Интервью в Переселенческом вестнике 1. 11. 2015

«Писать надо только о том, что любишь», – сказала однажды поэтесса Анна Андреевна Ахматова. Такого же мнения придерживается и писательница Раиса Крапп, на счету которой много замечательных сказок, романов, повестей и рассказов.

– Раиса, сегодня у Вас есть прекрасная возможность рассказать о себе и о своём творчестве. Для начала поведайте нам, пожалуйста, где Вы родились, выросли?

– Я сибирячка, всегда говорю об этом с гордостью. Люблю сибиряков, в Сибири живут люди с особым менталитетом, закаленные сибирскими морозами и жгучим летним солнцем. Они надежные, с горячими сердцами, без лукавства и камня за пазухой. Мои родные места – Алтай и Кузбасс.

– Когда состоялся Ваш творческий дебют? И какое оно – Ваше первое произведение?

– «Искупление» первая моя повесть. Герои ее родились еще в полудетском моем воображении, лет в 13-14, наверно. Правда от того первого варианта остались лишь имена персонажей. Все мои повести о любви. В «Искуплении» я говорю с читателем о том, что за ошибками, на совершение которых и требуется-то пара минут, приходит расплата. Искупление этой ошибки растягивается едва ли ни на жизнь и приносит большие страдания. Что муки неспокойной совести порой куда страшней физических мучений.  Недавно повесть эта попала на глаза немцу-переводчику, прочитал, понравилась, сейчас находится в стадии перевода.
Мир, который я создаю, можно назвать чрезмерно романтичным, нереальным. Но романтика нужна каждому, даже тем, кто об этом не догадывается. Не хотела бы я жить в мире, населенном сплошь реалистами и прагматиками. Люди должны мечтать, помнить об идеалах. Можно найти аргументы о нерациональности такого взгляда на жизнь. Но я знаю точно, есть люди, которые перечитывают мои повести в трудную минуту жизни и это реально помогает им не впасть в депрессию. Мы – романтики, должны делать мир добрее, счастливее.
 
– Многие читатели знают и любят Ваши рассказы, романы, повести под названием «Дашенька», «Чужая судьба», «Прикосновение звёзд», «Утолю твои печали» и др. Что из написанного Вам самой нравится?

– Скажу банальность: как выбрать из собственных детей самого любимого? Ну, может быть, «Ночь Веды», которую вы не упомянули. Жанр этой повести можно определить и как мистика, и как славянское фентези. Написана она языком Бажова. Мне очень нравится эта стилизация, в ней музыкальность, напевность, плавность текучей воды, поэтичность. В этой повести как ни в какой другой все чувства доведены до пиковых состояний. Как написал один из читателей: «Спасибо за светлое и чистое, грустное и радостное.  Это не повесть – это сплетение чувств». Другая читательница написала: «Говорят, что книги, как и люди приходят в нашу жизнь неслучайно, вот и я Вашу книгу нашла, казалось, "случайно", а оказалась она учебником жизни для меня. Спасибо, что показали, как важно прощать и желание мести в себе не растить, и как любить».

– Что послужило толчком к написанию романа «Воплощения Лилит»?

– Женщина. Как написала поэтесса Татьяна Путинцева: «Любование женщиной характерно для вашего пера». Как же образ самой первой женщины мог не привлечь мое внимание?

Ещё одним толчком были слова Даниила Андреева: "От воплощенной Лилит будет излучаться свет невыразимой красоты, напоминающий лунное сияние. Прикосновение же к ее телу будет вызывать несказанное наслаждение для всякого человека и полное угасание последних проблесков в его памяти о чем-либо высшем. Катастрофа, которой завершится жизнь последнего воплощения Лилит, не будет иметь ни одного зрителя. Сразу после гибели антихриста она исчезнет неизвестно куда и как. И немало людей покончат с собой от тоски по невозвратно исчезнувшей».
«Воплощения Лилит» – это название цикла небольших повестей через которые проходит Лилит в новых своих воплощениях. Атлантида, Древний Египет, берега Рейна... Мой взгляд на Лилит отличается от канонического, как на демонессу. Тут надо бы сказать: за полет разнузданной творческой фантазии автор ответственности не несет )) Моя Лилит – квинтэсенция женщины, ее земные воплощения это повод поговорить о красоте физической и духовной, чувстве достоинства, преданности и верности.
К слову сказать, мне нравится давать собственную трактовку уже сложившимся, однозначным образам. Так речная дева Лорелей не столь коварна, какой ее знают из немецких легенд, моя «кровавая графиня Батори» вызовет сочувствие читателя, у меня «собственный» Гамельнский крысолов и своя трактовка его поступка – он уводит детей, спасая их от родителей-крыс, погрязших во лжи и стяжательстве. Кстати, у этой легенды есть продолжение, которое мало кто знает –  дети не исчезли бесследно.  Графиня Батори и Крысолов обитают в небольшой моей повести «Романтика зловещих мест или замок в Трансильвании».

– Поделитесь, откуда Вы берёте образы персонажей и сюжеты для своих произведений?

– Ни в одной из моих книг нет «истории из жизни», биографической или из жизни знакомых, нет у моих героев реальных прототипов. Одновременно моменты и характеры из реалий рассыпаны по текстам, в том числе и из собственных жизненных перипетий. Но в основном всё художественный вымысел. Вся художественная литература – процесс выдумывания. Как происходит этот процесс, это, пожалуй, и от меня самой секрет. Я не знаю, откуда берутся идеи, что рождает их и не иссякнет ли когда-нибудь их поток. Нужно зерно, которое западет в тебя и потом прорастает целой историей. А зерном может стать одна-единственная фраза услышанная или прочитанная, строчка из стихотворения, из песни, даже музыкальная фраза, сочетание звуков способны разбудить что-то и переродиться в слова. Но это еще не сюжет, это только идея, она может потом оказаться в середине повести или в конце. Это маячок и ты идешь к нему.

– Кто помогает Вам в творческой работе?

– Прежде всего, я признательна своему мужу. Не каждый захочет терпеть жену, которая по ночам сидит за компом, а не сопит рядом в кровати, как все добропорядочные женушки :) Своим сыновьям, они поддерживают меня во всех сумасбродствах, причем не на уровне «Одобрямс!», а на деле. Оба инженеры-программисты, построили мне персональный сайт «Страница Раисы Крапп», который существует уже около двадцати лет, за ними всесторонняя его поддержка. Дочке – самому честному и нелицеприятному критику.
И конечно, моим читателям!  Их письма – это такая эмоциональная поддержка, такой стимул для творчества, что переоценить трудно. Когда пишут: «Я хочу, чтобы Вы знали, что за океаном, в далеком Лос-Анжелесе в маленькой православной церкви я всегда ставлю свечку за Ваше здравие» – это дорогого стоит.

–  Над чем работаете сейчас?

– Развиваю идею о том, что мысль материальна. В таком случае, мир, который создает писатель своей творческой фантазией, литературные персонажи, которых он долго и тщательно лепит своей мыслью тоже могут стать реальностью? В моей новой повести «О чем молчит Феникс» писатель оказывается в мире, который он создал. Это будет что-то вроде боевой фантастики.

– Кто они – Ваши любимые писатели?

– Лев Толстой. Не могу назвать его любимым. Это Учитель. Его стоит перечитывать и учиться, как надо писать. Пушкин – необъяснимый для меня полёт слова. Стихи, естественные, как дыхание. У Булгакова единственное – «Мастер и Маргарита», у этой книги какая-то мистическая способность затягивать в себя как в омут. Стругацкие – читать и восхищаться, зависая на фразах, перечитывая их.

– У каждого человека есть заветная мечта, о чем мечтаете Вы?

– Можно не отвечать на этот вопрос?

Беседу вела Светлана Зименс, корреспондент газеты "Переселенческий вестник"


Рецензии
Я воспринял это произведение с грустью, будто я прощаюсь с Вами. Будто подвожу какие-то итоги. Ночь Веды, как давно это было! Словно в прошлой жизни...

Михаил Сидорович   01.08.2016 21:14     Заявить о нарушении
Не знаю как вам и отвечать на такое. Нагнали на меня печалей своими прощаниями. Не, я никуда не денусь, и Вы тоже. "Мы еще встретимся, обязательно встретимся!" (с)
А в добрый час вы ко мне пришли и хорошо что с Веды начали. А то ведь могли и не задержаться )

Раиса Крапп   02.08.2016 21:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.