Откровение после затмения - продолжение...

 Тягостным испытанием, изо дня в день, возвращение из школы, забывая за уроками,
про семейное насилие, с усердием познавала науки.Последний звонок, тревога, домой, я молилась-"Дай, Боженька, чтобы в подвале никого не было...варила на подсолнечном масле, сахар, своё лакомство, пела арию Кармен и танцевала с веером, перед старым зеркальным трюмо. Примеряла  бюзгалтер матери, закладывала вату в пустые  чашечки, вставала на каблук. Вечернее бархатное платье...в созданном образе, копировала ее командный тон. К вечеру все возвращались... утомленная службой, мать находила под кроватью сковородку с вареным сахаром, звала Александру. Бабушка наматывала мои толстые косы на руку, хлопала по завгривку и  спустив трусы, зажимала голову между своих ног, и мать широким кожаным ремнём Фёдора, методично порола мой девичьей зад, приговаривая -" У... навязалась на мою шею".
(Через десять лет - первая фотомодель Ню,из СССР, Чешское фото "1966 г. Вот так )
отполировывали моё тело)

Работая в престижной военной сан-медчасти, Раиса безупречно элегантная, сдержанна в общение с высшими военными чинами. Никто не мог и подумать, какой жестокой, жадной и эгоистичной, вне общества она была...
Летом меня отправляли в пионерский лагерь на 11-Ю дачную по месту работы отчима.
Я  записывалась в кружки : вышивала крестиком, пилила лобзиком, мои рисунки
занимали первые места, я участвовала в худ. самодеятельности и мечтала стать актрисой,
как Людмила Гурченко .
В одну из лагерных смен я заболела дифтеритом, привезли на скорой, рядом с нашей окраиной, инфекционную больницу, старой постройки, кирпичное здание, дар больным детям  от сердобольной купчихи 2 -й гильдии Грибовой Пелагеи Кузминишны.
В течение месяца меня не мыли: вши кишели в моей густой гриве, они ползали по мне, как тараканы.Я винимала их, даже из бровей и щёлкала, как целлофан в пупырышек!Помню их: таких жирных и здорово трещащих, между ноктями больших пальцев.
-"Быстро! Мать, дёрнув меня за руку, шипела:"- Сколько вшей развела, я даже на фронте такого полчища не видела, у...навязалась на мою шею -"
 Во дворе нашего подвала, мать с бабушкой посадили меня около дощятого туалета, позаимствовали у керогаза, керосин и намазав этой вонючей жидкостью мои прекрасные,
русые волосы, стали ждать смерти ненавистным насекомым.
После сей экзекуции, мы отправились в татарскую баньку- маленькую и чистенькую, где
каждый раз посещения, я ловила восхищенные вгляды на мою густую гриву...
В моечном отделение, каменные лавки с высокими спинками заканчивались парной -открывалась деревянная дверь, и как из чрева, с клубами пара, вылетали черноокие , молодые татарки с дико орущими, распаренными младенцами...


Рецензии