Граня

        Первое правило жизни, которое мне вдолбили там родители, не разговаривать с незнакомыми людьми и на все расспросы отвечать не знаю или просто молчать. Второе и самое важное – не попадаться на глаза Надзирателю.
        У него была жена Граня, смуглая, некрасивая, но приветливая женщина. Была ли она его женой, никто достоверно не знал. Говорили, что она раньше здесь же сидела, а потом он пристроил ее к себе в дом. Родные ее в войну все погибли, детей не было, так она у него и прижилась, хотя срок ее давно уже вышел.
        В конце лета в зону прибыла молодая женщина Рая с грудной девочкой на руках, перезимовала с ней зиму, девочка заметно подросла и окрепла.
         Однажды, по весне, я слышала разговор Грани с заплаканной Раей. Они сидели на лавочке перед колодцем и Граня, играя с ребенком, уговаривала Раю оставить девочку ей, не брать с собой в «командировку», в которую ту, якобы, на месяц отправляли. В дороге ребенок может заболеть и жить придется неизвестно где, и накормить, может быть, там будет нечем, убеждала ее Граня, а через месяц вернешься и заберешь ее обратно.
           Принимала ли Рая ее слова за чистую монету, а может быть, уже просто у нее не было выбора - ребенок остался, а Раю через пару дней увезли и с концами, назад она уже не вернулась.
           Так у Грани появилась дочь. Граня, не скрывала своего счастья.
           Таня росла милой девочкой, Граня души в ней не чаяла и глаз с нее не спускала, это все видели. Условия к тому времени изменились, жить стало чуть посвободнее. Даже в складчину отмечали праздники. Ставили перед бараком столы и каждый нес, у кого, что было. Надзиратель считал своим служебным долгом присутствовать, хотя его никогда не звали.
            Так было и в этот раз. Праздновали Первомай. Он явился сам уже хорошо навеселе и притащил с собой пьяного дружка -  охранника. Следом прибежала Граня, желая увести его домой. Но ее все уважали и тут же усадили за стол. Сколько она просидела, сколько выпила, как вдруг обнаружила, что Надзиратель с дружком исчез. Встревожено подскочила и метнулась домой. Вскоре послышался совершенно дикий вой. Все бросились на крик, что случилось?
            Случилось. Сбежались даже вольные, появился врач и какие-то военные. Врач пытался помочь Гране, от потрясения она наделала в штаны и бестолково кружась на одном месте, совершенно никого не узнавая, дико по-звериному выла. Надзиратель метался тут же от одного к другому, пытаясь всем всунуть в руки пачки денег.
           Тане помочь уже было невозможно. Она была изнасилована и задушена. Надзирателя увели. Куда делся его дружок, никто не понял. Таню отправили в морг, а Граню в дурдом. Тут уж все сразу припомнили и сгинувшую Раю, и странную смерть Валечки, пятилетней девочки, которую годом раньше обнаружили мертвой в надзирателевом доме. Говорили тогда, что ее якобы убило током, но мало кто в это верил.
            Мать Валечки - неунывающая Любка, жившая со своей старухой – матерью на другом конце барака, была неграмотной, не умела ни читать, ни писать, но что-то все-таки умудрилась натворить. Что плохого сделала Любка, она и сама толком не знала, но о судьбе своей особо не печалилась. Таню, как и Валечку, похоронили тихо.
           По зоне поползли слухи. Душить он ее, якобы, не собирался, прижал, чтоб не орала, а когда уже заметил, что не дышит, решил привести в чувство нашатырным спиртом, да с перепугу опрокинул  на лицо весь пузырек, она и задохнулась. А Граня, видимо, что-то за ним замечала, потому и глаз с Танюшки не спускала. Караулила, караулила, да не сберегла...
          В конце шепотом добавляли, что хорошо, хоть сама заорала, да люди сбежались, а то обоих бы по-тихому закопал, и знать бы никто не знал.
         Через неделю Надзиратель спокойно вернулся домой, а Граня так и осталась на пожизненно в дурдоме.
         Кто-то из вольных даже видел ее там, рассказывал, что она была никакая, человек – растение. Это, похоже, было ее платой за чужого ребенка и за загубленную Раю.
 


Рецензии