Воздушная крепость Часть 2 Глава 10 Доброволец

После чудесного освобождения из тюрьмы ополченцев Антон Макаренко сразу же поехал в Красноармейск, зашёл в районный военкомат, и попросился служить в Вооружённых силах Украины.
- Так ты же даже срочную не отслужил! - удивился седой военком. - Прятался от нас так что найти не могли…
- Ну и что с того?
- А как же ты стрелять будешь?
- Научусь…
- Езжай лучше добровольцем! - посоветовал он.
На фронте сложилась критическая ситуация и Антон в составе немногочисленного пополнения 79-й аэромобильной бригады приехал в посёлок Карловка под Донецком.
- Воевать умеешь? - спросил его командир взвода Лапин с позывным «Математик».
- Нет, - честно признался он.
- Научим! - пообещал взводный.
Накануне его взвод вывели на ротацию из донецкого аэропорта и было нужно восстановить боеспособность подразделения. Обучение оказалось сложным и тяжёлым, так как сроки подготовки новобранцев были сжатыми.
- В мирной жизни на такую учёбу уходило три-четыре месяца, - успокаивал новичков Лапин, - в военных условиях приходится учить за две-три недели.
Ополченцы ДНР наступали почти на всех направлениях, время от времени ведя беспокоящий огонь в сторону близлежащих пропускных пунктов и позиций ВСУ.
- Быстрее бы взять Донецк… - мечтали украинские бойцы.
Кроме военнослужащих на базу вскоре приехало много добровольцев. Однако им пояснили, что следует набираться терпения. «Математик» сказал:
- Некоторые из вас здесь зависли неделю, некоторые на две. Сидим, едим волонтёрскую еду, бегаем с палками вместо автомата по полю и ждём…
Макаренко попытался узнать, чем вызвано такое положение, ведь людей на фронте и без того не хватало, чтобы ещё держать две сотни резервистов без дела в казармах. На что получил в ответ лишь недоумённое пожатие плечами:
- Придёт время – пойдём в атаку!
После ужина многие из добровольцев растекались по набережной в пределах базы и просто молча смотрели на розовевшую воду. 
- Смогу ли я выстрелить в живого человека? - размышлял Антон. - Даже если он будет целится в меня сквозь прицел автомата.
Ему нужно было максимально далеко отойти от тех, кого он встречал в Донецке каждый день в форме ополченцев, чтобы понять:
- Только ли эмоции и привязанность не дают мне перерезать им горло?
Близкие многих, включая его собственных, не знали, где находятся их мужья, сыновья и братья. У соседа по койке «Изюма» считали, что он строит дома где-то под Киевом. Родственники «Лиса» думали, что он уехал на заработки в западную Украину.
- Кроме общей причины, которая объединила всех, - понял Макаренко, - у каждого найдётся с десяток собственных, чтобы пойти на войну. Может быть, именно поэтому большинство здесь столь молчаливы, особенно не интересуясь прошлым других.
Антон чувствовал небольшой дискомфорт среди этих людей. Там были парни из «Правого сектора», из боевых сотен Майдана, добровольцы из разных частей Украины. Часть говорила на русском, часть на суржике, а один парень на таком «западенском» диалекте, что он едва сумел понять от него, что назначен в наряд чистить картошку.
- Какая же наша Украина разная! - дивился он разнообразию Родины.
В начале июля к ним прибыл совсем молодой паренёк из Днепропетровска, лет 20-ти, с явным высшим образованием на лице, наверное, только что с университетской скамьи.
Макаренко вдруг бросило в жар от крамольной мысли:
- А какого чёрта он вообще здесь делает!.. Что он сможет, кроме как играть на рояле и погибнуть в первом же бою?
От хаотичных мыслей у него разболелась голова, он не мог долго заснуть. Его смущали слова комвзвода, услышанные накануне:
- Таких, как мы, в плен не берут…
Хотя со страхом смерти у Антона никогда не было проблем, но об отношении к добровольцам в ДНР он уже был наслышан. В скором времени ему пришлось пережить ужас наяву.
- Пойдёшь со мной в разведку, - приказал командир взвода Макаренко, когда их батальон выдвинулся в Пески. 
Ополченцы, блокировавшие аэропорт, были хорошо подготовлены и превосходно экипированы технически. Их многочисленные растяжки и обширные минные поля они обошли нормально. Тут Лапин познакомился с новинкой, которая во времена его армейской службы ещё не использовалась.
- Тревога! - он услышал звук приближающегося автомобиля.
Они лежали рядом с полем подсолнуха, в высоту едва достигавшего колена. Едва успели отбежать от края дороги в глубь посадки метров на 20, когда автомобиль остановился прямо напротив их местонахождения.
- Лежи тихо, - велел командир и плюхнулся рядом.
Подъехал ещё один автомобиль, и ополченцы двинулись в сторону оврага, который шёл вдоль дороги, в том направлении, куда они могли скрыться, если бы не рискнули залечь в поле.
- Спецгруппа забежала прямо в подсолнечник, - отметил «Математик».
Первая группа стала прочёсывать подсолнечник, один из противников остановился от них метрах в пяти. Если бы он сделал ещё шаг, то увидел бы лежащих врагов, словно на ладони.
- Всего один шаг... - прошептал Антон, когда ополченец отошёл в сторону.
Пока боевики прочёсывали обширное поле они пролежали пять часов не шелохнувшись, практически не дышали - ждали пока наступит темнота, чтобы уйти.
- Чего сепары привязались к этому полю, - тихо возмущался солдат.
- «Маячок» сработал… - буркнул Лапин.
- Что за «маячок»?
- Они испускают луч на приёмник, замаскированный в нескольких метрах. - Лапин слышал о таком. - Если луч прерывается, то в ближайшем блиндаже звучит зуммер и показывает порядковый номер маячка, который сработал. То есть, я не цепляю растяжку, а пересекаю невидимый луч. Мы нарвались на такую «меточку», о них мне комбат рассказывал. 
Когда кто-то из ополченцев снова направлялся в их сторону Макаренко закрывал глаза и молился всем святым. В какой-то момент он увидел Деву Марию, которая приветливо кивнула ему и подняла руку вверх, словно для благословления. Тогда Антон понял, что всё закончится хорошо.
- Поползли, - наконец решился взводный.
Они медленно двинулись, но листья подсолнечника очень шумные. Когда они цепляются за одежду, то громко шуршат. Если рядом стоит человек, то он не может не услышать царапающего звука.
- Расчищаем дорогу, - велел Лапин и показал, что делать.
Назад отползать приходилось между параллельными рядами стройных подсолнухов, аккуратно обламывая все нижние листочки, которые могли к ним прикоснуться. Причём, когда обламывали листья, приходилось их зажимать, так как это тоже был громкий противный звук.
- Всё равно не увидеть и не услышать нас просто невозможно… - мучился Макаренко.
Но явление Божьей Матери вселило надежду и заставило поверить, что они выберутся живыми. В итоге действительно благополучно проползли полтора километра и вышли из зоны поиска.
- Повезло, так повезло! - радовался он.
Но через неделю везение кончилось - Макаренко случайно попал в плен, обычно так и происходит на войне. Их группа на БТР-80 попыталась прорваться в блокированный аэропорт, но нарвалась на засаду сепаратистов.
- Из машины! - заорал командир. - В нас попали!
Попадание от выстрела ручного противотанкового гранатомёта «Муха» пришлось аккурат по носу бронетранспортёра. Механик-водитель «Лысый» погиб на месте. Сидящие внутри гулкой металлической коробки на колёсах солдаты хоть и были оглушены, но не пострадали.
- Быстрее, - торопил командир, - сепары могут выстрелить снова!
Восемь бойцов через все имеющиеся люки спешно покинули мёртвую боевую машину, но тут же попали под плотный огонь.
- Засада! - успел подумать Антон и начал отстреливаться.
По ним стреляли из автоматов со всех сторон. Три его товарища, хотя и были в бронежилетах погибли сразу. Остальные укрылись под верным БТРом и стреляли пока не закончились патроны.
- Жаль гранаты в спешке оставили внутри. - Макаренко понимал, что бессилен перед приближающимся врагом.
Оставшихся в живых к этому моменту троих украинских бойцов вытащили из-под днища бронетранспортёра, связали руки за спиной и бросили лицом на тёплую землю.
- Попались правосеки! - сказал с сильным кавказским акцентом человек, вязавший руки Антону.
Только теперь он обратил внимание, что нападавшие были сплошь с бородами и явно неславянской внешности.
- Чечены! - ахнула в мозгу пугающая догадка.
Разъярённые скоротечным боем боевики что-то громко обсуждали на своём языке. Восемь молодых тренированных мужчин собрались в метрах десяти от пленных и смеялись над поверженным противником.
- Пропали мы… - прошептал лежащий слева от Макаренко «Математик».
- Я не хочу умирать! - признался справа бледный студент из Днепропетровска.
От хохочущей группы отделился высокий худой чеченец. Он быстрым шагом подошёл и присел на корточки перед ними. Затем положил навороченный АКС на сухую землю и схватив за короткие волосы, приподнял голову Лапина.
- Ты командир? - уточнил он.
- Я… - прохрипел взводный.
- Как зовут?
- Иван.
- Плохо, Ваня, плохо! - ухмыльнулся сепаратист, довольно хорошо говоривший по-русски. - Почему ты подставил своих людей как свиней на убой?
- Не повезло…
Вдруг чеченец молниеносным движением вытащил кинжал из ножен, висевших на поясном ремне и ловко полоснул по напряжённому горлу пленного. Тёмная густая кровь брызнула во все стороны, попав на лицо замершего от ужаса Антона.
- Это тебе за наших братьев погибших в аэропорту! - гортанно выкрикнул убийца.
Он брезгливо вскочил и наступил правой ногой, обутой в дорогие кроссовки «Адидас» на агонизирующее человека. Жизнь никак не хотела покидать сильное и жилистое тело «Математика». Он выгибался дугой, конвульсивно поворачивая голову, которая едва держалась на страшно белеющих среди красного мяса и перерезанных жил позвонках.
- Господи! - ужаснулся Макаренко, когда распахнутая пасть разрезанного от уха до уха горла оказалась прямо перед его глазами.
Палач наклонился над жертвой и несколькими профессиональными ударами перерезал позвонки и ослепительно белую кожу. Он выпрямился, предусмотрительно держа перед собой за русый чуб голову солдата.
- Аллах Акбар! - закричал он, потрясая трофеем.
- Аллах Акбар! - отозвались его довольные соплеменники.
Голубые глаза Лапина несколько раз закрылись и открылись, как будто он заговорчески подмигнул товарищам. Самое удивительно, что Антон, видя всё это безумие продолжил мыслить логически. Его лицо горело от волны прихлынувшей крови. Адреналин толчками сердца распространялся по его молодому организму.
- Нужно освободить руки… - первым делом решил он и начал растягивать резиновый жгут для остановки крови, которым их стянули.         
Чеченец отбросил голову казнённого, словно надоевшую игрушку и наклонился над живыми.
- Не убивайте меня, пожалуйста! - жалобно попросил днепропетровец.
- Значит ты следующий. - Оскалился он и перешагнул через Макаренко прямо на спину худого солдата.
- Не надо, - умолял тот, - я хочу жить!
- Прими смерть как мужчина, - вкрадчиво уговаривал его боевик, - в загробном мире нет боли…
Он попытался оттянуть голову жертвы назад, но парень с силой втягивал её в плечи, продолжая умолять о пощаде.
- Не бойся!.. Смирись с неизбежным! - повысил голос чеченец, но студент продолжал скулить.
Кровожадные зрители трагедии начали давать товарищу ценные советы. Палач пару раз ударил кинжалом по изворачивающемуся солдату, но только разрезал обе щеки.
- Шайтан! - озлобился он на усилившиеся крики жертвы и стал наносить беспорядочные удары. - Лежи смирно, баран!
- Нет!.. Не хочу!
- Подними подбородок! - злился кавказец. - Кому говорю…
Парень всё ещё надеялся на счастливый исход и желая задобрить мучителя послушно замер, подставляя горло под прицельный удар. Через минуту всё было кончено, измазавшийся чужой кровью боевик ударом ноги отфутболил отрезанную голову и повернулся к Антону.
- Пора! - скомандовал тот себе, окончательно освобождая руки, но не убирая их из-за спины.
Макаренко дождался пока чеченец наклонится над ним с окровавленным кинжалом, ловко перевернулся на левый бок, одновременно правой рукой перехватывая сжатую ладонь палача и резко вывернул её, направляя остриё хищного оружия вверх.
- Получай тварь! - прошипел он, с неведомо откуда взявшейся силой вонзая кинжал в заросшее чёрными курчавыми волосами горло.
Никто ничего не понял, а Антон уже сорвал с пояса боевика заранее присмотренную ручную гранату Ф-1 и резко вытащив предохранительное кольцо швырнул её в компактную группу галдящих чеченцев.
- Нужно укрыться! - мозг функционировал на повышенных оборотах.
Макаренко притянул к себе дрыгающего ногами боевика, прикрываясь им как щитом и в это мгновение раздался сильный взрыв, потом ещё несколько.
- Сдетонировали противотанковые гранатомёты, висящие за их спинами… - догадался заведённый боец.
Он отбросил пробитое осколками тело чеченца и метнулся к его лежащему в стороне автомату. Несколько оглушённых и раненых взрывами боевиков, которых спасли дорогостоящие бронежилеты, пытались нацелить на него «калашниковы».
- Сдохните сволочи! - выдохнул Антон, одновременно сдвигая вниз собачку предохранителя и нажимая на курок автомата.
Веерная очередь пришлась по головам двум выжившим, раскалывая их словно переспелые арбузы. Он выпустил все пули в валявшиеся в беспорядке изуродованные тела и только тогда остановился.
- Нужно убираться отсюда, - подсказал холодный мозг, - сюда могут приехать другие сепары…
Макаренко в последний раз взглянул на обезглавленных товарищей и рысью побежал в сторону спасительных Песок.
- Я вызову подмогу, - думал он на бегу, - и мы вытащим ребят.
продолжение http://www.proza.ru/2016/04/08/24


Рецензии
Во время боёв за Дебальцево, у захвативших Логвиново сепаратистских наёмников был детектор движения. Известная в принципе компьютерная примочка. Но эффективная. По её реакциям оператор давал указание направления замеченного движения, и "бойцы за русский язык" всей толпой палили туда из автоматов.

Владимир Прозоров   02.11.2017 12:23     Заявить о нарушении
"Шахтёры" и "трактористы" они такие умельцы!

Владимир Шатов   01.11.2017 20:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.