Рыжик

   Все знают, что сказки всегда хорошо кончаются - и дети, и взрослые. Но дети это как-то по-другому знают. А взрослые улыбаются снисходительно и думают про себя: сказки всё это...

    И поэтому мне трудно написать эту историю так, чтобы настоящей сказкой она была - к тому же ещё и не окончена она. Но всё-таки попробую.

   Холодное время года в Беларуси гораздо мягче, чем на европейском севере России, где очень долго я жила. Там зимой в морозы я даже думать боялась о бездомных людях и собаках. Кошек бездомных там практически нет, не выживают. А бомжей и собак бездомных много.

   Бомжей у меня рядом с домом в середине дня кормили на подворье Кылтовского Крестовоздвиженского женского монастыря, много их там собиралось. Причём лавки на подворье не было, можно было просто положить монету за свечу в ящик. Да и сам монастырь километров за сто от города в такой глуши находился и такая там была бедность, что матушка игуменья однажды на моё желание пожить там в монастыре в пост ответила:

  - Нет, дома лучше живи, холодно там у нас в кельях.

  Зимой иногда и у меня в квартире довольно холодно было, но я сама была виновата, топили прилично, просто мои деревянные рамы пропускали тепло, я не заклеивала их на зиму, боялась духоты.

   А здесь в Беларуси как сняла однажды на лето вторые рамы, так и живу без них уже которую зиму, и постоянно открыты окна, прошлой зимой чуть не ежедневно летали по квартире синицы, когда не торопилась я утром встать и насыпать им в кормушку семечек.

   Так что хорошо с батареями жить. А в монастыре топили печи дровами, дров не хватало, экономили, корпус старый, дореволюционной постойки, высоченные потолки в кельях и попробуй их натопи...

   Бомжи прятались от морозов кто в подвалы, кто в разводки, рядом с домом в парке у меня была одна такая их лёжка в разводке: заглянешь в люк - там навалено какого-то тряпья и даже мебель кой-какая натащена, запах тот ещё - но тепло от труб...

  Там с одной стороны была протестантская церковь, а с другой кондоминиум, красивые такие особняки. Не знаю, как эти ближайшие соседи относились к бомжам, вроде не гоняли, но кормили их только на монастырском подворье.

   А неподалёку от бомжей и у собак было лёжбище. Одна невзлюбила меня с коляской, не нравилось ей, что хожу туда-сюда мимо её логова, у неё щенята были. Выскочит и давай на меня лаять, а когда постарше стал ребёнок и стала на руки я его брать из коляски - собака эта всё пыталась допрыгнуть до него и укусить.

  Я уж и поесть ей носила, и словами задабривала, но нет, не хотела она меня признавать на своей территории. Когда потеплело, постарше детей в парке прибавилось, без родителей. Она и на них стала бросаться. Тут уж я не выдержала, позвонила Светлане Уваркиной, организовавшей собачий приют, и попросила забрать туда всё семейство.

    Но Светлана ответила, что у неё и так их 300 штук, берут старых, больных, машинами сбитых и тому подобное, а если эта приспособилась и как-то выживает сама - не возьмут.

   На нет и суда нет, пришлось нам и дальше друг друга терпеть. Однажды так за ногу она меня тяпнула! Но штаны не прокусила, синяк только получился. А потом щенята выросли и пропало куда-то всё семейство...

   В приюте позже приходилось мне бывать, отвозили туда с зятем помощь, помогали корм разносить по вольерам. Представлял он из себя просто огороженную территорию, большие собаки по будкам на привязи сидели, а поменьше - по вольерам, готовили им волонтёры прямо на кострах. Я летом там бывала и смотрелось всё неплохо.

  А потом что-то щёлкнуло у городских властей в голове, и тендер на отлов они у Светы забрали и отдали натуральному живодёру. Света привозила собак в приют, стерилизовала и выпускала, а живодёр этот убивал.

  Пришлось и у него побывать, у родителей во дворе жила собака, ей и будку сделал сторож - и вдруг пропала она. Слава Богу, не он поймал, нашлась потом она, мы у него всех собак осмотрели, когда её искали, привезли им поесть. И там уж никаких будок и вольеров с крышей не было, часть собак бегала в загоне под окрытым небом, часть в железных клетках сидела. В страшные морозы.

    Потом кто-то опубликовал фотографии, и неизвестные "экологоанархисты" ночью разнесли эту живодерню, всех собак выпустили и подожгли строения. Я так радовалась! Главное, что снова отлов на тендер Светлане потом удалось получить.

   Денег этих муниципальных всё равно толком ни на что не хватало, основной вклад волонтёры вносили, кормили и выгуливали приютских собак, кое-кого и пристраивать удавалось. Но приходилось в морозы опять же прямо на улице собак оперировать. Не только стерилизовать, и другие операции делать покалеченным, изуродованным. Ксения, помню, звали девушку-ветеринара, которая делала их...

   Ну и вот про Рыжика, наконец. Когда переехали мы в Беларусь - у нас не сразу собака появилась, года через два после переезда решилась я взять с улицы в дом бездомного знакомого пса, Тишку.

   И как-то сразу получилось так, что то ни одного не было - и вдруг стало семеро!
У Тишки во дворе были две подружки, Жюля с Розой. К зиме Роза ощенилась, дети притащили мне всех: и мамашу, и троих щенят. Это пять. Жюля, оставшись одна, тоже стала к нашему подъезду жаться, я и её кормила. А у неё был дружок, Бельчик. Имена все дети давали во дворе.

    Те девочки, которые притащили мне щенят, обещали, что будут помогать и ухаживать, и раздавать, но какие-то безтолковые получились из них помощницы, больше с ними самими было хлопот. На прогулку мы так ходили: все взрослые собаки (четыре), две девочки-помощницы и парочку друзей у сына. Итого со мной десять, четыре собаки и пятеро детей.

    Старались подальше из двора уходить, в парк, на берег Днепра. Но всё равно я понимала, что долго соседи этого не выдержат: дети, собаки, просто сумасшедший дом. Щенят, слава Богу, раздала, и Бельчика удалось пристроить в деревню, дала объявление в районную газету, и быстро нашёлся ему хозяин.

    Но Розу с Жюлей никто брать не хотел, хотя я и обещала, что оплачу стерилизацию. Своего-то, Тишку, я с перепугу тут же стерилизовала. И поэтому, когда к весне Жюля ощенилась, уже точно знала, что мы тут не при чём.

    Мы на лето должны были ехать к своим на север, Тишку взяли с собой, на Розу с Жюлей я оставила деньги соседке. Жюля со щенятами летом то ли погибла, то ли куда-то ушла, неизвестно, а Розу кое-как по возвращении пристроили мы, на вторую зиму никак не могла я её себе оставить.

    И потом как к зиме дело - обязательно то щенок прямо у нашего подъезда голосит, то постарше пёс. У меня уже поставлено было дело: на лоджии я поставила большой старый чемодан вместо конуры, пол газетами застелила, и там эти потеряшки у нас и жили, пока я их пристраивала.

    Но Рыжик не захотел в подъезд заходить. Он вообще довольно самостоятельный был, появился во дворе в конце октября, тощий-претощий. Я стала его подкармливать, но постоянно он у нас не сидел у крыльца, сам бегал искал пропитание.

   Пока однажды ночью кто-то не покусал его так, что вскоре раздуло ему шею.

   Я ужаснулась, когда увидела. Изловила его и потащила в ветеринарку. И там молодая девушка, врач, так замечательно все раны ему обработала, сделала блокаду новокаиновую, антибиотик уколола. Уже на другое утро всё намного лучше было, а когда ещё раз повторили мы все процедуры - всё в норму пришло, шрамы только остались.

   После чего Рыжик стал за мной неотлучно ходить и сидеть на крыльце - ждать меня. Пришлось ему туда вынести коврик и миску.

   Соседи отреагировали по-разному. Кто-то стал в миску выносить объедки, а кто-то ругать меня: снова собак разводишь. Я всем рассказывала его историю. И что даже мой Тишка, который до истории с шеей ревниво к Рыжику относился и гонял, после оной стал жалеть его.

    Погода стояла на дворе отвратительная, дождливая, благо, у нас хорошее крыльцо под капитальной крышей, и от ветра с двух сторон защищено. Но всё равно ночью неуютно мне было, периодически я слышала, что Рыжик скулит и высовывалась в окно успокаивать его:

 - Молчи, глупый, я рядом!

   В чемодан на лоджию он категорически не захотел, вообще не хотел в подъезд заходить. И я сначала в соцсетях дала объявление с фотографией его. Получила десятки лайков. И всё.

    А вот когда вышло в районной газете моё письмо - стали звонить старики. Я написала, что пёсик видно, что домашний был, пострадал, но уже зажили раны, среднего размера и аппетита, как раз для пожилых людей - и не объест, и будет верным другом и сторожем.

   Звонили и из города, и из деревень. Я все контакты записывала, расспрашивала, и быстро определилась, что отдам его туда, где обещали на цепь не сажать.

   Всё-таки после вольной жизни это тяжело бы ему было, даже во дворе на крыльце, хоть и подвывал он ночью от одиночества, зато целый день играл с детьми и собаками.

   В последний вечер, когда заходили мы с Тишкой и сыном в подъезд, Рыжик стал на пороге и не пускает нас, вьётся под ногами.

   - Ну, дружочек, пусти, нам пора, потерпи до утра, завтра поедешь в свой новый дом.

  Я хотела на велосипеде поехать, он везде за нами бегал, в том числе и в Дмитровскую субботу далеко на кладбище, и возле церкви ждал вместе с Тишкой.

   Но такой дождь наутро зарядил! Пришлось на такси его везти, на автобусе не получилось бы, не давал на себя ошейник надеть.

   Отвезли его пожилой паре, они рассказали, что у них когда-то пропала похожая собака, и что сразу, как увидели его фотографию в газете - решили взять. 

   Вот и вся история. Ничего особенного. Просто все люди вели себя как люди, а не как... не буду уточнять.

   Ребята из ветеринарки. Редактор в газете, быстро и бесплатно опубликовавшая моё письмо. Соседи, больше недели терпевшие Рыжика на крыльце. Таксист, согласившийся нас взять с мокрым и грязным Рыжиком. И, наконец, его новые хозяева.

  Спасибо вам всем, добрые люди!

  Когда случается вот такая история, понимаешь, что это и есть самая прекрасная сказка на свете: жить среди добрых людей.


Рецензии
Храни Вас Бог, добрый человек Наталья!

Франк Де Сауза   15.11.2015 15:04     Заявить о нарушении
С преподобным преподобен будеши!

Наталья Чернавская   15.11.2015 15:17   Заявить о нарушении