МАША

  Устал я целый день наводить порядок в квартире – за один день разве можно разгрести завалы, которые не разбирали еще с лета. Сначала Грушинский фестиваль, потом вывозили пчел на цветущие поля и охраняли их там. Поскольку травы очень быстро отцветали из-за нестерпимой жары, пришлось еще несколько раз переезжать вместе с пчелами, искать более подходящие места. Потом поход на Кавказ, и сразу почти, поездка в Санкт-Петербург. Потом все срочные дела, а беспорядок растет с каждым днем в геометрической прогрессии. Наводить порядок некому, да и некогда. Но, когда-нибудь все равно надо, и я решился в светлый праздник воскресенья заняться этим благородным делом.
  После долгих мучений решил устроить обеденный перерыв, и тут выяснилось, что кончилась родниковая вода, а из крана мы давно не пьем. Слава богу, есть причина удрать подальше от этих безобразий, и я поехал в Русскую Селитьбу за водой, где посреди села бьет чистейший родник. Когда я подъехал к источнику, встретил старца Дмитрия, который следит за порядком, я уже раньше с ним познакомился.
- Здравствуй, отец Дмитрий!
- И Вам доброго здоровья. Вы за водой?
- Да. – Я положил в копилку несколько монет. – Для общего блага.
- Благодарствуем. Давайте я помогу Вам.
Емкостей у меня было много, около восьми, в общей сложности литров на 150, но вдвоем мы быстро справились – я успевал только носить. Потом я решил искупаться в купели, вода показалась даже теплее чем обычно, и поехал на бывшую пасеку, чтобы проверить шалаш, который я строил летом  - живой он, или нет?
  Дорога влажная, пыли нет, и я очень быстро проехал четыре километра. Вот он, наш шалаш, никто его не утащил никуда, и сено не забрали. Но, правда, дров не видно, которые мы заготовили с расчетом на зиму – хотели иногда приезжать сюда поохотиться и покататься на лыжах.
 Я вышел из машины и направился к шалашу.  Когда я заглянул внутрь, чуть не обомлел: внутри навели такой порядок, что я никак не ожидал, а главное, на нарах сидела молоденькая девчушка и чего-то вышивала.
  Нет, это невозможно! Мне точно пора отправиться добровольно в дурдом на Ставропольском перекрестке, и, пока еще не поздно, начинать лечиться.
- Кто Вы такая, откуда Вы? Ах, я смешной человек!  (Б. Окуджава).
- Я живу здесь, - спокойно ответила она.  – Меня Маша зовут. А Вас?
- Табрись, причем, с мягким знаком.
- Какое у Вас красивое имя.
- Да, ну, просто редкое. Вообще-то, этот шалаш построил я. А Вы тут как оказались?
- Я то? Да вот, смотрела поля, искала травы, устала немного, вижу шалаш красивый, дай думаю, посижу немного. Что, прогоните меня?
- А Вам не страшно одной здесь?
- Дима Саблин сказал, что не страшно. Да я и не боюсь никого.
Я помню, в 1975 году капитан Валерий Саблин поднял восстание против Брежнева, и решил повторить подвиг лейтенанта Шмидта. С горсткой верных ему матросов он решил угнать свой боевой корабль в Швецию или Финляндию, чтобы выйти в эфир и заявить протест против правительства Брежнева. Корабль был атакован советской авиацией, Саблина арестовали и расстреляли.
- Кто такой Саблин?
- Хозяин соломенного дома. Кстати, очень добрый человек, и у него есть дочь. Я живу у них, оздоровляюсь, у них все экологически чистое – и дом, и еда, и кровати соломенные. Хотите, я вас с ним познакомлю?
- Солома, понятно. А что за еда?
- Мы ничего не готовим на огне, все сырое едим. Овощи, фрукты.
- И даже картошку?
- Да. Молодую картошку пропускаем через терку и едим.
Я окончательно поверил, что у меня съехала крыша на почве этих поклонников различных экологических учений. Чтобы окончательно убедиться, что это не сон, я ущипнул себя за ухо. Чуть-чуть больно, но немного.
- Ну, ладно. Тогда я поеду, а Вы разбирайтесь тут без меня.
- А Вы на машине? Тогда, если нетрудно, довезите меня тоже до села. А то я сделала две попытки, и все время плутаю.
- Ну, поехали.
Она вышла на улицу, и меня чуть не разразил гром – это Маша Деменева, ну просто копия! Здесь уже никакая теория вероятностей не справится: или я попал в какую-то временную спираль Архимеда, или меня срочно нужно лечить. Я не мог оторвать от неё взгляда.
- Вы сами-то, где живете?
- Я у Димы. А приехала из Новокуйбышевска.
- Родились там?
- Да. А родители приехали из Урала.
 - А дети у вас есть?
- Нет. Я еще не замужем.
- Пора бы уже. У моей дочери уже двое детей. Правда, она немного старше.
- Я еще не знаю, за кого мне замуж выходить. Пока одна.
- Знаешь, Маша, - я почему-то перешел на ты, - я в 1970 году работал на Урале молодым инженером, в поселке Нижняя Салда. И у меня там была девушка знакомая, звали ее Маша, и на тебя очень похожа.
- Так это, наверное, я и была. Мои родители из Нижней Салды.
- А ты, в каком году родилась, девочка?
Я бы не дал ей и двадцати трех лет.
- В 1989 году. Мне уже двадцать шесть лет.
- Так как это ты? Тебя тогда еще не было.
- Так это в другой жизни. Вам сколько лет?
Она смотрела на меня полными глазами безо всякой улыбки.
- Не знаю, я родился в 1947 году. Вот считай.
- Это нормально. Я вижу, Вы любите путешествия. Значит, никогда не состаритесь.
Мы доехали до двухэтажного дома желтого цвета и вошли во двор. Дом был открытый, но там никого не оказалось. Во дворе стоял тандыр, и еще очень интересная конструкция, напоминающая каркас пирамиды, собранный из правильных треугольников. И еще много очень интересных вещей, вроде коромысла и ухвата, напоминающих старину.
- Дима, наверное, в летней кухне, сейчас я позову его.
Скоро она вернулась с молодым человеком очень приятной наружности, и у него была очень добрая улыбка.
- Вот он хочет с вами познакомиться, - сказала Маша, показывая на меня.
- Меня Дима зовут, - он очень энергично пожал мне руку.
- Табрись. Очень приятно с Вами познакомиться. Я мимо вашего дома проезжал 127 раз, а может и больше. Мы тут уже три года держим пчел на заброшенном поле, а тут как раз поворот на пасеку. Много слышал про ваш соломенный дом. Можно посмотреть?
- Так пойдем, секретов нет. Здесь у нас гостиница для туристов. Экскурсии бывают, некоторые живут тут. Иногда семинары, лекции читают.
- А дорого?
- В сутки без еды 500 рублей с человека. Это в выходные. А в будни даже дешевле, если группы приходят. Еда по желанию, там смотреть надо, какие продукты. Приезжайте! Ну, давайте дом смотреть.
Дом был великолепный – воплощение моей мечты. Стены из соломы, очень красиво и аккуратно обмазаны глиной и отделаны гипсокартонном. Вместо обоев мешковина, да так красиво смотрится. Вся мебель из соломы, сразу не поймешь, потому что отделана очень красивой обшивкой. Такой надежный уют и простая деревенская красота – глаз не оторвешь.
- Знаешь что, Дима, я обязательно приеду. Может, даже уговорю своих друзей туристов. Есть у меня очень хорошие друзья и знакомые, которые интересуются такими вещами, что у вас тут наворочено. Великолепно! А кто это все строил?
- Я сам. Вот этими вот руками. Конечно, мне помогали, не один строил. Все тут из соломенных блоков, не считая теплицы. К теплице примыкает часть стены из кирпича, так положено. Оставайтесь сегодня, денег не возьму.
- Оставайтесь, - сказала Маша. – А то Дима не хочет для меня одной гостевой дом топить. Пойдемте, покажу мою комнату.
Мы поднялись на второй этаж. В ряд стояли несколько лежанок, разделенные занавесками. Маша остановилась на лестничной площадке и показала на занавеску:
- У меня отдельная комната.
- Можно посмотреть?
- Пожалуйста.
Я заглянул за занавеску, там стояла всего одна кровать, красиво заправленная.
- Маша, ау!
- Я здесь, - засмеялась она.
Дима принес проспекты:
- Вот это Вам, и вашим друзьям. Приезжайте, будем рады.
- Обязательно Я точно приеду. У меня много вопросов. До свидания, я поеду.
- Маша, я там чайник ставил, иди, посмотри в кухне, - сказал Дима, - ты дошла до поля сегодня?
- Не успела. Зато я встретила Табриса. У Вас есть в контакте страничка? У меня есть - Маша Базилина. Я найду Вас, ладно.
- Хорошо. Я поеду, сегодня в город трудно попасть, а уже пять часов. До свидания!
Маша подошла ко мне и двумя руками взяла мою левую руку:
- До свидания! Приезжайте. Правда, послезавтра я уеду.
Нет, этому никогда не будет конца, подумал я с отчаянной грустью. Так прощалась Маша Деменева, даже когда я уезжал из Нижней Салды насовсем. Она пришла  на автовокзал, долго держала двумя руками мою левую руку – в правой у меня был чемодан – потом сунула мне в карман школьную тетрадку:
- Потом прочитаешь, ладно.
И убежала. В тетрадке было ее письмо, но я тетрадку потерял потом. А письмо было очень душевное.
Хорошая девушка, Маша!
Где ты сейчас, миленькая?


Рецензии
Очень интересный рассказ. Правда, я с какого-то момента ждал каких-то мистических неожиданностей, связанных чуть ли не с перевоплощениями. Сам рассказ как бы к этому подводил. А закончилось довольно обыденно. Это несколько разочаровывает.
Впрочем, каждый сам решает, что и куда направить.
С уважением.

Александр Онищенко   19.03.2021 13:39     Заявить о нарушении
Этот рассказ был написан буквально "на коленке" за несколько минут,по следам событий, и ничего править не хотелось, почему-то. Маша замечательная девушка, работает нянечкой в детском саду, мы до сих пор дружим. Но меня сильно покритиковали мои "литературные наставники", а одна знакомая журналистка сказала буквально следующее: "Вы хороший рассказчик, но может быть, в целях экономии бумаги, лучше рассказывать у костра?" (Когда спонсоры издали два моих сочинения)." У нас ведь леса совсем мало осталось, почти всё китайцы вырубили" - сказала она. И я потерял интерес к литературным опытам и занимаюсь проектированием систем автоматизации.

Табрис Карамалов   20.03.2021 10:18   Заявить о нарушении
"в 1975 году капитан Валерий Саблин поднял восстание против Брежнева, и решил повторить подвиг лейтенанта Шмидта. С горсткой верных ему матросов он решил угнать свой боевой корабль"

про него Брежнев тщательно скрывал! Пастернак или хоть Евтушенко поэм не писал

Нина Турицына   15.03.2022 05:51   Заявить о нарушении
Спасибо вам Нина за замечания. Я уже давно "не брал в руки шашек", да вот, кто-то читает эти "упражнения по чистописанию" (так говорил Олег Куваев, геолог и замечательный писатель).

Табрис Карамалов   15.03.2022 16:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.