Четыре дня в Пушкиногорье. Петровское

А утром мы проснулись, позавтракали, простились с душевным человеком – администратором Тамарой, собрали вещи и решили, что не можем уехать, не побывав в усадьбе такой легендарной личности, как Арап Петра Великого… Да и в Псков всегда успеем – до него от Пушкинских Гор чуть больше сотни километров. Наш транспорт при нас, ни от кого не зависим... Решили – поехали!
Не знаю даже, с чего начать – с рассказа про Арапа или про усадьбу… Начну, пожалуй, все-таки про Арапа. Личностью он был незаурядной. Про его жизнь написать бы авантюрный роман с закрученным сюжетом! Мы, конечно, знаем, что Пушкин писал про него роман «Арап Петра Великого».Писал, да не дописал… Теперь уже точно никто не скажет – почему, хотя предположений много. Ну и, конечно, знаем, что Александр Митта снял по этому роману фильм «Сказ про то, как царь Петр Арапа женил» с Владимиром Высоцким в роли Арапа.
В жизни история маленького африканского мальчика, тайком вывезенного в далекую северную страну, была даже еще интереснее. Ганнибал в прошении о дворянстве на имя императрицы Елизаветы писал о себе так: «Родом я нижайший из Африки, тамошнего знатного дворянства. Родился во владении отца своего, в городе Лагоне, который и кроме того имел под собой два города».
Княжество Логон Бирни находилось в древнем Судане к югу от озера Чад на берегу крупной судоходной реки Логонь. В него действительно входило три города: Гулфей, Куссери и столица – Логон (ныне город Логон находится на севере государства Камерун). Сразу оговорюсь, что есть и другая версия о происхождении: что он родился в провинции Логгон в Абиссинии – сегодняшней Эфиопии. Да и Пушкин писал о своем прадеде: «Он был родом африканский арап из Абиссинии…» Но я все-таки более склонна согласиться с первой версией – ведь Ганнибал про Абиссинию не писал, но упоминал «еще два города», а правнук мог и ошибиться, или повторить чью-то ошибку…
Отец Ибрагима был вассалом турецкого султана и однажды с другими соотечественниками выступил против всесильного сюзерена. Восставшие потерпели поражение, и их детей забрали в Турцию в качестве заложников. Негласный агент России в Турции Савва Лукич Владиславич Рагузинский тайно выкупил трех мальчиков и вывез в Россию. Это было небезопасное путешествие, но оно благополучно завершилось приездом в Москву в ноябре 1704 года. Двое мальчиков были подарены Петру I, и он сразу расположился к младшему, Ибрагиму (скорее всего так мальчика прозвали в Турции) – понравились его сообразительность и усердие. Ибрагим был вместе с Петром I во время Северной войны. Царь крестил его в православную веру, став его крестным отцом, и назвал Абрамом. Так Ибрагим стал Абрамом Петровым. Абрам Петров неотлучно находился при Петре I и участвовал в разных сражениях – царь записал арапа в Преображенский полк. В Полтавской битве Абрам был барабанщиком и получил в награду за доблесть медаль из царских рук.
Закаляясь в военных сражениях, Абрам взрослел, и всё больше и больше пробуждалась в нем тяга к знаниям. Петр, отправляя на учебу за границу отпрысков благородных семейств (которые, увы, не всегда были усердны в получении знаний), решил и своего крестника направить на учебу.
Летом 1717 года Петр I был с визитом в Париже и, уезжая, оставил там Абрама «для обучения гражданским и политическим наукам». Абрам во Франции успел не только выучиться и получить прекрасное военно-инженерное образование, но и поучаствовал в войне Франции с Испанией, поступив добровольцем во французскую армию. Он был ранен в бою и награжден чином инженер-поручика. Во Франции поднаторел Абрам и в делах сердечных – ведь неспроста в романе «Арап Петра Великого» у французской графини D. рождается ребеночек с темным цветом кожи…
В 1723 году Абрам Петров вернулся в Россию в звании поручика французской армии, с дипломом военного инженера, подписанным самим Людовиком XV, и богатой библиотекой в 400 томов. Среди них были книги по математике, физике, инженерному делу, философии, истории, описания путешествий, сочинения древних писателей, труды государственных и политических деятелей… Он возил свою библиотеку по всей России, куда заносила его судьба.
Полученные знания и недюжинные свои способности вкладывал Абрам в дела Петровы. Он стал техническим секретарем императора, строил фортификационные сооружения в Кронштадте, на острове Котлин, в Риге, Ревеле (Таллине), Архангельске… Преподавал математику и фортификационную науку молодым офицерам, начал писать учебник по фортификации и геометрии…
Но в январе 1725 года Петр I скончался. И для его крестника началась пора испытаний. Взошедшая на трон Екатерина I продолжала хорошо относиться к Абраму: согласно завещанию Петра он даже стал обучать математике наследника престола – Петра Алексеевича, будущего Петра II. Дописал учебник и посвятил его императрице… Однако царствовала Екатерина очень недолго, после ее смерти власть перешла к Меньшикову, который не любил Абрама и боялся его влияния на юного наследника. Потому и хитро выслал Абрама из столицы, сохраняя его при этом на государственной службе. Сначала Абрам выехал в Казань, потом – в Тобольск, Иркутск… и далее на китайскую границу, укреплять оборону Российской империи. Там в Сибири, Абрам Петров решил взять себе фамилию Ганнибал. Из Сибири его вернула уже Анна Иоанновна по просьбе своего военного министра Христофора Антоновича Миниха, который одно время работал с Ганнибалом в Кронштадте еще при Петре I.
Так, вкладывая все силы и знания в государственные дела, арапчонок Ибрагим превратился со временем в генерал-аншефа и кавалера многих орденов Абрама Петровича Ганнибала, одного из образованнейших людей своего времени. Взошедшая на трон «дщерь Петрова» Елизавета, будучи крестной сестрой Абрама, была к нему милостива и в 1746 году пожаловала Михайловскую Губу – земли в Псковском крае, с десятком деревень и 569 крепостными душами (женщины и младенцы не учитывались, так что крестьян на самом деле было раза в два больше).
Семейная жизнь Абрама Ганнибала была не менее бурной, чем служебная. Сначала он женился на молодой гречанке Евдокии Диопер, дочери Андрея Диопера – грека на русской службе. Венчание прошло в Петербурге, по пути на новое место службы Ганнибала – в Пернов (Пярну). Однако Евдокия не хотела выходить за «арапа не нашей породы», да и любила она другого (вспоминаете фильм Митты?). В общем, спустя время, она родила белокурую и светлокожую девочку. Абрам был в гневе и обвинил жену в измене – темпераментная гречанка попыталась его отравить… Евдокию арестовали и держали в заключении 11 лет, начался суд, бракоразводный процесс. Не дождавшись решения суда, Ганнибал обвенчался с другой – немкой Христиной-Региной фон Шёберг, дочерью капитана Перновского полка. Документы Абрам подделал, так что, по сути, это было двоеженство, и первые его дети считались незаконными. Развели Ганнибала с Евдокией только в 1753 году, второй брак признали законным, но наложили епитимью и штраф на Ганнибала, а Евдокию сослали в монастырь.
Христина родила темнокожего мальчика, что успокоило ревнивую африканскую натуру Абрама. Как пишет Ариадна Тыркова-Вильямс: «Христина Ганнибал была женщиной с характером и с арапом не церемонилась. «Шерна шорт делает мне шорна ребят и дает им шертовски имена», – на ломаном своем языке жаловалась эта лифляндская дворянка, когда третьего ее сына, помимо воли матери, при крещении назвали Януарием. Мать всю жизнь звала его просто Осипом. Это был Осип Абрамович Ганнибал, дед поэта с материнской стороны». Всего детей у них родилось 11, но до взрослого возраста дожили 4 сына и 3 дочери.
После смерти Елизаветы Петровны на престол вступил Петр III, и 66-летнего Абрама Ганнибала отправили в отставку «за старостию». Это была обидная и несправедливая отставка – она не сопровождалась наградами, благодарностями и поздравлениями, положенными по традиции, к тому же на его место назначили 80-летнего (!) Миниха, возвращенного из Сибири, куда в свое время его отправила Елизавета. Петра III сменила Екатерина II, на имя которой Абрам Петрович написал прошение о выплате награждения, причитающегося при отставке. Однако это прошение, увы, осталось без ответа. После этого незаслуженно обиженный властью Ганнибал поселился в своем имении Суйда под Петербургом. Прожил он долго, умер 20 апреля 1781 года, в возрасте 90 лет. До конца своей жизни сохранил крутой нрав и властный характер.
Двое из его сыновей – Петр и Иван, достигли высокого положения в обществе. Петр Абрамович дослужился до генерал-аншефа от артиллерии, а Иван Абрамович стал героем Наваринской битвы и основателем Херсона. Справедливости ради надо сказать, что Михайловскую Губу Абрам Петрович завещал именно старшему сыну, Ивану Абрамовичу, но тот отказался от нее в пользу своих братьев.
Дед Пушкина, Осип Абрамович, тоже служил, как и его младший брат Исаак, но таких высот они не достигли. Зато Осип Абрамович повторил своего отца в том, что стал двоеженцем – женился при живой жене (бабушке поэта) на другой женщине, предоставив ложное свидетельство о смерти первой жены… Дело разбирала сама императрица Екатерина II. По ее приказу развод состоялся, и Осипа Абрамовича в наказание за двоеженство послали служить на кораблях в Северном море, «дабы он службою загладить прегрешения мог». Позже его, как и его гениального внука, сослали в Михайловское. Для разведенной жены, Марии Алексеевны, и маленькой дочери Надежды было выделено имение Кобрино в Петербургской губернии, где они и поселились. Семейство Ганнибалов приняло сторону Марии Алексеевны, а Иван Абрамович Ганнибал взял опеку над племянницей, будущей матерью Пушкина, и всю жизнь о ней заботился.
Но вернемся к истории усадьбы Петровское. Получив в свое владение Михайловскую Губу, Абрам Петрович сначала построил в деревне Кучане, на берегу одноименного озера, небольшой господский дом, дом-контору управляющего имением и винный завод. Деревню позже переименовали в Петровское – разумеется, в честь императора Петра I.
Дом Арапа Петра Великого поражает своим аскетизмом: на втором этаже только три комнаты – две спальни, взрослая и детская, и приемная-прихожая, где Абрам Петрович решал хозяйственные дела по усадьбе. На первом этаже – кухня-столовая, где готовили еду и обедали, а также могли принять гостей. И всё! Дом восстановили на старом фундаменте в 2001 году. Перед домом сейчас установлен бюст Абрама Ганнибала.
В 1782 году хозяином Петровского стал Петр Абрамович, он долго жил в нем, построил новый господский дом и разбил парк. Петр Абрамович был веселым и общительным, но не лишенным самодурства. Согласно мемуарной литературе, Ганнибалы славились гостеприимством, любили принимать многочисленную родню, друзей, соседей.
Впервые у Петра Абрамовича в Петровском Пушкин побывал в 1817 году, после окончания Лицея. Знакомство произвело на него сильное впечатление (кстати сказать, своего родного деда поэт не знал). Позже он бывал в Петровском в годы михайловской ссылки, просил двоюродного деда написать автобиографические записки. Тот начал, но не успел закончить… После его смерти имение перешло к его сыну Вениамину Петровичу, образованному человеку, музыканту, поклоннику таланта своего двоюродного племянника. Вениамин Петрович положил на музыку песню Земфиры из поэмы «Цыгане» – «Старый муж, грозный муж…», а его дворовые люди, цирюльник Прохор и 14-летняя посудомойка Глашка, знали наизусть поэмы «Бахчисарайский фонтан», «Братья-разбойники» и отрывки из «Евгения Онегина».
Вениамин Петрович имел незаконнорожденную дочь Марию, которой он завещал «всё движимое имущество». Согласно завещанию, Мария Вениаминовна перевезла все движимое имущество в имение Герасимово, приобретенное для нее отцом, а недвижимое имущество, то есть усадьба, после смерти Вениамина Петровича перешло к новым хозяевам, никакого отношения к семье Ганнибалов не имеющим. Правда, эти люди свято относились к памяти Пушкина и его знаменитого предка, бережно сохраняли усадьбу и даже не переделывали господский дом.
В 1918 году Петровское разделило печальную участь Михайловского и Тригорского – было сожжено крестьянами. И только спустя полвека, в 1969 году, Совет министров РСФСР принял постановление о восстановлении господского дома в Петровском. В 1977 году дом-музей Ганнибалов принял первых посетителей.
На территории площадью почти 9 гектаров разбит регулярный парк, образец русского садово-паркового искусства 18-го века – прекрасные прямые липовые аллеи (некоторые деревья на них достигают весьма почтенного возраста – более 200 лет), дерновые круги со скамейками, парковые «затеи», подъемы и спуски, система разнообразных прудов... На берегу озера Кучане сейчас восстановлена беседка-грот, около которой когда-то была устроена пристань. Перед господским домом разбиты строго геометрические клумбы.
К сожалению, мы с Аликом совсем чуть-чуть осмотрели парк – время поджимало, надо было все-таки уже ехать в Псков… Но мы выполнили нашу программу-минимум и посетили все три усадьбы! Впереди нас ждали древние Псков, Изборск и Печоры.


Рецензии