мама рассказала

  Моя мама родилась в 1890 году. Она рассказывала мне, что нашу семью привезли на Север в 1931 году насильственно в год коллективизации.

   Проживали мои родители в деревне Захарово Вологодской области с шестью детьми. Работали с утра до вечера, чтобы прокормить и вырастить детей. Крепкое крестьянское хозяйство попало в список раскулаченных.

  Выгнали из  собственного дома и повезли в товарном вагоне в неизвестность.
  Ехали несколько недель под конвоем, на остановках никого не выпускали –«враги народа»! Это о моих братьях и сёстрах сказано:


   «Сурова Кольская природа, как и законы прошлых лет,
   И признан я врагом народа, едва увидев белый свет…»

  В  вагонной  скученности и духоте умерло несколько человек – это больные дети и старики. На остановках конвоиры их спешно закапывали, и поезд ехал дальше. О такой бесчеловечной дороге  «в неизвестность» хорошо описано в недавно вышедшей книге «Зулейха открывает глаза» (автор –  Гузель Ясина). Я читала и плакала. Недаром эта правдивая книга  вошла в список: «Большая книга».

   Мою семью и других страдальцев высадили на станции Хибины. Несколько дней жили под открытым небом. Потом повезли  их вместе с незамысловатым скарбом на телегах к шалманам. Это сколоченные  наспех деревянные сооружения, покрытые толем.

   Здесь спали вповалку на нарах мужчины, женщины, дети. Одну семью от другой отделяла только узенькая дощечка. Печку-буржуйку топили круглосуточно, но она не могла согреть это длинное сооружение с многочисленными щелями. Волосы утром примерзали к дереву – и такое случалось.
  Здесь же сушили одежду после рабочего дня, здесь же страдали, болели и умирали …

   Мама была беременна на день раскулачивания, но об этом никто не знал. Родила она по дороге в родильный барак, ребёнок упал в снег.  «Сняла я новые валенки, чтобы не запачкать, -  рассказывала мама, - завернула ребёнка в подол и так добежала до барака».

   Седьмой ребёнок в семье не выжил. Двое старших умерли от простуды – не было лечения и лекарств.
   Пришлось моей маме хоронить и взрослых детей в военное время.

   Мама моя, когда я вижу лики святых, то я приравниваю и тебя к ним! Ты никогда не жила в каменном доме с водопроводом, хотя строила эти дома. Всегда была приветливой и доброжелательной, трудолюбивой и несгибаемой.

   Я люблю тебя, моя страдалица, и очень жалею.



   
   фото из фондов историко-краеведческого музея,1931 год, Хибиногорск (ныне Кировск)


Рецензии
Уважаемая Зинаида! Ваша мама святая женщина. Настрадалась на своём веку.
Светлая ей память!
А знаете, ведь у этих бараков была и вторая жизнь.
Мы с мужем в 1982 году приехали на БАМ, в Хабаровский край. И жили в бывших бараках заключенных, которые строили ещё первый БАМ. Печки внутри, вода из водовозки, вечная мерзлота. Вода за ночь в умывальнике промерзала. Грели кипятильником, а потом умывались. Те, кто до нас там жили и перегораживали эти бараки на квартиры для семей офицеров-железнодорожников, находили неотправленные письма тех лет.
Как барак не перестраивай, он и есть барак.
Мы в них прожили 4 года, потом часть перевели в Сибирь, а эти бараки оставались. Надеюсь, что их снесли всё же.
С уважением и пожеланием здоровья, Лариса.

Лариса Василевская   10.05.2020 12:19     Заявить о нарушении
Я жила в бараке до 22 лет по воле власти. Снесли бараки только в 70-ых годах. Зато нам внушили, что у нас - "счастливое детство". С благодарностью,

Зинаида Малыгина 2   10.05.2020 12:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.