5 Детектив

Отчаянные матюки разносятся по казарме. Слышащие понимающе качают головами: очередной пострадавший. У нас беда, на курсе завелась «крыса». Кто-то таскает по ночам деньги. Что самое неприятное – этот «кто-то» явно из нашей группы. Каждая учебная группа – как большая семья. В казарме кровати стоят рядом, в столовой садимся вместе. По училищу перемещаемся в одном строю. Лекции, практические занятия, семинары, самоподготовка – вместе. В большие наряды (по столовой или в караул) заступаем всей группой. Когда кому-то приходит посылка из дома, то делятся, как правило, со всеми. Если к кому приходят деньги – об этом знают все. Среди одногруппников нет секретов. А деньги пропадают только в нашей группе. И происходит это сразу, как кто-то получает перевод.

Можно подумать: зачем курсанту деньги? Живём на всём готовом – нас кормят, одевают-обувают, обеспечивают всем необходимым. Ну… почти всем. Предметы личной гигиены приходится всё-таки покупать. Нитки, иголки, белый материал для подворотничков. Зубную пасту и щётки, мыло, принадлежности для бритья. Крем для сапог. Но основная статья расходов – училищный буфет-чайная, в просторечии «чипок». Кормить-то нас кормят, нормально, сытно, но… как-то невкусно. Первое-второе, чай-компот и никаких тебе булочек-пирожных или чего сладенького, конфет. Поэтому творожная запеканка плюс треугольник молока из «чипка» – заветная мечта каждого курсанта.

Недавно я сам получил деньги переводом. Выходит – стал потенциальной мишенью. Что сделать, как обезопасить себя? Не в сейф же начальнику курса отдавать? После некоторого размышления, аккуратно переписываю красной ручкой номера купюр в свой карманный блокнот. Деньги прячу под обложку военного билета.

Крик дневального:
– Курс, подъем! Строиться!
Скидываю с себя одеяло и легко соскакиваю со второго этажа кровати. После построения спешу к табурету, на котором аккуратно сложена моя «хэбэшка». Лезу во внутренний карман куртки. Военный билет на месте, а вот деньги… Пропали. Матерюсь, но негромко. Чем поможет, если орать на всю казарму? Весь день хожу расстроенный. Одногруппники сочувствуют… Кто же из них, кто?

Группа сидит в учебном классе, ждём преподавателя. Игорь Новиков, пользуясь моментом, затевает сбор комсомольских билетов. Он в группе секретарь комсомольской организации. Раз в месяц собирает копеечные взносы и ставит штампики.
– Поживей достаём, поживее сдаём, – торопит Игорь, – Савин, что у тебя билет так потолстел, с тебя пример берёт?
Грузный Савин неуклюже пытается выхватить свой комсомольский.
– А что там под обложечкой? О, денежки… Откуда столько?
Общий гомон затихает, все смотрят на Савина. И на кучку мятых «трешек» и «пятёрок».
– Прислали, - оправдывается тот.
– А когда это было?
– Что-то не помним…
– Давно прислали? И не потратил?
– Так это он, что ли!? Вот сука!
– Погоди, ещё доказать надо – все начинают говорить одновременно.
– Отставить! – возглас командира группы восстанавливает тишину.
Тут влезаю я:
– У меня номера купюр записаны, давайте проверим!
Сверяем номера, они совпадают. Лицо Савина идёт красными пятнами…

Комсомольское собрание проходит в ленинской комнате. Встаёт Коля Цалко, наш командир, младший сержант с пшеничными усами и мягким белорусским говорком. Он коротко повторяет то, что мы уже знаем. В группе пропадали деньги, вор обнаружен, это недопустимо в воинском коллективе… Исключить из комсомола – единогласно. Удивительно, но никто не предлагает побить Савина, устроить ему «тёмную». Просто все ведут себя так, как будто его нет. Не разговаривают, не садятся рядом ни в столовой, ни на занятиях. В училище приходит его мама, разговаривает с командованием курса, с группой, просит простить, оставить… Спустя несколько дней нам зачитывают приказ начальника училища – Савин отчислен. Мы мельком видим его уже с солдатскими погонами, в сопровождении курсового офицера. И он навсегда пропадает из нашей жизни.

// Осень '83


Рецензии
Просто, ясно, без затей.

Андрей Якуп   27.02.2017 02:21     Заявить о нарушении
На это произведение написано 47 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.