2. Окончание перестройки. Ельцин, Горбачев

         (Предыдущее см. http://www.proza.ru/2017/12/07/1688).

          Поскольку я постепенно подхожу к самому решающему, переломному моменту в нашей истории, в жизни советских людей, в судьбе самого Советского Союза, да и в своей собственной,  дальше попытаюсь, по-возможности, подробнее остановиться на сути происходящих в стране событий, чтобы хоть немного стало понятней, что именно потом произошло, а главное – почему.  Хочу еще раз подчеркнуть – рассказываю со своей точки зрения рядового гражданина того времени. То-есть так, как виделись события  мне, так сказать, снизу. Без знания глубинных течений и причин происходящего в стране и в мире, без глубокого научного анализа. Потому не исключено, что возможны и ошибки в оценках.  То-есть, на истину в последней инстанции я не претендую. К тому же стараюсь всё изложить как можно короче.

             В мае 1990 председатель Совета министров СССР Н. Рыжков выступил по телевидению с заявлением, что в связи с тяжелым финансовым положением в стране, в ближайшее время придется повысить розничные цены на товары первой необходимости и продовольствие. В городе началась паника, жители скупали всё подряд, что еще осталось в магазинах. Полки там быстро опустели.  В Боровске на дверях магазинов появились объявления: «Товары продаются только жителям Боровска, по паспортам» .  То же самое очень скоро распространилось и в Обнинске, и по всей стране, кроме Москвы. Зато там очереди в магазинах возросли в несколько раз за счет иногородних.  На базарах, как всегда, даже в войну, было почти всё. Но цены!  Цены просто несусветные. Рубль окончательно потерял своё значение. Стены, столбы, остановки городского транспорта запестрели объявлениями, типа: «Меняю детскую коляску на велосипед», «кухонный стол на шкаф» и тому подобными. Гражданам по месту работы стали выдавать зарплату тем, что они производили – кастрюлями, стульями и т.д. вплоть до бутылок водки. И, наконец, там же стали выдавать талоны на покупку товаров первой необходимости, (носки, ботинки, куртки, пальто и т.п.), и продуктов. Жить, как говорили при товарище Сталине, становилось всё лучше, всё веселее…

           29 мая на пост Председателя  Верховного Совета РСФСР был избран Борис Николаевич Ельцин. О нем надо чуть подробнее, как говорится, из уст очевидца тех времен.
           В прошлом – Первый секретарь Свердловского обкома КПСС, потом Московского горкома. Кандидат в члены Политбюро. По тем временам взлетел неслыханно быстро и высоко. По-видимому, почувствовал близость перемен, (всё общество тем жило в последнее время), и на одном из Пленумов ЦК выступил с критикой партийной верхушки, конкретно относительно её привилегий.

           Неслыханное никогда раньше подобное выступление партийного деятеля такого уровня сразу же сделало его знаменитым, не только в СССР, но и в мире. На что он явно и рассчитывал. Но, видно, до конца рассчитать ума не хватило. Того, что его самого немедленно снимут со всех постов и лишат привилегий, он, видимо, не ожидал. Раньше я говорил о том, что система партгосноменклатуры немедленно расправится с любым из своей среды, кто осмелится выбиться из общей колеи. Неужели Ельцин мог этого не знать? Или дух «перестройки» затуманил ему рассудок?
           Конечно же он был немедленно низвергнут со всех своих постов и определен на одну из второстепенных должностей внизу - заместителем председателя Госстроя. Как писал тогда о нем Полторанин, он сидел там в своем кабинете в одиночестве с кислым выражением на лице, никто к нему не заходил, все бывшие поклонники его забыли, никому он был не нужен. 

          «Героизма» его хватило ненадолго. Уже на ближайшей XIX-й партконференции он каялся, и униженно просил Горбачева и других членов Политбюро ЦК  о партийной реабилитации. Разумеется, оскорбленные соратники его не простили.  Но зато многие сторонники, (в их числе и ваш покорный слуга), стали относиться к нему с презрением. И  вскоре на выборах в Президиум Верховного Совет СССР недавно такой популярный Ельцин что называется «пролетел» мимо, как фанера над Парижем. Однако, как ни странно, нашлись, всё-таки, те, что остались его почитателями. Некий Казанник, прокурор из провинции, из вновь избранных в Президиум ВС депутатов, публично заявил, что уступает Ельцину своё место. Не будем гадать, зачем и почему он сам это вдруг сделал, или предполагать, что кто-то зачем-то ему это "убедительно" внушил. Зато вокруг Ельцина вновь закипели страсти, он начал выныривать из небытия. Попутно и сам Казанник, до того ничем из массы не выделяющийся, тоже стал знаменитостью.
       Вскоре Ельцин стал Председателем Верховного Совета РСФСР. Он, надо отдать ему должное, не забыл своего спасителя. Когда вскоре стал и президентом РСФСР, назначил Казанника на должность Генерального прокурора РФ. (Возможно, это и был тот основной "аргумент" который убедил его в недалеком прошлом уступить своё место в Президиуме ВС Ельцину)прочем, тот быстро завалил работу, и вскоре сгинул где-то в провинции). Ну а о том, что с Ельциным было дальше, многие знают,  скажу и я о нем еще кое-что, как свидетель тех событий, но позже.

            В июле прошел упоминавшийся выше, XXVIII-й Съезд КПСС. Поворот партии на социал-демократический путь развития, как на то надеялись представители «Демократической платформы в КПСС», (была уже и такая, позже нас стали называть просто: «демократы»),  не удался. Твердолобые партийцы, которых на Съезде оказалось большинство, уперлись намертво. В итоге приняли слегка обновленный Устав, программное заявление, подтверждающее ранее принятый курс партии, и всё. Разочарование было большое, и я, как и многие другие, подал заявление о выходе из КПСС. Никакого "геройства" в таком "мужественном" поступке тогда уже не было. Ни мне, ни моей семье, ни кому-либо другому такой абсолютно немыслимый раньше шаг, ничем не грозил. Просто честная оценка ситуации.

          Горбачев всё больше и больше вяз в нерешительности. Старый партийный аппарат крепко держал его за фалды, расстаться с ним, обновить его Горбачев то ли не хотел, то ли просто не мог. Ситуация в стране продолжала ухудшаться. Пользуясь передышкой, пока я еще не устроился на какую-нибудь работу, решили с Верой съездить на Украину, навестить мою родню.  Там оказалось ничуть не лучше, чем в России. Опустошение такое же – в магазинах нет продуктов, нет даже табака, на заправках нет бензина, рабочие, служащие без зарплат.  Все большему числу людей становилось понятно:  так дальше жить нельзя, надо что-то менять, просто «улучшить» систему не удастся. Появился даже фильм С.Говорухина «Так жить нельзя», газеты, журналы просто переполнены были всякими подобными материалами.  Только вот что именно и как конкретно менять – ясности ни у кого не было.  (Китай примером в то время быть еще не мог – он  был еще нищим и голодным).

             Только вернулся от матери с Украины – звонок в дверь. Принесли с почты заказной пакет с надписью «Правительственное».  Открываю, оказывается, меня персонально приглашают принять участие в «Круглом столе» по обсуждению причин гибели «Комсомольца».  «Круглый стол» организован по инициативе депутатов Верховного Совета СССР!  Просто невероятные события происходят. То, с чем я бился столько лет, наконец, кажется, становится возможным! Понятно, что там речь пойдет не только о «Комсомольце». Немедленно, не просто поехал, а как на крыльях, полетел в Москву.

             Продолжение: http://www.proza.ru/2017/12/07/1748   


Рецензии
Очень интересно про Ельцина

Марина Славянка   10.07.2024 06:41     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.