Чумной доктор Глава 2

Глава 2. «Опасный путник»

«Дорога пуста, впереди горизонт, а позади ушедшее время.
 Возможно, идет он уже давно, но путь его неизменен.»

Вы верите в нечисть, колдовство и чертей? Нет? И правильно делаете, все это байки и страшилки для детей. Не бывает магии и колдовства, и нет ничего страшнее человеческой злобы. Все эти оборотни, вампиры и прочая нежить – обычные люди, превращенные за грехи в ужасных чудищ. Но не монстры страшны и не люди, а человеческая глупость и жадность – вот что приносит настоящие беды.

Резвая гнедая лошадь, запряженная в маленькую одноосную повозку, неспешно бежала через зеленые холмы. Солнце ярко светило на почти безоблачном небе – день был чудесный.
Необычная повозка, двухместная, с навесом, укрывающим возницу от дождя и ветра, и закрытым отсеком для вещей сзади, привлекала внимание встречных путников и крестьян. Удобное средство передвижения для одного человека без большого багажа, такие повозки любили сборщики податей и странствующие лекари. Молодой мужчина лет тридцати, одетый в длинный кожаный плащ и широкополую шляпу, правил повозкой и тихо напевал веселую мелодию, не открывая рта.
Странствующие лекари милейшие люди, востребованные во всех уголках королевства. В каждом маленьком городке и деревушке их ждут с нетерпением, и люди готовы выложить солидные деньги за исцеление недугов и живительные микстуры от всех болезней. Хорошему лекарю везде и почет, и уважение, и теплая постель, и сытный ужин – отличная профессия, но существуют и некоторые трудности…
Повозка остановилась на перепутье. В этом месте дорога раздваивалась, уходя направо в сторону леса и налево в поля. Дорожного указателя не было.
Странник достал фляжку с водой и сделал несколько глотков. Несмотря на теплую погоду, дорожный плащ и перчатки он не снимал. Внимательно оглядев окрестности, он закрыл фляжку и отложил в сторону, но не поехал дальше, прислушался, словно чего-то ожидая.
Из двух дорог он всегда выбирал ту, что мрачнее и опаснее, но сейчас обе казались мирными и совсем не страшными.
Ожидание продлилось недолго, из придорожных кустов вывалилось два тела. Одно худое и длинное, с большим носом, другое маленькое и коренастое, с большим ножом. Коренастое тело тут же схватило под уздцы лошадь, угрожающе размахивая широким ножом, больше похожим на тесак мясника.
– Тпру-у-у…лошадка. Приехали! – судя по всему, коренастое тело было немного пьяно.
Странник спокойно, но внимательно наблюдал за наглыми скитальцами.
– Куда путь держишь? – спросил разбойник, подходя ближе.
– В Крюковки, – доброжелательным голосом святого пастыря ответил странник. – Будьте любезны, укажите мне дорогу.
– А сам-то ты кто будешь? – игнорируя вопрос, спросил разбойник прищурившись.
 Второй разбойник вдруг вспомнил что-то важное и поспешно достал из ножен старую ржавую саблю, но продолжал молча издали следить за происходящим.
– Я лекарь, путешествую по вашему краю, лечу больных, – приветливо улыбаясь, ответил странник.
– Лекарь, говоришь. Это хорошо. Лекари всегда при деньгах, – ухмыльнулся коренастый разбойник.
– Всякое бывает, но не жалуюсь, – честно признался лекарь.
– Может, поделишься с добрыми людьми? – нагло предложил разбойник.
– Если вы и вправду добрые люди, то поделюсь, – лекарь без раздумий достал кошелек и кинул разбойнику, но тот не поймал добычу и нагнулся к земле в поисках кошелька.
– Медяки, не густо, – рассматривая содержимое кошелька, буркнул разбойник, поднимаясь. – Может, еще чем поделишься?
– Но это же не честно, – растерянно возмутился лекарь. – Делиться, значит отдавать часть, а не все.
– Честно? – ухмыльнулся разбойник и покосился на своего товарища, стоящего поодаль с саблей в руке. 
– Вы что разбойники? – возмутился лекарь, изобразив удивление на лице. – А я думал, вы добрые люди.
– Добрые, очень добрые. Давай серебро, а то коня зарежем! – пригрозил разбойник и провел тесаком по боку лошади. – И дальше сам телегу потянешь.
– Но мы так не договаривались, – возразил лекарь и вдруг спрыгнул на землю.
Высокий, крепкий, широкоплечий лекарь в длинном черном плаще был на две головы выше разбойника и грозно возвышался над ним. Но разбойника это совсем не смутило, может быть, потому, что он был пьян или излишнее самоуверен, а может, легкие медяки вскружили ему голову.
– И что же ты предлагаешь? – усмехнулся разбойник.
Второй разбойник оказался явно более сообразителен и сразу понял, что ситуация совсем не правильная, и осторожно попятился назад, неуверенно сжимая в руке саблю, готовясь в любой момент бежать прочь.
– Я предлагаю решить наш спор поединком, – решительно предложил лекарь, снял шляпу, положил ее на сиденье и неожиданно достал длинный меч, спрятанный в повозке.
Острый отполированный клинок опасно блеснул на солнце, но разбойник не понял предупреждения и ринулся вперед. Легким ударом меча лекарь выбил тесак из рук нападавшего и сильным ударом ногой в живот отправил разбойника в дорожную пыль. Худой тут же выронил саблю, словно рукоять внезапно накалилась и стала жечь ему пальцы, и бросился наутек.
– Стоять! – крикнул лекарь и худой остановился как вкопанный.
Лекарь подошел к желающему на земле разбойнику, придавил его ногой и, ловко подхватив лежащий на земле кошелек, строго предупредил:
– Не вставай. Убью!
– Мы ничего плохого не хотели, – дрожащим голосом пролепетал худой разбойник, медленно поворачивая голову.
– Я так и подумал, – лекарь подошел ближе и небрежно наступил на саблю, лежащую на земле. – Ты мне только скажи, в какую сторону Крюковки? И иди с миром.
– Направо езжайте, версты четыре, – дрожащим голосом ответил худой.
– Спасибо. Забирай товарища, и идите своей дорогой, – лекарь достал из кошелька пару медных монет и бросил их лежащему на земле разбойнику. – Это вам за то, что указали мне дорогу, и никого сегодня больше не трогайте! А еще подумай, стоит ли твоя никчемная жизнь нескольких медных монет?
Лекарь бережно уложил меч обратно в повозку, уселся на сиденье, надел шляпу и дернул поводья. Лошадь резво рванулась вперед, а лекарь продолжил напевать безмолвную мелодию.
Разбойники, боязливо озираясь, заковыляли в сторону леса, прихватив с собой погнутую саблю и монеты. Забавные эти придорожные разбойники, по отдельности милейшие селяне, обычные деревенские барашки, а как соберутся в стайки, то сразу превращаются в голодных шакалов, и им даже невдомек, что, надев чужую «шкуру», хищником никогда не станешь.

***
Город Крюковки, в отличие от ожиданий, оказался маленькой деревушкой с низенькими деревянными домами, среди которых гордо возвышались только три каменных здания: небольшая церковь с колокольней, трактир, он же придорожный двор, и дом старосты. В общем-то, только наличие этих зданий чудесным образом превращало сельскую деревушку в город.
– Адвен Ивут, – многозначно произнес тучный староста, сидя за широким дубовым столом и внимательно разглядывая бумаги. – Подорожная у вас в порядке и рекомендательные письма хорошие, но вот дело с вампиром какое-то сомнительное…
Староста поднял свой уставший печальный взгляд на нетерпеливого лекаря, который, стоя перед главой города, даже не снял шляпу.
– Что, собственно, вас не устраивает? – Адвен непонимающе посмотрел на старосту. – Местный пастырь собственноручно удостоверил факт истребления нежити, о чем гласит предоставленное мной письмо, а также заверил меня, что мне будет выплачено полное вознаграждение.
– Это верно, все верно, – кисло поморщился староста, многозначно вздохнул и отложил бумаги в сторону. – Да, мне известно о необычных нападениях на крестьян и торговцев рядом с этим селением. И действительно объявлена награда тому, кто найдет разбойников, но вот вампиры… Все это как-то сомнительно…
– Понимаю, – на лице Адвена появилась легкая ухмылка. – Вы не верите в нечисть, думаете, все это дело диких зверей или разбойников? Я недалеко тут видел двух, но думаю, вы с ними сами разберетесь. Верить или не верить в рассказы о вампирах и оборотнях ваше право, но я со всей ответственностью заявляю – убитый мной монстр без сомнения является вампиром. И именно он повинен в смерти нескольких людей.
– Хорошо, хорошо, – поморщился староста. – Вы врач, судя по документам, а еще, судя по всему, хороший мечник, и у меня нет причин усомниться в ваших словах, но поймите правильно, мне необходимы доказательства. Награда не маленькая, да и что я напишу наместнику? Пойман вампир? Может, это был обычный лесной разбойник? Пусть даже людоед. Убивал одиноких путников? Напал на вас, вы защищались…
– Вампира так легко не взять, иначе любой крестьянин мог его изловить, – возразил Адвен. – А доказательства? Доказательства я предоставлю!
Адвен поднял с пола мешок, предусмотрительно принесенный заранее, и поставил его в центр стола. Староста не успел сказать и слова, как мешок раскрылся, и перед ним предстала голова вампира. Лысый череп с длинными заостренными ушами, полураскрыт рот с выступающими клыками и еще открытые мертвые глаза – ужасное зрелище!
– Уберите! Уберите! – воскликнул староста и вскочил со стула. – Я верю! Верю!!!
– Согласитесь, это существо совсем не похоже на лесного грабителя, – спокойно заметил Адвен, закрыл мешок и убрал его со стола. – Вампиры очень опасны! Не стоит скрывать от наместника такие новости.
– Жуткая тварь, – выдохнул староста и осторожно приблизился к столу.
– Надеюсь, других доказательств не требуется? – вежливо поинтересовался Адвен.
– Этого достаточно, вознаграждение будет выплачено вам в полном размере, – староста со страхом продолжал смотреть на то место, где только что лежала голова вампира. – А эта тварь была одна? Может, там, на кладбище, еще есть?
– Вампир был один, – уверенно заявил Адвен. – Во всяком случае, в ваших окрестностях больше вампиров нет.
– Это очень хорошо, – староста с ободрением посмотрел на смелого лекаря. – Жуткая тварь. Я всегда думал, что это все байки. И как вы его или ее убили?
– Выследил и зарубил мечом, – безмятежно ответил Адвен.
– Выследили? – удивился староста. – Разве не эта тварь напала первой?
– Напади он первым, я был бы уже мертв, – пояснил Адвен. – Вампиры осторожны и потому опасны. Пришлось побродить ночью по кладбищу, пока я не нашел его логово.
– Ночью? По кладбищу?! – с удивление воскликнул староста. – Вы охотник на монстров?
– Нет, ну что вы, – усмехнулся Адвен. – Я лекарь. Лечить людей – мое призвание! А монстры, это так. Много путешествую, иногда в дороге ночью нападет какой-нибудь монстр, вот и приходится помахать мечом.
– Помахать мечом, – повторил староста и с сомнением взглянул на одежду необычного лекаря.
 Длинный черный кожаный плащ с рукавами, широкополая черная шляпа, высокие сапоги до колен, на руках перчатки. Трудно было представить, что скрыто под одеждой, но этот вежливый крепкий мужчина с уверенным взглядом больше походил на наемника или даже разбойника, чем на лекаря.
– Все это мелочи, сейчас меня ждет дорога, и я хотел бы получить вознаграждение, – вежливо напомнил Адвен и поспешно забрал со стола свои документы.
– Конечно, конечно, – спохватился староста, достал из ящика стола кошелек и отсчитал монеты.
– Очень признателен, – улыбнулся Адвен, взял кошелек, взвесил в ладони и, быстро развернувшись, направился к выходу.
– А мешок? – осторожно напомнил староста.
– Это вам. В доказательство. Вдруг наместник не поверит, – усмехнулся Адвен и вышел.

Адвен Ивут, так звали молодого лекаря, бездыханное тело которого он нашел однажды в лесу. Волки насмерть загрызли неосторожного путника. Скромный сельский лекарь, сирота, без семьи, ничем не приметный человек и, судя по содержимому лекарской сумки, плохо знающий свое ремесло. Но при нем остались хорошие документы, несколько гербовых листов с королевской печатью – дорожный паспорт и королевский патент на лекарское ремесло.
Они совершили негласный обмен: мертвый лекарь получил достойную могилу и покой, а взамен «подарил» незнакомцу свое имя и документы.
В округе молодого лекаря знали плохо и вразумительных рекомендаций о бесследно исчезнувшем парне никто дать не смог.
– Молодой прыщавый плут! Утку у меня украл, – вот самое красноречивое описание талантов этого лекаря, которое высказал местная торговка.
Уже через несколько месяцев Адвен Ивут воскрес из мертвых и даже прославился чудесным врачевателем, излечив в соседней области одного богатого купца. С тех пор имя талантливого лекаря звучало все чаще и чаще по всему королевству, пока он не поселился в одном маленьком городишке на юге, у самого моря. 
 Так имя никому не известного лекаря обрело новую жизнь, а затем стало легендой.


Рецензии