гпитвк22-24

Глава 22

- Да, хорошо тебе выставляться этаким экспертом, - завистливо резюмировал Дадли, - имея при себе волшебную справочную систему на магических монокристаллах полужидкой консистенции. Только фигли она, если мы так и не узнали, кто спёр казну третьего рейха: Кобзон, Джеймс Бонд, вездесущие цыгане или сам Штирлиц?
- Совсем тупой? – окрысился Гарри. – В те времена не было ни Кобзона, ни Джеймса Бонда. Штирлиц – персонаж вымышленный, а цыгане по тогдашнему Берлину, как курды по теперешнему Лондону, не бегали. И по рейхстагам во все времена существования Германии не шарились. Я же говорю – нам снова подсунули полную туфту.
- А…
- А кто спёр казну – чёрт его разберёт. То есть, тайна казны третьего рейха так и останется для нас тайной. Как янтарная комната, сокровища Атлантиды и прочие загадочные вещи антикварного происхождения и повышенной ценности.
- Вот радости мне это слышать! – завопил Дадли. – Тогда на хрена мы перевели столько времени впустую?!
- Что ты орёшь, как оперная певичка в театральном баре после бенефиса? – осадил брата Гарри. – Ведь кладоискателю тоже надо перелопатить не одну тонну пустой породы, чтобы найти горшок с империалами. Будем работать дальше, отправляясь от следующей схемы: в казне было всего до хрена, но потом её кто-то подчистил, и она оказалась в том виде, в каком оказалась перед тем, как её взял дон Кумарилья. Взял и сделал её снова богатой, чтобы запутать общественность с реализацией ананасов Фаберже, которых, по идее, старик Фаберже никогда не делал. Однако впоследствии оказалось, что таки делал, потому что принадлежность ананасов к деятельности знаменитого ювелира подтверждена такими авторитетными лицами, как…
- Что ты несёшь? – устало спросил Дадли. – Ты сам понимаешь, о чём говоришь?
- А что я говорю? – удивился Гарри. – Ты на меня не наезжай, понял? И нам ли убиваться по зря убитому времени. Ведь мы угробили много халявного волшебного времени, в то время как в реальности прошло всего десять минут. Зато я обнаружил кой-какой след…
- Что, правда? – без особой надежды в голосе переспросил Дадли.
Если честно, то Гарри обнаружил какой-то след гораздо раньше, когда они с Дадли изучали интересную переписку сэра Уинстона Черчилля с кротом из Берлина времён Второй Мировой войны. Но Гарри не обратил на своё как бы механическое открытие никакого внимания, оно – открытие – запечатлелось в его моторной памяти и теперь, благодаря так называемому позднему зажиганию Гарри вспомнил о вышеупомянутом следе.
- Правда! – воскликнул герой детско-юношеской литературы. – Вот!
С этими словами он восстановил часть второй голограммы и ткнул пальцем в письмо.
- Что? – не понял Дадли.
- Помнишь, на втором курсе нам читали лекции по применению волшебной пудры относительно мозгов маглов? С её помощью можно правильно и эффективно пудрить мозги простым смертным. Эту пудру добывают из пыльцы цветов Фрейи, выпавших из её волос во время очередного полёта над землёй. Сама Фрейя – баба добрая и бесхитростная, однако она сильно рассердила одного кренделя по имени Оттар…
- Да помню-помню! – нетерпеливо возразил Дадли. – Этот Оттар, прямой потомок Сигурда, был превращён Фрейей в кабана…
- …В вепря, - поправил брата Гарри.
- …Какая хрен разница! Она-то хотела его так привязать к себе, но кому понравится быть привязанным к нормальной красотке в виде неказистого кабана?
- …В виде вепря!
- …Да пошёл ты! И этот кабан организовал производство вышеупомянутой, запрещённой к использованию в скандинавской мифологии (43) , волшебной пудры. Но ты-то на хрена мне мозги пудришь? Что нам толку от этого следа, если… Чёрт!
- Вот именно! – завопил Гарри. – След указывает на Хогвартс, потому что только там есть факультатив по изготовлению данной пудры из синтетического суррогата пыльцы тех цветов, которые…
- Верно! – заверещал Дадли. – Так какого хрена мы здесь тормозим? Что, летим в Хогвартс?!
Двоюродный братан знаменитого Гарри Поттера сорвался с места и принялся размахивать своими клешнями, готовясь с помощью серии пассов соорудить двухместный летающий веник эконом-класса. Но Гарри остудил пыл расходившегося родственника.
- Не так быстро! – сказал он. – Сначала навестим дедушку жены этого загадочного дона Кумарилья.
- Зачем? – не понял Дадли.
- На всякий случай, - веско заявил Гарри.

Всякий случай себя не оправдал. Если не считать нескольких забавных эпизодов в первом национальном дурдоме Монтевидео имени Ричарда Никсона, участниками которых стали Гарри Поттер и Дадли Дурсли во время их посещения славного казённого заведения. Сначала, загипнотизировав сотрудников охраны, будто братья – коллеги их второго национального дурдома Монтевидео имени Системной Склеродермии с последующими фиброзно-склеротическими изменениями, они попали не в тот номер. Номер располагался в фешенебельном крыле специализированного учреждения, там имелась площадка для мини-гольфа, бассейн и довольно приличная видеотека. Дюжина номеров, двери которых сообщались с данным крылом, не были оборудованы специальными запорами и «кормушками (44) ». Некоторые двери были вообще распахнуты, а по крылу вольготно прогуливались «заключённые». И беседовали эти вольно пасущиеся психи между собой на русском языке, с каковым языком Гарри и Дадли уже слегка познакомились.
- Добрый день, Каин Адамович! Как поживаете?
- Ничего себе, ничего! Однако завтрак сегодня был из рук вон, из рук. И за что я плачу по десять тысяч долларов в месяц?
- Ваша правда. Мы вот тоже с Марьей Кирилловной решили обжаловать утреннюю трапезу.
- Какого чёрта? – по-английски спросил Дадли у Гарри.
- Хрен его знает, - пожал плечами Гарри, и братья подканали к номеру, куда их направили с дурдомовского рецепшн. Они корректно стукнули в дверь, услышали «войдите», произнесённое снова по-русски, пожали плечами и вошли в прилично обставленную комнату. Вполоборота к ним сидел за столом какой-то вальяжный господин в дорогом халате и упражнялся за ноутбуком. Комплекцию господин имел рыхлую, причёску лохматую в таком художественном беспорядке, что всякому дураку становилось понятно: перед ними натура артистическая и даже где-то гениальная. Лицо рыхлого господина отличала некая свиноподобность, но с претензией на брезгливое благородство.
- Что надо? – не очень дружелюбно поинтересовался господин, говорящий по-русски.
«Это не наш клиент, - мысленно обратился к Гарри Дадли. – Наш клиент молчит, а если и заговорит, то по-немецки или по-уругвайски».
«Кастильски, придурок, - мысленно же огрызнулся Гарри, - но ты прав. Нас, очевидно, не туда направили».
- Извините, - по-русски ответил Гарри, - мы, кажется, ошиблись адресом.
Одновременно Гарри идентифицировал свиноподобного по своей вездесущей справочной системе. Дадли засёк братнину потугу и поинтересовался, не открывая рта.
«Кто такой?»
 «Какой-то Сергей Мавроди, якобы российский финансовый гений», - также без звука ответил Гарри.
«Ну-ка, ну-ка! – заинтересовался Дадли. – Нельзя ли подробней?»
 «Сейчас… так… тьфу! Обычный посредственный жулик, использовавший схему самофинансирования вкладчиками их же дивидендов по нарастающему итогу количества вкладчиков. Подобное было у нас в середине 19 века (45) , когда первый британский изобретатель такой финансовой пирамиды, не сумев обеспечить всех своих клиентов обещанными дивидендами, покончил жизнь самоубийством».
«Что, серьёзно?» - мысленно удивился Дадли.
«Да, у нашего финансиста, в общем-то, были благие намерения, немного не рассчитал и чисто по-джентльменски вышел из игры. Этот, в отличие от нашего, заведомо собирался облапошить своих вкладчиков, таки облапошил и – вот. Теперь он за каким-то хреном отирается здесь, в компании своих соотечественников, рожи которых мне сразу не понравились. Да и как могут понравиться приличному человеку рожи людей, чьи соотечественники готовы возвеличивать и почитать любого удачливого ворюгу?»
- А какой адрес вас интересует? – подал голос Мавроди. – Спрашивайте, и за сто песо я пошлю вас туда, куда надо.
- Правда? – переспросил Дадли. Он, не замечая того, тоже вдруг заговорил на языке Ксении Собчак и дебилов из её телешоу. Вместе с тем Дадли машинально полез в карман и выступил со встречным предложением: – Вот вам двести, только расскажите: зачем вы, якобы российский финансовый гений, сидите здесь, в далёком Монтевидео? И зачем здесь же косяками тусуются ваши земляки?
- Отвечу, но за пятьсот, - легко пошёл на контакт господин Мавроди. – Не считая сотни за адресную информацию. Идёт?
- Идёт, - согласился Дадли, рассчитался с российским проходимцем и приготовился слушать. Гарри не перечил, потому что ему тоже стало интересно.
- Если вдруг в будущем вы нарушите закон в своей стране, и вас начнут преследовать по суду, или за вами станет охотиться мафия, преступная группировка или просто компания людей, которые почему-то решили свести с вами счёты, бросайте всё и уезжайте в Латинскую Америку. Здесь вас всегда примут в любом дурдоме. Если, конечно, у вас найдётся сотня-другая тысяч долларов для оплаты комфортабельного проживания в специально оборудованном отделении вышеупомянутого дурдома, а также для приобретения фальшивого статуса душевнобольного, не подлежащего экстрадиции ни под каким соусом.
- Учту на будущее, - пробормотал Дадли. Он пытливо заглянул на монитор ноутбука и задал наводящий вопрос: - Но вы и здесь, скрываясь от закона, мафии, преступной группировки или просто компании людей, которые почему-то решили свести с вами счёты, не сидите без дела?
- Нет, не сижу, - не стал отпираться «финансовый гений». – В моей стране меня, мягко говоря, не поняли. Грубо говоря: меня и мою компанию разорили с подачи заинтересованных государственных чиновников самого высокого уровня, в результате пострадали вкладчики, а я вынужден отсиживаться здесь. Но я, как благородный человек, ни минуты не забывающий о возможности улучшить благосостояние любого бедного человека, продолжаю трудиться в поте лица на неблагодарной стезе вышеупомянутого улучшения вышеупомянутого благосостояния. Вот, посмотрите…
С этими словами свинорылый щёлкнул ссылку и открыл первую страницу своей домашней базы данных, где красовались стройные реквизитные колонки. Каждая строка, помимо оригинальных реквизитов, имела накопительный номер и три ссылки: на географию владельца реквизитов, его статус и сумму вклада, каковой вклад был сделан данным владельцем в виртуальный банк компании под закодированным названием “M&W&C”.
- …Это название моей новой компании, - пояснил господин Мавроди, угадав заминку посетителя при виде необычной аббревиатуры, - означает Мавроди-Мир-Доверие (46) .
Российский «финансовый гений» застенчиво улыбнулся и попросил ещё пятьсот песо. За информацию. Затем с места в карьер принялся агитировать братьев вложиться в его новую компанию, обещая им семьсот процентов годовых. Свою агитацию господин Мавроди подкреплял показаниями интерфейса его домашней базы данных, где значилось около двух миллионов вкладчиков из Африки и Юго-Восточной Азии (47) . Братья, застигнутые врасплох натиском свинорылого россиянина, попятились на выход из его номера, так и не узнав, где находиться дедушка жены таинственного дона Кумарилья.

Дедушка оказался в противоположном крыле соответственной планировки. Однако Гарри с Дадли, невзирая на череду специализированных препятствий, дошли до нужного номера и, продолжая по инерции переговариваться по-русски, оказались в нужном месте. Гарри толкнул незапертую дверь, они с Дадли вошли в номер и увидели следующую картину. На койке, мордой вниз, привязанный за руки-ноги, лежал неухоженный дедушка жены призрачного дона Кумарилья. Штаны его были приспущены, а возле него хлопотал, приготовляя инструменты для какой-то очередной процедуры низенький, толстенький, донельзя кучерявый доктор.
- Мы, кажется, не вовремя, - по-русски вполголоса сказал Гарри, относясь к Дадли.
- Угу, - буркнул Дадли, - однако не переться же нам сюда в другой раз?
- Ой! – всплеснул полными ручками кучерявый доктор. – Як приятно послухать ридну мову в таком далёке, як цей поганый Монтевидео! С видкеля таки будемо, добродию?
- What? – разинул рот Гарри.
- Ась? – продублировал брата по-русски Дадли.
- Ну, нехай, - не стал цепляться кучерявый, - а я вот с Житомира. Восьмой год тута маюсь, нияк не дождуся, коли мои земляки, сыны нашей славной Украйны, таки присоединятся к Евросоюзу. И що воны, еврокомиссары, всё препятствуют та всё тянут и тянут?
Кучерявый возобновил занятия по приготовлению своих подозрительных на вид инструментов для проведения плановой процедуры и продолжил квохтать.
- …А що тянуть? Та нехай бы мы вступили в Евросоюз, ось яка бы польза образовалась старушке-Европе! Мы б таку свежую струю туда влили, что не дай Боже! А я нехай бы таки переехал из этой дыры в Париж или в Амстердам…

Глава 23

Кучерявый закончил приготовления, оправил халат, на нагрудном кармане которого висел непременный бейдж с погонялом на латинице типа “d-r Shpanduk” и таки взялся за дедушку.
- Это что? – не понял Гарри, имевший печальный опыт общения с не самыми гуманными представителями рода человеческого в виде платных врачей. – Никак он собирается промывать ему желудок?
- Точно! – прозрел Дадли. – Инструментарий у этого d-r Shpanduk явно из обихода гастроэнтеролога, но не психотерапевта. А кстати, - запоздало вспомнил Дадли, - не нам ли говорили, что данный хранитель казны третьего рейха был направлен в специализированный дурдом для бывших немецких колонистов?
- Говорили, - также вспомнил Гарри, - однако такая мелочь, как…
Закончить мысль ему не дали. Пациент, привязанный к кровати и, очевидно, предварительно выведенный из сознательного состояния понюшкой хлороформа, очнулся, ощутил себя в том виде, в каком он пребывал, и завопил:
- Nein! Nein! Unterbrechen bitte! Ich sprechen alles was du wollen wissen! (48) 
- А ещё говорили, что пациент молчит и только бьётся головой об стенку, - снова вспомнил Дадли.
- Факт, - подтвердил Гарри. – Скажите, любезнейший, и давно вы применяете к этому психу свой оригинальный метод лечения?
- Та тильки перший дэнь, - словоохотливо отозвался d-r Shpanduk, - утречком три клизмы вставил, зараз приготовил пять, та после ужина раза два промою. И нищо це ни оригинальный метод. У нас в Житомире уси так роблют. Ото я и казал тутошнему руководству, що швыдко пиставлю любого здешнего психа на ноги. А уж разговорить немого – то вообще плёвое дело. Вот вин у мэнэ и запел, як та горлица на баштане…
- Ну? – спросил Дадли.
- Ну и ну, - ответил Гарри и стал гипнотизировать вопящего немецко-фашистского психа, не выдержавшего житомирской методы излечения всяких душевных недугов. В ответ на упражнения Гарри пациент сменил пластинку и завизжал:
- Russisch Schwein! Hassen! (49) 
- Это он кому? – удивился Дадли. За время последних приключений он слегка освоил и немецкий, поэтому понял недужного дедушку супруги таинственного дон Кумарилья без труда.
- Точно не мне, тебе или этому коновалу, - сказал Гарри, шевеля ушами. Так он помогал своим экстрасенсорным упражнениям. – Чёрт!
- Что такое?! – вскинулся Дадли.
- Так это он обзывает свиньёй своего внучатого зятя!
- Не может быть!
- Всё, валим отсюда!
- Куда?
- Да в Хогвартс же.
- Верно! – поддержал брата Дадли. И действительно, в Хогвартсе последнее время стали появляться и русские. Об этом Дадли знал доподлинно, потому что учился с такими двумя в одном классе. Да и как не появиться в Хогвартсе русским, с их деньгами-то? Вернее, с деньгами их папаш-нуворишей.

Попасть в Хогвартс оказалось проблематичным. Дело в том, что теперь волшебный кампус стерегли не только какие-то сопливые чары плюс Гремучая Ива, под которой иногда валялся пьяница-лесничий Хагрид. Теперь вокруг несуществующей территории для избранных (по прихоти придурковатой Роулинг) подданных её ущербного величества последней королевы британской стояли реальные мордоворты, охранявшие при жизни Березовского и Черномырдина. Ну, да, жизнь постоянно вносила свои коррективы в любую реальность, будь то жизнь самой королевской четы, новая однополая интрига Элтона Джона или прогрессивные перемены в Хогвартса. Ведь там, в силу коммерциализации некоторых отраслей деятельности, стало возможным нанимать не только действенную дорогостоящую охрану, но и заниматься всякими финансовыми афёрами. Для чего в Хогвартсе решили перейти на ядрёные фунты нержавеющих стерлингов и даже занюханные даже уцелевшими алеутскими аборигенами американские доллары вместо захиревших галеонов. Что же касается королевской четы, то последнее время она всерьёз подумывала о посвящении Романа Абрамовича в рыцари Круглого обеденного стола. За которым после тяжёлого трудового дня в продолжение многих веков любили собираться венценосные домочадцы. Однако последнее время традиция нарушилась. Сначала наследник престола обремизился с приданным Камиллы, где из ценных вещей значилась одна лишь мельхиоровая супница, а потом и традиция – того. Но как же ей не того, если дурило Чарльз, этот принц британский, души не чаявший в своей новой жене, велел поставить злополучную супницу на главный обеденный стол Объединённого Королевства? Королева принялась столоваться отдельно, принц Гарри вообще слетел с катушек и отправился добывать шкуры моджахедов в Афганистан, а Камилла и Чарльз переехали в гостиницу «Кабан и устрица» под видом обычных пенсионеров. Тем не менее, этот злополучный круглый стол всё ещё мог сгодиться в виде рыцарского эквивалента. Как Абрамович мог сгодиться в виде ещё одного Британского рыцаря. А почему нет? Ведь присвоили в своё время Элтону Джону звание сэра с назначением его на должность командора, а заодно посвятили его в рыцари ордена Британской империи. Впрочем, попробовали бы не посвятить. Ведь Англия не какая-нибудь задрипанная страна с отсталыми понятиями о демократических ценностях, каковые ценности обязывают всяких приличных государственных мужей в первую очередь печься о сексуальных меньшинствах, а в остальные очереди проявлять заботу об остальных категориях граждан. Поэтому, своевременно не предоставив голубку Джону титул сэра, английское правительство во главе с королевой могло запросто попасть под обвинение за дискриминацию по…
Гм!
Ну, вы понимаете.
Так вот.
Снова речь об Абрамовиче.
В общем, он теперь на очереди, и рыцарь из него, смеем вас заверить, получится, что надо. И, главное дело, теперь будет кому позолотить ту злополучную мельхиоровую супницу на том круглом столе.
Да, ещё пару слов об Элтоне Джоне. То есть, закончим давешнее высказывание о его новой однополой интриге. Только не падайте в обморок. Сэр Джон, ни много – ни мало, в последнее время стал подбивать клинья к самому президенту РФ. Он вступил с ним в телефонный контакт, президент РФ его поощрил (вернее, напрямую не отказал), и сэр Джон стал писать новый сингл, посвящённый новому любовному этапу в его жизни. За письмом, мурлыча под нос отдельные пассажи, сэр рыцарь ордена Британской империи представлял господина Путина в форме итальянского кавалериста, с лошадиным хвостом вместо аксельбанта и с непременными петушиными перьями на головном уборе. Себя же британский командор видел в своих грёзах в ажурном нижнем белье, украшенном шевронами и знаками отличия офицера королевского подводного флота. В этих грёзах господин Путин размахивал кавалерийским хлыстом, а сэр Джон пел свой новый сингл, кокетливо поправляя пояс с розовыми чулками для старшего офицерского состава вышеупомянутого флота.
Тут между строк заметим, что Элтон Джон зря только губу раскатывал. Потому что где он, а где – господин президент РФ, этот гроза международного терроризма и победитель коррупционной гидры в своей стране. То есть, не совсем победитель, потому что пока он победил, и то не до конца, только двух российских губернаторов из остальных имеющихся плюс свора ненасытных российских депутатов, сенаторов, министров и прочая продвинутая вороватая шушера. Но зато как российский президент справился с наглой вороватой бабой, которая упёрла из и без того прохудившейся оборонки целых пятьсот миллионов рублей. И вся страна, которая вместе с президентом эту бабу ловила, а потом судила её и о ней судачила, вот как ликовала, когда данную наглую бабу усадили аж на целых пять лет. Схлопотала, в общем, та баба по целому году за каждые сто украденных миллионов. Потом, правда, где-то через месяц, вороватая баба вышла на свободу, однако и это уже показатель. Ведь если теперь в России, которой правит такой замечательный президент господин Путин, стали давать по целому месяцу за украденные из казны пятьсот миллионов рублей, то что ждёт ворюгу, замахнувшемуся на целый миллиард?
Ну, вы пока откройте калькулятор, желательно, инженерный, и посчитайте. Продвинутые могут воспользоваться математическими программами типа “Maple” или “MathCAD”, а мы вернёмся к Гарри Поттеру и Дадли Дурсли.
Короче говоря.
Сначала братья решили посетить Хогвартс инкогнито, но столкнулись с таким непреодолимым препятствием, как реальные охранники-отморозки, увешанные всяким оружием плюс травматическое в виде обыкновенных дубинок. Помимо оружия настоящая человеческая охрана имела камеры видеонаблюдения, объединённые специальным терминалом, а по периметру Хогвартса стоял всамделишный двойной забор из колючки с подключённой системой электронной защиты. Вот Гари с Дадли и наткнулись первым делом на этот забор, поскольку электронная защита новой охранной системы Хогвартса оказала некорректное влияние на комплекс заговоров, способных поднимать летающий веник на высоту от двадцати метров и выше, вплоть до стратосферы.
- Вот, зараза! – ругнулся Дадли, кувыркнувшись с упавшего на землю веника. - Откуда здесь забор?
- Блин! – вякнул Гарри, повалившись на брата. – Что это было?
Он напряг свой третий волшебный глаз, прислушался к внутреннему уху и понял причину падения. Хотя ещё не подозревал о главном препятствии в виде вышеупомянутых мордоворотов. Тем временем Дадли пытался вдохнуть жизнь в свой веник. Гарри мельком заценил волшебно-бытовое приспособление типа «метла синтетическая на реактивно-магической тяге» и посоветовал брату плюнуть на зряшные потуги. В общем, Гарри понял, что от метлы теперь никакого прока.
- Ничего не понимаю, - развёл он руками, - ты здесь последний кантовался, - обратился он к Дадли, - при тебе уже было это безобразие?
Гарри ткнул пальцем в грамотно построенный периметр.
- Нет, даже не намечалось, - признался Дадли, - однако как быстро всё организовалось? Может, попробуем какое-нибудь другое волшебное средство, чтобы преодолеть данное монументальное препятствие?
- Попробуем, - согласился Гарри. Сначала он попытался соорудить коридор зазеркального времени, потом хотел просто телепортировать их с Дадли по ту сторону забора, затем попробовал превратить себя с братом в газообразное состояние, чтобы в таком виде просочиться на территорию Хогвартса. Однако ни черта у него не получилось.
Тем временем над волшебной страной и её сопредельной территорией сгустился туман.
- Нормально сложилось! – возбуждённо прошептал Дадли. – Давай так, без волшебства, перелезем.
- Давай, - с сомнением согласился Гарри. Они минуту потолкались, слегка поспорили, кому и как, затем разыграли на пальцах, и Гарри встал на четвереньки. Дадли залез ему на спину, Гарри стал выпрямляться, поднимая брата, чтобы тот ухватился за сетку забора повыше. Дадли уже почти удалось зацепиться за подходящую ячейку, но вдруг раздался собачий лай.
- Что за ерунда! – прокомментировал Гарри и оступился. Дадли, потеряв опору, упал на землю. А лай приближался.
- Линяем! – приглушённо предложил Гарри.
- На хрена? – прокряхтел Дадли. – Если я не ошибаюсь, собака бежит по коридору между внутренней и внешней сетками. Нам, то есть…
Договорить он не успел.

Глава 24

- Гав, гав, гав! – раздалось совсем рядом, и братья увидели настоящего дементора. Лаял дементор как-то ненатурально, но очень старался. Стоял он на четвереньках и принюхивался. Определив присутствие людей с внешней стороны периметра, дементор на четвереньках подканал к сетке и почти нос к носу столкнулся с Дадли.
- Черномырдус? – разинул рот младший Дурсли.
- Дадли? – разинул жуткую пасть дементор, но затем опомнился и добавил: - Гав, гав, гав, р-р-р!
- Ты что дурака валяешь? – удивился Дадли.
- Ты его знаешь? – спросил Гарри.
- Это Черномырдус, - объяснил Дадли, - был изгнан из Азкабана за нарушения режима. Да, но тебя ведь перевели в лечебницу? – вспомнил младший Дурсли.
- Гав-гав, - согласно ответил дементор, продолжая стоять на четвереньках.
- Ещё раз гавкни, - разозлился Дадли, - я тебя в хомячка превращу. И отправлю в услужение к бездомному лондонскому китайцу. Будешь всю оставшуюся жизнь билетики с предсказаниями из колеса счастья доставать. Понял?
- Только очень тихо, - взмолился Черномырдус, - а то последнее время с работой полная напряжёнка. Что, думаешь, я от хорошей жизни на четвереньках по периметру бегаю? И за одну жратву. Которой дают очень мало, а пахать заставляют за двоих. Кстати, у вас нет с собой чего-нибудь перекусить?
- Нет.
- Нету, - ответили в разнобой братья.
- А наколдовать слабо?
- Да не слабо…
Дадли помял туман рядом с собой, соорудил увесистый бутерброд и отдал его дементору. Тот сожрал бутерброд в пол укуса и блаженно хрюкнул.
- Ладно, не расслабляйся, - одёрнул Черномырдуса Дадли, - рассказывай.
- Рассказывать – что? – уточнил дементор.
- Всё! – кратко возразил Дадли и показал на забор.
- А, это. Имеете в виду перемены, сэр, имевшие место быть после вашей аттестации…
И дементор кратко вполголоса, оглядываясь по сторонам и перемежая нормальную человеческую речь служебным гавканьем, поведал историю печальную и правдивую. Начал он с того, как его выпнули из лечебницы. После того, как проклятый русский стипендиат, некий Филиппок Бесфамильный, грабанул известное заведение. Грабанул и исчез, а его, Черномырдуса, долго ещё кантовали под следствием и уже хотели гнать к чертям собачьим из Хогвартса, но дементора выручил сэр Кэдоган. Данный сэр попал в самую струю перемен, начавшихся в Хогвартсе, и сделался начальником режимного отдела. Ему положили нехилую зарплату, серьёзные премиальные и сэр Кэдоган стал ссучиваться. Однако он не забыл приятеля по ночным пьянкам, дементора Черномырдуса, и устроил его в охрану Хогвартса. Охрану же бывший рыцарь выписал из…
На этом месте Черномырдус запнулся, достал из складок шкуры бумажку и прочитал:
- Из Украины.
…Во главе выписанных отморозков, от которых вечно воняло луком, которым они закусывали своё жуткое сало, сэр Кэдоган поставил дюжину ещё худших отморозков, временно пребывавших без работы после смерти своих хозяев, господ Березовского и Черномырдина…
- Черномырдина? – переспросил Гарри. – Он, случайно, не твой родственник?
- Что вы, сэр, что вы, гав-гав!? – оскорбился дементор. – Я из приличной семьи, а этот Черномырдин, сколько мне известно…
- Ближе к телу! – осадил Черномырдуса Дадли.
- Слушаюсь, сэр, гав…
- А в хомячка? – разозлился Дадли.
Первое время отморозки из…
Дементор снова посмотрел в бумажку.
- Из Украины.
…Пытались перечить своим командирам, но те, хоть и были в меньшинстве, быстро привели отчаянных салоедов в чувство и служба пошла так, что лучше некуда. Про дементора же сэр Кэдоган забыл сразу, как только определил его в охрану. А салоеды получили наряд на приобретение дюжины сторожевых собак специальной породы, наряд обналичили, деньги отправили…
Дементор снова заглянул в бумажку.
- На Украину.
…А сами полдня бегали по окрестностям Уимблдона, пока не украли из-под самых носов владельцев собак одного шпица, двух такс и одного дога. При этом дога отморозки из…
Снова бумажка.
- Из Украины.
…Спёрли в продвинутом пабе для фанов Джона Макинроя, куда посетителей пускали вместе с их питомцами. Хозяин дога как раз заказывал пиво для себя и ростбиф с кровью для дога. А тут вышеупомянутые отморозки. Вернее, четверо отморозков, прикидывающихся слепыми кобзарями и жертвами сталинских политических репрессий. Отморозки завели какую-то жалостливую песню, фаны скандально известного Макинроя стали собирать кобзарям на подержанный роллс-ройс, а дог, не выносивший вообще никакого песнопения, завыл жутким голосом. Хозяин решил привязать собачку на входе в паб, что и требовалось доказать. Приделали, короче говоря, дополнительные ноги и догу…
- …В общем, пять собак в специальном штате охраны Хогвартса появилось, - торопливо рассказывал Черномырдус, - но нужно было двенадцать. Или, с учётом работы за двоих, хотя бы шесть. Вот меня и припутали.
- А почему двенадцать или шесть? – не понял Гарри.
- Так мне откуда знать? – плачущим полушепотом спросил Черномырдус. – Наверно, для того, чтобы запутать нас, служащих, с графиком работы. И, как следствие, с оплатой труда.
- Но какие сторожевые собаки из шпица и двух такс? – не удержался от своего вопроса Дадли.
- Ещё какие! – повысил голос дементор. – Жрать захочешь, и не на такое сподобишься.
- Однако кормят вас, я вижу, не очень, - предположил Гарри.
- Не очень?! – по-собачьи взвыл Черномырдус. – Да эти козлы сами ещё ни одной своей продовольственной карточки не проели. То есть, обналичивают, а деньги посылают на…
- Украину, - подсказал Дадли.
- Точно. Но не все. Частично откладывают в местный ближайший банк на стороне маглов. Сами же питаются салом, луком и чёрным хлебом. А эти сало, лук и чёрный хлеб покупают якобы для нас. Но мы не видим ни сала, ни лука, ни хлеба.
- Что, так, не жравши, и служите? – удивился Гарри.
- Да, нет, кое-что перепадает. Таксы, молодцы, иногда ловят кроликов. Но эти отморозки из…
- Украины, - снова подсказал Дадли.
- …И тут начеку. То есть, если мы не успеваем сожрать очередного кролика, плакала наша трапеза. А отморозки обдирают кроликов, тушки продают на цыганском рынке, а из шкур шьют шапки, которые сдают на комиссию в меховой салон. И нам от такого кролика, которого мы не усеваем сожрать на месте, достаются только уши, лапки и хвост.
- И потроха? – подсказал Гарри.
- Какие к чёрту потроха! – пуще прежнего взвыл Черномырдус. – Из потрохов они делают колбаски и какую-то штуку из желудка, который они выворачивают наружу, а затем набивают кроличьим салом и теми потрохами, которые не попали в колбаски.
- Ни хрена себе! – изумился Дадли. – Впервые слышу о кроличьем сале. И о том, что на цыганских рынках можно торговать кому-нибудь, кроме цыган. А как можно сдавать меховые изделия в специализированный салон без лицензии?
- Вы моих отморозков не знаете, - сказал дементор, - способнейший народ. Работают здесь без году неделя, а уже прицениваются к частным домам в районе Риджент-парка.
- Где?! – дружно ахнули братья.
- Вот именно! – поддакнул Черномырдус.
- Что, в Хогвартсе и верхнее руководство сменилось? – осторожно спросил Гарри.
- Да, нет, всё те же. Правит бал Альбус Дамбладор, он теперь коммерческий директор АО «Волшебная кузница кадров на коммерческой основе», - его заместитель – Корнелиус Фадж, школу возглавила МакГонагалл, а Сивилла Трелони теперь консультант по финансам.
- Ну, тогда дело в шляпе, - вздохнул с облегчением Гарри, - все вышеперечисленные – мои хорошие друзья. И…
- Были хорошими друзьями, - поправил его дементор. – Теперь они – богатые люди. И твои бывшие хорошие друзья очень сильно изменились, потому что теперешнее их богатство разбудило в них жажду к ещё большей наживе. А что может хуже испортить альтруиста-бессребреника, нежели такая жажда?
- Да, точно! Что может? Да хрен его знает! Безобразие! - вразнобой фальшивыми голосами зачастили братья. Ну, да, Гарри и сам в своё время был таким альтруистом-бессребреником. Или качественно прикидывался. Потом Гарри перековался и стал нормальным стяжателем. А вот Дадли даже и не скрывал, что всю жизнь был крохобором, пожелавшим обучиться волшебству для успешной коммерции. Которая придумана вовсе не для того, чтобы висеть в виде идиотской фотографии на доске почёта, а для того, чтобы получать реальные барыши. Вот братья и фальшивили.
- Слушай, но как же нам попасть в Хогвартс, не нарушив своего инкогнито? – поинтересовался Гарри, возвращаясь к делу.
- Ты ведь можешь летать! – вспомнил Дадли, имея в виду дементора. – Так перемахни нас через это сооружение.
- Гав, гав, гав! – зашёлся в служебной истерике Черномырдус. – Не могу! А вам советую забыть о своём инкогнито, но попытаться попасть сюда легитимным путём… У-у-у! Р-р-р! Гав-гав!
- А легитимным путём – это как? – уточнил Гарри.
- Звоните в режимный отдел дежурному по пропускам и так далее… Гав-гав-гав!
- Ну, скотина! – разозлился Дадли. – А вот я сейчас тебя в хомячка…
Но Дадли не успел даже договорить. Черномырдус стал кидаться на сетку, а к нему подошёл здоровенный охранник в конкретной форме, увешанный всяким оружием и снабжённый радиотелефоном. От охранника разило луком, а говорил он на хреновом английском языке.

Надо отдать охраннику должное, он не пристрелил ни Дадли, ни Гарри. Но вступил с ними в переговоры, предварительно сообщив о незаконности любой попытки проникнуть на территорию охраняемого им объекта без специального пропуска. На что Гарри предложил в лапу охраннику сто фунтов. Охранник сморщил своё лицо, одухотворённое фальшивым служебным рвением, и пошёл в отказ. Гарри увеличил сумму. Охранник стал свирепеть. И предложил отвалить от забора на безопасное для братьев расстояние. Гарри и Дадли попятились назад, а Гарри попытался заколдовать упыря в форме. Он понял, что охранник и рад бы взять в лапу, но боялся рисковать, в результате чего мог остаться без хорошо оплачиваемой работы. Однако и заколдовать охранника не удалось.






 (43) Всё правильно. Фрейя (госпожа на древнем исландском или фрекен в современном шведском), богиня плодородия – персонаж из скандинавской мифологии. Равно как Оттар, Сигурд и многие другие





 (44) Жаргонное название зарешечённого окошка в дверях камер (комнат) специализированных (пенитенциарных) учреждений, открывающегося исключительно из коридора





 (45) Реально исторический случай из жизни Англии указанного времени. Каковой печальный случай даже нашёл художественное отражение в романе Чарльза Диккенса «Крошка Доррит»





 (46) Mavrodi-World-Confidence





 (47) Истинная правда. Дураки, почитающие людей вроде Мавроди за благодетелей и финансовых гениев, как правило, в больших количествах водятся в отсталых странах





 (48) Нет, нет! Прекратите, пожалуйста! Я скажу всё, что вы хотите! (нем).





 (49) Русская свинья! Ненавижу! (нем).


Рецензии
Интересно в переводе также сочно, как на русском?

Нонна Исадская   11.01.2016 13:34     Заявить о нарушении