Две картины

  Каждый   вечер   она выходила  из узкого  места своего обитания   в слабо освещенное  пространство, где двигались    бледно-узкие,   кубические,  голубоватые    фигуры. Избегая случайных встреч и прикосновений,  она  издали замечала Его, медленно      приближалась,  подстраивалась к Его шагам, стараясь продержаться рядом  подольше.    Он  не видел ее,  она для Него  была     серым   облаком.
     Его  местом  была  холмистая долина, где  Он    обитал   с Командиром, защищая и оберегая того. За их  спинами   дымились пепелища, затухали ожесточенные схватки,     руки  бойцов  сводило  от  неуступчиво плотного оружия, призывающего каждый  мускул  к бою. Он жаждал отдохнуть, вырваться  домой, но нельзя было оставить    Командира.
     Здесь Он  появлялся  редко, словно нехотя  используя дарованные  Ему короткие передышки. 
   Она  обитала  в строгом  пространстве, где  всему было отведено  свое   место. Высокая грудь Ее вздымалась  в ожидании.  На тонко очерченных  губах  витала едва различимая  улыбка, глаза смотрели прозрачно и чуть лукаво.  Ее можно было назвать  простоватой, если бы не лазорево-сиреневые  тона,  сгущающие   недосказанность  образа.
Он увидел Ее значительно  раньше, при других обстоятельствах,  но встретить не удавалось:  по непонятному раскладу сил поле  искажало значительную  часть  видений.
Она для Него –   лишь призрак.     И дом Его  совсем в  другом месте.
Во время ночных встреч  ей хотелось сказать своему избраннику, что она готова подставить  плечо,  разделить с ним трудности, что героизм – и ее стихия.  Но Он не видел ее.
Был  час новолуния, когда  в момент  сближения  их руки  случайно соприкоснулись.   Виртуальная  пелена   спала, и  Он  увидел  женщину совсем рядом.  Так  они стояли, не замечая проходящих    теней. 
Но прозвучал голос долга, запела труба, и чудо виртуального   объятия   рассеялось:  всё вернулось  на круги своя.  До иного , случайного или нет,    свидания.
 


Рецензии