Платить надо за всё 4. Семейный ужин

http://www.proza.ru/2015/09/27/1109

Раздался короткий стук в дверь, и сразу же вошёл Иверев.

- Ребята, вы мне мою бесцеремонность простите, но я думаю, уже всё ясно. А драматизировать, затягивать это дело не стоит. Давайте-ка лучше ужин готовить! Мне не терпится заняться всей этой вкуснятиной! Ксеня, ты знаешь уже, что Арвид обожает лук чистить? И мелко-мелко его резать.

- Это с чего это?! – удивился Арвид.
- Мы раскроем все твои тайны! - зловещё пообещал Матвей.
- У нас тут деспотизм что ли?
- Какой такой деспотизм? Вай, зачем такое слово говоришь! Простой террор, не видишь?!

Ксения улыбнулась сквозь слёзы. Волей-неволей, но Матвей заставил её втянуться в затеянную им суету. Его балагурство, лёгкая болтовня ни о чём не давали задуматься, погрузиться в себя, в считанные минут он нашёл дело всем. Стукнул в смежную стену, вызвал старого Асниса и тоже привлёк к общественно-полезным работам. Игнорируя их состояние, Матвей настойчиво вовлекал в разговор и Ксеню, и старика Асниса, не оставляя их один на один с тяжёлыми раздумьями. Он сумел-таки вызвать на их лицах улыбки, переломил гнетущую атмосферу и наполнил её ощущением необычности этого вечера.

А стол получился отменным! Такого стола стены дома за многие годы, пожалуй, ни разу не видели. Дорогие, экзотические яства, фрукты, вино, белая скатерть, хрусталь, свечи! В первом же тосте Иверев сообщил, что праздничный ужин устроен в честь Ксении и Арвида. Ксеня скоро поняла, что Матвей знает о них всё. Её бросало то в жар, то в холод. Но слова Матвея оставались на тонкой грани деликатности, бережного сочувствия. И у неё вскоре возникло чувство благодарности к нему, и - что уж совсем странно - ощущение близкого человека, которому можно без опаски довериться. Но если инструктор и использовал в тот вечер свои психологические приёмы, то бескорыстно и искренне.

Арвид, по природе своей сдержанный и малословный, тоже умел быть таким компанейским, общительным, обаятельным. При необходимости. Но это было насилие над его природой. Да и не любил он болтунов. Теперь же он с внутренним одобрением смотрел на Иверева, чувствуя, как стараниями того освобождаются от тревоги и напряжения дорогие ему люди.

Отец был выбит из устоявшейся обыденности разговором с Матвеем и необходимостью срываться из родного дома, где прошла большая часть жизни. К тому же, необходимости этой он ещё и не мог осознать. И Арвиду больно было видеть растерянность в глазах отца, болезненное непонимание. И он хотел сказать что-то такое, отчего исчез бы из его глаз то ли немой вопрос, то ли упрек. Но уже не было ни времени, ни возможности. Хватило его только на два тихих слова: «Прости, отец».

За столом Иверев не боялся заговорить о том, о чём Арвиду было бы говорить трудно, не боялся прикасаться к больному. Но подавал он это, как под анестезией. И грядущая неизвестность уже не так пугала, и сердце перестало ныть тоскливо в предчувствие беды. Появилась уверенность в себе, в своих силах. Теперь они все четверо могли спокойно обсуждать предстоящее. И Арвид вдруг увидел огонёк азарта в обычно потухших глазах отца, и распрямились плечи, казалось навёк ссутуленные. «Эй, старик! – удивлённо подумал он. – Да ты никакой не старик! Ведь только-только за шестьдесят! Что ж ты хоронил-то себя всю жизнь, всю жизнь стариком казался?!»

- А дом всё-таки жалко на произвол бросать, утварь всю. Разгромят, изгадят, - вздохнул отец.
- Это понятно, Мартин. Но сейчас не об утвари, о дорогих тебе людях думать надо.
- Отдай дом Григорию, отец. Он в такой развалюхе с детьми теснится. Будешь знать, что не бросил, в хорошие руки отдал.
- Да что же ты меня раньше не надоумил, сын?! Мы бы ещё успели всё по закону оформить!
- Ты, Мартин, погоди. Это бы вряд ли…
- Григорию про нас лучше поменьше знать, отец. Для него лучше. А ему письмо оставим, пусть заходит в дом. Что до закона, с этим потом разберёмся, не к спеху. На первых порах, если и спросят, скажет, что снял дом, квартирует с семьей.
- Ладно, всё равно, хорошо это ты придумал, с Григорием. Пиши письмо.
Иверев посмотрел на Арвида, хотел что-то сказать, но только хмыкнул:
- Учёного учить, только портить!

http://www.proza.ru/2015/09/27/1867


Рецензии
Не знаю, почему, но мне этот "Матвей" симпатичен. По крайней мере, он умеет таким быть. И ему, похоже, можно доверять, если он что-то обещает.

Оксана Малюга   21.01.2016 20:20     Заявить о нарушении
Матвей профессионал, он умеет быть обаятельным, славным парнем. Но не надо забывать, кто он на самом деле. Это он учил Арвида убивать. Впрочем, доверия он, пожалуй, заслуживает.

Раиса Крапп   22.01.2016 02:24   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.