Неизбежность. Глава 4. Я всегда был за тех...

Глава 4.
А. Н. Вертинский. "Я всегда был за тех, кому горше и хуже"


Аудиокнига на https://youtu.be/sjIq-QBdO-4


Самовлюблённая певичка с кабацким пошибом и наглостью джигита берётся переложить искусство поэта на манеру своего ремесла – получается пошлость: сначала в прикиде технички она изображает уборку зрительного зала, затем к ней снисходит инсайт, она сбрасывает грузные тряпки и оборачивается маленькой балериной, девчонкой, звездой, шалуньей. Инсайт обеспечивает долговязый актёр музыкальной комедии, по замыслу режиссёра, обладающий достаточным внешним сходством с поэтом и утробным дыханием призрака оперы. Подмена разительна. Как, оказывается, легко опошлить самые тонкие переживания и движения души, и «сады голубые кудрявой вселенной» сдать на потребу мышам и червям, чьё самопроизвольное размножение не нуждается в Господнем участии! Это и есть деградация – от сходства и подделки до подмены и перевирания.
Подделка опасна и отвратительна тем, что готова замещать, готова существовать за поэта и вместо поэзии подсовывать симулякр музички и слов. Неискушённый зритель примет её за новую интерпретацию, неофит – за искусство как таковое. И в этом «голубом сне» любые, даже самые изящные, телодвижения певички с партнёром будут выглядеть постыдными кривляниями ряженых, дразнящих чувственность до той поры, пока каким-то образом не состоится явление самого поэта, некоторое время оттеснённого аналогами и местоблюстителями. Не узнать его невозможно: каторжное клеймо поэта жжёт за версту, – это именно он из падали может создавать поэмы, а из горничных делать королев: «Мне нужна лишь тема, чтобы в сердце вспыхнувшем зазвучал напев». Напев не из головы, но из сердца, которое знает, мечтает, ждёт, вечно куда-то зовёт. И этот зов по новой томит и пьянит, как весна: зов бытия туда, где зацветает миндаль, тает и улетает печаль.
Слышащие этот зов в голосе, облике, слове поэта конгениальны ему. И тогда им тоже удаётся чувствовать и умножать много большее, чем они есть каждый в отдельности. Таковы программы Валерия Агафонова, Олега Погудина, Елены Камбуровой, Бориса Гребенщикова, Александра Хочинского, Андрея Бутрина. Собственно говоря, артист конгениален поэту, когда по зову бытия вступает в свой диалог с эпохой, вступает вроде бы на «чужом материале», присваивая и делая своим. Это присвоение всегда будет рискованным, авантюрным, но никогда не безнадёжным.
Явление поэта неизбежно, как неизбежны естественный ход истории и поэтический приём реконструкции исторического. Поэт такое же естественное явление языка, как ценностный смысл, обретаемый в диалоге с документальными и художественными памятниками прошлого и актуальный здесь и сейчас. Мышление, сознание, понимание – ипостаси одной творческой личности, в историческом единстве которых только и существует мир с его местом для коллективного деятельного «мы» и волевого человеческого «я». Все мы изначально принадлежим этому творчеству и, однажды уйдя, возвращаемся. Оттуда – идут, бегут, летят, спешат заботы; туда же, в даль туманную, текут года. Где это место, откуда язык, и тот придел, в который настойчиво и нежно от жизни нас уводят навсегда, гадает религия, но только поэту – пророку и философу – дано сказать, что чувствует каждый.
Манит, звенит, зовёт, поёт дорога…



Аудиокнига на https://youtu.be/sjIq-QBdO-4


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.