Платить надо за всё 77. Кирина инициатива

http://www.proza.ru/2015/10/06/2179

Паша специализировался на похищениях, и эта девочка была далеко не первая, она только продолжила счёт. Всякое случалось. И Паша давно научился подменять жалость злобой. Он плёл нечто вроде маскировочной сетки из мыслей: "Они сами виноваты, что пришлось им со мной встретиться. Жили бы себе потихоньку, не высовывались, кому бы какое дело до них было. А если не они сами, так их мужья, или их родители - виноватый всегда найдётся. А он, Паша, при чём? Так, карающий меч судьбы, можно сказать". Павел раскидывал эту маскировку и делал вид, что верит ей. Тут главное - поменьше эмоций по отношению к клиенту, ничего личного на него не распространять, ни злобы, ни жалости.

А вот с этой козявкой у него не получалось. Он не мог понять почему - и злился. На неё и на себя.

Им повезло, что они разглядели этот сарай посередине большого кукурузного поля. Хотя по календарю лето ещё не началось, здешние сельхозугодья уже пышно зеленели. Вот и кукуруза поднялась как на дрожжах. Когда они заприметили сарай, крыша ещё виднелась над побегами. Но через несколько дней крыши уже было не разглядеть.

Рядом с полем проходила не очень оживлённая дорога, и о ней пролегал автобусный маршрут. Неподалёку имелась автобусная остановка. И вот рядом с этой автобусной остановкой кому-то в голову пришло поставить телефон-автомат. Ну точно, светлая голова была у того парня!

Павел заглянул к девочке. Постель у неё была очень даже приличная - они обнаружили в сарае раскладушку. Очень удобная штука, даже матраца не надо, потому что матрац шёл в комплекте - толстый, рыхлый и почти невесомый, он складывался вместе с раскладушкой. Наверно, владелец сарая и кукурузного поля любил обставлять себя комфортом, и если приходило желание вздремнуть после трудов, а то и заночевать, так чтоб было удобно и тепло.

Сначала раскладушку забрал себе Пашин напарник, девочке устроили "кровать" из деревянных ящиков, пустых мешков и какого-то тряпья. А когда они остались вдвоём, раскладушка перекочевала в её чулан.

Сейчас она лежала, обхватив куклу - маленький комочек на большой раскладушке. Глаза её были закрыты, может, и впрямь, спала уже. Павел закрыл двери, набросил щеколду, а за неимением замка вставил большой согнутый гвоздь.

Кукурузное поле сухо шёлестело, скрывая Пашины передвижения. Ходил он аккуратно, между рядами. Он остановился на краю поля, напротив остановки. Надёжно скрытый стеблями и широкими листьями, а ещё более - темнотой, он наблюдал за дорогой, поглядывал на часы. Минут через десять мимо него проехал автобус, даже не притормозив - некого было забирать и высаживать. Теперь можно было идти к телефону. Лампочка в кабине так и была немного недовёрнута, как он оставил её, и не горела, дорога хорошо просматривалась в обе стороны, в случае чего времени уйти с глаз долой было бы больше чем достаточно.

Посвечивая фонариком, Павел набрал нужный номер. Но вместо знакомого уже голоса Виталия Глебова в трубке раздался женский голос. После первых же слов Паши женщина перебила его и торопливо заговорила сама:

- Это вы, наконец-то! С вами говорит жена Виталия Глебова. У меня есть к вам предложение, но я не могу говорить по этому телефону, муж может застать меня. Пожалуйста, перезвоните на мой мобильный. Запишите номер…
- Что за ерунда?! Я хочу говорить с Глебовым! - Павел повысил голос.
- Ради Бога! Ради Бога! Вы должны выслушать меня. Это не ловушка. И я не стану уговаривать вас отпустить девочку. Я хочу предложить вам решение проблемы. Поверьте, это касается и вашей жизни тоже. Пожалуйста, перезвоните мне! Пожалуйста! Только выслушайте!

Нескольких секунд хватило для принятия решения. В голосе женщины звучало неподдельное волнение, а в какие-то мгновения - отчаяние. И чем он рискует, позвонив ей на мобильный телефон?

- Моё предложение покажется вам неожиданным, - после первого же гудка Павел услышал торопливый голос женщины. - Я хочу прийти к вам.
- Зачем вы мне? Придумали какую-то пакость?
- Нет, - теперь голос был более спокойным, - решение это приняла я сама и никого в свои намерения не посвящала. Разумеется, я делаю это в тайне от мужа и детей не ради вас, у меня свои цели и интересы. Но сейчас так получается, что мои интересы будут и вам во благо.
- И каковы ваши цели?

- Я хочу быть с девочкой и защитить её от ваших опрометчивых решений. Ну а самое главное - сейчас всей моей семье нужна защита. Вы оказались в сложном положении, вам трудно решиться на какой-то шаг. Если вы сделаете неверный выбор, за ошибку заплатите жизнью. Ваша смерть не перевернёт мне душу и жизнь не сломает - хоть такая смерть бессмысленна, досадна, но это будет ваш выбор. Меня пугает другое - я не хочу допустить, чтобы вы успели отнять жизнь у моего сына, или мужа, или друга. Никто не должен умереть, ни ребенок, ни вы, никто. Это нельзя. Невозможно. Не стоят того амбиции мёртвого Шерхана. - Женщина умолкла, будто в колебании, и через короткую паузу сказала: - Есть ещё причина, по которой вам выгодно заполучить меня в заложницы. Сейчас, когда у вас Наташа, мой муж поднял на ноги очень много людей, вас стерегут всюду, вам перекрыли все входы и выходы. То есть он делает всё возможное и невозможное. Но когда у вас буду я, вы сможете вить из него верёвки, он станет пластилином в ваших руках.

- И вы думаете, что я поверю, будто вы хотите этого для него?
- Нет, не хочу. Я надеюсь, что помогу вам найти выход, вы оставите нас в покое и сам уйдёте живым. Придумайте, как мне попасть к вам. Уверена, вы найдёте самый безопасный для себя вариант. Я беспрекословно выполню все ваши условия, хитрить и обманывать вас я не собираюсь. Да и чего вам опасаться? Что приведу за собой кучу людей? Устройте нашу встречу так, чтоб вы могли проверить, обезопаситься на это счёт. Что принесу на себе какой-то маяк? Вас никто не станет брать штурмом - ведь чтобы прикончить меня и ребёнка вам хватит минуты. Пожалуйста, обдумайте моё предложение, проанализируйте и позвоните мне снова по этому номеру.

- Не спешите. Я согласен.
- Господи… - голос у женщины сорвался, но она сейчас же овладела собой. - Куда и как мне приехать? Ваши условия. Вы готовы сказать, где и как мы встретимся?
- Сейчас… Так. Вы водите машину?
- Да.

- Через полчаса, то есть в половине одиннадцатого вы должны быть в Грюнстике, на стоянке у главного почтамта. Этот городишка от вас недалеко, вы наверняка хорошо его знаете. Естественно, в машине кроме вас никого не должно быть, включите в салоне свет, ну-у… на две минуты, этого будет достаточно. Потом оставите машину, дальше на велосипеде. Привезите с собой или украдите. Там их хватает у каждого многоквартирного дома. Возьмите с собой что-нибудь, чем можно перекусить замок. Поедете на Хаггенленке, остановитесь на первой автозаправке и ждите у телефона-автомата. Я позвоню вам.

- Вы уверены, что это хороший план?
- Либо вы выполните мои условия, либо это бессмысленный разговор.
- Согласна, это хороший план.
- Вы не знаете, с какого момента за вами начнут наблюдать. Поэтому не надо говорить, что в ваших интересах сделать всё честно, так?
- Это лишнее. В половине одиннадцатого я буду в Грюнстике.

http://www.proza.ru/2015/10/07/81


Рецензии
Так вот, какими мыслями Кира не поделилась с мужем. Не знаю, правильно ли она поступает, но безусловно смело и честно. Скорее всего, ее поступок усложнит и без того сложную ситуацию, добавив семье тревог. Но почему она не предложила себя вместо Натальи? Конечно, похититель, наверное бы отказался - ребенок, более надежный и безопасный заложник, но а вдруг? Ведь сторожить двоих заложником, тоже больший риск.

Оксана Фокс   09.03.2016 21:26     Заявить о нарушении
Ни с кем Кира не могла этой своей задумкой поделиться, так как руководил ею "эгоизм". Устала бояться за дорогих людей, укрываясь за их спинами. По той же причине не могла предложить обмен. Как его осуществить? Надо же кому-то передать девочку. А она не могла довериться ни одной живой душе - кто бы согласился с ее намерением пойти к шантажисту?

Раиса Крапп   10.03.2016 16:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.