Напарники

*Именник - паспорт. *Конфедерация - содружество независимых государств, в данном рассказе имеет общее законодательство на переходный, послевоенный период определенный в договоре. *Зона отчуждения,зонирование - отдельные зоны карантина, образованные после эпидемии неизвестного вируса, 25 лет назад. *Полномочия налоговых органов в данном рассказе отличаются от ФНС нашего мира))))


Июль решил стать осенью наверное...Холодный дождь пробуждал пододеяльную лень и вместо боевого настроя в кружке с горячим кофе мерцала сонливость. До невозможности крепкий напиток скорее успокаивал изысканной горечью, чем позволял проснуться.
  Пробудившись, она ощутила себя разбитой куклой, а в уме все еще копошились остатки сна, с грустью затихали свадебные фанфары из матриманиольно пахучего видения. Мягкость ложа впивалась в тело, становясь, пожалуй, болезненней, чем стальное давление. Роза не сразу сообразила, откуда в ее комнате появился невыносимо манящий дух утреннего напитка. Ей еще грезилась улыбка жениха из сна, пальцы на руках блаженно немели, будто устав держаться за дивную навь. Но сквозь нарядный образ благоверного стал проявляться грубый силуэт, по абрису похожий на едва очеловечевшегося волка в робе. "Волгарь, хватит мне снится...И так за день надоел!" - пробурчала девушка перекатываясь на бок к заплаточной подушке в форме сердечка. Сладко обняв объект мягкости, Роза ощутила, как туго натянулась на спине пижама. Предположив, что сонное облачение изрядно подсело после плановой стирки, девушка юркнула в остатки пестрого видения. Впервые за три месяца ей перестали сниться цифры... Хороший знак для налогового инспектора, особенно накануне зреющего торжества. Порой же казалось, что о сне лучше забыть, ибо числовые столбцы, скачущие по темному экрану, впивались в разум как иглы и сознание продолжало искать выход из этого циферного лабиринта, даже в состоянии отдыха привязываясь к математическим действиям.
   "Миронова, заканчивай дрыхнуть уже...Сил моих нет смотреть на твою умильную...морду лица" - прохрипел волчий силуэт звякая фарфоровой ложечкой. Когда запах кофе стал чередоваться с грубоватой наждачно-твердой горечью, девушка настороженно вынырнула из манящего уюта. Как ни странно страх, ни капельки не подпортил кровь, видимо тело за последнее время настолько устало, что даже типичная эмоция казалась непосильным трудом. "Волгарь! Зараза! Ты что тут делаешь?! Это моя комната?!" - вдруг взвизгнула девушка, обнаружив, что звериное присутствие вовсе не приснилось ей. Сам "Волк" деловито хозяйничал у кухонного острова, ловко жонглируя кубиками рафинада. "И что? Я у тебя твое жилье не отнимаю! То же мне проблема!" - хрипло пробурчал напарник, отхлебнув кофе. "Я же девушка в конце концов!" - окончательно проснувшись завопила Роза. Но гость остался невозмутим, точно недовольная хозяйка была всего лишь отдаленным эхом радиоприемника. Чисто женская злость взметнулась к горлу наподобие разбавленного комка слез. Мягкое "сердце" взлетело вверх, и ударилось о скульптурно - каменную спину оппонента. Как порой раздражают люди проникающие в твою жизнь без спроса как вода в узкую щель. И дело вовсе не брезгливости и жгучем раздражении, свойственном каждому человеку. А в какой-то потайной недосказанности, как будто подобные визитеры имеют свои мотивы, объясняющие эти бесконечные вторжения.
   Арсен поражал своей жизненной невозмутимостью, будто бы все происходящее было ему по колено как море, лишь щиплющееся солью. Плыл он в этом мире уверенно, наверное, знал заранее все координаты и вехи текущего времени. Порой наверное даже сам хронограф жизни вздрагивал от напористости этого человека...Теперь Роза с усмешкой вспоминала их первые раскрытые дела, когда юную выпускницу академии пугал безапелляционный напор старшего товарища. Казалось, что Арсен способен сходу пробить брешь в любой обороне. Если не получалось взять крепость блиц-кригом, он начинал затяжную осаду постепенно сея в подозреваемом сомнения. Роза же по природе была слишком мягкой девушкой привыкшей работать с цифрами, а не с людьми и столь хищный подход до сих пор пугал ее до холодных мурашек. С бумагами-то гораздо легче, они не краснеют, не обливаются слезами...Это просто ловкое мошенничество, вот и все человечное, что может проступить сквозь испещрённую цифрами целлюлозу. А люди они сложнее...они на тебя похожи, такие же плотские с ворохом противоречий внутри.
   Арсен успел перехватить подушку до падения, ловко подставив руку. "Миокарды тут с утра летают..." - пробормотал он, неохотно отрываясь от остывающего напитка. Роза рефлекторно натянула одеяло на грудь, будто бы кто-то сможет увидеть, как в ее сердце пламенеет смущение. "А ничего, что ты в форме спишь?" - вяло поинтересовался напарник, разглядывая краснеющее личико девушки. Двадцать три года, а тростинка тростинкой... И как только дышать рядом с такой...улетит же вмиг. Зато попробуй только слово вставить, когда эта красавица пристает к многостраничным отчетам и ворошит бухгалтерию. О, ни одна цифра не убежит от нее, не спрячется под загнутый листок. Ребята из отдела по началу взбодрились, когда в коллективе в кои то веки появилась девушка. Но сия радость и последовавшее за ней пижонство были слишком преждевременны. Перевернув маленькую комнатку с ног на голову, милая Розочка заставила всех соседей, дружно навести порядок. Давненько коллеги не сражались с пылью примерив, боевые перчатки. Сия сцена разыгралась в первый же день стажировки, когда новоявленный инспектор только-только изучала переданные дела, а заодно и залитый весенним солнцем кабинет. Арсен опоздал на работу, едва сумев прогнать треклятую сонливость крепкий ароматом кофе с перцовым привкусом. Но ныряя в знакомую дверь, Волгарь уж никак не ожидал увидеть полномасштабные уборочные действия. Для начала мокрая швабра плавно прошлась, по широкой спине оставляя на куртке мыльный след. Мигом вспомнив все нецензурные обороты Арсен поймал боевое оружие, вознамерившись огреть им первого попавшегося охальника. Вечно заикающийся Валька втянул голову в плечи, будто принимая неизбежное приветствие как данность. Волгарь не очень-то любил ранжировать вербальные ситуации коллектива по степени значимости решая все вопросы чередой подзатыльников. Слепота начальства вполне способствовала этому воспитательному процессу. Но вместо назидательной беседы произошло неожиданное знакомство. Девичий голосок поддел распаленное внимание хлетской фразой: "Ну-ка прекратить безобразие! Мальчики!". Волгарь мельком припомнил, что мальчиком его называли последний раз эдак в средней школе, когда он уже не помещался в подростковый китель. Девушка в отделе...это, что-то из ряда фантастки. Ах, как назло недавнее расставание с очередной пассией било по нервам, и накопившееся раздражение относилось теперь ко всем представительницам прекрасного пола. "С какого фига у нас бабы в отделе..." - монотонно поинтересовался Арсен оборачиваясь. "Хотя с бабой я погорячился...- слегка смутившись поразмыслил Волгарь разглядывая румянощекую Розу - Это какая-то... чахоточная. Прям моль из шкафа". Девушка резко выпрямилась и ледяным голосом молвила: "Как вы себя ведете!". "Ой ты гляньте, начальственный тон...А форма ей идет. Может из других отделов занесло" - внутреннее раздражение тихонько остывало, но вместо него расшевелилась дюжая вредность, облаченная в придирчивые цвета. "Как вы себя ведете! Извольте представиться..." - фирменный рык. Но мальчишки дружно обступили новенькую, вероятно впервые в жизни решившись перечить старшему товарищу. "Арсен, это наш новый сотрудник!".
 
   Протирая заспанные глазки, Роза с интересом наблюдала за деловитым гостем. Подумать только... она ведь попервости жутко боялась этого хмурого великана. А сейчас вполне себе привыкла, что старший инспектор захаживает в ее маленькую комнатку в общежитии. "Умеешь же ты кофе варить..." - сладко потянулась девушка. "С такими сонными сотрудниками... еще бы не уметь!" - Арсен подал ей тюлпановидную чашечку. "А себе-то бадью набухал!" - девушка потянулась к очкам. Но заветный предмет никак не желал искаться на ощупь. Все же водрузив заветные стекла на переносицу, Розочка присмотрелась к гостю. Арсен выглядел бодро, но под глазами залегла все та же серость. Царапины на лице, подвиг периодического бритья вышел криво. Шея тоже мерцала заплатками. "Привел - таки себя в порядок перед выездом? Или Анжелка заставила?" - зевнула девушка, даже дивясь, сколь развязано звучит этот вопрос. Ох, жених бы не одобрил. Но порой казалось, что такая развязность, лишь коммуникационный инструмент, в ответ на феноменальную вездесущность товарища по службе. "Какая Анжела?" - Арсен умудрился наколдовать вполне недурные бутерброды. Правда, так крупно нарезать колбасу, да еще масла не пожалеть... "Ну, эта, которая... - рассеяно, припомнила Роза, цепляясь за ценное блюдечко с завтраком - Которая...". "Ешь уже, и поехали" - буркнул Волгарь, плюхаясь в потрепанное кресло. Июль на пару с свежевыбритым налоговиком ждали когда сонная красавица позавтракает. "Скажите, какие церемонии... Не надоело нянькаться?" - лениво поинтересовалась Роза, оттряхивая крошки с помятой рубашки. Придется искать осеннюю форму, или даже под пиджак одевать, рубашку не в тон. Пребывая в полудреме, Арсен сквозь прищур разглядывал, как тростинка умильно лопает бутерброды. "Похудела, что ли? Нда...мало моей не выспавшейся морды, так еще это чудо сонное поедет. Лицо налоговика...суровое и деловое. Хорошо хоть скоро праздники..." - мужчина неохотно поднялся с кресла, беря в руки тяжелый плащ. "Одевайся, давай... Жду в коридоре". Розочка задумчиво посмотрела на закрывшуюся дверь. "Хотел, пришел, хотел, ушел... Самостоятельный мужчина". Кофе остывал...
   Миронова и Волгарь. Вместе сия парочка смотрелась весьма комично. Арсен внешностью своей напоминал матерого зверя, неудачно вписавшегося в тело человеческое. Поразительная стать, как если бы огромный валун вдруг расправил плечи и зарычал утробно земляным голосом. Черные волосы топорщились наподобие шерстяного покрова, хотя Арсен ловко убирал их в заплечный хвост, но подобная мера никак не смягчала яркую ассоциацию. Слегка раскосые глаза намекали на азиатское происхождение. Зеленый цвет перебивал восточное послевкусие, пугая яркостью, поразительной неразбавленностью цвета. Широкая улыбка при дюжем усердии отливала гротескным коварством. По росту налоговый инспектор никак не помещался в стандартные дверные проемы, считая теменем полукруглые арки. А повернувшись в толпе людей, вполне мог бы сбить с ног пару человек. Как только на столь широких плечах не рвался по швам форменный пиджак... загадка фасона.
   Роза никак не могла выпрыгнуть из подросткового размера, а за эффектный рост пыталась бороться каблуками. Прилипчивая сутулость вовсе выдавала это легковесное чудо за школьницу. Лицо еще дышало детскостью, и только круги под глазами сигнально подсказывали возраст. Зеленая форма добавляла визуальный вес, вроде как такую кроху просто так не обидишь. Нелепое каре усмирялось тяжелым ободком, но челка упорно кудрявилась над стеклами очков. И без того выразительные глаза, по детски мягкие и влажные в огромных диоптриях казались испуганными как у лягушонка. Но вот строгость голоса как внезапный сюрприз обрушивался на нового знакомца как холодный ветер по весне. Грудное произношение с элементами носового растяжение гласных и упор на выдыхаемые звуки... Привычка вплетать в разговор нотки возмущения выдавала старосту академии и хроническую отличницу. Правда резная правильность удачно сочеталась лишь с бумажной работой. В личной жизни у Розочки царил феноменальный цирк свойственный, по сути, всем женщинам. С будущей свекровью они не сошлись интересами, так как девушка, несомненно, перевешивала материнский авторитет. В противовес чуткому уму жених подобрался зеркально противоположной натуры, простой по содержанию, наподобие рабочей пятидневки. Игорь работал монтажником на местном предприятии, внешне имел вид спелого рубахи - парня с румянами щеками.
   После гротескного знакомства напарники удивительно крепко сработались... Хотя не скажу, что в сторону могучей фигуры не летали разнообразные по назначению предметы... Да и начальственный рык никто не отменял.
 
   Роза всегда шла впереди, ибо подстраиваться под широкий шаг напарника задачка нелегкая. Арсен, поначалу не особо церемонясь, хватал девушку за руку и буквально тащил вперед как маленького ребенка. "Ноги кормят налоговика!" - гремело над ухом. Сейчас мужчина привычно шагал позади, стараясь не наступить Розе на пятку.
   Высунув чуткий носик на улицу, девушка тут же отпрянула, в подъездную духоту забавно морщась. Вспомнился одеяльный плен и запах кофе... "Чего стоим?" - пророкотал Арсен, утыкаясь в девичью спину. "Там сыро..." - коротко ответила Роза, кутаясь в шелестящую курточку. Мужчина, в который раз окинул взглядом легкую одежку напарницы, остановившись на приталенных каблучках. Зеленые туфельки в тон форме... "Сапоги, где?" - бесцеремонно поинтересовался Арсен, припоминая давнее обещание девушки приобрести осеннюю одежку. Поежившись, Розочка невнятно пробормотала оправдательную фразу: "Ремонт в комнате сделали...". Полое эхо загордилось открытым смехом. "За твои деньги что ли? Ну-ну!" - громыхнул товарищ, снимая с плеч тяжелый плащ. Дальнейшее действие напоминало пленение птички, когда над певчей душой смыкается жесткое пятно ткани. И темнота приходит резко... "Ой" - только и успела пикнуть Роза, перед тем как ее вынесли в июльский холод. Дождь отбарабанил по плечам Арсена торжественное приветствие, а девушка едва высунувшись из кожаного укрытия, получила по любопытному носу, холодная капелька приземлилась на розовеющую кожу, перекликаясь по ощущениям с огненным укусом. Следующее "ой" прозвучало уже в машине, когда напарник швырнул ценную ношу на переднее сидение.
   Запрыгнув за руль, Арсен резко отряхнулся, подобно замерзшему псу раскидывая брызги по салону. Роза все еще не могла заставить себя выглянуть из дареного плаща, хоть ей и был непривычен запах чужого мужчины. Правда не сказать, что к близости своего жениха она привыкла чуть больше... "Едем!" - провозгласил подмокший волк. "В губернскую столицу по такой погоде...Фррр...Там ветхость одна" - неохотно откликнулась Роза выуживая из кожаных складок папку. "Мы и так по твоему заказу ждали неделю! А верхи давят! Скоро юбилей у Конфедерации нашей. Всем ведомствам срочно палки поставить!" - фыркнул Арсен, заводя автомобиль. Дождь все так же невозмутимо барабанил по стёклам, но чтобы скрыть впечатление преследующей сырости напарники решили дать слово слегка согрящему, будто бы простуженному радиоприемнику. Настроенная с трудом волна запела о некогда действительной были, бравируя современной аранжировкой. Листая ежедневник, Роза сокрушенно вздохнула: "Три месяца возились... А всего лишь контрагентов надо было проверить". "Всего, не всего. Ты лучше вспомни, что после нас на открывшиеся обстоятельства сыскари прилетели. Там же отягчающее на отягчающем... Мало того, что налоговое преступление через серые схемы, так еще связь с Ведьмовским подпольем" - невозмутимо заметил напарник, выезжая на центральную улицу района. Правда манера говорить, как всегда превращала любую фразу в громкий полу рык и раскат каменной бури. "Ты сам-то не ведьминской крови? А то уж больно выглядишь необычно" - язвительно заметила девушка. "Колдун, между прочим! Думаешь, почему такая успеваемость хорошая?!" - ухмыльнулся мужчина. "Успеваемость..." - Роза погрузилась в теплоту плаща.
   Радиоволна захрипела, вместо увеселительного шлягера лились новости, громогласно вещал диктор о двадцатилетии Конфедерации, едва ли не патриотизмом плюясь. "Безусловно, вражеская оккупация дорого обошлась нашему народу! Но вместе с тем переняв у захватчиков передовые технологии, мы сумели совершить научно-технологический рывок и победить неприятеля его же оружием!". Восторженное обращение к ушам чужим утихло до милейшей иллюзии морского шипения. Арсен нехотя пробурчал под нос, словесно перечеркнув гордо звучащий монолог: "А про изоляционные подразделения никто не говорит... И про то как они нарочно людей Альфа-вирусом заражали и делали из них рабочую силу в период промышленного бума...". "Это просто была ошибка времени" - коротко прокомментировала Роза, мусоля кончик карандаша. "Странно слышать это от человека, родившегося в резервации" - двусмысленно отмел комментарий Волгарь "Вообще-то я у бабушки росла, а не в зонировании..." - раздражение выбилось вместе с прядкой. "Ну-ну...Полегче товарищ инспектор"- дождь забарабанил в окном сильнее. "Скажем так...ты жила в отдельной стране которая географически находится в местечке "У бабушки". Но не всем людям так повезло. Зонирование легкого режима вообще в нашей стране редкость. Там совсем другое правовое положение. И поражение в правах распространяется только на два поколения. Плюс типа реабилитация, всякое такое..." - примирительный тон, большая редкость для Арсена. Но Роза упорно приклеилась к рабочей тетради. Ох, уж это болтливое радио.
   Старый город...губернская столица напоминала дикое варево из допотопных лачуг, унифицировано жестких коробок предназначенных для рабочего потока и новомодных стрел тыкающихся в небо закругленными носами. Вполне естественно было увидеть рядом с кропотливо отреставрированным зданием театра модерновый сквер со стрельчатыми арками, а за малоэтажными застройками рабочего класса неказистую вереницу чернеющих домов. Запах пыли и гниющего фундамента слегка ретушировался дождевым наплывом. "Более менее нормальные кварталки"- заметил Арсен. "Где это здесь нормальные?" - Роза, с дюжей настойчивостью, разглядывая город, проплывающий за стеклами авто. Тетрадь с подсчетами заскучала в руках. "Однако наш городе мне нравится больше..." - отчеканила девушка, вновь ныряя в цифры, лишь хвостик торчал. "Наш? - неудачно пошутил напарник - Уже городской стала за пару лет?". "А что?" - приглушенно спросила Роза, продолжая листать записи. "Ну, так, когда в академию приехала... От каждой машины шарахалась и все боялась, что тебе паролет на голову свалиться" - шутливо отккоментировал Волгарь резко притормозив на светофоре. Уткнувшись носом в прочерниленную бумагу, девушка пискляво ойкнула. "Опять Куралесову где-нибудь встретил? Ох, уж Наталья Ивановна... - бывшая студентка недовольно потерла виски и взглянула на отрадно мигающий желтый кругляш - И вот скажи мне, зачем надо так гнать? Чтобы тормоз более эффектным получился?". "Что такого? Наталья Ивановна о тебе переживает, ты ее любимая ученица" - засмеялся Арсен, пропуская мимо дельное замечание. "Я смотрю у меня поклонников море - девушка недовольно поправила очки - И Куралесова самая преданная". "Муха ты однако..." - заявил напарник, барабаня пальцами по рулю. Кажется, в городской артерии зрела пробка.
  "Зачем нужно это колесное железо - раздраженно проворчал Волгарь, упираясь лбом в визгливый клаксон - Стоять тут битый час". "А по-твоему лучше на паролете с пересадками? Мы бы с тобой так замучались этих директоров ловить, скача по общественному транспорту" - ободряюще улыбнулась Роза.
   Как назло путь их лежал к одному из старых домов, с замазанными подвальными гляделками."Окна под ногами..." - только и успела заметить Роза, поднимаясь на крыльцо. А вот и обитая клеенкой дверь. "Ты только на таран сразу не иди" - шепнула девушка. Арсен хмыкнул, выступая вперед как танк. Клееночная дверь тихонько скрипнула, нервно дернувшись на железной цепочке. Волгарь наступательным шагом приблизился, к светлеющей щели раскрывая удостоверение. "Налоговая полиция, отдел выездных проверок. Нам нужна Глухова Наталья Геннадьевна!" - грохотнул напарник, нависая над высунувшейся из за двери женщиной. Хозяйка квартиры по-лягушачьи поджала, губы даже не взглянув на визитеров. На вид она казалась высохшим земноводным, столь резко облепила кожа череп и глаза, будто бы отлиты из стекла. Волосы покрашены в яркий цвет, жутко бьющий по восприятию, эдакий нелепый плафон в комнате старушки. По возрасту хозяйка застряла на исходе зрелого возраста. "Моя дочь со мной не проживает..." - хозяйка поспешила закрыть дверь. Но Арсен вовремя подставил ногу, угрожающе елейно выдыхая: "Позвольте нам войти! А то стоим на пороге!". Роза едва успела за напарником, удивляясь, как он только дверь не снес. Женщина же озадаченно отступила, совершенно не собираясь приглашать налоговиков в гости. Обстановка в квартире вполне соответствовала модным веяниям. Текстильные обои и по стене вьется виноградная лоза, застывшая в золоте. Роза чуть не врезалась в трехстворчатое трюмо, остров парфюмерного благоухания. Алый язык тянется по прихожей - ковровая дорожка ну точно, какое-т чудище решило слопать нежданных гостей. Над головой подрагивала хрустальная люстра, и тяжелые бусины тихонько звенели. " С чего бы это при такой не бедной жизни именник продавать... Или небедная жизнь связана с мошеннической деятельностью. После напряженного молчания хозяйка нехотя пригласила гостей в зал, к круглому столу, где остывал красный куб, скучающий чайник. В его стенках томился жасмин, запах приятно щекотал ноздри. Ребята сели на обитый бархатом диван, улавливая недовольное настроение хозяйки. Сухопарая женщина брезгливо нацедила им по капельке напитка, будто бы для кукольной игры. Только сейчас Роза заметила, что женщина даже дома щеголяет в лакированных туфлях на игривом каблучке. Шелковый халат с желтыми попугаями на фалдах, по сочности цветов напоминал карнавальный костюм. Роза даже немного позавидовала такому наряду. Она свой махровый халатик берегла и надевала только под вечер, покидая духоту ванной комнаты. Поражало, что хозяйка в этой достаточно напряженной ситуации не выказывала ничего кроме затаенной брезгливости. Ни крупицы страха в обвисших веках, губы помнят лишь мимику отвращения. Загнутые вниз уголки, такая изуродованная улыбка навеки врезалась в стареющее лицо. Арсен лениво поболтал чайное угощение в крохотной чашке и медленно начал разговор. "Вы понимаете, что вашей дочери грозит? Мошенничество, серые схемы ухода от налогов, плюс сотрудничество с подпольем... Законодательство конфедерации жестко относится к таким вопросам. Сыскари не будут вот так с вами чай пить. Они быстренько припишут соучастие. Всей семьей сядете..." - зрачки сузились. Что-то хищное мелькнуло в человеческом облике. Роза заметила, как по морщинистому лицу промелькнула тень страха. Типичного людского испуга за свою шкуру... За благополучие... Нет, этой женщине безразлично, что будет с ее дочерью. Пусть хоть в ведьмы идет, чем она ценна... А вот разделить ее судьбу... Морщина презрения скользнула по лбу, сиюминутная гримаса выдала несимметричность губ. Брезгливость... сухие пальцы отшвырнули испачканную салфетку. Ни слова не говоря, хозяйка поднялась с места, и звонко цокая каблуками, вышла из комнаты. Роза растерянно уставилась на товарища. Арсен выжидательно наблюдал за дверью, подавшись корпусом вперед. Как будто готовился к прыжку. Будто в тон охотничьему ожиданию нарастающие шаги отбивали дробь. И в руки инспектору лег искомканный листок бумаги. "Она живет здесь.. .Со своим парнем. Или жила..." - бесцветно ответила женщина, точно от мухи отмахнулась. Впервые Роза заметила, что у напарника хищно поблескивают клыки. "Благодарю Вас" - ухмылка волка мигом пропала, утонула в холодном безразличии.
   Роза семенила следом, ибо, когда Арсен пребывает в своем водонапорном настроении можно остаться без ног. "Не отставай!" - прикрикнул старший товарищ, направляясь к машине. В уме вертелись разнообразные варианты реплик, содержащие упреки морального характера. Но каждый раз, собираясь открыт рот, Роза вспоминала безразличное лицо старухи... Именно старухи... "Ладно. Потом снова проведу воспитательную беседу. Право, вот будто он в зонировании рос, а не я" - оторопело соображала девушка. С другой стороны за время совместной работы пора бы привыкнуть к типичному мужскому нахрапу, даже перенять некоторые навыки. "Зато я быстрее с отчетом управляюсь. На целый час... Засекала ведь" - попутное утешение, хотя мимо цели. "Пристегнись!" - Арсен резко газанул, выныривая из проулка, будто на бешеном скакуне.
   Сказать по правде точка следующего отчета вызвала еще больший приступ отвращения. Запах старого дерева провоцировал тошноту, но не хватало смелости зажать нос. Почерневшие от времени дома смотрели друг на друга. В кольце каменных соседей они доживали свой век. Возведенная позже периферия, словно зубы терла части фасада. Подходя под широкой аркой, Роза поймала комментарий: "Здесь, скорее всего раньше была комната. Вон смотри стена с окнами осталась". Оглянувшись назад, девушка и правда увидела два окна глядящих на нее со стены. Умеет Волгарь заметить какую-нибудь милую изюминку. Двухэтажный деревянник с хронически раскрытой пастью...Неподалеку сгорбившаяся колонка лениво роняла каплю за каплей. Вереница старых сараев спящих у подножия дома давно теряли свои черные доски и напоминали линяющих воронов. "Как тут жить можно вообще..." - Роза тут же отругала себя за эту мысль. "Каблуки не мешают?" - спросил Арсен, подавая девушке руку на лестнице. Запах масляной краски и облетающая известка. "Пошутил удачно" - неохотно согласилась красавица, не вписываясь в узкую ступеньку. Пришлось стрекотать вверх на цыпочках.
   Снова звонок в дверь и напарники устало шикают друг на друга, будто бы что-то не поделив. Из задверной темноты выглянула бледная девушка. Только теперь Роза поняла любимую фразу напарника адресованную ей же: "Моль из шкафа". И правда девушка, встречавшая, их у порога походила на чахлое растение. Бледное лицо, руки по сути своей слабые, тоненькие как сухая трава. Жидкие волосы собраны в пучок, в просвете дверном похожи на солому. Некогда счастливые глаза слишком устали...Арсен беззвучно хмыкнул и взял на вооружение свою коронную фразу: "Налоговая служба конфедерации! Глухова Наталья Геннадьевна?!". Гаркнул так громко, что девушка отпрянула, вцепилась в дверную ручку до глухого скрежета. "На ваше имя зарегистрирована фирма "Метнек". Это предприятие задействовано в серой схеме ухода от налогов. Так же оно использовано для отмывания денег. Средства уходили на финансирование ведьминского подполья. Центр вербовки находился в нашей области" - Арсен чеканил слова, будто фразу по камушкам собирал. Девушка молча слушала, словно информация эта к ней никоим образом не относились. Беззвучно пролепетала, почти не размыкая губ: "Я не знаю, о чем вы говорите". "Глухова, вы понимаете какие там суммы?! Понимаете, что это тянет на поражение в правах? Советовал бы Вам завязывать с личной жизнью. Санкция за такое преступление распространяется на следующее поколение! Если бы в деле не было межотраслевых обстоятельств, я мог бы Вас отсюда в юстиционный препроводить! Знаете, все делается быстро. Один протокол и человек удаляется из правовой системы начисто! Как и не было!" - в финале монолога Волгарь резко повысил голос. Роза не раз замечала, что в такие моменты напарник как будто чернеет, становится чужим, незнакомым человеком. Девушка вдруг расплакалась...Резко переходя от безразличия к истерическим всхлипам, давясь воздухом...Арсен споткнулся на полуслове, теряя логическую нить ситуации. Нет, женщинам определенно надо запретить этот слезное дело. Они же мигом возвращают себе свою защитную позицию. Напоминают тебе, что они слабее, уязвимее... Как будто мужчину со своей силовой колокольни волнует всплеск эмоций. Это не причем, это другое... Не изменишь слезами нынешнее положение. А она-то дурочка, заливается... Как матушка прямо бывало удариться в соленую грамоту...унижается перед отцом. Нет, чтобы тяжелым приласкать. И тут та же картина. Вот толку-то сейчас реветь...Будто, что-то волшебным образом изменится. Роза впрочем, сочувственно сжала руки на груди, будто птичку под формой прятала. "Может мы все-таки, пройдем? Пустите нас, пожалуйста" - попросила напарница, несмело касаясь плеча девушки. Ох, сколько раз говорил ей, нельзя проявлять сочувствие на работе. При исполнении, в форме, а ведет себя как ребенок. Мало еще людей повидала. Волгарь неохотно проследовал к свету, вместе с чувствительными красавицами. "Цирк сплошной! Надо с Розой по приезду поговорить!" - мелькнуло в голове по ходу пьесы.
 
   В квартире невероятно громко отражались все звуки. Пустота как в сгнившей скорлупе, пахнет сыростью от выцветших стен. Это приглушенное зловоние умирающего дерева. Из-за отсутствия мебели явно проступала старость стен. Роза невольно вспомнила больничную пустоту и попыталась судорожно проглотить это впечатление.
  В большой комнате лежал человек... Под дневным светом кровать казалась растекшимся белым пятном. Лишь привыкнув к освещению, ребята увидели, что пленник комнаты привязан к капельнице. У Розы не хватило сил более подробно разглядеть парня. Дурнота подступала к глотке. Арсен же не в первый раз видел поломанных и немощных потому больше следил за девушкой. Хозяйка присела, на одиноко стоящий стул и будто обращаясь к невидимому собеседнику, совершенно не глядя на ребята начала плавно вести свой монолог. "Я именник продала. Когда он в аварию попал. Знала, что для регистрации липовой фирмы. Знала, что преступление. Но ему нужна была срочная операция. Я за рулем тогда сидела. Отделалась ушибами, синяками... А вот его разбила. Почти на смерть. Сейчас вот так все..." - сквозь произносимые слова упорно мерещился слезный порыв. Лицо девушки не выражало весомых эмоций. Будто выплакала все напрочь сидя наедине с реальностью. Роза косилась в сторону никелированной кровати, а внутри как клавиша запала мысль: "А для меня лежачий это все... Конец. Я бы наверное не смогла...так рискнуть". Арсен говорил о чем-то...далеком, но каждодневном. Смягчающие обстоятельства, ходатайство перед судьей... Роза вдруг услышала как дышит полуживой человек...Стало невыразимо дурно. Девушка оперлась на что-то грузное, ощущая, как перед глазами плывут очертания комнаты.
   Очнулась Роза в машине, выныривая из обморочной синевы. Тело не слушалось, упорно падая во что-то мягкое. Пасмурный день сменился классической июльской свежестью, сквозь слабость на языке ощущалась тошнотворная сладость. Оранжевые вспышки лилий качали головами... Кажется под спиной лежала мягкая подушка. Роза отчего-то вспомнила такой же случай... Когда в детстве она упала с резного конька, приземлившись аккурат на проходившую мимо свинью. Перепугавшись до смерти, девчушка отходила от сего приключения три дня. "Нда... была кулемой... кулемой и осталась..." - грустно улыбнулась Роза, шурша одеянием. Все тот же плащ, с облупленными фалдами и резными пуговицами. А вот и хозяин... "Ох, девушка, вы меня так больше не пугайте...- почти, что полушепотом выдохнул Арсен, садясь в машину - У меня ж хвост отвалится". Стаканчик с травяным чаем... Успокаивающее питье защекотало нос, приставучий запах валерианы затесался чуть ли не под ворот. "Стыдно..." - призналась цветущая красавица, ища полуслепым взором очки. "Подумаешь... Вот я когда только начинал... Помню было такое дело...когда еще приставом, в отделе взыскания трудился. Приехали к одним... ну описывать добро. А там пустота... по стенам пыль одна. Полупустые шкафы. И детей орава... Ой, меня колотило полдня, пока не накатил стопарик" - рассказал напарник, возвращая стеклянные глаза владелице. "Что с девушкой?" - рассеяно спросила Роза прячась в дареный стаканчик розовеющим носиком. "Оформились. Дальше не наш край. Там же сыскари совместно с нашим отделом вневедомственных преступлений будут решать" - весело отозвался Арсен, будто бы мысленно ставя галочку напротив раскрытого дела. "Эм... что ж они нам тогда отдали...радость сию" - пробурчала девушка силясь выбраться из длинного одеяния. "А потому, что вся система у нас вот такая..." - ответил напарник.
   Путь домой продолжался в молчании. Розу все еще потряхивало, невыносимо ныла голова. Арсен включил по громче радио, словно стараясь приглушить дребезжащие нервы. Вспоминая девичий обморок, он морщился словно от зубной боли. Бледное лицо, ни кровинки. Наталья помогать бросилась, воды принесла... "Экая она у Вас хворобная...надо было на пороге все решить, а я дура, в эту дыру затащила..." - растерянно пробормотала еще одна тростинка садясь на коленки рядом с инспектором. Арсен ощущал как дрожат пальцы...от испуга или напряжения. Признаться в этой ситуации сообразительности хватило лишь на то, чтобы во время подхватить хрупкое тело. Нервно дернулась мысль о туго застегнутом пиджаке, но смелости не хватало дотронуться до позолоченных пуговиц. Нашел где-то в карманах чистый платок, соорудил компресс. Наталья пощупала пульс, посмотрела зрачки, к удивлению мужчины нивелируя это действие до будничной рутины. Оказывается в прошлом медсестрой трудилась. Впервые как-то неудобно было вызывать сыскарей, выписывать дополнительный протокол. Лучше бы эти ищейки первые объявились, а налоговики потом бы просто отписались о передаче дела по совокупности.
   А еще этот путь домой...Сил нет взглянуть на эту муху, надо бы конечно отругать как следует...Ну да потом когда очухается.
   День начался с вездесущей новости, которая шныряла по коридорам, одевшись в полушепот. И только стоило Волгарю нырнуть в коридор, прячась от слепого дождика, как эта птица села ему на плече в виде стрекотливой фразы: "Слышал, Роза увольняется?!". Арсен даже не поверил, отшутившись попутно про "добро утро" и прочие радости буднего дня. Правда, в кабинете сиял пустотой один стол. Волгарь обеспокоенно покачал головой и набрав воздуха в грудь гаркнул: "Так, а где у нас Миронова?! Нам отчет писать по проверке, а тут такой бардак! И это я еще у начальства за ваши косяки не получал! Кстати как они там поживают? Поди, дело "Нормсерва" все еще до арбитража довести не можете?! Вот не поверите, жду, когда Гаврилов - таки из опалы выберется! Солью отдел ему! А сам на юг! Там как раз только-только службы открываются!" - Арсен умело заретушировал суть вопроса, изображая недовольную мину. А и правда, скорей бы уже сняли с этого временного поста, как надоело шпынять молодежь. Валька с умным видом поправил очки и шмыгая носом молвил: "Роза пошла заявление писать...". "На меня, что ли заявлять решила..." - саркастически усмехнулся инспектор. "На увольнение..." - донеслось не менее слезное всхлипывание из-за соседнего стола. Арсен ощутил, как внутри надувается грозовое облако. Безотчетный гнев пробежал по телу горячей волной. "А вы черти, даже не подумали девку отговорить?! Все носами шмыгали?! Вы хоть помните, что комната у нее служебная?! И дотации с должности?! Что она как целевик обязана минимум пять лет тут отработать!" - почти, что кричал Волгарь. Ребята зарылись поглубже в бумаги, благо макулатура в избытке отдыхала на столах, ожидая завершения проверки. "Ну она же девушка..." - донеслось робкое оправдание. "Это вы бабы! Ох, разбаловал на свою голову!". Ушел хлопнув дверью, хотя сам злился на себя за сие эмоционирование. Нет, отпустить эту птицу не могут. Жалкие страхи...Арсен поймал себя на этой мысли, не особенно понимая чего тут собственно боятся. Но поверх невероятно распогодившегося дня, наслоилось ощущение бешеной лихорадки. Колотило так, что звон стоял в ушах, а коллеги весь день интересовались самочувствием грозного налоговика.
   Красавица обнаружилась только под вечер, мелькнула где-то в коридоре как яркая стреха. Арсен рванул, по следу ощущая, как на губах тает аромат леденцовых духов. Приветливая нотка жгла обоняние, впивалась разум наподобие шипа. Знакомый силуэт нырнул в солнечный проем. Волгарь буквально вылетел из парадного входа как пуля, расталкивая идущих навстречу людей. "Роза! Да подожди же! - крикнул Арсен, цепляя девушку за руку - Ты чего учудила?". Она остановилась, точно обдумывая столь логичный вопрос. "Арсен... Я больше не выдержу...Одно дело с цифрами возиться...Другое..." - девушка так и не договорила, прикрыв глаза от внезапно брызнувшего солнца. "Ты опять за старое?! А никогда не думалось, что мы с тобой для этой девушки подарок? - смешливо поинтересовался напарник - Слушай, да ее бы потом вполне логично убрали бы... Без нашей проверки. Она ж расходный материал. Это жеж отмывание черного капитала. Да в первую очередь бы в макинтош оделась!". "А то вот ее в тюрьме не уберут!" - взорвалась Роза, замахнувшись на собеседника крохотным кулачком. Арсен охотно подставил грудь под удар, накрывая побелевшую от напряжения ладонь своей гигантской лапой. "Руки коротки...Розюш, ты ж со мной по выездным прилично мотаешься. Все у тебя получалось хорошо. Да и свадьба скоро" - до трепета вкрадчивый голос, будто незваный гость вместо былой наглости вдруг смиренно просит разрешения пройти в дом. Набрав воздуха в легкие, Роза выдохнула: "Свадьбы не будет!". Над головой, в густой яблоне, растущей у подслеповатых окон, раскричалась ворона, точно бравируя птичьим возмущением. Арсен удивленно захлопал глазами, мигом теряя свой внушительный вид. "Слушай, меня же твой Иван прибьёт!" - мужчина комично вжал голову в плечи, будто ожидая, что сверху на него свалиться каскад спелых тумаков. От смеха Роза чуть не потеряла очки, давясь вопросительным словом: "Почему?". "По его теории я тебе замуж выйти спокойно не даю! Все проверки, проверки...Выезды, отчеты" - Арсен принял свою обычную позу, руки в боки и хитрая улыбка. "Вот еще - отмахнулась девушка - Много чести! Просто...знаешь, когда вот увидела...ту картину и поняла куда эта девчонка ради своего человека...Вдруг поняла, что я не герой. Я бы так не смогла...Если бы с Ванькой такое случилось...Ушла бы. Просто как от свершившегося факта. И все с ног на голову перевернулось. Показалась себе противной...жалкой. До ужаса". "И что?" - монотонно поинтересовался Волгарь, перемещая руки в положение конверта, поближе к миокарду. Тут Розочка не придумала ничего лучше, чем снизойти до простой обиды. Как же он не понимает...
   Из окна первого этажа грянула веселая детская песенка, кажется, девчата из аналитического отдела куда-то убежали, заглушая свое отсутствие столь оригинальным образом. Арсен прищурился, поглядывая на серьезную девушку в зеленой форме. "Станцуем что ли?" - Арсен галантно протянул руку. Роза по - детски захлопала глазами, становясь похожей на одного из этих мультяшных персонажей с хроническим комизмом на лице. "Ой, слушай ты когда в удивление впадаешь...это вообще картинка номер раз! Брови вверх, губы парадным бантиком и глаза...как у отличницы когда ей двойку ставят" - любезно заметил напарник. "Я тебе ноги отдавлю" - неумело отговорилась Роза. "Растопчешь насмерть!" - смеясь ответил Арсен подхватывая девушку на руки как ребенка. Ощутив стопами жесткую шнуровку, Роза вдруг поняла замысел напарника. Сколь нелепой выглядела эта картинка, будто бы неумелые руки художника перевели ее с кинокадра на текущую реальность. Особенно если учесть, что данное утешение выплыло из недавнего взрыва эмоций...Розе вдруг стало стыдно за столь яркую сцену ухода, наплыв подростковой неуверенности, будто поставили перед сложным примером как в классе...у доски. "Ты хоть понимаешь, что на нас весь отдел смотрит?" - Роза внимательно следила за волчьими глазами. "Да пускай смотрят...Я человек щедрый, денег за погляд не беру" - ровно ответил Арсен гуляя под музыку в такт на "раз-два-три". Ощущение как на качелях... "Зря, ты психуешь, все хорошо" - волчья улыбка впервые показалась привычной, едва уловимой. "Просто впервые за какое-то время я вдруг засомневалась в правильности... - голос слегка хрипит, а пальцы крепче ухватились за мужские плечи - Всего и сразу...Знаешь, будто и жизнь не моя, профессия не моя, я уж не знаю...". "Ты часто не ценишь, то что у тебя есть. Подумай об этом. И не принимай скоропалительных решений" - мягко шепнул "волк". Роза взглянула в зеленые глаза...невероятно спокойные. Как море после бури, в первый солнечный день. "Устали вы господин Волгарь" - Роза как-то грустно улыбнулась, привыкая к танцевальному экспромту. "Бывает временами" - вздохнул Арсен, глядя на курчавую голову. "Обещаете отдохнуть?" - кокетливо улыбнулась девушка. Стало вдруг интересно, хватит ли ей рук обнять этого великана. "Или же я повисну на нем как лоскут, болтая ногами..." - подумалось между делом. "Знаешь, это хорошая идея...Скоро праздничная неделя. Много времени для отдыха...Но ты наверняка не умеешь сидеть без дела?" - Арсен размерено преступал с ноги на ногу, хотя задорная песенка давно закончилась. Так Роза казалась ему еще меньше...так бы взять и спрятать в карман. Хотя, что это еще за посторонние мысли. "Да...Я навек привязана к цифрам...Ой!" - Роза не удержала равновесие и уткнулась в плече друга. Танец прервался... "Испортила все ботинки тебе...- девушка озадаченно смотрела на промятый подъем кожаных "грязивиков". "Да ладно - Волгарь махнул рукой, по-мальчишечьи легко перечеркивая неудобство этим бесшабашным жестом - Переживу!". Роза затаила дыхание, будто собираясь сказать, что-то важное...Но вздох как назло оказался слишком слабым. В сердце нервно дергалась струна, но осознать причины этого волнения не хватало...смелости. Или ума...кто знает. "Я наверное погорячилась. После праздников много работы" - бесцветно молвила девушка, слегка хрипя на выдохе. "У нас всегда много работы. Отдыхайте, товарищ инспектор" - эхом отозвался Арсен. Июльский день приближался к концу...фигурка девушки терялась в раскидистых объятьях яблоневой аллеи. Волгарь провожал ее взглядом до поворота и, попортив легкие сигаретой неохотно вернулся в кабинет. При Розе курить было как-то неудобно, запах табака все-таки... Молодежь разбежалась по делам, оставив кабинет открытым. В солнечном свете порхали пылинки... Давненько Розочка не сгоняла коллег на субботник. Из под груды бумаг задребезжал телефон. Одним движением смахнув пляшущую кипу макулатуры, Арсен сдернул трубку с рогатого ложа за витой хвостик. В рожке пророкотал знакомый голос: "Волгарь!". Брезгливо отодвинув трубку от уха, инспектор снизошел до удивительно елейного голоса: "Доброго дня и вам, Ефим Александрович! Как Ваша подагра в борьбе с вражеской пропагандой?". На противоположном конце провода раздался приглушенный кашель. "Ты мне поговори еще... - пригрозил не представившийся собеседник - Припомню!". "Поговорю-поговорю...Вашими молитвами" - безразлично отозвался Арсен глядя в окно. У кованых ворот двое ребятишек играли в мяч, то и дело, замышляя перебросить резиновый снаряд через ограду. Зависть заёрзала в мозгу как надоедливый червяк. Детские голоса плыли по июльскому деньку, словно корабли из далекой страны, вливаясь в царство бумажной цифры слабым ручейком. "Как там...ммм...новенькая твоя?" - голос натянулся до жутко разношенных гласных, будто бы из них собирались вить веревки. "Уже моя? Неплохо...неплохо...надо ее порадовать" - хмыкнул мужчина на мгновение погружаясь в лавандовый ореол прекрасной спутницы. В свете солнца мягко прорисовывался кудрявый силуэт, и Розочка будто бы улыбалась, заслышав как скорая речь журчит вокруг ее скромной персоны. Легкий приступ восторга скатился с плеч томительной волной, стремясь окаймить внезапно созревшее видение. "Волгарь! - почти рычал деловитый господин, будто бы почуяв, что его золотую мечту вдруг крадет уличный мальчишка - Ты мне это брось....брось немедленно!". "Вы зачем звонили, Ефим Александрович? - Арсен резко осадил собеседника, вдруг ощутив непостижимую тоску отражающуюся кислятиной под языком - Поорать в трубку?". Дети за окном звонко смеялись...Силуэт прекрасной девушки угас испугавшись голосовго раската. "Нормально Роза! Просто замечательно! Уже проявила себя как ценный сотрудник! Ждем премию в конце месяца!" - отчеканил Арсен, теряя интерес к диалогу. На другом конце трубки послышался выдох и будто бы миражом мелькнул невзрачный мотивчик летней песенки. "Вот и славно" - Ефим Александрович, наконец нащупал более низкий тон звуковых колебаний. "Скажите, почему вы ее мать в резервации оставили?" - ровно спросил Волгарь, только сейчас замечая жуткий беспорядок, царивший в тесном кабинетце. Шаловливое солнце спряталось за тучку, день вдруг померк как изжившая себя лампочка. В общем-то кому нужны людские объяснения когда факт притязания остался далеко в прошлом и кроме словесного покаяния уже ничем нельзя потревожить былое и ушедшее... Хотя и это сакральное действие давно вышло из моды, слишком сложный фасон и тесный пошив. "Молод был...Глуп как осел" - вяло отозвался Ефим теряя былой лоск, становясь вровень с молчаливым слушателем. Своя высота милее, а чужая отмель кажется лужей с полу растаявшими корабликами. "Понятно" - Арсен легко опустил трубку на ее истертое ложе и глубоко вздохнул. Первые дождевые напевы, катающиеся в воздухе. Надо бы зайти к Розе в гости... А то еще вздумает уехать в родные пенаты.


Рецензии