Четыре дня в Пушкиногорье. Прогулка на катере

День первый
Моя внучка Адель еще в начале своей детсадовской поры как-то обратила Настино внимание на висевший в садике портрет Пушкина: «Мама, ты знаешь, кто это? Это Пушкин». Тогда ей было года три. Да, Пушкина мы знаем с детства. С детства воспитываемся на его сказках и стихах о природе, позже нас очаровывают его стихи о любви… В школе мы очень подробно знакомимся с его творчеством, но порой не всегда понимаем еще, в чем же чудесность и неповторимость его языка. По-настоящему «Евгения Онегина» я прочитала уже даже после института. Прочитала на одном дыхании… Вот когда я насладилась легкостью и изяществом его поэтического слова, прочувствовала его!
К Пушкину можно относиться по-разному – принимать или не принимать его творчество, критиковать за пылкость в отношении к прекрасному полу, осуждать или не осуждать те или иные события его жизни… Понимать надо одно – он Гений, а к гениям с обычной человеческой меркой подходить не стоит.
Мне Пушкин всегда был интересен, я даже постаралась собрать маленькую библиотечку из книг о нем – надеюсь, внукам пригодится. Конечно, давно слышала про Пушкинские заповедные места, да всё не могла туда собраться. Наконец свершилось! Мы с Аликом, забронировав заранее места в гостевом доме в деревне Бугрово (она входит в территорию заповедника), двинулись в путь.
Решили поехать по трассе Балтия (Москва–Рига), а после городка с забавным названием Пустошка свернуть и проехать город с не менее забавным названием Опочка. Выезд из Москвы, так же, как и въезд, всегда портит настроение… В половине восьмого утра на МКАДе уже была мощная пробка, которую мы решили объехать по малому бетонному кольцу вокруг Москвы. Это была не очень хорошая идея, поскольку мы не только не выиграли, но и потеряли много времени на объезд.
Трасса Балтия в общем неплохая, только требует постоянного повышенного внимания из-за того, что в основном двухполосная – по одной полосе навстречу друг другу. Естественно, за идущими фурами выстраиваются колонны автомашин, и всегда находятся нетерпеливые водители, подвергающие опасности себя и не только в желании обогнать во что бы то ни стало…
Погода нам благоприятствовала – светило солнце, правда, периодически налетали тучи с проливным дождем, таким, что казалось, кто-то льет на лобовое стекло воду из гигантского ведра. Но всё было нормально, если не считать, что от Ржева до Нелидова (это больше сотни километров), не было ни одной заправки – вернее, одна была, но какая-то «мутная» и к счастью, не работающая. К счастью потому – что неизвестно, было бы нам лучше от того, что мы на ней заправились. Но благодаря тому, что Алик в Москве заправил полный бак, бензина нам хватило до Нелидова… В общем, поплутав еще и в самих Пушкинских горах, «пободавшись» с навигатором, который почему-то все время пытался нас направить на грунтовую дорогу, к вечеру мы прибыли на место. Администратор нас ждала, устроила и ушла. Мы остались одни. Кроме нас, никого больше не было – мы ведь приехали в будний день, да и не сезон уже.
Гостевой дом в Бугрово – это несколько строений на одной территории. Наши «стандартные» номера представляли собой отдельные «боксы» в одноэтажном деревянном доме, каждый с отдельным входом с улицы. В этом есть своя прелесть – перед входом небольшая терраска с парой кресел и столиком и с видом на лужайку и лес…На нашей стороне дома кроме нас никого не было, только ключи торчали в каждой двери снаружи… Да-да, вот такое всеобщее доверие – никого в округе! Правда, потом мы увидели камеру – так что нас все-таки охраняли…
Весь понедельник прошел в дороге – но мы ведь знаем, что в понедельники обычно в музеях выходной. Однако оказалось, что в Пушкиногорье каждый последний вторник месяца – тоже выходной. Естественно, наш вторник оказался последним в месяце, а значит – выходным. Решили, что тогда сначала посетим Святогорский монастырь и могилу Пушкина, а перед этим съездим и купим пропуск на проезд по территории заповедника. Однако когда пришли в монастырь, оказалось, что я забыла фотоаппарат в номере, а у Алика сел аккумулятор (Алик просто не зарядил его после того, как весь субботний вечер накануне отъезда снимал крестины Милены). Так что мы решили на следующий день снова посетить монастырь.
Интересно, что утром в Бугрово мы прочли объявление об экскурсиях на катере по озеру Кучане и реке Сороти и позвонили по указанному номеру, но нам никто не ответил. Однако потом Алику перезвонили, и мы договорились, что за нами заедут организаторы этой экскурсии на своем транспорте. Мы вернулись в номер, поставили на зарядку аккумулятор и стали ждать назначенного времени. Конечно, элемент авантюры во всем этом наблюдался: экскурсия частная, мы совершенно не знаем людей, которые повезут нас на катере в холодную погоду, сколько народу еще будет и т.п. Были моменты, когда хотелось отказаться от этой безумной затеи… Но, слава Богу – не отказались!
Заехала за нами молодая женщина, местная учительница, и повезла в Петровское, на берег озера Кучане. Там нас встретил хозяин катера, который представился Игорем. Позже выяснилось, что по профессии он историк. Выдал нам спасательные жилеты (я выглядела в своем, как Рак из фильма «Марья-искусница»). Кроме нас с Аликом никого больше не было. Наше приключение началось. Игорь рассказывал об Абраме Ганнибале – знаменитом Арапе Петра Великого, хозяине усадьбы Петровское и прадеде Пушкина, об этих местах, о Пушкине, естественно… Мы внимали рассказу, проплывая вдоль исторических мест, а погода между тем менялась: тучи рассеялись, выглянуло солнце, исчезла свинцовая рябь на воде, и в воде как в зеркале стали отражаться берега, облака, ветряная мельница и даже пушкинский дом в Михайловском… Словно сама Природа пожелала показать нам себя с лучшей стороны. Рыбы выпрыгивали из воды, сверкая брюшками, прямо перед носом Алика, любителя-рыболова, словно дразнили его. Из камышей вылетела пара уток – это уже привет моему отцу, заядлому охотнику… А по берегу озера Кучане собрались цапли – мы пытались подплыть к ним как можно ближе, но они не подпустили к себе, снялись и улетели.
По плану, нам предстояло высадиться на берегу около Савкиной горы – это место, которое очень любил Пушкин, даже хотел купить эту землю, построить там домик, привезти книги и писать…
Когда-то, в стародавние времена на Савкиной горе стоял Михайловский монастырь, который входил в состав оборонительных укреплений крепости Воронич, расположенной недалеко от Тригорского. В 16-м веке войска польского короля Стефана Батория практически сравняли монастырь с землей, и в память о разрушенной обители местные жители поставили деревянную часовню. К началу 20-го века, за четыре-то сотни лет, часовня обветшала и рухнула, но в 1970 году ее восстановили на старом фундаменте и по сохранившимся чертежам.
Около часовни стоит каменный крест, на гранитном постаменте которого можно прочитать выбитые славянской вязью слова: «Лета 7021 постави крест Сава поп» (7021 год – это 1513 год от Рождества Христова). Сам крест новый – старый только один фрагмент. Постамент старый. Примечательно, что новый крест встал на старый постамент так, как будто там и стоял…
С вершины Савкиной горки открываются захватывающие дух виды на окружающие леса, поля, холмы, речку Сороть и озеро Кучане… Слова «сакральные места» приходят в голову всем, кто оказывается на этой горе.
Везде передо мной подвижные картины:
Здесь вижу двух озер лазурные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда.
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крылаты…
Так писал Пушкин об этих местах в стихотворении «Деревня». Конечно, перед нами были уже другие картины – без дымных овинов и полосатых нив, а «парус рыбаря» заменили лодки с мотором, на которых мы увидели немало рыбаков. Однако ж «мельницу крылату» мы все-таки видели, хотя и восстановленную…
Прогулка получилась просто замечательной, общение с Игорем тоже доставило удовольствие. Правда, когда я ему об этом сказала, он ответил, что еще неизвестно, кто получил большее удовольствие. В общем, расстались приятно, как и общались. Обратно нас тоже увезли на машине – на своей мы бы не смогли проехать к озеру даже с пропуском. Первый день в Пушкиногорье прошел немного неожиданно, зато теперь есть что вспомнить. Кстати, небольшая экстремальная ситуация все же случилась. Когда мы причалили к берегу на Савкиной горе, сначала из лодки (после Игоря, конечно) вышел Алик. Видимо, Игорь недостаточно глубоко в грунт подтянул лодку, потому что, когда они вышли, лодка стала легче и начала отплывать от берега, а я в это время уже одной ногой встала на трап, другой ногой еще стоя в лодке. Представляете – я растягиваюсь на шпагат!?. Конечно, до шпагата не дошло – во-первых, Игорь сразу стал держать лодку и помогать мне убрать ногу с трапа обратно в лодку. Во-вторых, я все же ухитрилась сесть на металлический борт и запихнула-таки ногу в лодку. Когда Игорь подтянул лодку сильнее к берегу, я сошла уже нормально. На память об этом остались только синяки…
Но главное – от прогулки осталось ощущение какой-то нереальности происходящего, своеобразного волшебства… Именно с этим ощущением мы вернулись в номер.


Рецензии