Падал чёрный снег. Ледяной постап. Глава 1

Верёвка тугой змеёй обвила человека к креслу. Пленник с хрипом закашлял, всколыхнув сознание, воздушным пузырём поднималось со дна небытия. Бурая капля сорвалась с носа, упав густой кляксой на грязные повидавшие виды джинсы. Густой мрак дополнял лишь сладкий смрад: запах разложения, выделений, крови и смерти. Было душно, что особенно смутило бедолагу, ведь в наше время тепло очень ценный ресурс. Бесполезные попытки освободиться, вызвали царапающий горло болезненный хрип. Путы железно держали. Сработано на совесть, даже грудь и живот опоясывал ремень накрепко фиксируя всё тело. Дёрнувшись, металлическая конструкция стоматологического кресла с жёсткой обивкой не шелохнулась надёжно закреплённая к полу.

 

Приступ паники подкатил к горлу, сердце в бешеном ритме рвалось из груди. Солёными иголками разъедал глаза противный пот. Веки судорожно моргали, облегчения не принесли. Вдобавок ноги онемели будто чужие. Всё тело ныло и ломало, как тряпичную марионетку в руках эпилептика. Вместо крика вырвался лишь булькающий стон. Несчастный мысленно приказал себе успокоиться и взять себя в руки. Приказ был невыполнимым.

 

"Так спокойно", поморгав, сбив капельки пота с ресниц, насильно заставив глубоко сделать вдох и выдох, хоть как-то успокоить рваный бег сердца и восстановить дыхание. "Возьми себя в руки, я ещё не сдох! Да что же всё-таки творится"?! Зажмурив глаза, напрягся, пытаясь вспомнить последние события. Вспомнилась, почему-то рыбалка с дядей, ведь это был на редкость чудесный день. Это было как будто в прошлой жизни, хорошо что его не стало задолго до "чёрного снега". Дядя был очень полным оптимистом, в прямом и переносном смысле. По жизни ему везло, как впрочем и в смерти. "Доброе посеешь — токмо и пожнёшь" - часто он с придыханием вставлял. А вот человек на стуле был далеко не ангелом, правда сейчас у всех совесть и руки никаким "фэйри" не отмоешь. Что поделать, время такое...

 

На голове пленника был “взрыв на макаронной фабрике”  из грязных, небрежно обрезанными волосами и густой бородой в стиле “репейник”. Сложно было судить о внешности человека, очень похожего на бомжа. Пахло от него соответственно. Его торс проглядывался сквозь просветы ветхой одежды, являл собой скелет с туго обтянутой мускулатурой. Среднего роста, обычный жилистый мужик. Только множество шрамов от различных ран, указывали на яркий и богатый на приключения образ жизни.

 

Сквозь зыбкий мрак и гнетущие мысли приближалось гулкое эхо шагов и мелодичный свист. Снова паника сжимает горло, не давая нормально дышать и мыслить. Впрочем, связанный человек никогда не был храбрецом, но и последним трусом его назвать трудно. Положение дел оптимизма не внушали. Не давала покоя невозможность пошевелить ногами. Правда и руки тоже не особо шевелились в мёртвом плену верёвок.

 

Напомнило о себе чувство голода, в наше время постоянный спутник выживших или “останцев”, читай обречённых. Медленно облизав сухим языком потрескавшиеся губы, словно прошёлся наждаком по корке хлеба. О, да, хлеб, мечтательно вспомнилось связанному, как же давно он его не ел. Лязг металла под аккомпанемент тягучего скрипа двери, и вновь крепкие объятья страха сковало тело пленника. В наше время смерть является не таким уж плохим развитием событий, исключение лишь в случае мучительной смерти. Именно этого и боялся связанный человек, боялся каждой клеточкой своего скованного паникой тела. И никакие мысленные усилия взять себя в руки успеха не приносили, лишь усугубил панику.

 

Щёлкнул выключатель. Надо же! Здесь даже электричество есть. В свете жёлтого марева, от двери медленно шёл мужчина, на ходу одевая  полиэтиленовый фартук с "модными" бурыми разводами. В движениях сквозила уверенность и плавность хищника. Мужчина насвистывал какую-то мелодию. Резкие "орлиные" черты худого лица, отчётливо выделялись на фоне круглых очочков, удерживающие жидкие волосики цвета земли, что свисали до плеч, норовя сползти на гладко выбритое лицо. Тусклая лампочка - жалкая китайская подделка на солнце, осветило небольшую комнату, стены которой были будто выдолблены в породе. Старая совдеповская мебель, большой холодильник с кровавыми подтёками, медицинские и слесарные инструменты, "маньячелло", вкупе с потрясающим зловонием - всё органично дополняли гнетущую атмосферу мрачной комнаты. Да так, что у связанного мужчины сердце, замерев, сорвалось в пике, ударившись о сидение кресла. Он жутко затрясся в истерике, хрипя и силясь хоть что-то сказать. Человек в грязном фартуке явно наслаждался действом, что даже склонил голову набок и улыбнулся. От этой улыбки засосало под ложечкой  - в лучших традициях Ганибала Лектора.

 

Ноздри будто крылья бабочки колыхнулись вдыхая пары страха и отчаяния, с удовлетворением выдохнул, наконец завязав за спиной фартук. Подошёл к серванту, открыл ящик, и стал нарочито размеренно натягивать на холёную "музыкальную" руку резиновые перчатки - излюбленный аксессуар уборщиц.

 

- Не н-н-надо! - прохрипел в панике связанный человек. - П-п-прошу Вас-с-с!

 

- Тише, тише вам не стоит волноваться, ибо жизнь коротка и прекрасна - промурлыкал металлической мелодией сдобрив фирменной улыбкой человек в фартуке. - Давайте знакомиться, меня зовут Анато... впрочем меня все называют Фаустом либо просто Доком. Последние вряд ли ко мне относится, потому как я простой патологоанатом, но учился на хирурга... Гхм, безуспешно. - Снова жутко улыбнулся "добрый" доктор.

 

- Ч-ч-что ВЫ хотите сделать со мной?! - едва найдя в себе силы, от последних слов Дока, выдавил "пациент". - Что я ВАМ сделал?

 

- Ооо, что вы! Вы мне ничего не сделали. Я всего лишь хочу исследовать на вас вопрос степень влияния эмоционального стресса и насилия на вкус и жёсткость мышечного сырья. - Видя ужас на лице подопытного Док противно хохотнул. Его хохот был под стать улыбке. - Да шучу я, что вы ей Богу так реагируете?

 

- С-с-сраный у ВАС юмор. Т-т-то есть я хотел сказать странный. - Поспешил поправиться "пациент".

 

- Отбросим лирику Сергей, ведь вас так зовут? Я увидел татуировку "Серёга" на предплечье, и сделал вывод, что это ваше имя, а не имя вашего возлюбленного. Или я ошибся? - Довольный своей тонкой шуткой, Фауст вновь противно хихикнул.

 

- В-в-вроде так, т-т-тоесть так звали. - Чуть откинув голову вспоминал Сергей. - Сейчас меня кличут Кротом. - Подумав, что “шифроваться-то” ему незачем.

 

- Очень приятно познакомиться, Сергей. Да-а-а дикие времена настали, люди называются кличками, словно индейцы. Но в этом есть и плюсы, ибо кликухи более информативны, так сказать, чем стандартные имена. - Док подошёл к пленнику, достав из-под фартука бутылку с водой, аккуратно поднёс её к Серёге. - Пейте, это чистая, не из "чёрного снега".

 

Сергей жадно глотал жидкость, боясь поперхнуться и расплескать драгоценную влагу. После падения "чёрного снега" воду добыть не просто, ввиду жутких холодов на поверхности толстенного слоя этого самого снега, что загрязнён всякой гадостью. Правда можно прорыть ходы в плотном снегу до чистого снега, затем растопить, что опять-таки не просто ибо любое топливо на вес золота, даже дороже. Крот как никто другой знал цену теплу и воды, тем более чистой. Всё происходящее с Кротом шокировало: тёплое помещение (явно где-то под землёй), чистая вода, электричество и присутствие "доброго" Доктора. То что Крота порежут на ремни это как пить дать, но зачем тогда водицей поить?! Обычно людей режут на кусочки и замораживают - холодрыга на улице в помощь. По сему видать Докторишка с маниакальными наклонностями, желает поиграть с мясцом, со свежим так сказать... Но зачем давать воды!!! А может она отравлена?! Серёга никак не мог взять в толк.

 

Пустая пол литровая бутылочка совершила эпический полёт через пол комнаты, и гулко сбрякав пластиком в ведре у входа. Талант баскетболиста у Фауста был явно не заслужено похоронен. "Ничего не скажешь, многогранная личность" - подумалось Сергею. Под креслом что-то щёлкнуло и загудело, оно стало превращаться в кровать - старое доброе стоматологическое кресло. Сверкнули ножницы, ловко раскроив ветхие джинсы на правой ноге, та же участь ждала и трое трико, обнажив кровавую массу. "У-у-у тварь, резать меня удумал, портной мать его!!!". Сергей в страхе забился судорогой, но все тело было словно вмуровано в кресло. В правой ноге взорвалась жуткая боль, от попыток вырваться. Чуть бренча подкатил тележку Фауст, на коей в тазике чуть сверкали не новые медицинские инструменты, явно прокипячённые. Из-за кресла вспыхнул яркий луч прожектора, опять-таки стоматологический.

 

- Ну-ну будет вам. Это не совсем то что вы подумали. Вот увидите, все будет прекрасно, я вас уверяю. Правда будет несколько неприятно - мерзкая улыбка обещала обратное. - От вашего поведения зависит степень дискомфорта последующих, так сказать, манипуляций. Ваши брыкания только усугубляют ваше состояние. Дышите глубже. - растянув улыбку до ушей Фауст очень напоминал Джокера, что вконец подкосило самообладание Крота.

 

- П-п-прошу не н-н-надо! У-у-умол... - осёкся Крот, ему стало противно за трусость. Он вдруг осознал что не о том просит. - Не тяни, убей меня!!!

 

- Вот так-то лучше, сразу чувствуется мужик.- скривился Фауст, ловко затянул жгут на правой ноге, чуть выше колена. - Я не по этой части, не волнуйтесь.

 

- Убей меня тварь!!! Давай!!! - рычал Сергей, в надежде что Док в гневе прекратит его муки разом. - Чё зассал, Чикатило фигов!

 

- А вот этого не надо, Сергей или если угодно Крот. Я вас не оскорблял. Мы же цивилизованные люди. - Сразу посерьёзнев Док смочив тряпку спиртом хорошо протёр голень чуть выше кровавого месива, но чуть ниже колена. Букет густого смрада гармонично дополнили тяжелые нотки медицинского спирта. 

 

Кроту казалось он задыхается, его била дрожь, живот жутко скрутило - такого страха он ещё не переживал, и по-ходу уже не переживёт. Уши тронула мягкая будто ручеёк мелодия из магнитофона. Фауст в восторге дирижировал пилой в такт шедевру Чайковского. Сергей в ужасе наблюдал как в лице недоделанного Бетховена, кружа словно падающий лист по осени, надвигалась смерть.

 

- Ой простите, совсем забыл - спохватившись Док отложив пилу, достал в упаковке новые медицинские перчатки, демонстративно одел их. - Видите ли сегодня не обычная работёнка. - С видом знатока Док сломал ампулу, наполнил жидкостью шприц, сделал два небрежных укола в бедро и голень, явно стараясь сделать больно. Уже привычным хохотком приблизился, на этот раз вооружившись ножом, к несчастной ноге.

 

Фауст резал ногу ниже колена, по кругу, в такт гениальной мелодии, под аккомпанемент раздирающего крика Серёги. Оба получали своё. Сергей-расплату за грехи, а Док-кайф от работы. Нож упёрся в кость, чуток проскрёб её. Крот же провалился в бездну забытья...

Дальше будет интересней. Вторая глава http://www.proza.ru/2015/11/10/395


Рецензии
Добрый вечер Максим.
Я конечно не любитель такое читать, но задержался...
Не знаю, может в надежде, что этот Серёга -крот спасётся из этого жуткого кошмара...
Пишите. У вас получается.
Старайтесь делать малую рифму даже в предложениях своих рассказов. Не только в стихах.
(Правильней сказать, подбирайте слова друг к другу в предложениях как мозайку)
Тогда текст будет очень легко читаться и читаемые нами слова, в голове будут протекать спокойной и тихой речкой, а не сердечной кардиограммой как сейчас.
Может вы не поняли... Не обижайтесь, я так воспринимаю читаемые тексты. Иногда как тихие и гладкие волны как у А. Пушкина (плавно вверх, потом плавно вниз).
Иногда текст превращён в неправильную городскую застройку, состоящую из кривостоящих небоскрёбов разной высоты... Как у В. Маяковского.

Игорь Злобин   18.01.2017 19:45     Заявить о нарушении
Спасибо за совет, учту, буду работать. Возможно, вторая глава вызовет у вас другие эмоции http://www.proza.ru/2015/11/10/395

Максим Скорев   18.01.2017 20:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.