самому, чем послать с риском для жизни другого и потом себя корить за смерть подчинённых тебе людей.


     Игорь Котов и Александр Вдовин пошли на встречу с девушками, но на свидание пришла одна Настя, а Аня не смогла у неё срочная работа. Какая работа была, у Ани они хорошо знали, видать попался неутомимый и богатенький клиент. Настя, так хотела сделать что-то полезное Игорю, что старательно разведала почти всё про яхты и их хозяев, конечно в пределах своих возможностей. Можно сказать, что она отработала те 10 тысяч   долларов, которые ей  Игорь сунул в пачке обмотанной газетой со словами , что это ей и Ане пусть поделят сами поровну.


     Настя  как любая любящая женщина почувствовала, что это их возможно последнее свидание. Она ни на миг не выпускала из своей руки руку Игоря, полученные деньги её не радовали, она даже не поинтересовалась за что и сколько их там, в увесистой пачке. Если бы она знала сумму, которую ей дал Игорь то, возможно, это как-то связала бы с ограблением. Потому, что в городе говорили об этом, что кто-то удачно рванул 170 тысяч долларов, куш для ограбления был не плохой. Но сейчас её занимало только одно, она не хотела терять навсегда Игоря. Вдовин тактично держался от них несколько в стороне, поэтому Настя ни чего не стеснялась, могла всё говорить Игорю. Она тараторила о том, что к Новому году обязательно вернётся, на Родину и будет, в Боровске, она дала свой адрес и почти умоляла Игоря приехать к ней, что она будет ждать.

      Игорь нежно гладил, её руку, ему нравилась Настя и проведённая с ней  ночь обязывала его перед ней. Он не стал открываться перед ней, да и не мог он сделать этого, но по человечески ему было жалко Настю и всех тех девчонок, которых жестокость жизни заставила торговать своим телом. Он ей тихонько намекнул, что тех денег, что у неё сейчас находится в руках хватит, что бы вернуться домой и не с пустыми руками. Она взвесила в руках свёрток и спросила только в какой это валюте, она подумала, что в местной в долларах было бы через, чур, и главное не понятно за что. Игорь попросил её убрать пакет в сумочку. Что бы расставание ни было, таким резким и покинуть её красиво они зашли, в ресторан, выпили пиво с лангустами и, Игорь попрощался с Настей. Сколько мольбы было, в глазах Насти так русские бабы провожают своих мужчин на фронт и в бой. В её глазах стояли слёзы, но она со всех сил сдерживалась, лицо напряглось, она теряла любимого и ни чем не могла его остановить. И только когда Игорь сказал, жди, я приеду к тебе в Боровск, лицо её озарилось лучом надежды. При расставании он купил ей красивый букет из орхидей, а она, уткнувшись лицом в его плечо, тихо всплакнула, но уже от счастья, что есть, кого ждать. В последнею секунду она подарила Игорю такой чувственный поцелуй, что он с трудом смог оторваться от неё.


     Из рассказа Насти они узнали, что для них годятся, три яхты, Настя записала и передала им номера и названия этих яхт. Людей на яхте обычно мало, когда она готовится к выходу в море примерно 5-7 человек, но всё зависит от количества присутствующих гостей. Яхты при выходе в море никого не предупреждают об этом, но на каждой стоит прибор, который постоянно фиксирует её место нахождения. Владельцы яхт это очень состоятельные люди, но если яхта стоит у причала в городе, то значит, хозяин не столь богат, так как очень богатые содержат свои яхты непосредственно у своих вил. Яхта может плыть, куда ей вздумается, а в каждой стране свои правила оформления подхода в порт. Обычно для этого капитан по телефону даёт запрос в службу порта, представляет судно, оплачивает заранее стоянку в порту и заказанное топливо, воду и другое снабжение. На яхтах обычно находится трое профессиональных моряков, которых нанимают на работу, один исполняет должность капитана, другой механика и матрос. Но бывает, что нанимают, одного капитана он же исполняет обязанности механика, а за матроса сам хозяин яхты, если он яхтсмен и ему нравится самому участвовать в обслуживании и управлении яхтой, а не просто лежать во время рейса в шезлонге. Вот такую исчерпывающую информацию передала им Настя, за что Игорь был ей очень благодарен.


     Недооценил, Владимир Иванович возможности Луссона и организации, которой тот служил. К нему давно был приставлен помощник, которого элементарно купили, правда, за очень большие деньги, прав был Мюллер -  шеф немецкого гестапо, верить нельзя никому.
Первый заместитель Эдуард Волошин давно был на крючке у жидамасонов ему, так же как и Луссону помогали делать успешную карьеру и собирали на него компрометирующий материал, но главное ему постоянно выдавали приличные суммы денег авансом и тот привык брать, жаден был до денег, хотя старательно это скрывал от сослуживцев. Его давно готовили на замену Владимиру Ивановичу а, повязав организацией убийства своего шефа, делали ручным.
Пока Владимир Иванович проводил, подготовку к акции по ликвидации Луссона ему самому был вынесен смертельный приговор. Такое впечатление, что у нас сейчас наёмных убийц больше, чем порядочных людей. Придумали им дурацкое название – киллер, в место убийца, душегуб отменили смертную казнь и гуляй губерния берутся убивать за 100 долларов и выше предела нет, но ужасает минимальный порог человеческой жизни. И что наиболее странно, почти ни кого не находят, среди тех, кто убивает.


     Владимир Иванович вышел из дома, и только удобно расположился на заднем сидении Мерседеса, как прозвучал взрыв не оставивший ни каких шансов остаться в живых. Прохожие шарахнулись в стороны, оглянулись и, каждый поспешил, по своим делам в Москве привыкли, когда кого-то убивают посреди белого дня и, ни кто не хотел попадать в свидетели.
Волошин подобрал, убийцу среди уже сидевшего контингента Лефортовской тюрьмы его вызвали, яко бы на допрос провели убедительную беседу, тому было всё равно 5 или 10 человек он возьмёт на себя. Оплатой за убийство тому предложили послабление в режиме на зоне, куда он должен был скоро отправить после суда. Отказаться тот то же не мог, его просто убили бы, инсценировав попытку к бегству. Так что убийство полковника ФСБ обошлось почти за даром.
Старания Волошина оплатили должностью начальника внешней разведки в Латинских странах.


     Луссон первым узнал о скончании Владимира Ивановича, он даже выпил полную рюмку за упокой его души, он прекрасно понимал, что все мы смертны, вопрос только времени и кто раньше, кто позже, но все там будем. Он не имел личных неприязненных отношений к убитому, наоборот уважал того, за знания умение работать да и привык просто к нему за долгие годы совместной деятельности. Он поехал, в синагогу простоял там целый час, молясь за отпущение грехов и, прося  о помощи во всех своих делах, успокоение не пришло, хотя обычно после посещения синагоги на него находило умиротворение от мирской суеты.  Он поехал в шикарный бордель, находящийся на Арбате, взял двух молодых потаскух и, только с ними выпив не привычно большую дозу, почувствовал расслабление. Девочки молоденькие лет по шестнадцать старались во всю, что бы удовлетворить именитого и богатого клиента. Насытившись, как кот молодыми страстными телами и подарив, каждой за полученное удовольствие по 500 долларов Луссон поехал за город в Рублёвку, в свою неприступную крепость. Он пролетал через Москву на запрещающие знаки светофора, у него на машине давно была установлена мигалка, постовые отдавали ему честь, а случайные прохожие едва успевали увернуться от несущегося Мерседеса. Постные, кислые, помятые рожи убого одетые вечно снующие, как он их презирал, оделись в китайские шмотки и жрут эти поганые пирожки, за чем они существуют? Задал сам себе вопрос Луссон, таких не жалко продолжал он рассуждать, что они бездарно тратят то, что по праву сильного принадлежит его народу богом избранному народу. Его не мучили угрызения совести по поводу того, что он приложил не мало усилия, для уничтожения этого народа поставляя ему наркоту, быдло заслужило то, что заслужило.


     Единственное, что он любил у русских, так это их красивых молоденьких девочек, ему всегда было удивительно и не понятно, откуда они берутся и как быстро старится и угасает их красота. Его бывшая популярная в народе жена актриса до такой степени стянула подтяжками свою рожу, что глаза у неё полностью не закрываются. Он вспомнил приятных девчонок, которых только что имел и порадовался тому, что ещё способен их удовлетворять, хотя конечно они умело, изобразили псевдо оргазм, но сделали это вполне профессионально и потешили самолюбие клиента.


     Но решение главной проблемы – чеченцы, которых, если честно он боялся, оставалась под вопросом, и начинать всё нужно было с нуля.
А боятся, было, кого авторитетный чеченец Хож-Ахмед Нухаев был не ординарной личностью. С внешностью благородного князя: утончённые черты лица, красиво уложенные волосы чуть тронутые сединой, холеная бородка, умный пронзительный взгляд, за которым скрывалась звериная жестокость, стройное подтянутое тело один его вид внушал уважение и страх. Большую часть чеченцев, проживающих, в Москве и  занятых криминалом подчинялись ему беспрекословно и готовы были выполнить любой его приказ.


     Вечер в Картахене проходил грустно, до боли было жалко погибших лейтенантов, жалко было расставаться с Вдовиным и Татарниковым, которые завтра пойдут записываться в иностранный легион. Конечно, пили, пили водку «Смирнов» и закусывали бананами в жару пить водку противно, но такие мы уж русские в радости и в горе без водки ни как.
Остатки группы Игоря Ураевский и Дьяков завтра пойдут на захват и угон яхты, а там как повезёт, дней через десять должны попасть домой. Спали тревожно, но сильные организмы и тренировки на стресс сделали своё дело, в объятиях Морфея были все кроме часового.
Солнечное утро подъём, короткий, но быстрый заплыв в море, сбросил остатки сна, они были готовы к борьбе, трудностям к любым опасностям и тяжело придётся тому, кто окажется у них на пути. Лёгкие, поджарые с рельефной мускулатурой, которая особенно красиво выглядела, под их загорелой до цвета бронзы кожи они были, сродни крупным хищникам.
Всё уже было оговорено с вечера, поэтому без лишних слов обнявшись, и попрощавшись, с товарищами Вдовиным и Татарниковым они пошли в разные стороны, каждый выбрал свой путь.


     Через час Игорь с товарищами уже был в районе, где находились причалы с яхтами. Народ ещё в большинстве спал, было мирное, тихое утро без облачка и только лёгкий бриз ласково обдувал кожу. Момент был, очень удачный навряд ли кто думал, о своей безопасности они выбрали самую быстроходную яхту под № 1298. Проходя, мимо неё они не уловили своим напряжённым слухом не единого шевеления на яхте. Резко перебросив, свои тела через легкие, но прочные поручни они оказались, на яхте в кубрике спал пожилой господин. Они быстро его упаковали, заклеив рот кляпом и крепко связав, проверили все остальные помещения на яхте. Затем вернулись к поражённому создавшейся ситуацией господину и провели  с ним экспресс допрос. Из которого выяснилось, что яхта находится, в рабочем состоянии у неё есть небольшой запас топлива и продовольствия и ещё есть штормовой запас горючего, а также он сообщил, что сегодня он никого из хозяев не ждёт. Всё складывалось как нельзя удачно. Они уже разобрались с системой управления яхтой и включили дизель на прогрев, через пол часа отдав концы, яхта устремилась в открытый Атлантический океан.


     Они попали, в свою родную стихию в море свободные с оружием втроём они представляли грозную опасность, которую было трудно угадать, если не знаешь, кто они есть. Игорь встал за штурвал двигатель «Меркурий» в 200 лошадиных сил легко нёс яхту, и она стремительно уходила от берегов. Через час берег выглядел голубыми горами, было решено, что они заберут спрятанное оружие и снаряжение а, сейчас сделав отвлекающий маневр и, уйдя, на всякий случай из поля видимости даже локаторов они пошли к месту, где был расположен их тайник. Навигационное оборудование яхты состояло из приборов произведённых японской фирмы «Фуруно». Пеленгатор, эхолот, гирокомпас были сведены в одну общую систему, подключённую к спутниковой аппаратуре определения места. В этом приборе была заложена карта, на которой можно было проложить свой курс, и сразу выдавался расчёт времени с заданной скоростью. Основные навигационные приборы были снабжены цветными мониторами, на которых легко читалась, необходимая информация на эхолоте прописывались кроме глубин случайные косяки рыб и планктона. Радиосвязь была заключена в небольшого размера футляр, по ней зная код можно было в телефонном режиме звонить в любую точку мира так, и тянула рука набрать номер телефона дома во Владике. Делать этого категорически было, нельзя этот разговор моментально засекут и тут же вычислят их координаты. Средства связи, сближая, нас в то же время делают весь мир прозрачным для спецслужб и легко контролируемым.


     Они провели ревизию запасов: воды, топлива и продуктов всего было понемногу, но больше всего на яхте оказалось пива и выпивки, судя по всему, хозяин яхты вёл жизнь жигала-плейбоя. Ошарашенный капитан яхты потихоньку приходил, в себя страх за свою жизнь у него стал проходить, было видно, что он знающий капитан по шуму мотора и звуку воды за бортом он приблизительно определил, куда они идут и насколько удалились от Картахены. Его мало волновала судьба яхты, она была застрахована, а вот собственная жизнь ему была не равнодушна. Он ничего не понял, что за люди захватили яхту, на бандитов они походили меньше всего, а то, как быстро разобрались с управлением яхты, говорило, что они моряки это его немного успокоило. Он начал догадываться, что это русские, так как между собой они говорили на этом языке про русских он знал очень мало и то по книге Достоевского «Идиот», которую случайно прочитал в юности.


     Игорь, передав, управление яхты в руки Ураевского спустился в кубрик, что бы подробно допросить капитана. Его, прежде всего, интересовало следующее: как скоро обнаружится, что яхты нет на месте. Какими средствами и, каким путём её будут искать, где им взять топлива и воду и на сколько хватит того, что у них есть, как долго они будут идти к берегам Европы или Африки и ещё ряд второстепенных вопросов. Капитан отвечал толково, не хитря и не вводя в заблуждение, было видно, что всеми силами он хочет быть полезным и таким образом сохранить себе жизнь. Игорь успокоил капитана, которого как, оказалось, зовут Дон Педро в испано-язычных странах это имя равносильно нашему Ивану. Он пообещал, что если Дон будет вести себя правильно, они сохранят ему жизнь и вернут ему яхту в целости. Просто им нужно попасть в одно место, а лучше всего это сделать на этой яхте он предложил капитану выпить, тот выбрал текилу, они выпили, и между ними наступило краткое, но взаимопонимание, Игорь прикурил сигару и, не развязывая, рук капитану помог тому её выкурить.


     Капитан после выпитого расслабился, у него потихоньку стал развязываться язык. Игорь не мешал ему, понимая, что после стресса человеку необходимо успокоиться, а лучшее средство живое общение.
- Мы (колумбийцы) веселые, религиозные, патриотичные, работящие. Любим женщин, футбол. Любим, наслаждаться жизнью. У нас уже 70 лет война, а мы не согнулись, потому что работаем и молимся. Бог наградил нас лучшей землей и двумя морями, у нас круглый год солнце. Мы надеемся, что создадим большую, сильную страну, когда у нас будет мир. Бог дал нам чуточку больше, чем другим. И мы иногда беспокоимся, почему он это сделал.
Мы говорим по-испански. Немецкий - для войны, французский - для дипломатии, английский – для бизнеса, а испанский – чтобы разговаривать с Богом и женщинами…. В конце разговора он произнес не понятную для Игоря фразу, а потом сам объяснил ее значение
- Palabra de gallero (это означает «слово владельца петуха») - в Колумбии часто проходят петушиные бои. И если владелец петуха дает слово, он его никогда не нарушит.


    Из допроса Игорь выяснил следующее, что топлива им хватит только на сутки ходу с крейсерской скоростью, не считая той экономии горючего которую можно получить, двигаясь под парусами. Но для уверенного движения под парусом им лучше спустится в зону северных Пассатных ветров. Оставив, капитана под присмотром Дьякова, Игорь поднялся на мостик. Он быстро произвёл расчеты, сколько времени у них уйдёт на  движение в сторону пассатных ветров. С использованием штормового запаса топлива им хватало только, только придётся рисковать и рассчитывать на паруса.
Вместе с Ураевским они, поставив управление яхтой на автомат, изучили паруса, которыми была оборудована яхта. Им не составило большого труда разобраться с системой их управления, что они, и сделали, яхта как невеста оделась в белые одежды и полетела ещё быстрее, легко взлетая на гребни пологой зыби, она своим острым форштевнем рассекала изумрудную гладь моря. Чайки устремились, вослед гортанными криками приветствуя такую красавицу. Дельфины, ловя, волну от яхты ныряли под её корпус,  потом устремлялись вперёд легко ее, обгоняя, их обтекаемые тела видны были в прозрачной воде, радость жизни пронизывало все вокруг должно быть оттого, что море есть колыбель всего живого. Душа пела, и хотелось верить, что всё у них получится, тихо только для себя Игорь пропел строки ещё с юности  любимой песни Высоцкого

А у дельфина взрезано пузо винтом
Выстрела в спину не ожидает ни кто
На батарее нету снарядов уже
Надо быстрее на вираже
Но парус порвали, парус каюсь, каюсь, каюсь.

     Они уже приблизились к тому месту, где они ни так давно покинули «Альтамар», спустив, резиновую лодку Ураевский и Дьяков поехали за спрятанным оружием и снаряжением. Игорь с капитаном остались, на яхте. Включенный телевизор передавал то новости, то музыку, то рекламу, но её было меньше чем по нашему телевидению. Капитан потягивал текилу, а Игорь  пиво из холодильника. Из разговора выяснилось, что ещё не давно капитан управлял приличным грузовым судном, но по старости пришлось покинуть капитанский мостик и что бы как-то развлечься даже не ради денег он служит капитаном на яхте.


     Постоянно контролируя обстановку вокруг яхты, Игорь внимательно осмотрелся, поставил локатор на максимальное усиление и дальность судов двигающихся в их направлении не наблюдалось. Но Игорь хорошо знал, что низко сидящие в воде цели локатором улавливаются плохо, поэтому не позволял себе расслабиться и насладиться окружающей курортной обстановкой. Ему неожиданно припомнилась его секретная командировка в Антарктиду, где стужа, ледяной ветер и громады айсбергов являли собой совершенно другой мир, как будто это была другая планета.


     Пять лет назад, когда он ещё ходил в старлеях, его срочно направили в Антарктиду. Дело в том, что наши ученые, работающие, на станции Молодёжной обнаружили в ледяном разломе труп, по всем признакам немецкого офицера ещё времён отечественной войны. Подтверждалась легенда, что немцы на подводных лодках могли сбежать в Антарктиду и здесь спрятать часть награбленных сокровищ.
Не даром Антарктидой интересовался Адольф Гитлер. Во времена нацисткой Германии к ледяному континенту уходили подводные лодки гросс-адмирала Карла Денница с бронзовыми сундуками, набитыми золотовалютными резервами. Говорят, уже во время Второй мировой войны немецкие ученые строили в Антарктиде подземные города, проводили ядерные эксперименты, работали над технологиями будущего. И добились невероятных успехов. Им как будто бы удалось создать Новую Швабию, а также сверхчеловека и сверхоружие, которое «выпрыгивало» из воды и поражало все живое.

     Известно, что в 1938 г. В Антарктиду была снаряжена экспедиция из Германии. Немецкие ученые еще тогда наткнулись на огромные пещеры с теплым воздухом. И остались в Антарктиде. Вскоре исследования были засекречены, и гитлеровцы приступили к строительству города Новая Швабия под кодовым названием «База 211». Началось регулярное сообщение между Антарктидой и Германией. Немцы перегоняли на Южный полюс различную технику, в том числе специальные фрезы для проходки горных выработок.
После войны в архивах СС были обнаружены документы, говорящие о том, что эскадра немецких подводных лодок во время экспедиции к Земле Королевы Мод якобы нашла там цепь пещер с особым микроклиматом.
«Мои подводники обнаружили настоящий земной рай», - сообщал и «фюрер подводных лодок» Карл Денниц.


     Существует теория Полой Земли, которая активно разрабатывалась в Третьем рейхе. Внутри нашей планеты будто бы есть огромные пространства, которые подходят для обитания человека. Попасть в них можно через системы пещер, которые находятся в разных уголках планеты. Один из таких входов в «рай» есть в Антарктиде.
Кроме гигантских субмарин Германия использовала для доставки грузов в Антарктиду и сверхсекретное соединение «Конвой фюрера». В конце войны с этих элитных субмарин было снято военное снаряжение. Они доставляли в Антарктиду контейнеры с ценным грузом. Одна из них «U – 530», 13 апреля 1945 г. Вышла из Киля чтобы доставить в Антарктиду реликвии Третьего рейха и личные вещи Гитлера.

     Игорь входил в состав небольшого отряда состоящего из разных специалистов, которым необходимо было проверить и по возможности отыскать следы спрятанных сокровищ или документов.
На судне, принадлежащем учёным ихтиологам «Профессор Дерюгин» они из Владивостока отправились с начало в город Сингапур, где чудесно отдохнули. Больше всего радости Игорю и его друзьям доставило развлечение на водяных горках. Это большой водный комплекс в который входило купание в бассейне и катание с пластиковых довольно высоких гор по жёлобу которых постоянно стекала вода, что создавало эффект скольжения особенно, если используешь в виде подстилки пластмассовый коврик. Надо сказать, что вода в этом комплексе была морская, проходила глубокую очистку и постоянно менялась так, как в водном лабиринте было существенное течение. Катание на ковриках быстро надоело и не давало ощущение лихости. Тогда соревнуясь, в удали друг, перед другом они начали кататься стоя на ногах, но кроме желоба были ещё и трамплины и, устоять на ногах было довольно сложно. Игорь после нескольких попыток смог таки удержаться  и преодолеть весь путь на ногах.


    Кроме этого развлечения запомнился зоопарк, где были представлены почти все животные и птицы и самое поразительно они содержались так, что не было заметно клеток, даже птицы свободно сидели по деревьям.
Город и сам по себе чудесное создание рук человеческих: удивительно чистый, прямо ухоженный, в деловой части - лес небоскрёбов с зеркальными окнами, в которых отражается и небо, и рядом стоящие небоскрёбы. Экзотика была во всём и велосипедные рикши, конкурирующие с таксистами и татуировки драконов на теле лениво прогуливающихся  или сидящих  на корточках покуривающих молодых, но сильных парней, и завёрнутые в сари индусские женщины, и высокие украшенные на носу драконами деревянные лодки. Город расположен всего в одном градусе широты от экватора, поэтому здесь всегда лето. Малаккский пролив на берегу, которого он вырос, создаёт очень благоприятные для судоходства  и развития экономики условия. Всё это помноженное на кропотливый труд китайцев, а их здесь большинство, хотя они себя с гордостью называют, сингапурцами позволило создать город сказку, город льва, символ которого они воплотили в каменную скульптуру, украшающую набережную возле их парламента.


     Отдохнув три дня в Сингапуре, они отправились в сторону Антарктиды, но прежде им необходимо было преодолеть «ревущие сороковые» судно носом на волну десять дней боролось с громадными 8-10 метровыми волнами. Казалось, конца этому не будет. Корабль бросало, как щепку то нос судна задирался в небо, то корма обнажалась до неприличия, оголяя даже винты, и корабль катился по громадным водяным горам. Весь экипаж с трудом передвигался по судну ели только в сухомятку, так как сварить суп было не возможно все предметы, не привязанные, и не укреплённые летали в свободном падении. Но неожиданно всё стихло, они попали в страну айсбергов, корабль как маленькая игрушка осторожно продвигался, среди их громад  было тихо светило   раза в два большее солнце, чем-то которое мы привыкли наблюдать. Прелестные пингвины с приличной скоростью вылетали из воды  на выступы айсбергов и сразу становились на ноги в своих похожих на смокинги украшениях из перьев. То вдруг вырывался из воды высокий фонтан, потом выплывала, громадная туша кита мелькал хвост и кит погружался на глубину за новой порцией криля, своего любимого лакомства. А в воздухе парили альбатросы размах крыльев, которых превышал два метра они здорово походили на наш сверх звуковой самолёт Ту-144.


     Прибыв, на место к радости всех работающих по целому году учённых они отметили приезд капитальной выпивкой, наслушались бардовских песен и нахохотались, до коликов в животе здесь под куполом Земли собрались удивительные люди, составляющие соль земли русской.
Тщательное расследование показало, что это мог быть метеоролог с немецкой метеостанции, другие версии не подтвердились и, к сожалению ни каких следов сокровищ они так и не нашли, но в тех краях можно было спрятать целый город и найти его будет невозможно.


     Игорь услышал, звук мотора это возвращались, его друзья в бинокль хорошо было видно, что лодка сильно загружена, значит, всё их снаряжение сохранилось в целости. Они быстро перегрузили, всё содержимое лодки на яхту подняли, саму лодку на борт, отдали якорь и рванули в сторону от берега. Сейчас  сам чёрт был, им  не брат оружие давало им уверенность в своих силах,  а молодая горячая кровь требовала не ординарных поступков, они втроём легко могли захватить любое гражданское судно. Может быть, в этих морях сам собой рождается дух пиратства.
Взяв курс на юго-восток, яхта стремительно летела в направлении северных пассатных ветров, что бы с использованием их природной силы, экономя горючее достичь района Африки на востоке. Пассатные ветры, чем хороши, они дуют постоянно и в одном направлении, поэтому для парусного судна это самое удобное место в океане для экономного передвижения.


     Наступила, ночь они по очереди стояли у штурвала, хотя можно было доверить управление яхтой автоматике, но они сейчас не могли переложить ответственность за свои жизни на бездушный автомат. Могло случиться, что угодно, их могли догнать на вертолёте или заметить на самолёте береговой охраны, нужно было, не теряя бдительности постоянно быть начеку. Небо украсилось, звёздами это потрясающее зрелище в южных морях небо как бы ниже располагается к Земле и кажется, что до звёзд рукой подать. Круглая Луна, отбрасывая свет, проложила по глади океана лунную дорогу, ведущую прямо домой. Перед бесконечностью Космоса мельчают наши земные тревоги, и всё становится, суетой разбегающиеся от носа яхты волны слегка плюхали это, был единственный звук, нарушающий ночной покой. На мостике, где они собрались, горели, только экраны мониторов локатора и эхолота, скорость яхты лежала, в пределах 12 узлов по расчётам выходило, что они выйдут к северной оконечности Африки через 10 дней.


     Утро в Жуковке олигархической деревне на Рублевском шоссе в загородной резиденции Луссона наступило с приятного пробуждения. Он любил это место бывшую усадьбу знатного графа. При строительстве своего «замка» Луссон потребовал, от проектировщиков, чтобы они максимально использовали, старинный фундамент и теперь ему было лестно осознавать, что он живёт на том месте, где жили отпрыски знатных дворян. Вокруг дома сохранился, старинный сосновый бор высокие стройные сосны очищали, воздух здесь легко дышалось и ни что не мешало серьёзным размышлениям. Остановить чеченцев уже он не успевает, поэтому надо с ними как-то договариваться, вероятно, придётся их допустить до под Московья, оставив за собой Москву. А вообще он уже устал от такой жизни хотелось просто покоя он его заслужил, а денег ему и его роду хватит на долго. Сейчас среди молодёжи появилось много ястребов жаждущих денег, власти готовых идти, на всё пока не поздно нужно уходить всё равно придётся уступать им своё место и лучше, если это сделать самому. Многие друзья и соратники уже нашли, на покой, на самых престижных кладбищах под художественно выполненными богатыми  надгробиями от чего им не стало легче, а то же казались все сильными. Самые умные среди его знакомых, давно перевели все свои быстро нажитые состояния по за границам. Они имели по несколько гражданств, и даже дипломатические паспорта.

     Для таких ни чего не было страшно, правда, деньги лежащие по заграничным банкам не приносили таких бешеных процентов, которые можно было пока ещё заработать в России. Но кое-кто уже лишился всего, поэтому вероятно пора и мне перебираться или в Лондон, где осели наиболее респектабельные новоявленные нувориши или по ближе к теплу в Израиль, но там неугомонные арабы не дадут покоя. Такие не очень радостные, но спокойные, рассудительные мысли крутились в голове Луссона, пока он принимал лёгкий, но изыскано приготовленный завтрак. Стакан минеральной воды, отборные яблоки, свежайший творог со сметаной и маленькая чашечка арабского кофе.

     После завтрака он прошёлся по аллеям, вдыхая запах цветов и ионизированный воздух среди старинных сосен, дятел, беспрерывно стуча своим клювом, извлекал букашек из под коры деревьев. Здесь было спокойно и ни что не вызывало тревоги и лёгкий хлопок от выстрела ни кто не услышал, но тут же на лбу Луссона образовалось отверстие, а затылок снесло напрочь.
Среди кроны деревьев мелькнула тень, заурчал вдалеке мощный мотор и машина, стремительно набирая скорость, скрылась  ни кем не замеченная. Аллах акбар с такими словами, произнесёнными при спуске курка молодой чеченец, который в своей жизни кроме войны ни чего не видел, но мог стрелять, удивительно метко прикончил Луссона. Дог любимая собака Луссона сидела рядом с поверженным хозяином и скулила она искренне любила этого мерзавца.


     Третий день яхта подхваченная пассатным ветром неслась вперёд скорость с порывами ветра доходила до 16 узлов, туго натянутые паруса ни хлопали и только мачты и такелаж слегка поскрипывали яркое обжигающее солнце не высокие волны и голубое почти прозрачное небо создавали обстановку счастья и радости бытия. Безмерное величие океана вселяло в них уважение к его мощи и осознание хрупкости нашего существования по сравнению с тем, что создал Бог.
Игорь искренне верил в Бога, без рассуждений, без логики подтверждения его существования. Он понимал, что без божьей помощи ни чего хорошего в жизни произойти не может. В тяжелое время народ потянулся в церкви. Ему припомнился случай молодая семья из трех человек отец, жена и сын выходят из церкви. Отец осеняет себя крестом.
-Ты что сделал? Спрашивает пацаненок.
Тот ему ответил и объяснил значение своего ритуала. А Игорю подумалось как хорошо, что мы потянулись к Вере, Церкви, Богу. Раньше в коммунистические времена в воскресенье семья собиралась за столом и, мужик налив рюмку лихо опрокидывали ее в горло. А за столом маленький сын и, не задумываясь, глядит на папку и, подрастая, также лихо будет опрокидывать все тот же стопарь. В церкви все заставляет человека делать благородно, честно и красиво.


     Тогда в Антарктиде они с пилотом вертолёта совершали разведывательный полёт над морем. Погода в этот день стояла, безветренная и ни что не предвещало угрозы. Но характер Антарктиды коварен, под вечер, когда они уже собирались возвращаться на судно, с берегов сорвался местный, так называемый стоковый ветер, ураганной силы. Игорь сразу заметил усиление ветра по белым «барашкам», покрывшим всю поверхность моря. Потом он обратил внимание на то, что при указаниях прибора скорость их полёта составляла 200 км в час, а на самом деле они едва продвигались вперёд, так, как висели у одного и того же айсберга. Солнце уже находилось, у кромки горизонта и в любую секунду готово было скрыться, тогда бы наступила кромешная тьма. В создавшейся ситуации выхода было три: лететь на берег, но он далеко, обрывистый и продержаться они без тепла не долго, сесть на столообразный айсберг, но тогда их в месте с вертолётом может сдуть в море. Выход из данного положения нашёл капитан судна, он с начало спросил их по рации, с какой стороны от них солнце, а потом с максимально возможной скоростью рванул в их сторону. За несколько минут до того как скрылось солнце, они плюхнулись на корму судна едва не снеся его трубу, объятия друзей и много, много выпитого спирта помогло прийти в себя.


     Дома осталась, жена Любаша она в это время носила, под сердцем их дочь и Бог не позволил Дьяволу лишить жену и не родившуюся дочь их мужа и отца. В его жизни было ещё много разных случаев, когда он понимал, что только ангел хранитель берёг его от гибели а, сколько совсем не заметных событий, которые произойди они, лишат нас здоровья, а то и жизни проходят совсем нами не замеченными. Уже взрослым попав, на Родину отца в старинный русский не большой, городок, где церквей до революции было, больше двух десятков он пришёл к решению покрестится. В бывшей часовне над ним совершилось таинство крещения и с тех пор в нём начало развиваться спавшая душа. Нельзя сказать, что он совсем перестал грешить, жить в миру и не грешить почти не возможно, но он стал испытывать сильное чувство стыда, если считал, что поступает не по совести.
Он ни когда не спорил, если кто кто-то начинал утверждать, что Бога нет, к чему? Если человек не хочет верить его убеждать не надо это должно прийти само – Вера.


     Как они и рассчитывали через десять дней они оказались у северной оконечности Африки. Они уже так свыклись с яхтой, что им  было жалко её бросать. Тем более что можно было, заправившись топливом продолжить движение по направлению к дому через Гибралтарский пролив по Средиземному морю, а там уже Чёрное море рядом и считай они дома. По спутниковому телевизору непрерывно шёл показ корриды. Грациозный торреодор ловко уворачивался от разъярённого быка и помучивши бедное животное на потеху публики проткнул шпагой попав прямо в холку. Затем отрезал ухо у лежащего в смертельной судороге быка и понёс в подарок даме сердца. Наша бы русская баба за такой подарок заехала  не раздумывая в ухо самому дарителю, а эти ни чего хлопают в ладоши и радуются.


     За десять дней Дон Педро высосал всю текилу от этого лицом он походил на перезревший помидор. Нужно было его убедить в том, что бы он как капитан яхты посоветовал им, где лучше набрать топливо и воду и самое главное, что бы он при этом не подал сигнал полиции о том, что яхта захвачена силой. Доля риска была в этой ситуации, но другие варианты попадания домой в Россию без паспортов и виз были не менее рискованны. Они провели, психологическую подготовку с Доном убедительно показали тому, что в случаи, если он вдруг вздумает указать полиции на них или каким-нибудь другим способом попытается предупредить служащих порта, то жить ему больше не придётся. А они к нему уже привыкли, и будут очень сожалеть, если того не станет. А потом они ему клятвенно пообещали, что в конце пути оставят ему в целости яхту и его самого и в качестве компенсации за моральный ущерб даже дадут тому 10 тысяч долларов, что тут же и сделали. Вид пачки долларов и тем более, когда она перекочевала, к нему в бумажник убедила капитана, что лучше этим ребятам не мешать и не становиться у них на пути. А ещё весомей выглядел пистолет в руках Игоря, которым он пообещал в обратном случае снести Дону голову при малейшем подозрении на измену. Они закрепили договор последней бутылкой виски. Дон приобрёл вид прожженного морского волка, а запах перегара сшибал с ног, они специально напоили капитана, пьяный человек всё окружающее воспринимает в более радостных тонах и менее способен на хитрость и сопротивление.


     Заправляться решили в марокканском порту Танжер, здесь на африканском побережье порядка и строгости меньше плати, и тебе дадут всё, что ты захочешь, и ни кто не будет спрашивать кто ты и откуда. Они встали на рейде, капитан позвонил, в портовые службы и им пообещали заправить их прямо на рейде, через два часа. И действительно сначала подошло судно водолей, большее похожее на баржу но, тем не менее, заправило их довольно приличной с виду водой, а затем подошёл танкер с топливом и после произведённого расчёта под завязку заправил их соляркой и даже дал запечатанную бутылку с образцом топлива и гарантийными документами, удостоверяющими его качество. Во время этих процедур капитан вёл себя естественно, лишних слов и подозрительных жестов ни делал и ни каких записок не пытался передавать. За это он заслужил очередную порцию виски, которую они приобрели у плавающих на лодках торговцев. За время плавания они стали такими же чёрными как и обслуживающие их арабы и ни каких даже малейших подозрений ни у кого не вызывали. Быстро подняв якорь они двинулись на восток в сторону пролива Босфор, здесь в Средиземном море плавать, было гораздо интересней, чем по среди Атлантического океана.


     Они постоянно встречали различные суда. Вот белоснежный паром, постоянно перевозящий туристов из Европы в Африку, вдалеке прошла громада  танкера, и быстро промчался военный крейсер с флагом итальянских ВМФ, а бесчисленное количество  яхт и сосчитать было трудно.
Теперь они внимательно управляли, яхтой на локаторе возникала масса целей двигающихся в разных направлениях. Через сутки они подошли к Стамбулу, над проливом висел мост, на берегу не было видно ни клочка свободной земли. Всё было, плотно застроено  вдалеке виднелся купол храма и торчащие как указательные пальцы минареты. Хорошо сохранились, древние стены крепости сложенной из красного кирпича всё это можно было наблюдать даже без помощи бинокля, а в бинокль можно было определить, насколько красива та или иная женщина, прогуливающаяся по набережной. Быстро пролетели пролив и вошли в родное Чёрное море. Они уже давно решили, что бы запутать следы высадиться на украинском побережье вблизи Одессы, там же спрятать в тайнике оружие и снаряжение. А уж с Украины они выберутся по любому, достать паспорта и, подделать их было для них не сложно.


     Всё прошло, как намечали, ночью они высадились с яхты и на резиновой лодке, загрузив, её под завязку добрались скрытно до берега. Капитану яхты они вкололи снотворное с таким расчётом, что бы он спал не меньше суток, а яхту оставили в нейтральных водах, поставив на якорь. В катакомбах нашли укромное место и перетащили туда всё своё имущество. К утру, они уже прогуливались по Приморскому бульвару мимо памятника Ришелье. Нужно было достать три паспорт, а лучше всего это делать в людных местах. Искусству карманных воров их тоже обучали, первый паспорт достался совсем легко. Они  его вытащили из кармана джинсов какого-то разявы. Разве можно что-то хранить в заднем кармане брюк? За вторым паспортом поехали на Привоз – знаменитый одесский рынок. Мужику покупающему дыню стоило только на мгновение оставить без присмотра барсетку и она в мгновение ока исчезла и растворилась в толпе. Правда, там не оказалось паспорта, только деньги, водительские права ключи вероятно от дома и гаража и всякая другая мелочь. Зато повезло в гостинице, там находилась толпа туристов и, пока они что-то с упоением обсуждали, исчез портфель-дипломат, а в нём к радости наших парней было три паспорта правда один женский.


     Всё теперь предстояло, заняться вклеиванием в паспорта своих фотографий они заранее взяли с собой всё необходимое и через час уже ехали в сторону аэропорта. Они взяли в кассе билеты сначала до Нижнего Новгорода, так как предполагали, что их могут искать люди Владимира Ивановича. А дальше планировали взять билеты до Хабаровска, а уже от туда на поезде или машине ехать во Владик. У разведчиков, чем кривее дорога, тем она получается короче, а жизнь длиннее, любил повторять их наставник.


     Нижний Новгород встретил, их дождём пришлось покупать зонтики и к тому же оказалось, что до Хабаровска можно будет лететь только завтра. Они остановились в маленькой гостинице на окраине города. Впереди был свободный день, и они пошли гулять по городу. Древний Кремль в центре был, не ухожен, в основном здесь сейчас находились различные административные организации. Величавая когда-то Волга медленно несла, свои грязные воды, но вид с её берегов был, красивым, и город был, удачно расположен, он нависал над равнинами, лежащими у его подножья. А приятные открытые лица девушек радовали сердца наших парней, но большинство из них торговало в многочисленных торговых точках. Удивительное дело такое впечатление, что пол страны занято торговлей, причём торгуют товаром, который сами не производим и,  тем не менее, почти всё со временем раскупается? Чудеса, да и только.


     Что ещё бросается в глаза при путешествии по России засилье азербайджанцев, армян и других лиц кавказкой национальности в гостиницах, и во всех сферах торговли. Цыгане подмяли под себя всю торговлю наркотиками. Русским остаётся унизительная обязанность быть на подхвате у всех этих полу криминальных «бизнесменов». Почему такое стало возможным из-за неспособности русских самостоятельно заниматься, торговлей – нет. Мы русские привыкли всегда рассчитывать только на свои силы и обращаемся за помощью только тогда, когда сами не имеем сил и то не всегда. А те народы, которые живут, большими семьями – кланами и подчиняются, самому старшему в роде передавая, тому свои заработанные деньги более приспособлены к торговому виду деятельности. К такому выводу пришёл Игорь, наблюдая за многочисленными торговыми точками, опутавшими наши города.


     На следующий день воздушный лайнер Аэрофлота Ил-76 уносил их в своём уютном чреве на восток на встречу солнцу и новому дню. Хабаровск встретил наших парней жарой. Здание аэропорта напоминало океанский корабль. До постройки нового здания  во времена коммунистов здесь был бардак и аэропорт больше напоминал цыганский табор, а сейчас был порядок и чистота.


     Они поехали в центр города и удивились произошедшим переменам. Тротуары вдоль центральных улиц были выложены керамическими плитками, фонари высокие, новые, но художественно выполненные стояли рядами вдоль дорог. Но больше всего удивила легкая изящная, устремлённая в небо церковь, которая была построена рядом с памятником партизан времён гражданской войны. Старинные здания, отштукатуренные, и вновь покрашенные выглядели, нарядно и красиво создавая неповторимый колорит этому восточному городу.
Набережная вдоль Амура содержалась в идеальной чистоте, ну здесь использовали силы солдат, ведь в Хабаровске находится штаб дальневосточного военного округа.


    А вот сам Амур стал куда-то исчезать, до противоположного, левого берега стало рукой подать, а Игорь помнил, какой многоводной с  крутыми волнами и стремительным течением была раньше эта река. По руслу реки располагались, многочленные песчаные косы и кое-где на них уже успел вырасти тальник. Вместо старинного моста через Амур построили новый прямоугольный, тот был красивее, но говорят по этому мосту кроме поездов можно ездить и на машине.
А вот вокзал в Хабаровске остался таким же страшным и грязным, как и раньше, но его тоже уже одели в строительные леса и вскоре начнётся его реконструкция.
Они купили три билета в разные вагоны и не до самого Владивостока, а до Уссурийска, а оттуда уже можно добраться до дому электричками.


     Игорь уже готовился к написанию рапорта о прошедшей командировке. В сравнительной безопасности они могли себя почувствовать только в стенах родной части. Разведчики своих не кому не сдают пока сами не разберутся во всём и тогда уже будут судить своим судом, судом чести, а перед ним они были чисты. А вот «лап» сотрудников ФСБ они опасались, если их перехватят, до того как они ступят, на территорию своей части жизнь их ни чего не стоит.


       Они высадились из электрички на вокзале во Владивостоке и, слившись с толпой, спокойно вышли на привокзальную площадь. Они постарались видоизменить свою внешность и вряд ли их кто-нибудь из случайных знакомых смог бы сейчас опознать. Сели на автобус и через минут 15 были в районе мыса Эгершельд. Спустились, с высокого, скалистого берега к морю здесь находилась лодочная станция. Побродив, среди лодок, они заметили мужчину, который готовился к отплытию на его лодке стоял 60 сильный мотор «Ямаха», с таким мотором можно легко уйти от преследования. Преложив хозяину лодки 100 долларов за то, что он возьмётся доставить их на Русский остров и там немного их подождать, пока они покупаются, он после кратких колебаний согласился. Не заметные подходы  со стороны моря к своей части они знали хорошо.


     И вот они уже в объятиях своих, их хлопают по плечам, ни о чём не спрашивают. Андреев командир выделил им комнату в домике для гостей для того, что бы они смогли немного отдохнуть, при  расставании только сказал, что Игорю для написания рапорта выделяется три дня. Этого времени хватило бы для написания романа, просто командир хотел дать им отдохнуть, он понимал, какой смертельной опасности подвергались его подчинённые в прошедшей командировке.
Первым делом они позвонили своим домашним. Жена Игоря Люба расплакалась, любящую женщину не обманешь, они чувствуют, опасность и тут же в трубку телефона защебетала доченька Наденька, а что ты мне купил, где ты был, когда поедем к морю? От её наивных, детских вопросов потеплело на душе это счастье слышать голосок здоровенькой дочурки.


     Рапорт писался быстро, труднее всего было, писать про гибель лейтенантов, Игорь не боялся, что его в чём-то будут обвинять, но как командир он отвечал за их жизни и не уберёг. Пришлось, восстанавливать по памяти точное время всех произошедших событий это то же было, не очень легко, но в целом получилась слаженная картина за исключение некоторых моментов. Скрипя сердцем, писал, Игорь про Вдовина и Татарникова за них ему точно дадут по шапке, и стыдно было писать про Настю и Аню, но здесь он всё описывать, не стал.
Через день он в своей военной форме стоял перед Андреевым и передал тому написанный рапорт. Андреев спросил, какие будут, у него пожелания и сам предложил привезти в часть его жену и дочь, так как пока была опасность отпускать самого Игоря домой. Он тут же позвонил и приказал, что бы это выполнили.


    Эпилог


     Прошло несколько лет после этих трагических, ярких событий – зло приключений. Игорь продолжал служить. Россия после лет правления Бориса начала потихоньку оживать, стали даже вовремя платить зарплату, но не всем. Пробуждение затронуло и вооружённые силы, кроме штабных учений, где кроме карандашей, ручек и горы испорченной бумаги затрат ни каких не было начали  иногда проводить настоящие учения со стрельбой и привлечением техники. Войскам наконец-то наскребли, денег на топливо и боевые залежалые снаряды тоже надо было куда-то девать. Решили привлечь к учениям все рода войск авиацию флот и космические силы. Учения проходили, на Камчатке это было сделано для того, что бы показать нашему условному противнику со своих северов мы пока уходить не собираемся.


     Группе Игоря предстояло выйти через торпедные аппараты подводной лодки, найти на дне кабель, соединяющий штаб ВМФ США с морской базой и установить на нём подслушивающее устройство. Игорь шёл замыкающим. За ним захлопнулась крышка люка, отделяющая выход из аппарата от моря. И в этот момент он почувствовал на своей шее петлю от буйрепа, к которому крепился сигнальный поплавок. Этот поплавок служил сигналом для наблюдателей за учениями, что группа покинула подводную лодку. За доли секунд петля намертво сдавила горло. Группа соединённая одной связкой уходила, на глубину затягивая намертво линем шею Игоря. Тогда он успел подумать и сказать только одно п…..ц. Так говорят все лётчики падающих самолётов при неизбежном столкновении с землёй. Это последнее слово в их жизни бесстрастно записывает магнитофон в чёрном ящике.
Каким образом Игорь освободился, от петли он не помнил, скорее всего, руки автоматически нашли нож и перерезали капроновый линь. Уже в лодке, в своей каюте налив полный стакан коньяка он услышал ясный, властный голос – «Ну, что теперь?».


     Так с нами говорит тот кого, мы называем Богом.
Вскоре Игорь написал рапорт, ушёл в запас. Поступил в духовную академию. Блестяще её закончил, соблюдая строго все посты. Сейчас он батюшка в Хабаровской строящейся церкви он и прораб, и строитель и воин.


КОНЕЦ.

   

    2002-2003 гг. Вакканай-Хабаровсак.

* На фото автор. Рейд о. Шикотан июнь 1974 г.








.



 

 





,







.



 

 


Рецензии
Сюжет захватывающий, не оторваться. А Вы - смелый человек! Успехов Вам во всём!
С уважением!

Римма Соловьёва   11.01.2019 20:59     Заявить о нарушении
Уважаемая Римма, спасибо Вам за лестную оценку моей повести. С интересом читаю Ваши труды про историю Питера. Желаю Вам творческой удачи.

Владимир Виноградов 3   11.01.2019 21:49   Заявить о нарушении
Благодарю!

Римма Соловьёва   11.01.2019 22:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.