Знахарь

Дорога. Не отрывается взгляд от разделительной разметки, мелькающей впереди. Небольшой провинциальный город принял в свои объятия легковой чёрный автомобиль и остался позади. У высоких непроницаемых ворот на окраине города завершила машина свой путь. Из авто вышел среднего роста мужчина. Стройная мускулистая фигура выдавала в нём спортсмена или танцора, но истинный род его занятий всегда был загадкой для людей нездешних. Густые тёмные волосы его ниспадали до плеч, большие серые глаза завораживали своим гипнотическим стальным оттенком. Правильные черты лица сделали бы его внешность неприметной, если бы не красивая борода, обрамлявшая его мужественное лицо. Высокий лоб, манеры, что-то неуловимое в умении держать себя, двигаться, выдавали в нём человека, знающего себе цену, не простого, а некой «породы», присущей только царским особам.


Войдя во двор, мужчина потрепал по загривку большого чёрного пса по кличке Петербург, радостно бросившегося навстречу хозяину. Порода «ньюфаундленд» наиболее соответствовала духу мужчины. Поднявшись по ступенькам крыльца с ажурными коваными перилами, мужчина вошёл в большой двухэтажный дом из красного кирпича.


Внутреннее убранство дома выдавало в хозяине одинокого мужчину весьма неординарного рода занятий. Полоска соли у порога защищала дом от людей с недобрыми помыслами. Древний символ, начерченный мелом, таился под бордовым ковриком у мощной металлической входной двери. Большое овальное зеркало, увенчанное металлической кованой рамой, украшало стену прихожей.


Пол первого этажа выложен плиткой, стилизованной под мощение тесаным камнем. Треугольный коридор разветвлялся на скромно, но практично обставленную кухню, кладовую и большую комнату с камином. Массивная деревянная лестница с кованым пролетом и ажурными перилами вела на второй этаж, где располагались спальня и библиотека.


Большая комната с камином была особым местом в доме, так как отражала внутренний мир и род занятий хозяина. В центре комнаты величественно стоял круглый дубовый стол на изогнутых ножках. Рядом под стать ему стояли такие же деревянные стулья с высокими спинками и тканевым смягчением бежевого цвета. На полочке камина, забранного кованой ажурной решёткой, стоял канделябр на четыре свечи. Цвета свечей: черный, голубой, белый и красный, очевидно, символизировали четыре стихии – землю, воду, воздух и огонь.


В восточной части комнаты располагался «красный угол», где в окружении белых вышитых рушников, находились иконы Спасителя, Богородицы и Пантелеймона-целителя. На столике рядом лежало большое количество церковных свечей, подсвечник, лампадка, банка святой воды и деревянная коробочка с освящённой солью.


Вдоль стен стояли диван и два кресла, небольшой шкаф со стеклянными дверками, на полочках которого угадывались баночки с какими-то травами, мазями, настойками. В одном из кресел, свернувшись калачиком, сверкал зелёными глазищами чёрный гладкошёрстный кот.
Хозяин дома был знахарем.


Он разулся в прихожей, на кухне вымыл руки и поставил чайник на плиту. Из шкафчика извлеклась чашка с древнеславянской символикой, баночка с сушёными травами и ягодами, вазочка с малиновым вареньем.


Ожидая закипания чайника, знахарь подошёл к окну и отдёрнул красную занавеску, залюбовался пейзажем, примыкающим к дому. День переступил середину и стремился к вечеру, когда солнце уже не светит так нещадно, а переходит в мягкое освещение сумерек. Лёгкий ветерок колышет травы в поле, качает своими красными вытянутыми цветками люпин. Солнечный свет наполнил его своей энергией, дал жизненную силу, такую необходимую для целительства.

Чуть вдалеке от дома дорога поворачивает и перетекает в мост через реку.
Река. Её бурный поток снимает весь негатив с рук целителя после обрядов и ритуалов, проведённых над больными, заряжает через свою стремительность амулеты на успех и благополучие. Ветер. Невидимое, но ощутимое, прозрачное движение воздуха уносит вдаль, в параллельные миры слова молитв и заговоров, произносимых целителем. Земля. Это основательность, фундамент, сама мать-природа, дающая жизнь всему сущему. Когда стоишь на ней босыми ногами, то «заземляешься», весь нагатив уходит из тебя, а взамен ты напитываешься силой, исцеляешься сам и можешь исцелять других.

 
Закипел чайник. Две ложки смеси из трав и ягод упали на дно, заструился ароматный пар над чашкой, надо немного подождать, пока заварится и не так горячо будет пить. Мужчина присел за стол на табуретку. Как же хорошо дома!!! Скромная обстановка мужского жилища была лишена того уюта, который умеет создать только женщина, но какая-то необъяснимая энергетика места рождала в душе состояние спокойствия, расслабленности, отдыха и того самого уюта, который шёл не от внешних вещей, а изнутри, рождался сами хозяином этого дома.


Солнце обагрило красным горизонт, потемнели краски дня, уступая место неумолимо надвигающейся ночи. Наступила та сама грань между днём и ночью, как между двумя мирами. Именно в такие моменты можно заглядывать в прошлое и будущее человека, обращаться к обоим мирам за помощью.


Как будто услышав мысли знахаря, зазвонил радиозвонок – это посетитель стоял у ворот. Выйдя в прихожую и приоткрыв окно, мужчина с помощью дистанционного пульта открыл металлическую дверь ворот, после звукового сигнала посетитель мог войти во двор. Большой чёрный пёс встретил гостя – молодую красивую девушку, и проводил её до крыльца.


Впустив гостью в дом, знахарь, не медля, провёл её в комнату с камином и приступил к ритуалу. Поставил на стол зеркало на подставке, кувшин с водой и одну из церковных свечей в подсвечнике. Помолившись Спасителю и Богородице, знахарь присел за стол. Зажёг свечу, некоторое время смотрел на огонь, входя в транс, затем поставил её между девушкой и кувшином. Спросив имя, долго и пристально стал всматриваться в глаза девушки. Сами же серые со стальным отливом глаза знахаря были огромны, цепки и сосредоточены, что вызывало у гостьи гипнотическое состояние, полное подавление воли и эмоций, что-то как бы шевелилось у неё внутри, чувство тревоги сосало под ложечкой.


Мужчина отвёл взгляд и сосредоточился на воде в кувшине. Спустя некоторое время в воде появилось белое марево, в котором, как в кино, стало отображаться прошлое девушки – детство, школа, первая любовь, студенческие годы, и теперешний момент жизни, когда девушка вышла на работу, служебный роман. Внутренним чутьём ощущая, знахарь озвучивал вслух те моменты из прошлого девушки, которые не были ей известны – об одноклассниках, о предательстве подруг, истинной причине развода родителей, сплетни институтских одногруппниц за её спиной о якобы романах с преподавателями, вызванные банальной завистью к её трудолюбию и отличной учёбе.


Чёрный кот в это время запрыгнул на стол, сидел на краешке и наблюдал за происходящим.


Затем знахарь взял зеркало, прочёл заклинание над его поверхностью, взял ладонь девушки в свою и положил зеркало поверх её ладони, попросил загадать желание, но ему не говорить. Глядя на зеркальную поверхность, в появившемся белом мареве, знахарь увидел будущее гостьи.


Будущее… Оно многовариантно, слишком уж зависит от неслучайных случайностей, событий, людей, находящихся рядом, от поступков и сказанных слов. Выбрав наиболее счастливый вариант судьбы (ведь то, что произнесёшь вслух, то и сбудется), знахарь неторопливо озвучил его девушке, дав при этом ряд наставлений, как поступать в ключевых ситуациях, чтобы всё произошло так, а не иначе. Лицо гостьи просветлело, ушли из него грусть и тревога. Уходя, оставила она на столе свёрток с продуктами и немного денег в благодарность.


Проводив гостью, знахарь убрал со стола ритуальные предметы, открыл окна, чтобы впустить в дом свежий воздух, устало сел на диван и смежил веки. Кот потёрся о его руку мордочкой, замурлыкал и свернулся клубочком на коленях. Интересное это занятие – изучать судьбы людей, помогать и подсказывать. Гораздо более трудоёмкое и обессиливающее занятие – лечить. Это ответственность за жизнь страждущего, оценка того, в силах ли он помочь или не справится с недугом.


Ночь полностью вступила в свои права. Мужчина вышел во двор, взял с поленницы вязанку дров, спички и старую газету для растопки. Вышел за ворота и направился в поле, на берег реки. Придя на уже знакомое место, где округлыми камнями был обозначен круг кострища, разложил дрова в особом порядке, подоткнув бумагу, знахарь чиркнул спичкой и поджёг костёр. Устроившись здесь же на бревне, заворожено наблюдал за тем, как разгорается огонь, постепенно набирая мощь.

 
Было ясно. На небе виднелся серпик луны. Звёзды алмазным крошевом рассыпались по чёрному бархату неба. Было безветренно, но ночная прохлада вызывала лёгкий озноб, но от этого был больше восторг, чем желание одеться теплее. Стрекотали сверчки. В воздухе стояла эта неповторимая смесь ночной свежести и ароматов трав, земли, горящего дерева, реки, чьи воды в ночной темени кажутся чёрными.


Огонь. Одна из стихий, такая мощная и страстная. Ты даёшь тепло для жизни, но ты же можешь и поглотить её. Костёр догорал. Мужественное лицо знахаря было обращено к небу. Взгляд его успел уловить момент, когда одна из звёздочек сорвалась и полетела, покатилась по небосклону и скрылась за горизонтом. Перекинув стебелёк травы из одного угла губ в другой, знахарь улыбнулся – желание загадать успел.


Подождав, пока костёр догорит, мужчина скрылся в доме.

01.11.2015 Шатерова Марина Александровна


Рецензии
Мне понравился рассказ! Написан интересно. Знахарю верить хочется, бывают такие люди.

Татьяна Буйнова   21.06.2021 12:13     Заявить о нарушении
На это произведение написано 123 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.