Только музыка вечна

Иммигрантам, конечно, непросто, особенно в первые десять лет. Но постепенно все утрясается, все как-то устраиваются, бывает что даже очень неплохо. А некоторые уезжают обратно, хотя там, откуда приехали, жизнь намного сложнее. И всё же там врач был врачом, учитель учителем, инженер инженером... А приехав сюда, все становятся таксистами, или пекут булки. Потом уже, освоив вторую профессию, устраиваются слесарями, бухгалтерами, электриками, словом, выбиваются в люди. 

Не у всех, конечно, получается. Многое зависит от человека и от везения тоже. Одному нашему знакомому не повезло. Он теперь работает сторожем в детском саду. А когда-то был директором мебельной фабрики. В смутные времена его сняли с должности, ну а потом перебрался с семьей в Канаду. Он заметно постарел, голова поседела, а во рту у него золотые зубы, свидетельство былого благополучия, ни одного белого – сплошной металл. Так дети в садике бегают к нему с орехами и просят, чтобы разгрыз. Он прямо не знает, как от них отвертеться...       

В нашем доме работает уборщик, иммигрант из Союза. То ли грузин, то ли осетин, может чеченец, не знаю, а похож и на тех и на других. И еще на Чарли Чаплина. Маленького роста, щуплый, с большими печальными глазами. И усики под носом. Он обычно подметает в гараже и у дома. А суперинтенданты, или короче, суперы, у нас были русские, супруги из Казахстана, кандидаты биологических наук. Но что-то в последнее время я перестала их замечать и зайдя по какому-то делу в офис, увидела вместо русской – черную, которая сказала, что теперь она у нас супер. Спустившись в гараж, я встретила Чарли с метлой. До этого мы не общались с ним, не было случая. Я поздоровалась с ним по-русски. Он, встрепенувшись, поднял глаза.
– Вы не знаете, что с теми русскими суперами, – спросила я, – почему их не видно?
– А их сняли, – уныло ответил он, – уже месяца два как будет.
– Что вы говорите! Жаль, мне oни нравились, и в доме был порядок. За что же их сняли, не знаете?
– А за что снимают? – вздохнул Чарли Чаплин. – Не поладили с менеджером, тот привел своих, из Южной Африки...
– Так менеджер тоже черный?
– Нет, белый, но жил там какое-то время, – и после паузы добавил. – Всё временно в этом мире, сегодня один у власти, завтра другой...
– Всё временно, – согласилась я, отметив про себя перцепцию власти в образе супера, – и мы все временны, ничего не поделаешь...   
– Только музыка вечна! – произнес он вдруг, выпрямившись и вскинув голову. Потом нагнулся и продолжил мести за мусорной бочкой.
 
Я так удивилась, что выронила ключи из рук. Совсем не ожидала такое услышать. Вот оно что получается, этот маленький грустный человек с метлой – музыкант! Может играл себе на скрипке или виолончели где-нибудь у себя на Кавказе, в оркестре... Вот кому крупно не повезло, вместо скрипки – метла. А что делать? Жить как-то ведь надо...


Рецензии
"Всё временно...перцепция власти...и мы все временны...
- Только музыка вечна! - произнёс он вдруг, выпрямившись и вскинув голову. Потом нагнулся и продолжил мести за мусорной бочкой..." - супер-эпизод!

Рияд Рязанов   30.11.2017 04:43     Заявить о нарушении
Мне как-то сделал замечание в личном общении представитель нации - не ЧЕЧЕН, а ЧЕЧЕНЕЦ. С уважением.

Рияд Рязанов   30.11.2017 04:49   Заявить о нарушении
Спасибо, Рияд! Рада, что понравилось.

Маро Сайрян   30.11.2017 05:13   Заявить о нарушении
Замечание представителя нации нельзя не учесть, уже исправила, спасибо. )

Маро Сайрян   30.11.2017 05:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.