В больнице

ВЛАДИМИР  ВЛАДЫКИН
               
             ИЗ РАННИХ                В БОЛЬНИЦЕ
               
                рассказ
                1
        В первый раз мне приходится встречать Новый год в больнице. Это так обидно! Третий день лежу с какой-то опухолью под левой челюстью. Хотел отпроситься на новый год домой, но лечащий врач сказал, что ему и без меня хватает забот. Да и какой может идти разговор, когда ещё опухоль не сошла. Он поставил диагноз: подчелюстный инфильтрат. Но я не считал себя тяжелобольным, хотя температура поднималась к критической отметке. Первые дни как-то непривычно и странно находиться среди действительно, больных людей. Но потом постепенно привыкаешь и сознаёшь, что ты такой же временно больной, как и многие.
        Правда,  больные бывают разные, в нашей палате все ходячие, а в пятой – одни тяжелобольные. Они не встают, за ними ухаживают сёстры или кто-то из родственников. Есть больные, которые встают сами, но движутся слабо, что на них даже жалко смотреть. Жизнь больницы, её режим, познаётся постепенно. Лежишь в палате, а делать нечего и думаешь о жизни и смерти; в больнице мне представился такой случай поразмышлять на эту чрезвычайно серьёзную тему. В жизни об этом некогда думать, мы живём, работаем, выполняем свои служебно-бытовые функции и своей жизнедеятельностью движем жизнь вперёд...
        Каждому человеку известно, что после его деятельности ожидает смерть, а часто бывает, она не даёт закончить намеченные планы. О смерти думать совсем не глупо, мысли о ней не из-за страха, а хочется понять: родился человек, вырос, выучился, работал, родил, воспитал детей и вот так неожиданно для всех умер. И жившие до нас поколения проходят этот цикл, и всегда будут повторять его и другие после нашего поколения. И какая же этим преследуется цель природой? Зачем ей так надо? Познать саму себя с помощь разумных существ? Но для чего ей это нужно?
       Лежал я в палате и вот так об этом  странно думал и пытался понять: да есть ли вообще смысл жизни? Но особенно вчера, после того, как наша седьмая палата узнала о смерти Корнева Николая Ивановича. Это произошло для всех так неожиданно, что до сих пор не верится. Ведь ещё в обед мы, то есть все из нашей палаты обедали за одним столом, а после ещё шутили, смеялись.
       Николай Иванович из  нашей палаты, в больнице он лежал уже семь месяцев. Ему ампутировали ногу. Но после операции произошло заражение крови и началось массированное нагноение; врачи стали чистить, но гноение продолжалось и надолго затянулось....
       Когда дело пошло на поправку, то оказалось, что его некому забрать из больницы, так как единственный сын работал где-то на Севере и уже забыл, что у него есть отец. Врачи хотели написать ему письмо, но Николай Иванович отказался дать адрес. Нам он признавался, что точно и не знает, где теперь живёт его сын. Последнее письмо он получил от него лет десять назад, а сам не хотел ему писать. Что стояло за этим,  кроме Николая Ивановича, никто не знал.  И хотя ничего не было известно, но все догадывались, что он ждал сына, думал о нём и тосковал. Может, в этом и скрывалась причина его внезапной смерти? Он умер перед самым ужином. Когда его унесли, в палате все молчали, теперь не стало его вещей и не слышно его смеха, всем было как-то не по себе… Был он высоким, в молодости красивым, а теперь высохшим семидесяти четырёхлетним, ставшим никому не нужным, и как будто смерть только этим подло и воспользовалась…
      Он знал, что его должны отправить в дом старости, и терпеливо ждал этого часа, поскольку его  не собирались долго держать в больнице. И теперь не верилось, что его больше нет. А ведь ещё утром я с ним разговаривал. Николай Иванович, узнав о моих увлечениях литературным творчеством, рассказал о Шолохове, о котором слышал на фронте, так как воевал в ВОВ, и приходилось с ним видеться, поскольку в станице Вёшенской вели строительные работы.
       Корнев приоткрыл ту неизвестную для наших дней сторону жизни великого писателя, о которой тогда негде было прочитать. Речь шла о тех годах жизни Михаила Александровича, когда его обвиняли в плагиате, будто он присвоил чужую рукопись, какого-то белого офицера. Сам Николай Иванович в это никогда не верил. Но Шолохов не мог иначе воспринять это гнусное обвинение, и потому якобы запил и  больше не писал.  «А я ему говорил: «Пишите, Михаил Александрович, – рассказывал Николай Иванович, – докажите всем пачкунам, что вы способны создать роман ещё сильней «Тихого Дона». А он уже сам понимал, что такая книга может быть только одна. О современности он пробовал писать, но копни он её, какие вскроются причины, мешающие воспитывать сознательных людей. Он имел в виду правду жизни, которую не всякому  современному писателю поднять под силу».   
   
                2
     И вот не стало Николая Ивановича, а я слышу его голос, лежу и постигаю этот вечный вопрос жизни и смерти. Самым настоящим образом жизнь оценивается человеком в критические моменты. Николай Иванович, наверно, понял, как тяжело умирать в одиночестве, да ещё сознавать, что ты оставлен родным сыном. Я уверен, он умер с этими мыслями. Если мы раньше в буднях недооценивали, что жизнь есть самое дорогое, то в кризисных случаях мы чувствуем жизнь острее, объёмнее, мы начинаем понимать, что нет ничего прекрасней жизни. Мы новыми глазами смотрим на мир и людей и пытаемся относиться внимательней к людям, понимать их боли и чаяния, понимать их так, как хотим мы понимать себя. При жизни кто-то остаётся обойденный лаской и нежностью. И опять я думаю о Николае Ивановиче…
        Да, как важно нам всем необходимо учиться быть человеком всесторонне сознательным и отзывчивым на боли других людей. Надо опасаться грубых слов, всего вульгарного, пошлого, что оскверняет нам жизнь, надо бороться с цинизмом и лицемерием, а  также с душевной черствостью, глухотой. Надо учиться видеть жизнь красивой, но если мы видим, что нам её недостаёт, то мы должны создавать такие условия, чтобы каждый человек испытывал счастье, полное счастье, чтобы уходя из жизни, человек познал бы его сполна в наслаждении им.
       Да, дорогие люди, давайте будем поменьше грубить друг другу, а то и вовсе избегать грубостей не будем знать, что такое неприятность. Порой мы не в силах сдержать свои нервы в конфликтных ситуациях, но всё равно мы не навредим друг другу, если постараемся обуздать, сдерживать себя. Мы понимаем, что жизнь очень сложная, сделав кому-то неприятность, мы испытываем чувство вины, мы оценили свой поступок и поняли, что мы не полностью правы. Только человек без совести, человек жестокий и равнодушный, не хочет понимать, что он делает. Люди с эгоистическими, корыстными устремлениями, люди, не знающие чувство меры, переходящие все границы подлости и бесчеловечности, отравляют вокруг себя обстановку, люди безнравственные, без чести и долга, как сын Николая Ивановича. Для осуждения его у меня нет слов, я уже сказал и о нём, хотя я не вправе это делать, ибо есть суд Божий. Надо уметь чувствовать и понимать другого человека, чтобы избегать неточной характеристики его характера, надо улавливать и изучать настроения человека, чтобы в трудную минуту умело ему помочь. Больше всего оскорбит человека формальный подход к нему, когда человека не знают и смело судят, что он недостоин совершать положительный поступок, если за ним наблюдались ряд отрицательных поступков, чтобы понять человека, надо изучить ту среду, в которой рос и воспитывался этот человек.               
       …По-моему в больнице, как нигде люди проявляют повышенное внимание друг к другу. Здесь есть особая солидарность...  Да, именно болезни учат понимать друг друга.
        Сегодня 31 декабря 1976 года.  На улице морозная погода. Мороз жмёт, а снега мало, но день солнечный. Время перевалило за полдень. В больнице нет того прекрасного ощущения, что приближается Новый год, как дома, на работе и на улице.
       Но и тут свои заботы: люди готовятся к встрече Нового года. Среди больных находятся свои парикмахеры. Люди стригутся, бреются, приводят себя в надлежащий порядок. Как не хочется оставаться на Новый год в больнице! Наступает тоска и сердце сжимается. И мне всё не верится, что я буду встречать Новый год здесь, в больнице, и хоть плачь! А придётся ведь.
        С утра много посетителей, это родственники приходят поздравить с Новым годом своих родных: дедушек и бабушек, отцов и матерей, сыновей и дочерей. В этот день действительно много посещений. Вечером второй раз ко мне пришла жена. По моей просьбе она принесла бутылку водки и закуску. Конечно, в обычный день она бы этого себе не позволила. Она видит, как я донельзя переживаю, вот стоит, а в глазах её я вижу, что она искренне сочувствует мне. Может быть, это слёзы? Вид её грустный, самый грустный! Я испытываю перед ней свою вину в том, что нам из-за моей болезни не придётся встречать Новый год вместе. Я ей говорю об этом, она отмахивается и признаётся, что она волнуется не из-за этого, для неё главное, чтобы я был здоров и скорей бы поправился. Да, счастье – это здоровье, что только начинаешь понимать в больничной палате. Жена обнимает меня, и мы долго стоим, обнявшись, но вот она ушла. И я опять один со своими мыслями о грустном и вечном, зачем люди в буднях порой изводят себя и других не нужными придирками, ведь и без того жизнь короткая, не за чем её тратить на склоки, ссоры, надо учиться находить разрешение конфликтов. Моя опухоль первые дни не давала мне раскрыть рта. Боль была не человеческая... Сейчас уже свободно открывается рот, челюсти работают, жевать можно, и снова думается о том, что Николая Ивановича нет, но чего я о нем думаю? Новый год наступил на всей  планете.
      
                3

      И вот уже сегодня 1 января 1977 года. Я настолько  себя измучил вчера, что решил избавиться от тоски бегством из больницы. У сестёр и нянечек одежду взял выкупом, отдав им полбутылки водки, несколько яблок и две шоколадки, но мне пришлось с ними прийти к уговору, что к пяти утра я буду, как штык, на месте.
        Да,  никогда мне таким способом не приходилось встречать Новый год. Лена была изумлена моему  неожиданному появлению, испугалась, что в сильный мороз я рискнул на такой безумный поступок, после чего мне недолго получить осложнение. Но меня можно было понять, уже приближался Новый год и в ту минуту я испытывал себя самым счастливым человеком, потому что встречу Новый год, как и все, в домашнем кругу. Правда, на этот раз мы с женой были одни, но это даже  было ещё лучше. Жена сказала, что как встретишь Новый год, так и проживёшь его. Вот именно, мы замечательно проживём, я в этом уверен, с этой уверенностью я возвращался утром в больницу, и мне как никогда было хорошо и счастливо на душе...
    Ещё вчера в палатах была необычная обстановка. Все готовились встретить Новый год, а сегодня всё проще: Новый год наступил. Прекрасно жить и чего-то ждать, есть в этом земной смысл. Новогодний праздник всеми любим.  Нет такого праздника, чтобы после него задумался, как дальше жить, кроме Нового года. Да, Новый год – это начало всех удач и неудач, также осмысливание, в первую очередь, жизненной перспективы, составление плана.
     Я всегда неспокоен в начале года. Я задаю себе вопрос, как я должен прожить этот год? И я уже с первого дня обязываюсь выполнять задуманное, приближаясь этим самым к поставленной цели, а значит, стремлюсь к сотворению смысла жизни.
   2 января 1977 года


Рецензии
Да! В здоровом теле здоровый дух!

Кстати; я живу в 80 км. от станицы Вёшенской. Там жил Шолохов.
Что касается его творчества - прочтите это: http://www.proza.ru/2015/10/07/1671

С уважением,

Полозов Николай   07.10.2015 18:13     Заявить о нарушении
Спасибо за подсказку! Что касается авторства Шолохова, на эту тему написано уже много. Но никто так и не смог доказать то, что Шолохов не автор "Тихого Дона". Почему-то израильскомму литературоведу не хочется верить. Слишком известно отношение Шолохова к евреям. Его не любил Илья Эренбург. В своё время я участвовал в полемике о Шолохове в "Литературной России". Мне тогда пришлось взять книги Фёдора Крюкова, (роман Серафимовича у меня был).Стилистика Крюкова не схожа со стилистикой Шолохова. Серафимович также писал по-своему.
Прочитайте статью Льва Анинского
"Кто такой Михаил Шолохов"?
Лев Аннинский, Север, №9 • 11.10.2013 Или эта же его статья на сайте "ЛитБук"

Владимир Владыкин 2   07.10.2015 20:58   Заявить о нарушении
Вадим, очень рад, что у Вас всё хорош! Дай Вам, Бог здоровья!

Владимир Владыкин 2   07.10.2015 21:00   Заявить о нарушении
А я все таки сомневаюсь в том, что человек в 23 года мог написать такие произведения!

Полозов Николай   07.10.2015 21:36   Заявить о нарушении
Как говорят: сильнее веры пока ничего нельзя противопоставить. Даже доказательства. К примеру, Лев Анинский в своей статье "Кто такой Шолохов" доказывает по-своему. Вот заключительный фрагмент из его статьи: "…Излагаю факты, ставшие достоянием гласности в последние годы. Обосновавшись в конце 20-х годов на Дону, Шолохов откладывает литературную работу и начинает мотаться по станицам (по колхозам), наблюдая за ходом коллективизации и раскулачивания. Доклады свои он пересылает Сталину через доверенное лицо в издательстве; кроме того, у него есть номер прямого телефона к Сталину. Ему многое удаётся: он явно мешает рьяным проводникам линии партии в их костоломном рвении, срывает им «искоренение саботажа» и разоблачение мнимых «заговоров», те Шолохова ненавидят и, по всем правилам борьбы, стряпают на него политическое дело. Дело это ложится Сталину на стол, генсек вызывает и обвинителей, и Шолохова и устраивает очную ставку; результат: Шолохову объявлено высочайшее доверие, партверхушка Донкома летит с постов…
Вскоре выходит знаменитая, написанная по донесениям Шолохова статья Сталина «Головокружение от успехов» (статья спасла тогда многих, и, в частности, моего казачьего деда, помянутого в статье в качестве курьёза: в станице Ново-Аннинской дошли, мол, до того, что раскулачили бывшего учителя; после этого упоминания моего деда оставили наконец в покое).
Проходят 30-е, наступают 40-е.
То, что полковник Шолохов входит в числе узкого круга личных осведомителей Сталина, с каковой целью и выезжает несколько раз на фронт, – известно. (Неизвестно только, каким образом он получил чин полковника: в его официальной биографии военная служба не числится; чин же в секретной службе, естественно, засекречен.)
Эта секретная сторона его жизни венчается для меня одной его фразой в прощальном слове на смерть Сталина в марте 1953 года. Тогда над гробом генералиссимуса пелись гимны в таком стиле: «гениальный вождь», «зодчий коммунизма», «корифей всех наук» и т.д. На этом официальном фоне слово Шолохова прозвучало не просто диссонансом, но едва ли не вызовом:
– Прощай, отец!
«Лично предан» – отозвалось в этом прощании.
И наконец – последнее личное впечатление, которое помогло мне поверить в гипотезу о настоящей биографии автора «Тихого Дона». Это было в 1983 году. Шолохов жил у себя в станице, и было ему – официально – 78 лет. Не так уж много для крепыша, который всегда казался чуть не стальным. До официальных восьмидесяти оставалось два года. Вдруг объявили «промежуточный» юбилей – 50 лет литературной деятельности. Это как раз 1983 год. Шолохов появился на экранах телевидения. Речь его была кратка и выдержана в обычном балагурящем стиле: «Мы, мол, ещё немного порулим у штурвала, а там, глядишь, и молодые поспеют…» Молодые – крепкие казаки-усачи – стояли рядом и не спускали с юбиляра глаз, готовые каждое мгновенье перехватить штурвал, то есть подхватить оратора, а Шолохов был какой-то прозрачный, пергаментный, и впрямь на последнем дыхании: вот-вот упадёт…
Умер он в 1984-м.
А я, вспоминая ту последнюю его телепередачу, соображаю: не 78 было ему тогда, а как раз те самые 90! Каковые он и прожил на этом свете реально: как великий писатель, о котором знали все, и как великий разведчик, о котором не знал никто".

Владимир Владыкин 2   07.10.2015 23:43   Заявить о нарушении
Что ж, всё возможно!

Полозов Николай   09.10.2015 07:03   Заявить о нарушении
Уважаемый Владимир! Можно ли Ваш ответ опубликовать на Прозе? Народ должен знать правду.

Полозов Николай   11.10.2015 02:44   Заявить о нарушении
Доброй ночи,уважаемый Вадим!
Если Вы имеете в виду ответ о Шолохове, то можно разместить и всю его статью. Я дал только окончание. Но здесь она вся не поместиться. Я Вам давал ориентировку о том, что статья Льва Анинского напечатана в журнале "Север" и на сайте "ЛитБук", кажется. Если найти трудно, то могу её поместить на своей странице. С уважением В.В.

Владимир Владыкин 2   11.10.2015 03:10   Заявить о нарушении
Большое спасибо за ответ! Конечно, мне бы лучше статью взять с Вашей страницы.
Доброго здоровья и удачи!

С большим уважением, Вадим.

Полозов Николай   11.10.2015 04:14   Заявить о нарушении
Только можно ли без разрешения автора её выставлять?

Полозов Николай   11.10.2015 04:16   Заявить о нарушении
Вы правильно заметили,конечно бы, надо было бы спросить у автора. Проблема: как с ним связаться? С уважением!

Владимир Владыкин 2   11.10.2015 14:01   Заявить о нарушении