На короткой волне

   Вся эта история, которую я буду описывать ниже, происходила в две тысячи тринадцатом году. Сейчас  уже не помню, с чего всё началось, но одно могу сказать точно, что идея принадлежала Илье Дорохину. Илья, наверное, предрасположен к приключениям и положительным авантюрам. Сначала, он предлагал записаться нам в белые копатели и отслеживать эхо войны на своей земле, то есть, Рязанщине. Идея была хорошей, но всем ребятам эта тема показалось скучной, ибо понимали, что копать придётся в лесу среди корней не полметра и не метр, а скорее всего два и более, если речь будет идти о блиндаже. С каждым месяцем его доводы росли, и его маленькие находки увеличивались, но меня они мало интересовали. Я соглашался с тем, что это безусловно нужное дело, особенно если копать не инкогнито, а с пользой для истории. К сожалению, мало что осталось к нашему времени от останков солдат – всё истлевает и ржавеет…
  Когда я был маленьким, то верил советской власти, которая так сильно поминала Вторую мировую войну, иначе говоря Великую Отечественную; но, вот, я вырос и узнал, что бойцы Красной Армии даже не предавались земле… Конечно, можно понять, что во время войны было не до того и не до этого… Но после... Почему после Кремль не организовал захоронения?  Льют слезу на Красной площади, а в лесу и оврагах  лежат полуистлевшие солдаты и обнажают свои кости, вопия к Небу.
  Но не эта горечь (к сожалению) заставила меня покинуть город и отправиться в лес хоронить людей в погонах, хотя невольно осудишь советских атеистов, пекущихся о земном благе. В очередной раз, Дорохин попросил ребят собраться и на встрече рассказал о таинственном лесе близ  посёлка Епифань, в котором слышатся голоса и взрывы давно минувших дней.  Естественно, что меня это немного всколыхнуло и взбодрило, и я задумался о походе. Епифань, конечно, не ближний лес, но и не дальнее зарубежье, сто пятьдесят километров, и мы на месте. Но, не так всё было просто на деле: необходимо было изучить историю происходивших там событий, подготовить нужный инструмент, и, наконец, найти свободную неделю для поездки, примерно, где-то весной.
  Мы начали изучать историю:
  Вторая танковая группа под командованием Хайнца Гудериана в декабре сорок первого обходила Тулу и растянулась на сто семьдесят километров, одним крылом зайдя на рязанскую землю.  В состав танковой группы входили две моторизированные пехоты, сама пехота, несколько танковых дивизий и артиллерия.  В принципе, это была серьёзная угроза, как для Рязани, так и для Москвы. Но, русская зима (как всегда неожиданно) сделала своё неповторимое дело – сковало морозом технику противника и замела пургой дороги. Было, примерно, минус тридцать семь, и снега выпало  метр высотой. Понятное дело, что для европейца это катастрофа, и потому они зашли в дома и грелись, и про наступление забыли. Но десятая Красная Армия, имея из техники только лошадей, легко передвигалась  в тридцатиградусный мороз и потому неожиданно обрушилась на немцев. Фашисты стали отступать, почти паническим бегством, ибо их ожидало окружение.  Генерал Гудериан находился в это время в Епифане – небольшом городке. Каждое село, как позицию, немцы отдавали с боем, предоставляя возможность своим основным силам выйти из окружения. Епифань – был последним рубежом, который фашисты отстаивали до последнего солдата. Гудериан и две тысячи остатков его дивизий вышли из окружения, оставив почти всю свою технику между Тулой и Рязанью.
   Мне понравилась эта история тем, что брошенную технику зимой занесло снегом, а весной рыхлые почвы её могли поглотить, и бойцам Красной Армии было не до трофеев – они гнали врагов, не давая им опомниться. Я не историк и, тем более не археолог, но мне думается, что сражение там было не шуточное, и найти «полезные ископаемые» в виде бронетехники вполне реальное предположение. Забегая вперёд, скажу, что в современном виде поверхность земли изменилась: в советское время почва возделывалась, а после была заброшена и заросла мелколесьем, спрятав под собою ещё одну эпоху.
  Что я хотел взять с собой из инструментов? Ну, конечно же металлоискатель! Кто не мечтает найти немецкий танк, попутно исследуя мистическую сторону  таинственного леса? Но, где взять данный технический инструмент, не потратив больших денег?  Вот, вопрос, который, и мучил, и интриговал меня одновременно.  Но даже самая продвинутая техника подобного рода глубже сорока сантиметров не показывает. Это,  то  же самое, что рыбаку дать эхолот, показывающий поверхность воды. И потому я стал искать другие варианты обнаружения крупного металла на более большей глубине. И мне  вспомнился случай с магнитофоном, который был совмещён с радиоприёмником: однажды как-то я пытался найти подходящую волну (а именно УКВ) и случайно переключил на короткую, и антенна сразу же стала очень чувствительной… Вспомнив этот момент, я в тот же миг достал магнитофон, включил радио и приступил к эксперименту. Работала как надо только первая короткая волна, а остальные короткие волны не были столь чувствительны. Я подносил к антенне металлические предметы, и динамики в тот же миг начинали фонить, декламируя обнаружение резонансного предмета. Направил антенну в сторону чугунных батарей отопления, и опять раздался сильный фон. Моё сердце захлестнула радость, было ощущение, что я изобрёл металлоискатель.
  На следующий день я отправился в магазин и купил хороший радиоприёмник. Вставив в него батарейки, я выехал за город и вышел на поле, на котором уже сходил снег.
  «Скоро уже наступит время для действий», - подумал я, доставая из сумки приёмник.
  Я включил радиоприёмник, расправив антенну, и направил её вниз, к земле. Характерный монотонный  фон вводил меня в уныние, так как, полагал, что гипотеза ошибочна, ибо исходил к этому времени половина поля.  Но не успел  впасть в тоску:  мой замечательный приёмник изменил чувствительность, и динамик захрипел.
  Я оставил заметку на этом месте и уехал домой.  Через некоторое время, собрав ребят, я возвратился на то же место, чтобы раскопать и убедиться в своей правоте. Илья и Виталик скептически достали сапёрные лопатки и приступили «грызть» землю, отвоёвывая каждые  пять сантиметров у мёрзлого грунта.
- Надо было бы на чём-нибудь другом потренироваться, - проговорил Стас, наблюдая за ребятами, и, видимо, жалея их.
- Но я уже опробовал другие методы, - оправдывался я,- Необходимо узнать,  сможет ли он найти под землёй… на поверхности проблем нет: чувствителен на расстоянии двух метров.
- Нам всё равно нужен хороший металлоискатель, - проворчал Илья, стукая по земле лопаткой, словно топором.
  Углубившись немного, ребята наткнулись на мятый лист  металла.
- Во-первых, не глубоко,- ухмыльнулся Стас.
- А ты хотел, чтобы мы здесь два метра выкопали? – ехидно спросил Виталик.
- Нашли и хорошо, - сказал я, примеряя ребят, - Значит, аппаратура работает. Скоро можно будет выдвигаться на поисковую позицию.
  Ребята согласились со мной и удовлетворённые своей работой вернулись домой.
  Вечером того же дня я лежал на диване и размышлял над происходящем.
«Почему до меня никто не искал на коротких волнах?- думал я. – Это не так уж и сложно… Но, если будут идти столбы с электричеством, то тогда возникнут проблемы с чувствительностью. В наших лесах Электричество? Такой лес надо ещё поискать. А если обнаружим танк, то смогут ли ребята его откапать? Они из-за двадцати сантиметров чуть было духом не упали…Нет, ради танка они будут рвать жилы».
  Прошло две недели, и наступила настоящая весна: ослепительно засветило солнце, запели птицы, оттаяла земля. Мы с ребятами стали собираться в дальний поход. Подготовили всё необходимое и сложили в гараже в одну кучу.
-Итак, что мы имеем…-начал я подводить итоги сборам,- Две палатки, три рюкзака с консервами, три буханки хлеба…  Не мало ли на пять человек?
-Неужели там нет магазинов!?- воскликнул Илья, улыбаясь.
-Тот, кто заглядывает в магазины в провинции, то, тот привлекает к себе внимание,- сказал серьёзно я,-  И желательно ехать сразу непосредственно в наш лес и там находится безвылазно.
  Мы сложили все деньги, у кого какие были и отправили Виталика с Колей в магазин, написав перечень недостающих продуктов. Когда они принесли пакеты с едой, мы погрузили все вещи в уазик «Буханку» и отправились в Епифань.  Не доезжая Рязани , мы свернули на Михайлов, где немецкие фашисты были всего тринадцать дней. Проехав городок, мы вышли из машины и походили в окрестностях знаменитого моста, который сохранился до наших дней. Он знаменит тем, что через него отступали панически немцы, и наступали русские. Молодые деревца густо покрывали берег и обочины дороги;  местами их начали выпиливать, и потому туда нельзя было даже войти, ибо поваленные деревья крест-накрест лежали друг на друге.  Естественно, копать мы там не могли. Недовольные ребята сели на свои места, и мы поехали дальше.
  Следующий крупный населённый пункт – посёлок Гремячее, который нам тоже был интересен в плане поиска. Но опять нас ждало разочарование, так как  нас встретили вспаханные поля и необозримая даль, которая своей синью по-Есенински сосёт глаза.
  Мы направились дальше.  На протяжении всей дороги ребята молчали и были задумчивы, но сейчас  мысли их стали выходить наружу. Но перед тем как описать их разговор, я познакомлю вас с каждым из них. Начнём с Ильи Дорохина.  Илье двадцать лет – один из самых старых патриотов кружка, учится в техникуме; в Армию пойдёт только через год ( на данный момент он уже отслужил); парень горячий, но рассудительный; избегает дурные сообщества; алкоголь не употребляет ни в каком виде, не пьёт даже пиво. Я бы назвал его фундаментом, на котором можно будет построить новую юношескую патриотическую организацию. В начале, он подражал мне во всём, а после наметилась тенденция превзойти своего учителя. Надо  заметить, что в кое в чём он всё-таки меня превзошел, но об этом я умолчу.
  Виталик Кузавков – наш великан,  очень высокий парень спокойный и обаятельный,  он довольно-таки молчаливый, но это не мешает ему быть отзывчивым и добродушным. Виталик ровесник Дорохина, тоже учится в техникуме (в данное время служит в вооружённых силах), но его мирный характер  не позволяет иметь какие-либо амбиции среди ребят.
  Коля Кровец – наш лесник, в лесу он чувствует себя как дома; ему только исполнилось восемнадцать лет; учится аграрном колледже.  С ним очень интересно находиться в лесу, а вот в городе напротив, становится наивным  и не понятным.  Коля иногда молчалив, а временами разговорчив, и его мысли редко совпадают с темой беседы между ребятами, но этим  Коля и оригинален.
  Стас Батаев – юркий и шустрый   семнадцатилетний парень; чувство опасности у него отсутствует совершенно, но на него можно положиться как на преданного друга – никогда не подведёт.
-Интересно, почему там слышны немецкие голоса?- спросил Илья, как бы сам себя.
-Там, наверное, фашисты-зомби, - заметил Коля,- Как в Клавдьюите…
-Какие же там зомби?! – улыбнулся вслух Стас.- Там вполне натуральные фаши, я имею в виду игру Клавдьюити.
  Я навострил уши и стал записывать их разговор в свою память как в записную книжку, прислушиваясь к каждому слову, ибо мне было очень интересно о чём  думают ребята. Первое, что у меня мелькнуло в голове о их начале разговора – это то, что какие они ещё дети…
-Скорее всего, - продолжил Виталик,- Природа сохранила духовное эхо войны.
-А может там призраки!? – выдвинул Стас свою теорию.- А что? Трупы обычно не закапывали…
-Если честно, я знаете, о чём думаю,- говорит Илья,- Что там были солдаты из лаборатории… Жаль, что  у нас нет никакого оружия.
-Да,  брось, - сказал Виталик, -  Чушь всё это!
-Сам подумай, - рассуждал Илья, - Слух о загадочном месте дошёл до нас – это первое. Во-вторых,  это самое начало войны, и на  Москву могли бросить универсальных солдат,  химически обработанных.  В-третьих, не случайно снимали фильмы о тайных немецких лабораториях…
-Думаешь, они успели построить в этом лесу лабораторию?-  заметил Коля.- Неужели у них было время?..
-В вагонах привезли! – воскликнул Стас.- Только мутно это как-то.
-Боитесь живых мертвецов?!- злорадно ухмыльнулся Илья.
-Хватит пугать сказками, - сказал Виталик, - Приедем и увидим.
-Мертвецы навряд ли  там будут,- говорит Коля, - А вот,  черти могут быть.
-Успокоил, - недовольно пробурчал Стас,- Лучше уж ходящие скелеты, которых можно разбить палкой, чем черти…
-Представляете эту ночь в лесу, - говорит Илья загадочным голосом,- А вокруг мертвецы, черти и кабаны…
-Вот, кабаны будут обязательно, - заметил Коля, - А всё остальное шутка.
-Тогда Илья будет спать на дереве! – засмеялся Стас.
-Напрасно улыбаетесь,- оправдывался Илья, - Кабаны – это реальная угроза. Я уже один раз залезал от них на дерево, я знаю, что такое спать на дереве всю ночь…
-А по мне лучше кабаны, чем черти, - продолжал Коля.
-Достал своими чертями,- вновь прозвучал недовольный голос Стаса.
-Хватит пугать,- проворчал Виталик,- До вечера ещё далеко… ночью посмотрим, кто чего стоит.
 И среди ребят вновь водворилась тишина. Была понятна картина их сознания: уже не раскопки стояли на первом месте, а мистическая подоплёка таинственного леса. Каждый высказался, кроме меня.  И мне самому было уже интересно, что нас ждало впереди.  Ощущение тревожности и недосказанности разливалось адреналином  по крови. В этом состоянии немного меняется восприятие окружающего, и оно сильно захватывает дух, как, например, аттракцион: остановиться невозможно, а действия продолжаются в более ускоренном темпе, что наполняют лёгкие кислородом, который явно уже в избытке.
 Не доезжая Кимовска, мы свернули налево и вдоль водохранилища продолжали свой путь.  Водоём  поразил нас своими размерами, и нам показалось, что перед нами море: бесконечные просторы воды, противоположного берега не видно, лишь голубая лазурь синела вдалеке.
 -А вы знаете, ребята, - обратился я к пассажирам,- Что этот водоём образовали фашисты, взорвав плотину ГЭС?
-Зачем это они сделали? – спросил Стас.
-Они всё взрывали! – подметил Коля.
-Немцы отступали, - продолжал я,- И они надеялись, что водная стихия затопит дорогу и притормозит наступление Красной Армии.
-Так, значит, они могли случайно утопить и часть своей техники!? -  задумался Илья.
-Не исключено,- ответил я.
-Надо остановить машину и проверить берег, - предложил Илья.
-А может, ещё акваланг оденешь? – улыбнулся Виталик.
-Без акваланга здесь делать нечего, - серьёзно добавил Коля.
-Тут на дне точно что-нибудь будет!- утверждал Илья.
  Я свернул на обочину и остановился.
-Давайте выйдем и подышим морским воздухом, - предложил я.
 В близи  кимовское водохранилище не выглядело так пристойно, как издалека, из-за набросанного мусора.  Мы постояли, потом ребята побегали вдоль берега, как озорные котята. И вновь продолжили свой путь. До Епифани оставалось километров двадцать. Проехали искусственное море, и начался лес,..  и мы переглянулись.
  - Не этот ли лес нам нужен? – спросил Илья.
- Надо у кого-нибудь спросить, - предложил Коля.
  Проехали мы ещё немного и заметили идущего по обочине человека. Я остановил машину.
- Ребята,- говорю я,- давайте подбросим старика до места, а вы уж его расспросите как следует…
-Вас подбросить? – пригласил Илья пешехода, открыв дверь.
-А вы куды? В Епифань? – спросил пожилой человек.
-Да, - коротко ответил Илья.
- А мне туды не надобно, - ответил старик, - Меня тогда уж на дороге высадите, мне в сторону села…
-Заходите, - продолжал Илья, - Места хватит.
- Ну, спасибо, - сказал незнакомец, присаживаясь на указанное место.
- За грибами ходили? – спросил Коля.
-Какие сейчас грибы, Колян?! – возмутился Стас, толкая Колю под бок.
- А что? – защищался Коля. – Сейчас  сморчки должны идти.
- Нету, - ответил старик, - Мы сюды в лес носу не кажем. Какие нам грибы грешным?  Здесь же немец на каждом шагу лежит. Я ещё маленький был, а помню, как снег  в  сорок втором сошёл, так фашисты и показались: лежат прямо целёхинькие в мундирах. Всё лето лес смердил, нельзя было на улицу выйти, такая, вот, вонь была. Ну, а после сюды никто не ходит. Да, вот, ещё чаво, как мороз крепчает, так и бой в лесу начинается: пушки стреляют, всё грохочет…



продолжение следует...


Рецензии
Очень интересно, Александр.
Заинтриговали.А где продол-
жение ? Следующие по списку
работы или как?

Фаина Нестерова   10.08.2019 07:49     Заявить о нарушении