Дорогой смерти... Восставшие из небытия

Вторая мировая война затронула 80% населения планеты и унесла миллионы жизней. Фашизм работал как настоящая фабрика смерти, истребляя ежедневно 14 тысяч жертв: 600 человек в час, 10 человек каждую минуту. Общее количество концентрационных лагерей, их филиалов, тюрем, гетто в оккупированных странах Европы и в самой Германии, где в тяжелейших условиях содержались и уничтожались различными методами и средствами люди, насчитывает 14 033 пункта.

Восставшие из небытия - именно так говорят о людях, прошедших испытание войной и ставших узниками фашизма в детском возрасте. Члены Мытищинской общественной организации «Общество бывших несовершеннолетних узников фашизма», знают не понаслышке о зверствах фашизма: о бесчеловечных опытах, проводимых в концлагерях, о смертях детей после отбора крови у них для раненых немецких солдат, о сожженных останках заключенных, шедших на удобрения, о поделках из глаз живых людей...


***

Виктор Георгиевич Гладышев рос в дружной, песенной, многодетной семье, ценящей труд. Беды подкрадывались неспеша. Мать умерла в 39-м. Война не пощадила отца, погибшего в 43-м, при прорыве Ленинградской блокады. Но свято хранится память об отце - Георгии Яковлевиче Гладышеве, участнике Первой мировой войны 1914-1918 гг., награжденном Георгиевским Крестом. Каждый год в День Победы Виктор Георгиевич отчитывается перед отцом за свой пройденный путь. С особой болью Виктор Георгиевич говорит о детях погибших воинов, с детства чувствуя затаенную обиду. Победа не вернула им полного довоенного счастья. Они остались наедине со своей болью утрат и потерь. Выживших победителей не оставляли без внимания, чтили, награждали, выдавали праздничные наборы, их дети были по-настоящему счастливы...

Начало войны Виктор Гладышев встретил в восьмилетнем возрасте в деревне Смолино Нарофоминского района Московской области. Тогда еще шестеро детей Гладышевых, которых приютили родственники, не знали, что Судьба уготовила им жестокое испытание войной: пройти дорогой смерти, потребовавшей концентрации мужества и желания жить.

Осенью 41-го деревню заняли фашисты, а вскоре жителей деревни построили в колонны и погнали в немецкий тыл. Сорокоградусный мороз, ночевки в холодных нежилых помещениях. Тяжелая ноша легла на детские, еще не окрепшие плечи. Война обнажила детские души и болью хлестала, впиваясь в каждый нерв, в каждое ощущение жизни. И в наши дни те детские воспоминания ужасов войны отзываются стонущим эхом, заставляя страдать. Им пришлось пройти жестокими дорогами войны фашизма.

Не от того ли и сегодня наворачиваются слезы от воспоминаний? Память не отпускает их, и они не уходят, они всегда рядом. Вон там лежит на зимнем холоде расстрелянная молодая женщина и замерзающий на ней малыш, которому никто не осмеливался оказать помощь. А недалеко все еще алеют из проруби два красных ботиночка ребенка, засунутого в прорубь головой. Тут же рядом расстрелянные фашистами дети, которых голод бросил к порвавшемуся мешку с печеньем. Вот маленькая девочка, замерзающая от холода, подбегает к печурке и наталкивается на раскаленную кочергу с фашистской безжалостной рукой, прожигающей детское тело. Вокруг только крики и стоны, и молчаливые застывшие лица... Все было серым и мутным, без ощущений, несмотря на боли от обретенных болячек и бесчисленных вшей.

Голод и холод осели в душе столь же мучительными воспоминаниями. Ледяная дорога смерти без жалости поглощала и взрослых, и детей. Выбившихся их сил фашисты просто отстреливали. Плачущих малышей уничтожали без промедления. Дети переносили все тяготы наравне со взрослыми. А были и такие эпизоды с тренировочными стрельбами фашистов: девочек 7-9 лет строили, целились и стреляли над самыми головами.

Часто чувство страха покидало изнуренных детей. Приходилось говорить по-немецки, общаясь с оккупантами, которые иногда проявляли человечность. Да вот же она, та павшая оледенелая лошадь, которую раздирали Витины детские пальчики, пытаясь хоть кусочек пищи добыть. Да ведь не только для себя, а и для тех, кто шел рядом. Даже немец проникся жалостью к трагическому старанию ребенка, позволив добыть немного пищи. Потом эти «леденцы», приятно таявшие во рту маленькие крошки сырого мяса от мертвой лошади, давали детям протянуть еще немного на той дороге смерти. Сумевшие победить в той борьбе за жизнь, эту дорогу запомнили навечно.

Не менее тяжело было попрошайничать у местного населения, которое также испытывало нужду. Под разрушенными холодными церковными сводами, куда всех загоняли на ночевку, не раз вспоминались чудодейственные зерна пшеницы, зашитые в подкладку тетей перед отправкой детей в концлагерь. Узников даже не охраняли: бежать-то было некуда. Да и сил тоже не было.

Но не только голод и холод леденящими пальцами сжимают сердце безысходностью - воспоминания о минутах, застывших перед дулом автомата: когда смотришь в глаза смерти перед расстрелом; когда она смотрит тебе в спину, а ты бежишь в «атаку» в виде живого заслона фашистам.

Потом все же пришла неописуемая радость освобождения. Становление новой жизни. Но военное прошлое навсегда сохранилось в памяти. Виктор помнит, как они со старшим братом все надеялись найти отца, убегая на фронт. Скитались по окрестностям, не раз встречали в лесах наших воинов, помогали выйти из окружения, попадали под обстрелы, смотрели в глаза смерти. В конце войны Виктор даже стал сыном полка.
Послевоенные судьбы детей, оставшихся сиротами, разбежались по детским домам. Братьев и сестер Гладышевых разметили в разных приютах. Виктор попал в подмосковное Пушкино. Однако в его душе всегда звучала музыка. Она стала для Виктора Гладышева продолжением реальности. Сын полка вскоре стал настоящим музыкантом, участвовал в парадах на Красной площади. Позднее, получив музыкальное образование, освоив игру на многих музыкальных инструментах, Гладышев выступал с лучшими оркестрами страны, и даже с Большим государственным симфоническим оркестром.

Самое знаменательное и запоминающееся событие было в 1945-м - Виктор Гладышев принимал участие в параде Победы на Красной площади. Не только новая военная форма придавала ему ощущение гордости. Это было событие историческое. Именно там по-особому зазвучал любимейший марш «Прощание славянки» и состоялась встреча с создателем марша Агапкиным. Радость переполняла, несмотря на то, что шел проливной дождь, что барабаны отсырели, и приходилось бегать к обогревателям в ГУМ для их просушки.

Музыка в душе Виктора Георгиевича зазвучала еще во время оккупации, когда в деревне появились марширующие со знаменами немцы в шикарной форме в сопровождении оркестра и внушительной техники. Репетиции при подготовке к параду победы на Красной площади шли полным ходом, пока немцам не пришлось отступать.

Давняя «военная» мечта и любовь к музыке связала Виктора Георгиевича с военными оркестрами. Сквозь годы он шел с любимейшим маршем - «Прощание славянки», написанным в 1912 году штаб-трубачом 7-го запасного кавалерийского полка, стоявшего в Тамбове, - Василием Ивановичем Агапкиным под впечатлением от событий Первой Балканской войны (1912—1913).

В социальных сетях идет спор: был ли Агапкин на параде в 45-м, да и вообще – исполнялся ли этот марш в то время? Идут споры о том, что марш был запрещен после революции и не исполнялся до 1957 года. Нисколько не потеряв своей популярности и в наши дни, ставший национальным маршем, он дал рождение многочисленным текстам. Этот марш звучал и по-прежнему звучит в душах печалью и радостью.

Потом еще не раз В.Г. Гладышев принимал участие в парадах. Однако всегда помнил январь 42-го – возвращение в разрушенный Нарофоминск, приемник-распределитель и детский дом. Однажды, по состоянию здоровья, пришлось оставить игру на музыкальных инструментах, но с музыкой он не расстался: в конце 1970-х Гладышев В.Г. был директором музыкальной школы в Рупасово (Мытищинский район). В послевоенные годы не было времени расслабляться. Общий трудовой стаж Виктора Георгиевича составляет 62 года. Будучи пенсионером, ветеран своё сводное время отдаёт общественной работе.

Повзрослевшие раньше срока, дети не просто выстояли и выжили в военные годы, они достойно идут по жизни, заняв активную жизненную позицию. Спустя 70 лет они все еще в строю, чтобы передать эстафету памяти новым поколениям. Нельзя допускать повторения беспредельной жестокости фашизма. Пусть же станет нам всем напоминанием надпись на памятнике жертвам бандеровской Волынской резни с надписью: «Если я забуду о них, ты, Боже на небе, забудь про меня».

Тысячи детских загубленных душ взирают на нас с мольбой: люди, не допустите больше такого кощунственного посягательства на жизни детей!


***

Виктор Георгиевич Гладышев ныне житель г. Мытищи Московской области. Он до сих пор возглавляет мытищинский сектор патриотического воспитания подрастающего поколения «Общества бывших несовершеннолетних узников фашизма». Пройдя дорогами войны, он также мужественно шел дорогами мирной жизни. За плечами два высших образования, множество наград. Виктор Георгиевич человек известный, но очень скромный. О нём Натальей Сухининой написана документальная повесть «Прощание Славянки», а на её основе снято два кинофильма. Виктор Георгиевич никогда не отказывался и не отказывается от приглашений выступить на пленумах и выставках, в военных академиях, музеях, школах, детских домах, библиотеках Москвы, Московской и Калужской областей, и, конечно же, не обходит вниманием Мытищи и Пушкино.

7 апреля 2013 г., в День Благовещания Пресвятой Богородицы, Гладышев В.Г. был благословлен в Свято-Никольском монастыре г. Приволжска Ивановской области на принятие прощения, покаяния от бывших солдат фашистской Германии, принимавших участие в боевых действиях на территории СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

PS:
В апреле 2017 г. Гладышев В.Г. был награждён Орденом "За Верность Отечеству". Накануне Дня Победы Виктор Георгиевич поедет посетить родные места, где примет участие в праздничных мероприятиях, и, как всегда, обязательно выступит перед школьниками. Дети хорошо помнят такие встречи, а некоторые даже пишут письма ветерану, присылают свои рисунки, посвящённые военной тематике.


Рецензии
До глубины души тронут Вашим произведением, Анита. Невозможно представить и осознать, нам не видевшим войны, сколько мучений выпало людям, а детям особенно, в ту жестокую страшную пору. Больно видеть по тв современные войны.
Низкий поклон Виктору и всем известным и неизвестным Героям Великой Отечественной!
С теплом и искренним уважением, Александр.

Александр Гер   26.10.2015 09:03     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр, за вашу искренность и доброту.
Обидно за тех детей, чьи отцы погибли, особенно - за оставшихся сиротами. Мне очень понятна их обида на государство. Они жутко завидовали детям, чьи отцы вернулись с войны. Считали себя обделёнными и обиженными. В праздники чтили фронтовиков, выдавали подарки, продуктовые наборы, а семьи с детьми погибших воинов оставались в тени, как и сироты. Сейчас тем детям уже много лет, с каждым годом их становится всё меньше.

Анита Карелина   26.10.2015 18:42   Заявить о нарушении
Я знаю Аниту-поэтессу, теперь открыл Аниту-журналистку, а предстоит открыть
Аниту-писательницу, и я радуюсь от предвкушения открытия других твоих, Анита,
ипостасей.

Мироненко Влад   02.08.2016 12:27   Заявить о нарушении
Спасибо, Влад! Рада тебе!

Анита Карелина   06.08.2016 20:26   Заявить о нарушении