Записки московского гастарбайтера

 "Как я заработал миллион в кризис, или Записки московского гастарбайтера" 

    Санкт-Петербург
        2015

    На сегодняшний день книжка издана и продается в интернет-магазинах Москвы и Питера - "Озон", "Лабиринт" и т.д.
    Так как у меня нет договора с издательством "Нестор-История" о праве собственности, я волен выложить текст данной книги там, где мне заблагорассудится. По привычке я выбрал сайт Проза.Ру.
   Да, книга не закончена, это всего лишь этап. Какие-то пять с небольшим лет в течение которых собирался этот материал.
 
  Да, участок приобретен, и в настоящее время наш герой приступает к строительству дома.
  Для более полной убедительности сообщу, что землю ГГ приобрел в сотрудничестве с  группой компаний "Астерра", торгующей недвижимостью и земельными участками.

  Приятного прочтения.



Сын спрашивает отца: «Пап, а что такое
кризис? А когда он будет?!»
«В нашей стране, сынок, всегда кризис», —
ответил отец.


Сегодня на ужин форель, на этикетке написано
«Фошерель», и покупаю я ее в «Ашане». Конечно,
я должен экономить, как все настоящие скупердяи-
миллионеры, но я не хочу.
Сегодня не хочу.
Нет, красная рыба — это не пик блаженства,
не показатель состоятельности.
И все же.


Часть первая


Как все начиналось.


Сэм, как и я, неприхотлив, и кресла в сидячем
вагоне казались даже шикарными.
Мысль: «Я ненадолго, поэтому оборачиваться
не буду».
Молоденькая готка: ошейник, платформы, вы-
бритый висок среди фиолетовых вихров и непонят-
ное черное не то платье, не то накидка.
Мы нашли друг друга, и дорога оказалась легкой.
Москва. Все как всегда, суета и грохот подземки.
Нас встретили и определили.
И сон мой был крепок, как никогда.
Следом за нами приехал Бармалей.
Сэм — крепкий парень, он прошел огонь и воду,
прямолинеен, трудоголик, бабник.
Бармалей старше, но смотрятся они как братья.
В первый же вечер он нашел в аське жертву. Москвичку.
— Она имеет мужа, любовника и «форд-фокус», —
комментирует он.
— Ну дай фотку, дай, — уговаривает он ее.
Свою он отправил: на охоте, с винчестером в ру-
ках — круто!
Наконец он получает желаемое. Пауза…
— Ну-у-у, ты стара не по годам… Нет, так я не на-
пишу, — опять вслух комментирует свои действия.
«Ну… ты… дала… жару», — отправляет смску. По-
казывает фото нам…
«Не поняла», — отвечает девушка.
«Пока! Что тут не понять?»
Мы смеемся.
— А как же «форд-фокус»? — спрашиваю его.
— Не, я так не могу, она должна быть симпа-
тичной.
«Что же несимпатичным делать?» — появляется
мысль.
Нас погнала нужда и безделье. Кризис 2008 года
спутал все карты, и работы в городе стало мало.
Лично мне надоело сидеть дома, я был готов уже
работать задаром, лишь бы что-то делать. Сюда
едут со всего света, кто зачем. Что тут и говорить…
Москва — город, где двери открыты в любую точ-
ку мира, огромный потенциал столицы всегда
предполагает кипучую деятельность и работу —
это главное.
Миллионы людей приезжают сюда за деньгами,
оно и понятно. Деньги нужно искать там, где их
больше и где они есть. Хотите попробовать? Нет ни-
чего проще — покупайте билет и приезжайте. Нет,
вам не раскроют объятия, вам, может быть, и не об-
радуются, но у вас будет шанс… Мы легко справи-
лись с первым заданием, и начались задержки с вы-
платой денег.
Здесь широко практикуется невыплата зарабо-
танного, «кидняк», другими словами.
Очень часто работодатели держат вас на голод-
ном пайке, выдавая деньги только на питание. Таким
образом, работник не будет роптать: он боится по-
терять деньги, жилье и оказаться на улице. И ждет,
ждет, ждет… Но не факт, что с ним рассчитаются.
Это не для нас. Сэм — десантник, Чечня,
162 статья УК — разбой, УДО, Бармалей — автобат,
161 статья УК — грабеж, УДО.
Мне вообще было плевать, столько было этих
кидал, что порой, еще не начиная работать, я знал —
выплатят что-то или нет. Мы прижали парней,
и они нас вывели на главного, но тот тоже стал тя-
нуть. Ждем. В офисе у главного охрана, там не рып-
нешься.
Ровно месяц, как мы приехали, все начинает на-
лаживаться, но до настоящей стабильности еще да-
леко. Уже понятно, что мы здесь надолго. Во всяком
случае я.
Столица кажется необычайно оживленной,
уже не пугает подземка, а работы здесь столько,
что я поражаюсь. Мы начинаем с утра и работаем
по 10–12 часов в день, иногда и больше. Все идет
в авральном режиме.
Часто задумываюсь: почему я не приехал рань-
ше? Дома — почти миллион жителей, но город ка-
жется тесным, природа человека ненасытна.
Я родился в небольшом городке, затем переехал
в другой, третий, четвертый… Сколько будет еще
этих переездов?! Мне всегда казалось тесно. Здесь
я не знаю никого, и никто не знает меня — это дает
возможность не думать об оценке, даваемой тебе
другими.
Главное препятствие преодолено — первый ме-
сяц. Еще немножко — и через пять лет мы здесь
будем своими. Может быть, раньше. Трудно первые
пять лет, а потом… Потом по барабану.
Наконец выдали деньги, и парни уехали домой —
там у них жены и дети. А я остался, мне не хочется
уезжать. Пока не хочется.
Вскоре мне выплатили оставшуюся сумму, но
предложили освободить строительный вагончик,
в котором мы проживали, — наше «общежитие».
Это нормально, кому нужны строптивые работ-
ники? Я, в общем-то, и не удивился — будь я на ме-
сте работодателей, сделал бы точно так же.

21.10.2009 г. 21:18

Прошло чуть больше месяца — мы приехали
шестого августа.
Все это я выкладывал на сайте Проза.Ру, и мно-
гие читатели и рецензенты считали, что это новый
цикл миниатюр, а я брал сюжеты прямо из жизни.


Часть вторая


Попытки удержаться на плаву.

Денег оставалось совсем немного, работы и жилья
не было. Но я старался.
Уехать обратно было невозможно. Да и некуда
было ехать.
Отправив деньги Сэму и Бармалею, я стал искать
работу. Это оказалось не так трудно сделать: мне по-
звонили и предложили поработать на монтаже вен-
тиляции в здании автосалона. Что я знал про венти-
ляцию? Ничего, кроме того, что она необходима для
проветривания помещений. Но чтобы что-то зара-
ботать — а платили там каждый день, — я поехал
в качестве подсобника в далекое Быково.
Сегодня у меня новый начальник. Подражая ге-
роям сериала про гастарбайтеров, я его так и зову —
«насяльника». Он не обижается. Ему двадцать два,
и шесть из них он уже батрачит здесь, работает, если
угодно.
Не зная толком геометрии, он правильно находит
прямые углы и сопряжения при переходах
вентиляционных коробов в другую плоскость. У него
хорошая практика и ему уже поручают самостоя-
тельно вести объект — поразительные способности!
Рядом со мной ему хочется выглядеть взрослым, и я
помогаю ему в этом, подчеркивая его значимость.
Еще у него здесь есть девушка. Денис, так его зовут,
хвастается своими сексуальными успехами, уверяя,
что он может любить ее в течение всей ночи.
Половой гигант — очередное прозвище, мы сме-
емся.
Денис — боец. По его рассказам, он один высту-
пил как-то против троих и победил. Мне это нра-
вится больше всего.
Несколько занудлив. Но я начинаю привыкать.
«А если бы это был мой сын», — мелькает в голо-
ве. И я терпеливо объясняю ему, что нужно беречь
себя, что здоровье и молодость — это временное со-
стояние, и нужно бережно относиться к этому.
А вообще мне он нравится. С ним спокойно. Мо-
жет быть, потому, что «прикрыта» спина.
Я уверен, что если что-то случится, он будет ря-
дом. Знаете — это здорово, когда есть кто-то рядом.
Пришел срок искать новое жилье. Мне дали
на раздумье неделю.
Оно тоже нашлось неожиданно легко — мне по-
звонил старый знакомый, еще по прошлому году,
и пригласил к себе на работу. Здесь я познакомился
с комендантом общежития, и выяснилось, что в сто-
лице можно легко найти койко-место, причем
за копейки.
Вообще приходишь к мысли, что стоит только
не лениться — и все будет хорошо. Это радует и вы-
годно отличает Москву от провинции, где приходит-
ся с трудом искать работу, а выполнив ее, получать
гроши.
Помнится, я с пренебрежением относился к рабо-
чим из Азии, приезжающим к нам, а сейчас я ничем
не отличаюсь от них. Порой живу по соседству
с ними и иногда обращаюсь за солью или сигаретами.
Здесь мы не делимся по национальному призна-
ку — мы равны в своей принадлежности к рабочему
классу.
Да, азиата, скажем, чаще проверяет полиция,
да, мне скорее дадут работу, чем плохо знающему
русский язык узбеку, но не более.
Украинцы, белорусы и все, кто более похож
на славянина, живут спокойно.
Почему? Наверное, у работников внутренних
органов есть четкие указания на этот счет…
И как выяснилось в дальнейшем, подобные меры
просто необходимы.
Прошел месяц, как мои парни уехали. Из теле-
фонных разговоров я узнавал, что Сэм напился
и вляпался в неприятную историю, что Бармалей
нашел работу, но оба уверяли меня, что они непре-
менно приедут.
Я и сам верил в это.
Когда? Это не важно.
С другой стороны, у меня развязаны руки,
я не ищу работу для них, не беспокоюсь о том, где
они будут жить. В этом плане мне много спокойнее.
Находясь в столице, я незаметно пропустил свой
день рождения — просто забыл о нем, а внезапная
болезнь напомнила, что жизнь подобна шагреневой
коже.
Получая наслаждения и выкарабкиваясь из все-
возможных ловушек, мы незаметно приближаем
час икс.
«И угораздило же меня родиться в этой стра-
не», — вспоминал я слова своего друга, но, думая
о будущем, я ясно представлял себе то, чем буду за-
ниматься в дальнейшем.
Пока это только мечта.
Москвичи — это в большинстве своем добрые,
вежливые и бесконечно терпеливые люди. Хлебо-
сольные. Если вы пришли к ним домой, то вас не-
пременно накормят, непременно! Возможно, что
так везде, так правильно, так положено, но в на-
шем городе такого радушия я не встречал. Вежли-
вые — да, где бы вы ни были, вы везде слышите:
«Здравствуйте-пожалуйста-спасибо-до-свидания-
будьте-так-любезны» — на одном дыхании.
Терпеливые… А почему им не быть такими, ведь,
начиная с самых давних пор, им пришлось вынести
на своих плечах такое, что многим и не снилось.
А про события прошлого века, начиная с 1917 года,
и говорить не хочется…
Когда здесь что-то происходит, провинция вы-
жидает, а затем примыкает к выигравшим.
А еще они остроумные. Стоит что-то сказать —
как тут же вы услышите комментарии, порой такие,
что остается только смеяться. Мне кажется, эти
люди давно поняли, что любое горе легче пережить
с улыбкой и оптимизмом. И все, конечно, верят пре-
зиденту, потому как жить стало спокойнее. Про себя
они говорят, что «настоящих» москвичей практиче-
ски не осталось.
Мне определение «настоящий москвич» ни о чем
не говорит, я еще не научился их подразделять.
А может быть, у меня сегодня хорошее настроение?
Нет, и не в этом дело, просто мне кажется, что хо-
роших людей всегда больше.
25.10.2009 г. 10:42


Часть третья


У меня появилась машина.

— Ты хорошо учился в школе? — спросил я азиа-
та — продавца в магазине, заметив, как он быстро
считает.
— Нэ, в школю хадил до трэтьэго класса. — Он
показал мне три пальца на руке.
— А потом на рынок? — вспомнил байку о том,
что у них детей с малолетства ведут не в детский
сад, как это принято у нас, а сразу на рынок.
— Да — а патом на рынок, а патом — в Маскву.

Метро пахнуло теплом — после ветра улицы появилось
ощущение комфорта.
«Не замерзну», — подумал о приближающейся
зиме.
Билет… Как это просто, оказывается, — купить
билет и опять оказаться в невесомости… Я еще
не там, но уже и не здесь.
Я нигде… Волшебство…
Смска от новой знакомой: «Москва не прощается,
до встречи» — вселяет надежду и придает уверен-
ности.
Женщины… Сколько они значат в нашей жиз-
ни — страшно подумать. Как хорошо, что они есть.
А пока нужно собрать вещи, их немного, я же скоро
вернусь. Надо же, как и много лет назад, возвраща-
ясь домой, я замечал, что ничего не изменилось.
Что это?
Как можно любить провинцию, как можно си-
деть в деревне и наслаждаться тишиной — сейчас
это непонятно. Как же нужно набродиться по свету,
чтобы захотеть обрести покой и слушать крик петухов
по утрам, неторопливый лай собак, когда бедному
псу даже самому не понятно, зачем он потревожил
тишину.
Нет, я нисколько не осуждаю тех, кто любит все
это. Нисколько.
Каждый живет там, где ему нравится.
Конечно, кому-то просто нужно жить там, потому
что уехать нет никакой возможности.
Мне хватает трех дней — не более. И хочется об-
ратно. Там нет ничего, никто меня не ждет, но хочет-
ся туда. И тем не менее дома я пробыл ровно месяц.
Смска от новой знакомой так и осталась смской.
Как часто мы принимаем за большее обыкновенное
дружеское общение.
Права я купил лет пятнадцать назад. Нет, я учился,
не подумайте — правда, учился водить мотоцикл.
А тогда у меня были деньги, и мне лень было ходить
на занятия и слушать зануд-преподавателей. Поэто-
му переучиваться я не стал, а просто купил права —
это легко сделать и сейчас. Мне нужна была машина
любой ценой, поэтому нужно было как-то реаними-
ровать мою «Ладу» 1990-го года выпуска. Первый
ремонт — а занимались им молодые ребята — закон-
чился тем, что отказал один из цилиндров. Я не спал
ночами, и мысли одна хуже другой лезли мне в голо-
ву — «загнанных лошадей пристреливают», «лоша-
дей на переправе не меняют», «Боливар не выдержит
двоих»… Да и Д’Артаньян приехал в Париж пусть
на зеленой лошади, но она была, по крайней мере,
не хромой!
Решение пришло неожиданно.
Один из моих знакомых был байкером. Полнень-
кий такой, тягомотный, скучный, он прекрасно раз-
бирался в технике. О чем говорить с байкером?
О мотоциклах, маслах, бензине и прочей фигне.
Но фигня — это колеса и сиденье под задницей.
Ехать я собирался на машине. Изучив рынок рабо-
чей силы, я понял: машина — это весомое преимуще-
ство, а в таком городе, как Москва, — и подавно. Бай-
кер замерил давление в цилиндрах, отпилил трубку
у маслоприемного механизма и вынес вердикт:
— Ты будешь кататься на ней, пока не надоест!
Я чуть было не бросился его обнимать.
Есть такие люди — подойдут к, казалось бы,
умершему механизму, и происходит чудо — старая
железяка оживает. Так и здесь получилось. Только
он приступил к осмотру, как цилиндр, тот, который
не работал, стал исправно показывать давление.
Победа!
Затем он посоветовал поменять крышку трамблера,
сказал, какое масло и бензин заливать. Ну вот
и все. Осталось преодолеть тысячу километров.
Меня слегка нервозит. Оно и понятно — дорога не-
близкая. Хотя было время, я преодолевал на машине
и две тысячи верст, и три, но — волнение перед стар-
том, от этого не деться никуда. Главное, чтобы не вы-
пал снег. Первый снег — это весьма чревато послед-
ствиями. Ждем. В этих ожиданиях, наверное, и есть
смысл жизни: постоянно ждать то благоприятной
погоды, то еще каких-то условий и всегда надеяться
на лучшее, на то, что все образуется, все получится,
все состоится.
12.12.2009 г. 00:48

Первая зима была особенно трудной. Работа по-
являлась от случая к случаю, и, чтобы хоть как-то
заработать, приходилось заниматься извозом. Я са-
дился в свою старенькую «четверку» (ВАЗ-2104),
которая могла сломаться в любой момент, и, рискуя
заблудиться в огромном городе, встать просто пото-
му, что закончился бензин, катался, подвозя случай-
ных прохожих.


Часть четвертая

Бомбила.

Третий час ночи. Мороз. На Ленинградском шос-
се стоят шлюхи. Я вспомнил, когда последний раз
трахал женщину… Бр-р. Ее даже женщиной назвать
трудно.
— Я тебе сделаю скидку пятьдесят рублей в честь
праздника, — сказала она.
Вспомнил — это было 23 февраля. Я в чужом го-
роде, катаюсь, чтобы заработать на хлеб. Умора…
Вспомнил Токарева: «И я пошел на это каторж-
ное дело, пахал, как фраер, от зари и до зари…»
Многие строят из себя ягнят: «Ах, как это низ-
ко — заказывать проститутку! Как это недостойно!»
Купить час Любви… Эх, что они понимают, лежа
на теплом диване! Их бы сейчас за руль… Ночь, мо-
роз и не очень приятная перспектива остаться без
средств. Тьфу! Я вот, когда у меня болит голова,
сразу принимаю таблетку, и нет проблем. Проблемы
вообще лучше решать сразу.
«Может, плюнуть и заплатить сколько там они
попросят? Или потерпеть?»
Да… Дилемма… Для принятия решения мне хва-
тает доли секунды.
Представил, как мы с путаной, в стареньком
«жигуленке», откинув сиденье пассажира, в такой
мороз будем пытаться откликнуться на зов пред-
ков. Даже раздеться невозможно! Дальнобойщикам
легче, у них печка, да и спальник — там хоть догола.
Уж лучше подожду до лучших времен. Скоро Но-
вый год, ставка удвоится. Лишь бы машина не под-
вела: масло жрет, собака, — литр на две сотни. Это
много.
Интересно, как это будет выглядеть? Я уломаю
даму, встретившись с ней в кабаке, или опять плюну
и закажу девочку на час любви? Какой она будет, та,
которая «снимется»? Нетраханная, истосковавшая-
ся по Любви… Или та, которую купишь, — кажется,
что ее лобок просто отполирован членами… Какая
мне хрен разница… И тем не менее эти мысли по-
стоянно приходят в голову, когда я вижу раздетую
проститутку с выбритым лобком.
Эх, жизнь-жестянка!!!
«Ладно, не ной, ты сам выбрал эту дорогу, и не-
чего тут сопли развешивать!»
26.12.2009 г. 22:02


Часть пятая

Полгода в Москве.

Постепенно я стал обзаводиться новыми знако-
мыми.
— На кой тебе это надо? — Я отговаривал своего
приятеля от сделки, которая не представлялась мне
удачной. — Взять миллион! Хм, ты выиграешь или
нет — это вопрос, а тому, у кого ты его возьмешь, ты
назовешь сумму, которую он получит в результате
сделки. И он захочет получить эту сумму, и не мень-
шую, и его не устроит никакой результат, кроме по-
ложительного.
Мы стали приятелями. В следующую нашу встре-
чу он признался, что поменял свои планы, что на Но-
вый год он поедет за границу с подругой, что в его
следующем проекте куда меньший риск. И только
на свой капитал.
Мне понравилось. Мне нравятся умные люди,
а если человек знает законы рынка, законы бизнеса
и, кроме того, сам трудоголик — лучшего и желать
не нужно.
Зима и морозы нарушили планы. Ну и что? Имея
поддержку, пусть даже в виде совещательного голоса,
много легче осваиваться на новом месте.
Я теперь знаю, благодаря своему новому знако-
мому, где есть приличный кабак. Знаю, где самая де-
шевая мойка машин. Знаю, каким будет мой следующий
шаг. И еще мне нравилось в нем, что он не боит-
ся ничего, не боится поменять работу, не боится
этого слова «кризис», морально убившего многих.
— Вот брось человека в воду — и он сразу научит-
ся плавать, — говорил мой собеседник.
«Или утонет», — подумал я.
Мы договаривались о совместной деятельности.
В столице найти копеечную работу — это как плю-
нуть. Вы и не заметите, как будете раболепно загля-
дывать в глаза человеку, который в какой-то момент
становится вашим хозяином, давая вам работу. По-
этому для меня важно было найти компаньона
из местных.
В общаге, где я поселился, хозяйничают хохлы.
«Украинцы живут на Украине, а хохлы — везде», —
вспомнил высказывание одного хлопца.
Лично я ничего против них не имею — отличные
ребята. Все, как правило, бывшие спортсмены. Один
вот, например, — в прошлом чемпион Донецка
по боксу. Оно и понятно: для того чтобы выйти
на ринг, нужно сначала победить себя, перебороть
свой страх, а если ты это делаешь неоднократно,
то получаешь достойную тренировку. Я нашел
с ними общий язык. Хочу сказать — они мне симпа-
тичны. Уже по нескольку лет работают здесь, мно-
гие кормят своих родителей.
Одиночество не смущает. Нисколько. Музыка,
шахматы, Интернет — вполне достаточно.
Новый год я встретил в компании своего буду-
щего компаньона, после чего он улетел на Кубу от-
дыхать вместе со своей невестой.
— Пока, береги себя там, — посоветовал я ему
на прощание.
— Ничего, на следующий год вместе полетим,
ты — со своей, а я — со своей.
— С какой «своей»? Мы еще ничего не заработа-
ли, а ты мне уже кого-то нашел? — Я со смеху по-
катывался от его слов, внушающих уверенность
и оптимизм.
— Начнем работать, и найдется, — заверил он
меня.
Отличный парень! Что тут еще сказать…
В Москве легко делать бизнес. Найдите масте-
ра, платите ему, хорошо платите! А в помощь дайте
людей, готовых работать за пищу и кров. Вот и все.
Заказчику по барабану, кто будет работать, главное,
чтобы задание было выполнено качественно. Еще
найдите москвича, а лучше нескольких, и они вам
исследуют рынок, скажут, где и что можно купить,
как и где разместить рекламу, да много чего расска-
жут полезного. Все любят деньги, деньги — главный
козырь в любом деле. Командование работягами
возьмите на себя, ни к чему москвичу общаться с ра-
бочими — не царское это дело. Вот и все.
Осталось немного, и можно будет проверить —
прав я или нет… Конечно, все это было только в пла-
нах, я работал сам, да и до сих пор не боюсь никакой
работы, но я мечтал выиграть в этой лотерее и мил-
лион, пусть в рублях, всегда присутствовал в моих
мечтах.
15.01.2010 г. 00:16


Часть шестая

Из жизни богачей
«Шатобриан».

«Этот французский рецепт говяжьего мяса с гар-
ниром из овощей придумал Франсуа Рене Шатобри-
ан, политик и писатель», — подсказал Интернет.
Очень нежный стейк около трех сантиметров
толщиной. Шатобриан готовят на гриле (огне) или
жарят и подают с традиционным соусом беарнез.
В ресторанах часто предлагают похожее блюдо под
именем шато, с теми же гарнирами, что и шатобриан,
например, с картофелем. Французская версия английского
бифштекса, автор — личный повар викон-
та де Шатобриан (1768–1848) Монтмирей; тогда
стейк готовился из филейной части туши и подавал-
ся с соусом из белого вина и лука-шалот, увлажнен-
ного маслом, полынью и лимонным соком. Процесс
создания этого стейка довольно сложен вследствие
его толщины, его делают медленно, чтобы стейк
прожарился изнутри, а не только снаружи.
Cолнце клонилось к закату, и вечер имел вполне
летнюю окраску — вот закрой глаза, и покажется,
что лето, сумерки, вокруг машины, спешащие на-
встречу ночи, чтобы потеряться в ее мраке, спря-
таться за вывесками рекламы и дорожными фо-
нарями.
Мы неслись по МКАД, рабочий день закончился,
и чтобы добраться домой, объехать нужно было по-
ловину Москвы. Попади мы в пробку — это удоволь-
ствие растянулось бы на часы, но нам повезло.
— Рано еще, успеем, но через час будет поздно! —
сказал Мэс, глядя на часы. Времени было достаточно
и разговор начался как-то сам собой.
— Пошли мы с супругой как-то в магазин, и что
ты думаешь — висит там пиджак Куклачева.
— Знаменитого клоуна?
— Ну да, то есть не пиджак самого артиста, а очень
похожий на него — один кусок материала из одной
ткани, второй — из другой, воротничок-стоечка
и пуговицы сверху донизу, длинный такой, до ко-
лен. Так я этот пиджак, вот в умат напьюсь — и ни за
что не надену!
Я даже не знаю, до какой степени мне нужно
напиться, чтобы ничего не помнить и нарядиться
подобным образом.
С фирменным лэйблом… Какой-то дизайнер, я
полагаю, укурился и создал шедевр. И стоит он
много — на эти деньги можно приличную иномарку
купить.
— А может быть, кто-то из нуворишей купит.
— Да ладно, а часы за миллион баксов, это как?
— Ну да, у президента Америки часы за двести
баксов, а у нашего чинуши — за миллион.
— Значит, «наш» — крутой парень, а «их» — так
себе.
— Мэс, — примирительно заметил я, — Нам не по-
нять их. Ты вот на Кубу прокатился, а я знаю людей,
которые считают, что ты зря промотал деньги. Все
относительно.
— Ну да, согласен, и все же, — не унимался
он, — А в ресторанах, кстати, я не могу питаться, тут
вот случай произошел. — Он усмехнулся. — В меню
многих заведений есть мясо «Шатобриан». Это
мясо к нам привозят из Аргентины, Новой Зелан-
дии и Австралии. Выращивают специальную поро-
ду телят, которых кормят исключительно зерном.
Порция вырезки стоит примерно, ну, ведро говяди-
ны можно на рынке купить на эти деньги. А еще
в том кабаке есть официант, так он постоянно уку-
ренный или уколотый ходит, да все они там… — мой
собеседник махнул рукой. — Так вот, этот малый,
везет порцию «Шатобриан», все как положено —
овощи, соус, салфеточки, и на глазах у клиента
опрокидывает мангал, на котором все это приготов-
лено, прямо под стол, прямо даме клиента под ноги…
Тут же поднял, извинился… Я думал, что заменят
или как-то почистят это мясо. Какой там! Тут же
поджаривают его во второй раз, опять выкладывают
на мангал, соус, салфетки и, как ни в чем не бывало,
этому же клиенту… Извиняются, опять же, не без
этого, воспитанные люди…
Возможно, что все вышеперечисленное не всем
интересно, я же понимал, что потенциал столицы
высок, деньги — основа любого движения — присут-
ствуют, несмотря на кризис, причем их немыслимо
много, нужно всего лишь «попасть в струю», найти
удачный контракт — это не так сложно, и все.
Но заработать сумму с шестью нулями — это
было не самое важное. Главное, иметь хоть какой-то
запас на черный день. Особенно когда тебе близится
пятьдесят. Меня бы устроило и полмиллиона. Как
это сделать?
07.03.2010 г. 19:09

Появились первые деньги, они были небольши-
ми. И копченая курица была праздником для нас.
Но это было уже что-то. Понятное дело, что, как
и всех мужчин, меня интересовали женщины.
И иногда, плюнув на все, я ехал на своей старенькой
машине на встречу. Часто поздно ночью. Выигрыш
был явным. Приехал на машине. А то, что крылья
прогнили насквозь, было не так заметно. Главное —
она ехала.


Часть седьмая

Пикантная встреча. БДСМ.

Попытки разобраться…
— Ты знаешь расшифровку?
— Приблизительно… А еще раз можно? — попро-
сил я ее.
— Б — бандаж, Д — доминация, СМ — садо-мазо.
Мы познакомились в чате, в комнате с названием
«Ролевые игры» или что-то типа этого..
Что интересно — название у них часто меняется,
потому как комнату часто закрывают. Но количе-
ство посетителей в ней всегда неизменно высокое.
Наверное, не так мало людей, интересующихся этой
темой.
Раньше мне было стыдно заходить туда.
«А вдруг кто-нибудь из чатовских знакомых уви-
дит меня среди трансов, геев и прочих извращен-
цев!!!» — мне было неловко от одной этой мысли.
Затем я плюнул на все и решил, что чем больше лю-
дей, тем легче найти собеседника, и стал приходить
туда чаще.
«Не спать же мне с ними!» — здраво рассудил я.
— Нужен мужичок, старше сорока лет, чтоб ис-
пользовать…
— Зачем тебе?
— Использовать по назначению.
— Я готов!
Мы стали общаться. Выяснив, что живем в не-
скольких километрах друг от друга, я предложил
встретиться. Мы договорились о месте и времени,
я собрался, сел за руль своего авто и помчался на-
встречу неизвестности. Ночь, скорость и музыка…
Казалось, что звезды рассыпаны вокруг меня. Как
будто кто-то на небе щедро разбросал свои алмазы
на радость нам, землянам… И они зажглись огнями
рекламы, фонарей, магазинов, окнами домов и все-
го того, чем полон большой город. Зеленый глаз
светофора подмигивал, а я ехал, и радовался, и боял-
ся, и предвкушал, и ждал… И чего только не было
в голове у мужчины, забывшего, что такое секс! Что
делать? Не всех же дома ждет теплая постель.
«Если этому суждено быть — это непременно
случится».
И вот — Она.
«Нужно быть настоящей крейзи, чтобы приехать
на встречу ночью — а вдруг я маньяк?! Приставлю
нож к горлу и прикажу раздеваться…» — подума-
лось мне.
Но если бы она не была крейзи, я провел бы этот
вечер у компьютера, в компании таких же инетозави-
симых безликих ников. Вот она, логика мужчины.
— Да, безусловно, с годами секс с одной и той же
партнершей или партнером приедается.
Как бы вы ни фантазировали, какую бы изобрета-
тельность ни проявляли — вы уже знаете «все тре-
щинки», одни и те же возгласы на пике соития. И вы
даже можете представить себе каждый последую-
щий шаг, каждую позу — это, разумеется, не придает
новизны…
Я смотрел на слегка расширенные зрачки дамы
и пытался увести беседу в сторону, попутно отмечая
для себя, в какой момент интерес моей предполагае-
мой партнерши усиливается или ослабевает.
Наибольший интерес пришелся на основную
тему и все, что к ней относилось.
Мысленно поблагодарив себя за находку, я стал
задавать вопросы.
— Скажите, в свое время я просил свою женщину
изменить мне — это же тоже элемент БДСМ? По-
лучать удовольствие от страданий — это ведь тоже
что-то?
— Согласна, элемент.
— Вы, я полагаю, научите меня?
— Нет, что толку учить?
— Но, позвольте, секс — это такой тонкий нюанс
нашей жизни, что просто найти партнера бывает
очень и очень сложно, а с вашими запросами — прак-
тически невозможно!
— Согласна, найти партнера, чтобы он отвечал
моим потребностям, — невозможно, это один шанс
из тысячи. Но попытаться сделать это нужно. Я же
ехала к вам, не задаваясь целью встретить именно
того, кто мне нужен! А в первую очередь — просто
пообщаться, таким образом, я нисколько не разо-
чарована.
— Спасибо.
«Ну да, — подумал я, — не получить удоволь-
ствие — так хоть просто поговорить. Тоже вариант».
— А как понять «нижний»? — я продолжил со-
вершенствоваться.
— «Верхний» — доминирует, «нижний» — соот-
ветственно ниже.
— Спасибо.
И тут перед моими глазами возникли образы
людей-мутантов, калек-попрошаек, а бомж, которо-
го я видел сегодня в метро, вообще представился
кучей навоза.
Симпатичная блондинка казалась имеющей го-
лову птицы, хищно высунувшей клюв, у другой де-
вушки ноги представлялись костылями, обутыми
в сапоги. Отвисшая челюсть делала парня обезья-
ной. Он надевал очки — и это был уже не человек,
а огромная стрекоза.
Все эти люди тянули ко мне руки, а вагон метро
просто летел в пропасть на огромной скорости…
— С чего же у вас все началось? — я продолжал
расспрашивать, зная, что эта встреча первая и по-
следняя, — Вы же не родились посвященной во все
аспекты темы?
— Конечно, нет, у меня был учитель: тряпка-
мужичок, покорный и послушный. Я вообще пред-
ставляю идеального партнера в виде банкомата-
посудомоечной машины.
— Годы идут, милая, и вы в своих поисках можете
потерять то, что еще не поздно найти.
— Я знаю это, поэтому обычный классический
секс вполне приемлю.
Мне казалось, что я вуайерист — человек, под-
глядывающий в замочную скважину… Меня слегка
подташнивало, но надежда на обычную близость
настойчиво шептала мне о том, что разговор нужно
продолжить: «Ты же мужчина, в конце концов,
а она обычная женщина, и ничто человеческое ей
не чуждо».
Сейчас, спустя годы, мне думается, что она была
обычной. Такой же, как тысячи других.
21.03.2010 22:50

Вскоре моя ночная знакомая прислала смску,
неожиданно, среди дня. Но как я мог поехать? Жи-
лья не было. На ресторан и гостиницу, если повезет,
тоже не было денег. По сути, тогда я еле сводил концы
с концами.


Часть восьмая

Теракт.

В этот день я проспал и по дороге в метро успо-
каивал себя тем, что в первый день недели народ
не очень-то будет торопиться, все «раскачиваются»
после выходных, и, если я опоздаю, ничего страшно-
го не произойдет.
«Ну, подумаешь, тридцать минут…»
Добравшись до станции пересадки, увидел много
людей, пытающихся уехать, раньше такого столпотворения
не наблюдалось — это и насторожило. Диктор
что-то говорила о том, что пассажиры должны
выбирать другие маршруты.
— Уважаемые пассажиры, переход на кольцевую
линию закрыт по техническим причинам.
Она спокойно, заученно произносила дежурную
фразу.
Мне почему-то запомнилась формулировка —
«по техническим причинам».
Раннее утро. Люди едут на работу. Народ прибы-
вает и прибывает. Скопление большого количества
людей пугает. Недолго думая, я заскочил в подошед-
ший вагон и вышел на следующей станции. И только
там, выйдя на улицу и сев в третий по счету троллей-
бус, — предыдущие были забиты битком, казалось,
что люди спешат уехать подальше от опасности, —
я услышал, что произошло…
В метро прогремело два взрыва. Есть убитые
и раненые.
— А ты вот за две тысячи долларов взорвал бы
метро? — спросил я коллегу из Средней Азии.
— Нет, ты что… За кого ты меня принимаешь?!
— А за двести тысяч?
Глаза его, и без того бешеные, как у дикого му-
станга, округлились еще больше.
— Хм… Конечно, взорвал бы… А потом… Я бы
«мерседес» себе купил. Сразу.
Для меня его фраза была как откровение шизоф-
реника, хотя произнес он ее спокойно, как само собой
разумеющееся дело, которое можно сделать и по-
лучить за это деньги.
«Вот сука, заплати ему, и он зарежет любого, —
подумал я с неприязнью. — А может, мне его пер-
вым?» — у меня в руках был молоток.
Где-то глубоко в душе я осознавал, что он, на-
ходясь на ступени развитого феодализма, сказал
подобное, не подумав, но разговор продолжать
не хотелось.
«Вот оно, поэтому и те шахидки взорвали себя, —
я продолжал перерабатывать информацию. — Пред-
ложили по сто тысяч баксов их родственникам и по-
обещали место в раю».
Люди, о чем вы говорите! Мы недалеко ушли
от первобытнообщинного строя! И еще через десять
тысяч лет, а может, через сто тысяч, наши потомки
будут осуждать нас и говорить: «Они убивали друг
друга из-за того, что некий эквивалент, называе-
мый деньгами, имел решающее значение в жизни
каждого».
За два дня до взрыва… Стоит кому-нибудь из москвичей
затеять ремонт, как тут же появляются мили-
ционеры. Не миновала эта участь и нас. Но тут мен-
там не повезло: мы, как назло, все славяне, а трое —
так вообще москвичи. Прокладуха… Вообще любая
стройка — это некая кормушка для многих, а стражи
порядка ходят туда, как на работу. За зарплатой.
Смех да и только.
— Вы бы лучше преступников ловили, — я так им
и сказал, — нашли кого забирать! Мне детей кормить
нечем, вы видите, что я россиянин! — Так они мне
надоели своей наглостью, что сил молчать уже
не было — ни стыда, ни совести!
Попрошайки гребаные.
Затем продолжил:
— Я сегодня эту информацию выложу на сайт,
где каждый день миллионы посетителей.
— Зачем?
— А узнаю, что мне делать. Я же мог из Мытищ
приехать, а не из города Энска!
— Так там тебе тоже скажут — регистрировать-
ся! — вразумлял меня мент.
— Вот и пусть скажут, — не сдавался я, — я уже
пытался регистрироваться, так меня просто на день-
ги кинули. Вы из какого райотдела?
— Мы не из райотдела, мы из УВД.
Я уточнил, из какого, и разговор закончился.
Сержант отошел к своим, они о чем-то поговорили,
и экипаж уехал.
— Даю вам три дня на регистрацию, — сказал, про-
щаясь, старлей, — три дня, — и показал на пальцах.
Это было в пятницу, а в понедельник взорвали
метро. Мне повезло — проспал. Я был на станции
в 8:47 (опаздывая, посмотрел на табло, висящее над
тоннелем), а взрыв прогремел в 8:36. Говорил я им —
ловите преступников. Вот, может, если бы они по-
слушались, и не было бы взрывов. Да что теперь го-
ворить… Зато теперь милиции точно не до нас будет.
Хотя, если я - россиянин, буду прятаться от милиции,
как какой-то иноземец, не имеющий регистрации…
В общем, не знаю…
А службы безопасности у нас нет! Просто нет —
и все. Вот такое мое мнение.
Мэс высказался категорично:
— Это полный пи…дец! Наши органы имеют
бюджет, исчисляемый триллионами!!! И ничего
не делают… Вот смотришь наши новости — еще ни-
чего, но как только начинаешь смотреть «Евро-
ньюс», — крыша едет. У них полицейский — подви-
жен, строен и подтянут, у нас — это раскормленный
боров. У них — «скорые», полицейские и пожарные
быстро приезжают к месту происшествия, у нас —
застревают в пробках! А таксисты! Подняли цены
на порядок, когда произошли взрывы! В России нет
нации!!! Всем по барабану!!!
Я понимаю его, он — москвич. Он имеет право
возмущаться и что-то говорить. Мне было горько
выслушивать его. На место трагедии я не поехал,
я боялся, что сорвусь и выскажу все, что думаю
в связи с произошедшим. Я боялся истерики. У меня
дурная натура, я бы тут же позвал народ на барри-
кады. В тот день у меня тряслись руки и ноги, мне
было страшно, пришлось призвать на помощь все,
весь арсенал, которым я успокаиваю себя, и только
к вечеру я понял, что прихожу в норму. На второй
день стало легче. Ездить в метро страшно, но нужно.
Хотя… Рожденный быть повешенным не утонет.
И тем не менее…
Страшно.
01.04 2010 г. 02:45


Часть девятая

Уже что-то.

Пока вы молоды, полны сил и здоровья, пока
у вас есть желание куда-то поехать учиться или ра-
ботать — непременно сделайте это, непременно!
Отбросьте все сомнения, основательно подготовь-
тесь — и сделайте этот шаг. Мир так прекрасен в своем
разнообразии, что просто диву даешься, вы никогда
не пожалеете о совершенном поступке… Начало
не может быть легким, оно никогда не бывает лег-
ким, здесь вполне приемлем один из законов Мер-
фи: «Если предстоящее дело выглядит легко выпол-
нимым, то выполнить его будет необычайно трудно,
если же оно кажется трудновыполнимым, сделать
его будет практически невозможно».
Вначале вы, подобно слепому котенку, тыкаетесь
по углам в поиске пищи, затем привыкаете и находи-
те свое место, и только людям исключительно та-
лантливым и трудолюбивым все это дается относи-
тельно легко.
Порой приходит отчаяние, мысль о том, что ниче-
го не получится — вот где нужно спокойно взвесить
все «за» и «против» и принять, может быть, в сотый
раз, единственно правильное решение. И следовать
только ему. И еще, конечно, никогда нельзя расслабляться…
Ни-ког-да.
Мне не очень повезло в самом начале. Пришлось
жить в строительных вагончиках, без элементарного
душа, про биотуалет даже говорить не хочется… За-
тем пришла зима, несколько раз меня кинули
на деньги — это нормально, и сейчас я даже не рас-
страиваюсь по этому поводу. Труднее всего было
в новогодние праздники — работы не было. А когда
я «бомбил» — не всем клиентам нравилась моя бед-
ная машинка. Но, как бы там ни было, я выжил
в ту зиму. С другой стороны — у меня просто не было
выбора: дома работы не было.
Не то что работы, а даже каких-то перспектив
на нее… Поэтому я просто обязан был выжить.
А сейчас я спокоен, относительно спокоен за за-
втрашний день и прошу у Бога только здоровья
себе и своим детям. А еще я настраиваю себя
на расширение дела, которое открыл здесь. Мне
не так много осталось жить, почти полвека уже
пройдено, поэтому каждый шаг должен быть про-
думан до мелочей.
А сегодня ночью прибыл еще один автобус с га-
старбайтерами! — сезон начинается… Но я не боюсь
конкуренции. Слишком много сил было положено
на то, чтобы занять свою нишу в этом городе.
10.04.2010 г. 01:12

Ниша была найдена. Но до заветной суммы было
ой как далеко. А то, что я купил еще одну машину,
посвежее, ни о чем не говорило. С покупкой
мне не повезло. Постоянно барахлил бензонасос,
и в пробках она вставала и упрямо не хотела нику-
да ехать. Никакие ухищрения не помогали. Вдоба-
вок ко всему я понял, что переплатил. Спустя не-
сколько лет за эту же сумму я купил вполне при-
личную «БМВ».
Про койко-место в общежитии, где полным-
полно клопов и тараканов, вспоминать не хочется
вообще. Но и дороги назад тоже не было. Остава-
лось одно — идти дальше. Затем я не вел дневник
целый год. В Москве я был уже не один, и мы тупо
работали. Тратили заработанное, иногда пропивали
и снова пахали как проклятые. Какую-то сумму
на всякий случай я все же держал на банковской
карточке. Старался по мере сил и возможностей ее
сохранить и периодически пополнял. Иногда на ты-
сячу рублей. Всего на одну. И ждал подходящего
случая.
Я не всегда вел дневник, но иногда я все же по-
зволял себе делать зарисовки:


Часть десятая

Сладкая парочка

Мороз. Чтобы не страдать от холода, люди захо-
дят в метро. На стене висит огромный плакат, веща-
ющий о том, что в столице более 30 000 бездомных
собак, и на нем знаменитая фраза Экзюпери: «Мы
в ответе за тех, кого приручили». Рядом с выходом
спит мужчина в обнимку с собачкой. Я фотографи-
рую эту парочку. Собака недовольно ворчит:
— Ходят тут всякие, поспать не дают…
— Зачем вы фотографируете, чтобы потом
смеяться?! — возмущается какая-то женщина.
Я бы с радостью обсудил с ней этот вопрос,
но она уходит.
— Да, я люблю смеяться…
«Интересно, кто кого приручил?» — думаю,
улыбаясь, и выхожу на улицу.
05.01.2011 г. 11:22

Суть моей деятельности в столице можно было
выразить следующей выдержкой:
Свой бизнес
(из полемики с незнакомой дамой
на одном из форумов)
«Скажу вам сразу, что открыть свой бизнес, при-
носящий реальную прибыль и работающий в плюс,
получается у 3–5% желающих. Мечтающих об этом
и пытающихся что-то сделать, наоборот, 90% …
оставшиеся 5–7% — это люди, которым ничего
не нужно. Так что, если у вас не получится, не рас-
страивайтесь, хотя, судя по анкете, вы дама упорная,
у вас должно получиться!»
Затем нужна идея! Под идею вы найдете все —
деньги, помещение, заказы и т.д.
Один мой знакомый москвич попал на деньги,
но парень он упорный, расстраиваться не стал, а за-
нялся предоставлением услуг ЖКХ — сварка, сан-
техника и т.д. Рентабельность в Москве зашкали-
вает все мыслимые пределы. Выезд звена, к приме-
ру — от шести до двенадцати тысяч. Он нанимает
провинциалов и платит им 50% от выручки, в настоящий
момент уже и рекламу не дает. Рассчитался с долгами, купил
две приличные машины, квартиру… У него два сына
и дочь, жена, которую он любит. Работает примерно
12 лет. Подведем итог: 1 — личность, 2 — идея, 3 —
желание работать без выходных, особенно первые
несколько лет, пока ваш бизнес (ребенок) не встанет
на ноги, простите за сравнение, 4 — знание своего
дела (здесь тоже все просто, сейчас вся информация
есть в Интернете), 5 — знать свой уровень - иногда
можно открыть киоск и заработать деньги, но прого-
реть на открытии магазина. Хотя развитие бизнеса,
сохранение и преумножение капитала — это другая
тема. А деньги, помещение, место — это всего лишь
инструменты для работы. Налоги, кризис, страна —
это отговорки, при социализме было куда как боль-
ше препятствий, и тем не менее люди занимались
бизнесом, даже рискуя сесть в тюрьму. Удачи!


Часть одиннадцатая

Но взрыв прогремел во второй раз.

Опять взрыв в Домодедово.
В этот раз таксисты не ломили цены. Наоборот,
по телевизору показывали водителей, готовых под-
везти бесплатно. Хотя вполне возможно, что это был
монтаж (так оно в дальнейшем и оказалось). С дру-
гой стороны, желание оказать помощь пострадав-
шим — это нормальное явление. Это говорит о том,
что люди начинают привыкать и действуют согласно
обстоятельствам. Меньше года прошло, как прогре-
мели взрывы на станциях метро «Лубянка» и «Парк
Культуры». Память всегда четко фиксирует события,
связанные с опасностью. И мысленно мы готовы
к каким-либо действиям, заранее заложенным в про-
грамму мозга каждого из нас. Мы начинаем привы-
кать… Город опять погрузился в мрак паники и ожи-
дания. Все ждут последствий. Что будет дальше? Кто
будет следующим? Когда и где прогремит следую-
щий взрыв? Мне думается, что скоро все будут подо-
зревать каждого иноземца и ждать от него подлости.
Не однажды мне, по роду своей деятельности, при-
ходилось перевозить инструмент в мешках и сумках
в метро. И люди боятся и всегда спрашивают:
— А кто это оставил? А чья это сумка?
Мы боимся того, что следующим может оказаться
каждый из нас.
25.01.2011 г. 14:29


Часть двенадцатая

Подстава

клопы, тараканы, пауки и прочая нечисть…
Да — он скоро из Турции. Пусть решает. Так по-
лучилось, что он прибрал к рукам мой бизнес. Меня
душит злость и зависть к бывшему компаньону, су-
мевшему так ловко уговорить моих работяг и заказ-
чиков. Наверное, это неправильно. Нужно зарабаты-
вать, а я довольствуюсь тем, что есть. И неважно, что
я съем сегодня. Это может быть сухарь, позабытый
на пыльной полке в кухне, с обычным кипятком, мо-
жет быть лапша быстрого приготовления. А может
быть шашлык из свинины, стейк из красной рыбы или
роллы «Филадельфия» с красным вином и услуж-
ливым официантом в придачу.
Было время, Михальсон хвастался, что экономит
на конфетах, съеденных во время прогулок по су-
пермаркету со своей девушкой. Она мне нравилась,
честно скажу. Вечно сидит и что-то штопает, близо-
руко сощурившись, на допотопной машинке «Зин-
гер», трофейной, как я полагаю. А сейчас фу-ты
ну-ты. У него появились деньги… Так он тут же
«разбежался» с подружкой. Сунул ей отступных…
Десять штук зеленью. И укатил в Турцию.
Нет, это не обида. Просто был у меня друг. А по-
том его не стало.
Я заметил, что тараканы при громком хлопке на-
чинают суматошно разбегаться. Вот как при взрыве
на Лубянке. Что за сравнения? Фигня какая-то. Ино-
гда мне кажется, что это заболевание всех городских.
Горожане — толпа шизофреников. И каждый со сво-
им сдвигом. Клопы. Это те, которые по ночам кровь
сосут. Есть, которые и днем это делают. Человекообразные.
Не город, а сборище паразитов. А еще напра-
шивается сравнение с пауками в банке. Сидят, такие
красивые, каждый волосок вылизан… и начинают
друг друга жрать.
А что делать — места-то мало, а жить хочется. Так
и здесь. При кажущемся изобилии один запросто
может «съесть» собрата. Вы скажете, что это нор-
мально, что Дарвин, что борьба за теплое место. А вот
нет. Просто один хочет встать на голову другого
и за счет этой пресловутой высоты хоть немножечко
приподняться над всеми. Убогое мещанское миро-
воззрение. Интересно, кем же я стану через некото-
рое время — пауком, клопом или тараканом. Навер-
ное, последним из перечисленных. При всем при том,
что ненавижу их и боюсь с раннего детства. Наверное,
потому, что кровью питаться нужно учиться, а мои
учителя сеяли во мне доброе, светлое и разумное.
Времени мало. Но я как-нибудь соберусь и напи-
шу про то, как погиб мой знакомый, совсем молодой
мальчик, приехавший покорять Москву, про то, как
я попал на большие деньги, про то, как устроился
на постоянную работу, про то, как…
24.04.2013 г. 13:36


Часть тринадцатая

Грустная.

Если в Москве черная кошка перебежала
дорогу — ей крупно повезло.
Он приехал покорять этот город. Устроился сразу
на две работы и мечтал накопить денег на Таиланд.
— Там можно жить как в раю, — рассказывал
Гоша, — можно просто накопить денег, положить их
в банк и жить там на проценты.
У него появились друзья, потому как парень был
добрым, симпатичным и ростом под два метра. При-
гнал свою подержанную «копейку» и катался на ней
на работу. Уезжал рано, приезжал поздно. А однаж-
ды не приехал. Меня разбудил звонок его мамы.
— Гошка разбился, — плакала она в трубку, —
езжай, разберись, где он, в каком морге? Я вылетаю
завтра утром!
День превратился в сплошной кошмар. Я ездил
к следователю, забирал вещи.
На следующий день встретил ее в Шереметьево,
и мы поехали в «последний приют», как мысленно
я окрестил морг.
— Тело после смерти вытягивается, заказывайте
гроб не меньше, чем два десять.
— Какой цвет выберем? Вот, сиреневый мне нра-
вится, — говорил отчим погибшего, выбирая матери-
ал для крышки гроба.
— Сколько будет стоить машина, чтобы доста-
вить его домой? Тысячу долларов? Понятно.
— Какой был парень! Ну почему так получилось?!
— Ночью, возвращаясь с работы, он врезался
в стоящий на дороге автобус, в последний момент
пытался затормозить. Перелом шейных позвонков —
смерть наступила мгновенно.
— Двадцать три года!
К вечеру это закончилось. Я напился, чтобы ско-
рее забыть, забыть и не вспоминать о случившемся.
Жизнь продолжалась, и мы получили солидный
заказ на выгодных условиях. Пить я не переставал.
Водка смягчала осознание утраты. Рано или поздно
все мы там будем, и тем не менее мне было искренне
жаль, что Гоша так нелепо погиб. Собрались в мест-
ном ресторане. Обсудили условия сделки и… поте-
ряли контроль над ситуацией. Полумрак заведения
способствовал забытью. Казалось, что проблемы
где-то там, за границей реальности. Может быть,
поэтому кроваво-темные цвета штор и отделки по-
мещения специально уводят мысли, направляя их
в мир беспробудного пьянства, похабных помыслов
и желаний. Только худосочная певичка напоминала
о том, что «одиночество — сволочь», намекая на то,
что жить нужно сегодня, не зацикливаясь на проблемах.
На третьей бутылке водки я подумал, что зря
взял с собой документы и бук. Затем последовал
провал в памяти. Очнулся я в каких-то кустах неда-
леко от общежития. Совсем рядом шумела трасса.
Светало.
«Живой. Это главное», — первая мысль.
Но документов, бука и денег со мною не было.
Позвонив чуть позже на свой номер, я услышал
историю — продолжение вечеринки. И еще узнал,
что я должен огромную сумму денег. Лицо было по-
мято, правая рука плохо слушалась, по голове «про-
ехали» танком. Разводить ситуацию взялся Михаль-
сон, он же отдал и деньги.
— Пить нужно меньше, — вспомнил я.
Как бы там ни было, а этот случай встряхнул
меня. Жизнь продолжается, и нельзя расслабляться.
В конце концов я пришел к мысли, что быть «солда-
том удачи» не совсем правильно. Что необходима
стабильность и уверенность в завтрашнем дне. От-
веты на свои вопросы я всегда искал в Интернете.
Так сделал и сейчас. Дал объявление на одном из сай-
тов, и через пару дней мне позвонили. В аварийную
службу требовался сварщик.
После короткого собеседования меня приняли
на постоянную работу. В дальнейшем мне разреши-
ли бесплатно жить в помещении аварийной службы
и выделили небольшую комнату. Я искренне призна-
телен тем москвичам, которые входят в положение
гастарбайтеров и как-то помогают нам. Забегая впе-
ред, скажу больше. Перед самым Новым годом я сло-
мал ногу. Перелом был незначительным, но некото-
рое время я не мог передвигаться без посторонней
помощи. И коллеги всячески помогали мне. Привез-
ли костыли, помогали с питанием и возили на пере-
вязки. Сам начальник аварийки договорился с заведующей
поликлиникой и меня приняли вне очереди, наложи-
ли гипс и назначили лечение.
Я очень трепетно отношусь к понятию дружбы.
И в силу обстоятельств не верю в нее. Теперь мне
пришлось ощутить заботу людей. Кто они мне?
Да никто. Но вера в то, что кто-то рядом, кто-то всегда
придет на помощь и в случае необходимости всегда
поддержит — это много. И здесь уже неважно, кто
ты и кто они. Москвичи и не москвичи, молдаване
из дальнего зарубежья или украинцы из ближнего.
Гипс мне надоел, и через две недели я его снял
и попросился на работу. Начальство упрямилось,
но в какой-то момент один из моих коллег-сварщиков
не смог выйти, я тут же вызвался его подменить.
В звене два человека, я и слесарь — Ахмед из Таш-
кента, приехал очень давно, живет где-то под Мо-
сквой. Хромота у него с рождения. Было немножко
странно видеть, как из аварийной машины вышли
двое, основательно прихрамывая.
— Да ладно, — сказал Ахмед, — это наш фирмен-
ный знак! Аварийная команда должна быть слегка
покалеченной. За одного битого, сам знаешь.
Однажды произошли разборки со стрельбой
из травматического оружия.
Стрелявший напился до беспамятства и основа-
тельно поранил своего коллегу.
Странно, этим оружием можно запросто убить
человека! Кто же разрешает продавать его?!
Пострадавший отделался ранениями — пули по-
пали в мякоть ноги совсем рядом с пахом. И тем
не менее его увезли на «скорой», и две недели он ле-
жал в Боткинской больнице. Ему крупно повезло —
будь стрелок поточнее, мошонки бы как не бывало.
Теперь мы ждем суда.
Теперь мой напарник — Сашко из ближнего за-
рубежья.
Звено — это как «связка» — мы постоянно помо-
гаем друг другу по работе. Сашко год назад познако-
мился с девушкой. Москвичка с квартирой. Разведе-
на. Две девочки от разных браков. Сахарный диабет
и на Новый год у нее ампутируют обе ноги… Мой на-
парник мужественно перенес это. И в выходные они
«гуляют» по городу. Выглядит это так — его возлюбленная
на коляске, а он катит ее по паркам и ули-
цам. Он уверяет, что это любовь. И однажды показы-
вал мне смску от нее: «Люблю, Люблю, Люблю —
Сильно, Сильно, Сильно!»
У меня не укладывается в голове.
Как это возможно? Неужели вопреки утвержде-
ниям мужчины так ответственно относятся к своим
женщинам?! Прошло два года с момента, как они по-
знакомились. Он постоянно в долгах, содержит се-
мью, работает на двух работах и при любом удобном
случае отпрашивается у начальства, чтобы сделать
перевязку, постирать, приготовить. Затеял ремонт
на кухне. Что это?!
17.09.2013 г. 11:13


Часть четырнадцатая

Новый 2014 год.

Праздники. На Новый год они сливаются в один
белый цвет. Вот как снег за окном. Дед Мороз при-
шел. Поздравил. Ушел. Мелькнул красной шапкой,
как каплей крови среди белого безмолвия. День при-
бавляется на две минуты в сутки. Значит, уже скоро.
Дожить бы! Мне не до праздников. Единственное,
что радует, так это то, что я научился абстрагиро-
ваться от событийности явлений. Любое известие
воспринимаю спокойно.
Выходные нужно как-то убить, поэтому с утра я
направляюсь в ресторан японской кухни. На Щу-
кинской готовят вкуснее, но мне лень ехать одну
остановку в метро. Васаби, имбирь и чашка эспрес-
со с сигаретой — мой минимум. Роллы — непремен-
ная составляющая трапезы.
Здесь чисто, и это радует. Минимализм интерье-
ра располагает к спокойному созерцанию. Созерца-
нию себя, прошедшей жизни, бомжика, радостно
спешащего в свою подворотню с бутылкой амери-
канской отравы, молоденькой студентки с рюкзаком
за спиной и сигаретой в руке. В помещении никого
нет, кроме обслуживающего персонала. Официантка
предупредительна и ненавязчива. Кайф пойман.
Куда-нибудь поехать? Посмотреть на праздник…
Не совсем удачная мысль. Террористы только
и ищут скопления людей. Страха нет, рожденный
быть повешенным не утонет, но ехать не хочется.
Хочется тепла и света. И тишины. Как мало чело-
веку нужно.
И не видеть эти ужасы на TV.
— Телевизор — это шайтан, — говорил Хусанбой.
Это узбек. Сейчас уже русский узбек. Или наоборот.
Узбекский россиянин. Какая разница.
Да, лес, падающий снег и тишина — это все, что
мне нужно. И пусть удобства будут во дворе. И не бу-
дет этого гребаного ящика. А пока Интернет и планы
на лето. Я хочу море, костер и гитару. Девушки? Это
как получится. На таких, как я, молодые не клюют,
а взрослые дамы не едут «дикарями» к морю. Эх, еще
немножко. В любом случае отпуск после праздников
продлится до августа.
Дожить бы.
06.01.2014 г. 16:32


Часть пятнадцатая

Пять лет в Москве.
Сиденье в вагоне метро было испачкано. Навер-
ное, мелом. Или гипсокартоном. Девушка подошла,
посмотрела, брезгливо поморщилась и ушла вглубь
вагона. Затем заскочил парень в черных джинсах
и майке, не разглядывая, он тут же плюхнулся на эту
самую скамейку и уснул. Было заметно, что моло-
дость на пределе, тут уж не до чистоты. Чопорная
дама с дочкой присела на краешек, при этом дочь
не решилась расположиться рядом с храпящим
молодым человеком. Извинившись, между дамой
и спящим молодым человеком присел интеллигент-
ного вида мужчина с ноутбуком. Вот и все. Каждый
нашел для себя место. В метро всегда кажется, что
это обычный поезд, а за окном ночь, и что скоро
станция, на которой нужно выходить.
Вчера у меня был юбилей. Пять лет в столице.
Где я? Наверное, здесь. И, скорее всего, навсегда.
С утра сел за руль и поехал в дальний конец города
выполнять заказ. Машины всегда несутся по Москве
с невообразимой скоростью. Сколько раз я говорил
себе: «Не спеши, одним днем ты не нагонишь упу-
щенное, старайся не упустить то, что имеешь сей-
час». И ехал не спеша или шел походкой человека,
которому некуда торопиться, но через некоторое
время срывался на этот полубег-полугонку. Мне
и правда некуда спешить. На предыдущем месте ра-
боты мне пригрозили лишением жилья («…ищи
себе комнату», — так начальник и сказал). А жилье
здесь очень дорогое. Оплатить комнату в месяц
с живущим вместе с тобой хозяином, который за-
ходится кашлем с утра до ночи, курит в квартире
и порой пропускает по рюмочке — стоит заработной
платы в провинции. Но удача часто сопутствовала
мне. И в этот раз повезло. Неожиданно позвонил
Михальсон. Тот, что кинул меня, — странные люди,
я никогда не думал, что после довольно непригляд-
ного поступка он сможет мне помочь — и предложил
вакантное место, где кроме ставки мастера давали
служебное жилье. Я, не думая, согласился. Теперь
в моем распоряжении малосемейка (комната со все-
ми удобствами). А прежнему начальнику я так и ска-
зал, что нашел жилье, вместе с работой.
Ах, ну как приятно, когда тебя не хотят уволь-
нять «по собственному желанию». Значит, чего-то
ты стоишь.
А поступок человека, который сначала подстроил
тебе козу, а потом оказал услугу, невозможно объяс-
нить. Вот такие они — москвичи…
Одним словом, все у нашего героя хорошо. И он
просит передать большую благодарность всем, кто
поддерживал его все эти годы. Большое спасибо,
Друзья!
Эти короткие на Прозе.Ру рецензии всегда на-
страивали на правильную волну, подпитывали
и не давали падать духом в трудную минуту. И всегда
он думал: «А что я напишу в следующей части запи-
сок гастарбайтера?! Неужели придется откровенно
признаться, что сломался и уехал, что не выдержал
бешеного ритма, терактов, конкуренции, клопов
и тараканов, крыс и, казалось бы, вечной неустроен-
ности?» Слава Богу, этого не произошло (во многом
благодаря вам).
Еще спасибо тем, кто терпит нас, когда мы рабо-
таем во внеурочное время, тем, кто понимает, что
машина с номерами из другого региона — это папуас
в большом городе, и вежливо пропускает нас, усту-
пая дорогу, и тем, кто терпеливо объясняет, как до-
браться по тому или иному адресу. Хороших людей
невообразимо много. «А жизнь — прекраснее любой
мечты». Одно смущает — если у тебя все в порядке,
значит, что-то не так, вот и думает наш герой, что же
у него не так?
Еще раз огромная благодарность тем, кто мыс-
ленно был рядом.
07.08.2014 г. 20:00

Собственно, какие-то сбережения появились.
И тем не менее приходилось работать и работать.
Иногда я позволял себе отдохнуть, поехать куда-
нибудь. Без определенной цели. Просто чтобы сме-
нить обстановку. Но на отдых мне хватало всего три
дня, не более. По истечении этого срока я старался
скорее вернуться обратно.


Часть шестнадцатая

Африка.

Если бы кто-то пять лет назад сказал мне, что
я поеду на другой континент в качестве туриста,
да не куда-нибудь, а в самую настоящую Африку,
туда где «…крокодилы, бегемоты, обезьяны, каша-
лоты и зеленый попугай!», я ни за что бы ему не по-
верил.
Дитя социализма, я четко усвоил, что ездить
за границу на отдых могут только очень обеспечен-
ные люди. Или просто обеспеченные. Вот, к приме-
ру, есть у человека лишняя тысяча долларов, кото-
рую не жалко потратить на то, чтобы посмотреть.
Поражает это слово — по-смот-реть — никакой ра-
циональности. То есть не попробовать на вкус,
не заполучить в качестве награды некое количество
чего-то материального, а просто по-смот-реть. Идио-
тизм. Да простят меня присутствующие. Зачем же
я еду? А все банально, я хочу исчезнуть из этого го-
рода хотя бы на время. Чтобы щупальца поводков-
обязательств не могли меня достать. Чтобы можно
было четко представить, что нет никакой возможно-
сти что-либо изменить… Консультации по телефону
не в счет. К сожалению, в нашей стране нельзя за-
ранее сказать, выездной ты или нет. Загранпаспорт,
билеты и путевка в Африку на руках, но это не дает
полной уверенности в том, что тебя выпустят. Если
у вас есть административный неоплаченный штраф,
вы не уедете — поездка накрылась.
Узнаю на сайте штрафы ГИБДД — пять тысяч.
Не так уж и много, завтра оплачу и буду ждать. Глупо
упустить такую возможность — посмотреть на новый
мир… Хи-хи, посмотреть опять же, из-за каких-то
пяти тысяч рублей. Температура воды в Красном
море — двадцать шесть градусов. Осталось немного.
Вторые сутки.
Я не знал, что поеду именно в Африку. На самом
деле мне нужна Франция, Германия или Испания.
Но шенгенская виза сегодня — это невыполнимая
задача. Не потому, что она нереальная, а потому,
что у меня нет сил ждать. Особенно сейчас. Потом
будут Париж и Мадрид. Сегодня Египет. Сегодня
под утро приедет такси и это произойдет.
За неделю до отъезда
Как же надоедает этот бешеный ритм! Как доста-
ли эти заказчики, не понимающие, что главное в лю-
бом трубопроводе — это металл. Не полипропилен,
не Рехау, не металлопластиковые трубы, а оцинко-
ванный металл! Он может простоять и десять,
и двадцать, и пятьдесят лет. И только сварные соединения!
И если сварщик запрашивает с вас слишком мно-
го — помните, он «продает» вам по крупицам свое
здоровье — пары цинка ядовиты.
Вот она — Африка.
Наконец-то все точки расставлены, мы в аэропор-
ту, таможня дает добро и автобусоподобный «Боинг»,
напичканный такими, как я, по самую завязку, под-
нялся на высоту более десяти тысяч метров.
Пища в полете кажется сделанной из пластмассы.
Мы приземляемся в самую настоящую жару!
Осенние куртки сняты и упакованы в пакеты, по спи-
не течет струйка пота, но это не столь важно. Пейза-
жи пустыни из окна унылы и однообразны, и только
синее-синее море радует своей непорочностью.
«До чего же убог этот мир солнца!» — первая
мысль. Увы, в дальнейшем все так и оказалось.
Пятьдесят долларов за право посещения страны,
гиды все как один, в полосатых рубашках, очередь
у стойки администратора (ресепшен — ненавижу это
слово, от него веет понтами новых русских), и номер
с бутылками питьевой воды в холодильнике.
— Пить сырую воду строго запрещено! Им легче
следить за нашим здоровьем, чем тратить деньги
на лечение диареи! — произнесла очаровательная
длинноногая брюнетка, составившая мне компанию
в этом путешествии.
Море я увидел вечером, было довольно поздно,
поэтому я его скорее не увидел, а услышал. Луны
за все время пребывания в отеле мы так и не увидели. Поэтому,
когда наступала ночь, очертания водной глади
сливались со всеобщим мраком. Зато наутро, сразу
после завтрака, мы пошли на пляж, и он оказался
удивительно близко. Буквально в нескольких метрах
от отеля.
В Москве сегодня холодно. Минус двенадцать.
Все притихли, ожидая мороз. Деревья покрыты
инеем, кажется, что они не настоящие, кажется, что
это игра фотографа. Птички, голодные, вечно про-
сящие покушать. Собаки с поджатыми хвостами.
Люди стали тучными и неуклюжими. Только мо-
лодость сверкает по-прежнему колготками. А ведь ме-
сяц назад, там, в Египте, я смотрел на песчаные холмы
и думал: «Ну что может вырасти в таком месте?»
Море с кораллами и плавающими рядом дико-
винными рыбками чудных расцветок. Описать их
просто невозможно — не хватит слов. Они совсем
не боятся человека с маской на лице. Кажется, что
протянешь руку — и можно погладить их. Но когда
я это делал — она лениво отплывала на безопасное
расстояние. А дно — белое от соли.
Вдоволь наплававшись и повалявшись на лежа-
ках на пляже, на третий день я заявил:
— Хочу домой!
— Кто же тебя отпустит? Нет уж, неделя — это
закон!
И я опять утром вставал и после завтрака — все
включено — шел на пляж.
Казалось, что город задыхается от пыли и жары.
И только вечерами он расцветал огнями рекламы
и бибикалками машин.
Все дело в том, что местные водители постоянно
сигналят (бибикают), — с чем это связано, я так
и не понял. Наверное, с безопасностью движения.
Но как бы я ни описывал местные унылые пейза-
жи, за исключением небольших площадок, засеян-
ных травой, причем ее постоянно обильно поливают,
иначе все выгорит, как бы ни говорил о скудном
морском мире, сейчас я бы, не задумываясь, оказал-
ся в этом раю.
Где солнце, море и песок. И ничего не нужно
делать.
Это рай! Говорят, что за раем ничего нет — тупик.
И чтобы осознать это, нужно просто померзнуть
на морозе несколько дней. Удачи!
P. S. Если вы приедете в отель «Сиагул» в Хурга-
де, обратитесь к Мустафе — это местный гид. Об-
разован, корректен, хорошо владеет языком.
Надеюсь, что вам он понравится так же, как и нам.
05.11.2014 г. 22:44


Часть семнадцатая

Участок земли.

С приездом из Египта и началось самое интерес-
ное. Моя брюнетка затерялась где-то среди высоток
столицы. Мне же нужно было как-то пристраивать
личные сбережения. Участок земли в Подмосковье.
Другую покупку я просто-напросто не потянул бы.
Приобрести недвижимость где бы то ни было —
весьма и весьма чревато. Особенно если не знаешь
законов рынка, правильности оформления, юриди-
ческих тонкостей. Попадешь в руки мошенников —
и поминай как звали твои сбережения.
Реально я представлял себе риск потерять все.
Об этом было даже страшно подумать.
Деньги я держал в Сбербанке, открыв там валют-
ные счета в евро и швейцарских франках. Доллару я
не доверял. Почему, даже сказать не могу. Встречи
со знакомыми, обсуждение экономических казусов
страны наводили на мысль, что какой бы ни была
надежной валюта, а недвижимость все же — более
надежное вложение средств.
На квартиру в Москве нужно было копить и ко-
пить. И в принципе, сделать это практически невоз-
можно. А вот участок земли, который не сгорит,
не взорвется, не обесценится — это, в общем-то,
и было моей мечтой все эти долгие годы. Наконец-то
договор подписан и находится в Регистрационной
палате.
Моя брюнетка, помогавшая мне с юридическими
вопросами в плане приобретения недвижимости,
неожиданно исчезла в самый неподходящий мо-
мент. Аванс заплачен, и дороги назад нет. На руках
у меня только договор, который был заключен даже
не в офисе, а на КПП коттеджного поселка.
Не зная всех тонкостей подобного рода догово-
ров, я страшно переживал. Давление резко подско-
чило, и пришлось идти в ближайшую поликлинику.
Прошло полтора месяца. И вот, на руках у меня
свидетельство о собственности на участок стоимо-
стью чуть больше миллиона рублей. Конечно, работы
еще много, конечно, участок еще нужно обустраивать.
И тем не менее это уже что-то.
Схема сделки на удивление проста, сначала сред-
ства аккумулировались в валюте, которая постепен-
но росла, а в декабре повысилась более чем на шесть-
десят процентов. Возросшая сумма позволила вы-
платить аванс — половину стоимости участка. Цена
земли в этот момент в связи со снижением покупа-
тельского спроса оставалась на уровне лета. Еще
остался долг за участок — полмиллиона, но у меня
осталась некоторая сумма в валюте, и к лету я пред-
полагаю закрыть его.
Самое главное в нашей жизни — это здоровье.
Если оно есть, все остальное решаемо.
Удачи, друзья!
На самом деле, эта история о том, как сложно
работать и жить в нашем обществе. Чтобы зарабо-
тать несчастную сумму с шестью нолями в рублях
(это всего-то 15 тысяч долларов — две месячных
зарплаты в тех же Штатах), человек должен пахать
с утра до вечера, иногда даже без выходных, в тече-
ние нескольких лет.
Для москвича миллион — это даже не деньги.
Многие из них живут в квартирах стоимостью в не-
сколько десятков миллионов. Для любого же средне-
го провинциала — это весьма солидная сумма.
Вот мне и интересно — а смогу ли я заработать
миллион долларов? Скорее всего, нет. И тем не ме-
нее, я постараюсь.
И еще — о секретах. Конечно, они есть, я постара-
юсь их осветить в следующей части «Как я зарабо-
тал миллион в кризис».


Москва. 11 ноября 2015 г.


Продолжение следует...

http://www.proza.ru/2015/07/22/2012


Рецензии
Привет. Да, помню твоего "Гастарбайтера". Действительно - подзабылось уже - выглядело тогда как сборник минек или новелл. Все будет нормально, я думаю.
С улыбкою,

Дон Борзини   19.08.2019 19:13     Заявить о нарушении
Доброй ночи, Дон! Всегда рад тебе!

А тогда я наблюдал и писал прямо по "горячим следам". Спасибо тебе за помощь, помню - ты часто поддерживал нас.

6 августа 10 лет как наш герой в Москве - надо бы написать юбилейную "записку")))

Конечно всё будет "нормально" - всегда нравилось твое упорство!!!)))

С улыбкою.

Пы.сы. я спросил Наталью, возможно уговорю на редакцию, а рассказ у нее весьма!!! - он актуален и сейчас... этакий зажравшийся боров))) захотел "малинки"))).

Лев Воросцов-Собеседница   19.08.2019 22:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.