Чумной доктор Глава 3

Глава 3. "Черная смерть"

«Когда под небом флаг чумной
 Объезжай то место стороной.
 Молись и быстро убегай!
 Бросай добро и жизнь спасай!»

Приятный глазу летний пейзаж вдоль дороги сменился незаметно. Даже могло показаться, что ничего не изменилось, яркое теплое солнце продолжало освещать зеленые кроны деревьев, цветущие разноцветные поля и неспешно журчащие речушки, но все это было только обманчивое впечатление. Чем ближе он подъезжал к городу, тем тише и мрачнее становилось вокруг. Деревеньки пустели, птицы и звери прятались в лесах, даже пчелы, которых беда не касалась совсем, тоже приуныли. Все живое в округе чувствовало смерть.
Адвен ехал к городу проселочными дорогами, и потому убегающих беженцев встречал редко, но и те, кто попадались ему на встречу, были мрачны и неразговорчивы. Все они подозрительно косились на приветливого «дурачка», направляющего в сторону города.
Он ехал медленно, не спеша, глупо торопиться на свидание со смертью.
Первым кого он встретил, подъезжая к городу, стал висельник, болтавшийся на дереве. Судя по всему, висел он уже несколько дней. Босоногий, в одежде ремесленника с табличкой «еретик» на груди, явно очередная жертва инквизиторов. Мертвец молча покачивался на ветру и лучше всех предупреждал о том, что путь вперед не сулит ничего хорошего.
Прямо за деревом, на котором висел мертвец, с пригорка открывался вид на тихий серый город. Адвен остановил повозку и внимательно оглядел окрестности.
Вирлен – небольшой приграничный городок, окруженный каменной стеной, вокруг которого расположились мастерские ремесленников, у берега – речная пристань. А уже там, на другой стороне реки, находилось другое государство.
На фоне чистого голубого неба город казался совершенно безмятежным, но это безмолвное умиротворение, словно на кладбище в солнечный день, не предвещало ничего хорошего. Над центральной башней на ветру развевался черный флаг – знак мора и смерти, а на поле перед въездом в город раскинулось несколько разноцветных шатров. Судя по знаменам, там расположилась гвардия короля, и чуть поодаль – инквизиторы. И те и другие следили за тем, чтобы никто не покидал город без разрешения.
Адвен еще раз задумчиво взглянул на висельника, дернул поводья, и лошадь нехотя потянула повозку вперед, к городу. Но далеко проехать он не смог – кордон из нескольких стражников в синих мундирах и кирасах с королевским гербом на груди перегородил дорогу.
– Куда прешь, холера тебя! – крикнул один из стражников. – Не видишь черный флаг? Чума в городе!
– Вижу! И потому я здесь, – сохраняя спокойствие, ответил Адвен. – Я чумной доктор и спешу в город!
– Чумной доктор? – удивился стражник и задумался. – Но нам приказано никого не пускать.
– Верно, никого и не пускайте, а меня пропустите! – немного приуныл Адвен. – У меня и документы имеются.
– Нет! Приказ никого не пускать! – продолжал упираться стражник. – Поворачивай назад! Докторов в городе и так полно. А документы мне твои ни к чему.
– А печать короля тебе о чем-нибудь говорит?! – Адвен достал из кармана документ, вытянул руку вперед и раскрыл бумагу у самого носа стражника. – Читать умеешь? Видишь печать короля?!
– Вижу, – недоверчиво уставившись на красную королевскую печать, замялся стражник. – Но старший офицер приказал никого не пускать.
– С дороги! – рявкнул Адвен и дернул поводья. – И где мне найти старшего офицера?
– Вон он, скачет сюда, – стражник отступил в сторону и указал на трех приближающихся всадников в синих мундирах и блестящих шлемах.
Адвен уверенно направил повозку навстречу всадникам. На свидание со смертью он не спешил, но обещал быть вовремя.
Поравнявшись с всадниками, он сразу демонстративно выставил вперед руку с раскрытым документом.
– Кто разрешил? Кто пропустил?! – не разбираясь, начал орать молодой офицер, но, увидев печать короля, замолчал. Внимательно посмотрел на незнакомца и взял в руки протянутый документ.
– Кто вы?
– Доктор Адвен Ивут, – представился Адвен.
Адвен Ивут, так он называл себя чаще всего. У него было много имен, и никогда он не произносил настоящее, но имя лекаря из Лондоста стало наиболее знаменитым. Имя чумного доктора, целителя болезней, врачевателя чумы известного по всему королевству и за его пределами, переходило из уст в уста. С этим именем он ездил по королевству из одного чумного города в другой, пытаясь искоренить опасную болезнь и найти истинную причину ее возникновения.
– Ивут, чумной доктор. Королевский патент, – прочитал вслух офицер и еще раз взглянул на доктора. – Хорошо, что вы приехали. Разрешите представиться. Меня зовут Лортис Врингос, я старший офицер стражи. Чем могу вам помочь?
– Я хотел бы поговорить с главой города, – забирая документ, ответил Адвен. – Кто руководит борьбой с мором?
– Сам наместник короля прибыл вчера! – восторженно ответил офицер. – Он будет рад вас видеть. Я провожу вас до его шатра.
– Очень любезно с вашей стороны, – Адвен уважительно кивнул и спрятал документ во внутренний карман плаща.
Офицер почтительно кивнул в ответ, поспешно отправил одного всадника к кордону с поручением, а другого оповестить в лагере о прибытии доктора, а сам поехал рядом, сопровождая повозку.
Адвен ничего не спрашивал, только внимательно смотрел по сторонам.
Они проехали мимо ряда висельников, болтавшихся вдоль дороги, затем мимо большой ямы, выкопанной в стороне, почти у самого леса. Яма, а точнее огромная общая могила, в которую свозили всех умерших в городе людей. Со стороны могло показаться это слишком диким и чудовищным. Мертвецов свозили на простых телегах и сваливали в эту огромную могилу, затем присыпали землей, и так слой за слоем. Иногда, совсем в редких случаях, в такие ямы скидывали трупы умерших животных, но это уже случалось по недосмотру.
Адвен уже много раз видел такие захоронения и совсем не стремился лишний раз приближаться к опасному месту, но с практической точки зрения необходимо было удостовериться в правильности принятых мер.
Незнающему человеку могло показаться, что такая огромная яма может вместить в себя всех жителей города, но по мере развития эпидемии часто приходилось копать новые могильники. На дне такой могилы лежало много трупов, вперемешку, друг на друге. Одни – закутанные в полотняные простыни, другие – в лохмотья, некоторые были почти голые, разные люди при жизни, но сейчас объединенные одной судьбой. Их хоронили без почестей и торжественных прощаний, молча и лишь в присутствии пастыря или представителя стражи.
Подъезжать ближе офицер отказался, да и Адвен вовсе не желал лишний раз смотреть на мертвецов, но избежать этого не удалось. Когда они направились дальше, мимо проехала похоронная телега с трупами умерших. Зрелище душераздирающее, даже для опытного доктора. Укутанные в белую ткань тела сверху накрыли мешковиной, но не плотно, и с самого края телеги торчала рука мертвеца. Застывшие скрученные потемневшие пальцы словно тянулись к людям, о чем-то просили или звали к себе. Офицер побледнел и отвернулся в сторону. Адвен проводил телегу молчаливым взглядом. 
– Кто же распорядился выкопать яму так близко от дороги? – спросил он у офицера.
– Не знаю, когда мы прибыли сюда, она была уже наполнена. Жуткое зрелище, – ответил офицер и поморщился. – Наверное, глава города приказал копать эту яму, он руководил работами в самом начале. Наместник остался недоволен.
– Ну да, уже поздно разбираться, кто и зачем, – согласился Адвен.
Они въехали в молчаливый лагерь, но доехать до шатра наместника не успели – дорогу преградил  инквизитор. Монах в черной рясе со спокойным умиротворенным лицом и совсем не опасный на вид, если не считать крест на груди. Две широкие белые полосы от левого плеча до правого и от ворота до пояса пересекались у самого сердца – верный символ Святой инквизиции.
– Вездесущие монахи, – тихо выругался офицер и почтительно поклонился инквизитору.
Мрачный, молчаливый монах небрежно взглянул на офицера и оценивающе посмотрел на доктора.
– Уважаемый доктор Ивут, – вежливо поклонился инквизитор, но сам не представился, – Первый инквизитор Пертреш приглашает вас в свой шатер.
– Но мы следуем к наместнику, – попытался возразить офицер.
– Наместник выехал в город, – мягко заметил мрачный инквизитор и, холодно взглянув в глаза офицеру, строго напомнил: – Первый инквизитор не любит ждать.
– Спасибо, Лортис, что сопроводили меня. Я приму приглашение Первого инквизитора, – вежливо вмешался в разговор Адвен. – Думаю, мне лучше лично засвидетельствовать свое почтение Первому инквизитору Пертрешу, тем более мы уже знакомы. Как только наместник прибудет, сообщите мне.
– Будет сделано, – кивнул офицер и, пришпорив коня, поспешно уехал.
– Следуйте за мной, доктор Ивут, – мрачный инквизитор сложил руки на груди и не спеша пошел вперед.
Адвен поехал следом. Инквизиторы молчаливые и вежливые люди, они всегда так мягко и размеренно говорят с вами, но совсем не привыкли слышать отказов и не любят долго уговаривать.
Шатры инквизиции расположились поодаль от большого военного лагеря и поближе к погребальной яме. Пытки и расправы требуют уединения и тишины.
Повозка доктора занимала всю узкую дорогу между шатрами, и потому шедшим навстречу людям приходилось отступать в сторону. Адвен ехал медленно, внимательно осматриваясь вокруг, и сразу обратил внимание на пленника в костюме доктора. Избитого и измазанного в грязи человека вели двое вооруженных стражников в сопровождении молодого инквизитора.
– Что он сделал? – спросил Адвен, остановив повозку.
Инквизитор, сопровождавший пленника, удивленно взглянул на наглого незнакомца, потом на мрачного инквизитора, идущего впереди повозки, и, получив молчаливый ободрительный кивок, ответил:
– Продавал лекарства от чумы, брал деньги, а сам не лечил. Шарлатан.
Последняя фраза прозвучала как окончательный приговор. Адвен внимательно посмотрел на изможденное лицо пленника, который обреченно молчал и не обращал внимания на разговор.
– И что с ним будет? – зная ответ, поинтересовался Адвен.
– Святой суд разберется, – молодой инквизитор сделал жест рукой, и стражники поволокли пленника дальше, и сам инквизитор побрел следом.
Мрачный инквизитор пошел дальше и Адвен, дернув поводья, поехал следом.
Один вопрос – один ответ. А если спрашивать слишком много, то можно пойти рядом с пленником, туда, откуда не возвращаются. 
Шатер Первого инквизитора располагался чуть в стороне, на краю лагеря, и ничем не выделялся среди других шатров. Двое вооруженных монахов в черных рясах с белыми крестами на груди охраняли шатер.
Адвен остановил повозку почти у самого входа. Мрачный инквизитор сделал предупреждающий знак рукой и ненадолго заглянул в шатер.
– Первый инквизитор Пертреш ждет вас, – громко объявил он, вернувшись.
Адвен скинул плащ, поправил свой костюм, напоминающий нечто среднее между длинным камзолом с закрытым воротом и короткой мантией доктора, изобразил задумчивость и легкую наивность на лице и смело вошел в шатер.
Внутри царил полумрак, ни один лучик солнечного света не проникал в чертоги инквизиции, только несколько масляных ламп тускло освещали просторный шатер, разделенный на две части плотной занавеской. В личные покои Первого инквизитора никто не допускался, а приемные апартаменты служили для аудиенций и проведения заседаний. Усланное коврами просторное помещение было обставлено скромно и без особых излишеств. 
Сам Первый инквизитор королевства, его Преосвященство епископ Вергельский и Анкильский, сидел в резном кресле с высокой спинкой за большим деревянным столом, заваленным книгами и бумагами, и что-то писал. Давно не молодой, немного седоватый мужчина, сухой и подтянутый, он всегда носил темную мантию цвета крови. Регалии и драгоценности Первый инквизитор не любил, и, возможно, поэтому, не носил даже святой крест на груди. Практично и символично.
Адвен скромно встал у входа, потупив взор, молча ожидая внимания к своей персоне.
– А, господин лекарь, очень рад, – первый инквизитор попытался улыбнуться и, не вставая с кресла, оценивающие взглянул на гостя. 
Церемоний Первый инквизитор тоже не любил, так что целовать руку совсем не требовалось, и это обстоятельство очень радовало Адвена.
– Здравствуйте, ваше Святейшество, – Адвен с почтением поклонился.
Первый инквизитор внимательно посмотрел на уставшее лицо доктора, потом оценивающие пробежался глазами по строгому темно-коричневому костюму, усмехнулся скромной эмблеме цветущего чертополоха на груди и остановился на запыленных сапогах.
– Вы, я вижу, спешили, – заметил первый инквизитор и встал с кресла. – Похвально.
– Всегда рад вам служить, – Адвен изобразил признательность на лице и еще раз поклонился.
– Ну что вы, доктор Ивут, зачем эти церемонии, – первый инквизитор улыбнулся и подошел ближе. – Мы же уже давно знакомы. Можете обращаться ко мне как к старому другу.
– Признаюсь честно, не самое хорошее место для встречи, – осторожно заметил Адвен.
– Да, но что поделать, беда, беда, мор напал на страну, – первый инквизитор погрустнел. – Мы с вами в который раз встречаемся в опасном месте, и, возможно, в этом определение свыше. Вы ведь делаем одно дело – боремся с мором, и потому я рад вас видеть. Ваша помощь сейчас нам очень нужна.
– Всегда рад помочь, – заявил Адвен. – Как только я узнал о вспышке чумы, то сразу поспешил сюда. Впрочем, вы меня опять опередили.
– Да, это верно, – первый инквизитор внимательно посмотрел на доктора и продолжил: – Но такова моя миссия, я должен быть там, где должен. И всегда раньше других.
– Действительно хорошо, что Первый инквизитор сам выезжает в такие места, рискуя жизнью.
– А что делать? Вирлен хоть и не большой город, но приграничный. Да и если не поспешить навстречу чуме, то она сама придет к тебе в дом.
– Это верно, если не остановить вовремя эпидемию, то может возникнуть опасная ситуация во всей области. Вы, я вижу, уже блокировали город.
– Нет, не мы, королевская гвардия прибыла раньше, – с некоторым разочарованием ответил первый инквизитор. – Впрочем, они тоже немного опоздали, и теперь мы наводим порядок.
Адвен внимательно слушал и молчал. Первый инквизитор любил умные значимые речи, и был человеком деятельным и практичным. Свою должность он очень ценил и относился к работе со всей ответственностью и усердием. Вешал всех подряд, и виновных и подозреваемых, так, на всяких случай, для устрашения. Но если возникала необходимость, мог отпустить на свободу кого угодно, хоть самого черта.
– Я знаю, вы не любите наши методы, – укоризненно заметил первый инквизитор. – Все вы, гуманисты, таковы, но кто-то же должен очищать страну от ереси и колдовства.
– Вы знаете, я доктор, моя миссия спасать жизни, а не забирать их, – тонко заметил Адвен.
– Знаю, знаю. Вы против смертных казней и пыток. Я помню ваши замечания и не обижаюсь на вас, – первый инквизитор сел в кресло и с прищуром взглянул на доктора. – Но и вы правильно оцените ситуацию. Лишь только появляется черный флаг над городом, как тут же все доктора и священники разбегаются в разные стороны, а вместо них появляются всякие предсказатели, колдуны и астрологи. И все эти шарлатаны начинают дурить и будоражить народ. Когда я приехал, город был переполнен знатоками магии, чернокнижниками и просто паникерами, которые кричали на всех углах, что грядет кара Господня и все умрут.
– Да, беда никогда не приходит одна, – согласился Адвен. – Страхи и предрассудки толкают горожан на неблаговидные поступки, которые при других обстоятельствах они не стали бы совершать и к которым их подстрекают всякие дурные люди. Особенно меня всегда беспокоят шарлатаны, которые шастают по городу и продают лекарства от всех болезней.
– Я рад, что вы понимаете эту опасность, – одобрительно кивнул первый инквизитор и строго погрозил пальцем. – Всех их мы отлавливаем и отдаем на суд Божий. 
– И вешаете, – осторожно добавил Адвен. – Я видел висельников вдоль дороги.
– И вешаем! Всяких еретиков и проходимцев! – заявил первый инквизитор. –  Одни гадают, другие проклинают Бога, третьи продают горькую воду как лекарство от чумы. Еще в городе полно мародеров, их вешает стража. И разве вы не согласитесь, что это правильно?
– Я соглашусь лишь  с тем, что за такие деяния должно быть наказание, – деликатно ответил Адвен. – Но вешать всех, это как-то не гуманно и жестоко.
– Как-то не гуманно?! Жестоко? – воскликнул первый инквизитор. – Вздернуть на дыбе! Пытать каленым железом! Вот, что жестоко! Повесить – это гуманно. А рубить голову – такое почтение только для баронов, слишком дорого.
Адвен ничего не сказал в ответ.
– Молчите, доктор? Ну, молчите, – первый инквизитор гневно взглянул на лекаря. – Знаю я ваши гуманные мысли. Ваше дело лечить, а мое карать!
– По дороге сюда я видел человека в костюме доктора, его вели стражники, – осторожно начал Адвен, когда инквизитор немного успокоился.
– И что с этим человеком?
– Ничего особенного, просто я хотел поинтересоваться его судьбой.
– Его судьбой? – мрачно усмехнулся первый инквизитор. – Скорее всего, это один из шарлатанов-докторов, который продавал «чудодейственное» лекарство.
– И что с ним будет?
– Вы же сами все знаете. Будем пытать до смерти, пока не сознается.
– В чем? – не отступал Адвен.
– Во всем! – строго ответил первый инквизитор. – Не забивайте себе голову и не вздумайте просить его помиловать.
– Нет-нет, – виновато покачал головой Адвен. – У меня более практичный интерес.
– А, я знаю ваш интерес, – догадался инквизитор. – Будете опять просить отдать вам докторов для службы в городе? Вы же знаете, что мало кто согласится стать чумным доктором. Проще сознаться во всем и спасти свою грешную душу, чем кричать в предсмертных муках, умирая от неизлечимой болезни.
– Знаю, мало кто согласится из тех, кому не угрожает смерть, – продолжал осторожно настаивать Адвен. – Потому и интересуюсь теми, у кого нет другого выбора.
– А вы хитрец, доктор, – одобрительно усмехнулся первый инквизитор. – Хорошо, если он не еретик и сам захочет вам помогать, то забирайте его с богом.
– Благодарствую, – услужливо поклонился Адвен. – И не сочтите за наглость, но я рассчитываю, что ваше великодушие коснется всех пригодных для этой работы докторов.
– Хитрец, хитрец и льстец, – первый инквизитор великодушно улыбнулся. – Путь будет так! Я распоряжусь. Но не надейтесь, что добровольцев будет много.
– Я не надеюсь, – удрученно вздохнул Адвен. – Я возьму только тех, кто по собственной воле пойдет помогать людям и искупит свои грехи праведным делом.
Первый инквизитор благосклонно улыбнулся и хотел продолжить беседу, но в шатер вошел один из монахов-охранников и учтиво склонил голову. Первый инквизитор раздраженно помрачнел. 
– Ваше Святейшество. Прибыл посланник от наместника, – пояснил вошедший, не поднимая головы.
– И что он хочет?
– Наместник желает видеть доктора Ивута.
– Желает видеть, – раздраженно повторил первый инквизитор.
– Ваше Святейшество, вы позволите мне принять приглашение наместника? – Адвен  выдержал пронзительный взгляд первого инквизитора и учтиво добавил: – Чума не любит ждать.
– Да, это верно, – согласился первый инквизитор. – Дела запущенны и следует быстрее приступить к борьбе с этой заразой.
– Я признателен вам за уделенное мне время, – Адвен поклонился.
– Мы еще побеседуем с вами, а пока можете идти, – великодушно разрешил первый инквизитор.
Адвен повторно поклонился и, не поднимая головы, вышел из шатра.
У повозки его уже ждал старший офицер.
– Наместник с нетерпением ждет вас, – сообщил Лотрис.
– Тогда поспешим, – мягко улыбнулся Адвен и ловко запрыгнул в повозку.
Офицер тоже вскочил в седло, и они направились в сторону военного лагеря.
– В этом строгом костюме лекаря вы производите совершенно иное впечатление, – учтиво заметил Лотрис, взглянув на одежду доктора.
– Таково мое ремесло, важно не только хорошо лечить людей и разбираться в науках, но и производить должное впечатление, – беспечно пояснил Адвен.
Лотрис только улыбнулся в ответ.

***
Над шатром развевались два флага. Голубое полотно с белой короной в центре – флаг королевства Легиндия, и красное полотно с эмблемой белого льва – родовое знамя герцогства Эрварт. Полог шатра был распахнут, рядом скучало несколько вооруженных стражников в блестящих кирасах, но Лотрис сразу провел доктора в шатер.
Внутри толпилось много народу: несколько почтенных вельмож в пышных одеждах и важных офицеров в ярких мундирах. Особо выделялся сутулый старец с седой козлиной бородкой в длинной зеленой мании до самых пят, явно местный доктор. Все стояли у большого кресла и почтительно слушали наместника.
Высокий, широкоплечий, светловолосый мужчина восседал в центре шатра в просторном кресле. Уже не молодой, но в самом расцвете сил, он держался уверенно и немного надменно и напоминал благородно рыцаря – героя древних легенд. Его яркий, но в то же время по-военному строгий костюм украшал лев в боевой стойке, искусно вышитый на груди белыми и золотыми нитями. На массивной шее настоящего воина висела золотая цепь с медальоном, украшенным драгоценными камнями, – знак королевской власти. Но и без регалий сразу было понятно, что перед вами лорд! Герцог Асгерд Эрварт, наместник короля в северных и восточных землях, восседал в кресле, как на троне. Настоящий «лев», сильный и волевой человек, известный полководец и любимец женских сердец.
Наместник был явно зол и громко ругал присутствующих вельмож, а писарь, сидящий рядом за столом, что-то торопливо записывал.
Адвен вошел осторожно и вежливо поклонился, положив правую руку на грудь. Его никто не представил, и он тоже скромно промолчал, но лорд Асгерд сразу обратил на него внимание. Он повернул голову, замолчал, взглянул на Лотриса, стоящего у входа, а затем с интересом посмотрел на молодого доктора.
Уверенный взгляд «льва» пробежался по небритому лицу доктора, оценил опрятный скромный костюм, остановился на эмблеме чертополоха у самого сердца, внимательно изучил крепкие ладони и спустился к высоким сапогам с каблуком, на манер кавалерийских. На лице наместника появилась одобрительная ухмылка, взгляд быстро скользнул вверх и еще раз остановился на эмблеме чертополоха, а затем поднялся выше и остановился на глазах.
Адвен поднял голову и почтительно, но смело смотрел наместнику в глаза. Его взгляд не бегал, он уже оценил всех и каждого, как только вошел в шатер.
– Доктор Адвен Ивут, – поспешно представил доктора Лотрис.
Все присутствующие с интересом обратили внимание на вошедшего человека. 
– Доктор Ивут, наслышан о вас. Вы легенда, – громко объявил наместник. – Я именно так вас и представлял, только думал, что вы немного старше.
Старичок с козлиной бородкой усмехнулся, но тут же поймал недовольный взгляд наместника, поменялся в лице и отвел глаза в сторону.
– И это даже хорошо, что вы молоды! И полный сил! – наместник встал с кресла и подошел ближе. – Сильные волевые люди нам нужны. Особенно сейчас! 
Наместник обвел взглядом присутствующих. Офицеры одобрительно кивали в знак согласия, вельможи деликатно молчали, оценивающе изучая молодого доктора.
– Возможно, ваше участие поможет нам остановить чуму. А то все предложения, которые я услышал сегодня здесь, отдают глупостью, – наместник явно был недоволен. – Вот наш достопочтенный доктор Трикус предлагает мне носить ртутные шарики на шее и ежедневно поливаться ослиной мочой. Что скажете на это, доктор Ивут?
Все присутствующие с усмешкой обратили взор на сутулого старичка, который робко молчал.
– Ртуть опасное средство, она может больше навредить, чем помочь, – дипломатично ответил Адвен. – А вот моча может отпугнуть всякую скверну, но лучше использовать менее пахучие средства. Я рекомендую использовать полынь, как в виде отвара, так и в виде настойки…
– Очень хорошо, – прервал его наместник и усмехнулся. – Полынь все же лучше, чем моча.
Присутствующие весело засмеялись.
– А вам, доктор Трикус, я вовсе не запрещаю поливать себя мочой, – пошутил наместник, но уже серьезно спросил, обращаясь к молодому лекарю: – А что вы скажете о божественном вмешательстве и пророчествах?
Наместник строго взглянул на почтенного старца в яркой светлой мантии, украшенной массивным золотым крестом, и добавил:
– Говорят, красная комета, что прошла по небосводу два года назад, предрекла проклятье. Еще говорят, что еретики из восточного королевства прокляли нас за истинную веру. А еще рассказывают, что черного колдуна видели в городе в полнолуние. 
– Комета - знак верный, но подобное явление означает многое, – учтиво ответил Адвен. – Красный – цвет крови, а не чумы. Но любое проклятье и кара Господня искупятся молитвами и праведной верой.
Священнослужитель с одобрением взглянул на молодого доктора и демонстративно перекрестился. Наместник явно остался доволен ответом, сел в кресло и задумался.
– Обложиться полынью и молиться? – доброжелательно, но с вызовом спросил он. – Надеюсь, у вас имеются более действенные предложения, как искоренить мор?
– Да, безусловно, и многие мои предложения уже изложены в моем «Трактате о чуме», – ответил Адвен.
– Трактат о чуме! Сей труд мы читали! – наместник вскочил с кресла и взял со стола книгу. – Полезный труд и дельно написал. Так значит, это вы автор?
– Я, – скромно подтвердил Адвен.
– Король рекомендовал мне вас и вашу книгу, – восторженно заявил наместник. – И лестно отзывался о ваших талантах.
– Я всего лишь скромный лекарь, желающий помочь, – признался Адвен и склонил голову.
– Скромный лекарь, – усмехнулся наместник. – Ваш трактат в сто копий уже разошелся по всему королевству!
– Да, король упоминал об этом при нашей встрече… – ответил Адвен.
– Упоминал?! Все, что говорит наш светлейший король! Все воплощается в жизнь! – воскликнул наместник. – Вот она, книга! А кто из присутствующих ее прочитал?!
Наместник обвел всех строгим взглядом. Все присутствующие молчали.
– Книга написана совсем недавно, мало у кого есть доступ к ее прочтению, – попытался оправдаться один вельможа.
– Мало у кого, так вот – король прислал нам самого автора! – наместник указал в сторону молодого доктора. – Доктор Ивут сам вам расскажет о своем трактате и покажет, что нужно делать!
Наместник взглянул на доктора, ожидая ответа.
– Я рад служить вам и готов оказать посильную помощь, – скромно заверил Адвен.
– Я назначаю вас старшим доктором, руководителем над всеми! – объявил наместник и сразу остановил все возражения. – И никто не должен оспаривать мое решение!
Все молчали, Адвен тоже не стал возражать даже из вежливости – такую нежданную удачу нельзя упускать из рук. 
– Я очень признателен вам и готов взять на себя эту миссию! – учтиво поклонившись, объявил он.
– Что вам потребуется? У вас есть уже какие-то предложения? – с нетерпением спросил наместник и сел в кресло.
– Я только что прибыл и хотел бы вначале узнать о состоянии дел, – ответил Адвен и поспешно добавил: – И, конечно, побывать в городе.
После этих слов все присутствующие боязливо зароптали. Очевидно, что никто в город входить не собирался.
– А, трусы! – рявкнул наместник и вскочил с кресла. – Боитесь?! Так вот! Завтра утром я сам отправлюсь в город вместе с доктором Ивутом!
– Но, ваша Светлость это опасно, – попытался отговорить его один вельможа.
– Я принял решение! – строго возразил наместник и громко объявил: – А сейчас все покиньте меня. Мне необходимо обсудить с доктором Ивутом некоторые вопросы.
Вельможи и офицеры поспешно вышли, безропотно помалкивая. В шатре остались только доктор Ивут и молчаливый писарь со скрипящим пером. Наместник размеренными шагами ходил вокруг, внимательно изучая молодого доктора со всех сторон, словно изящную статую, только что созданную искусным скульптором.
– У вас благородные черты лица, – рассматривая профиль доктора, наконец изрек наместник. – Вы благородных кровей? Кто ваши родители, доктор Ивут?
– О нет, я из простой семьи, мой отец занимался торговлей книгами, – не поворачивая головы, ответил Адвен.
Он рассказывал всегда одну и ту же историю жизни молодого доктора из никому неизвестного маленького городка на западных окраинах королевства, что начал сам в нее верить, но однообразные вопросы уже давно наскучили.
– Жаль, – задумчиво произнес наместник. – Но книги – это тоже достойное мастерство.
– Безусловно, как и любое другое мастерство, – согласился Адвен.
– А этот знак чертополоха? Я подумал, что это герб вашего рода.
– Возможно, в будущем, если король будет настолько щедр и за мои заслуги дарует мне титул.
– Ах вот как, а вы честолюбец, – одобрительно усмехнулся наместник. – Впрочем, ваши амбиции имеют все основания.
– О нет, пока это только мечты, – скромно улыбнулся Адвен.
Наместник с нетерпением взглянул на писаря, явно ожидания, что тот тоже покинет шатер, но писарь совсем не обращал внимания на пристальный взгляд лорда и продолжал усердно скрипеть пером по бумаге.
– И ты покинь нас, – не дождавшись понимания, мягко попросил наместник. – Мы с доктором Ивутом поговорим наедине.
 – Хорошо, господин, – словно очнувшись от сна, писарь удивленно взглянул на наместника и быстро вышел из шатра, захватив с собой бумаги и перо. 
Юркий бегающий взгляд нерасторопного слуги скользнул по лицу доктора и исчез за пологом шатра. Наместник раздраженно поморщился, но промолчал и снова сел в кресло.
– Писарь мой редкостный болван, но каллиграф талантливый. Выводит буквы, словно рисует картины. Сам король порекомендовал мне его, – с гордостью пояснил наместник и задумчиво добавил: – Но, думаю, он пишет не только то, что я диктую.
Адвен понимающе кивнул в ответ. Сонное лицо и бездумные слова еще не определяют остроту ума. Самое удобное место для шпиона – должность писаря при важном вельможе.
– Я хочу обсудить с вами некоторые вопросы без чужих ушей, – продолжил наместник.
Адвен снова кивнул в знак понимания.
– Люди, которые демонстративно восхищаются тобой, либо подхалимы и лгуны, либо идиоты, – заметил вслух наместник. – Вы мне нравитесь, я думаю, от вас будет толк, но сейчас я хочу получить несколько правдивых ответов.
– Я готов и буду отвечать честно, ничего не скрывая, – не пряча взгляда, заверил Адвен.
– Хорошо, – одобрительно кивнул наместник и продолжил: – Я обеспокоен вспышками чумы, но не только как представитель короля, но и как человек. Чума - страшная беда. Скажите мне, как человек образованный и опытный, от чего она происходит? Я читал ваш трактат, но вы же понимаете, я воин, и врачебные термины для меня сложны.
– Тогда я вас, наверное, разочарую, – с легким смущением ответил Адвен. – Если говорить коротко, источники возникновения чумы неизвестны, а сама болезнь и особенности ее протекания мало изучены. Больные умирают быстро, а мертвые тела крайне опасны для изучения. Среди докторов бытует мнение, что чума распространяется при помощи инфекции, то есть при посредстве определенных токов воздуха или испарений, которые принято называть «миазмами». Они распространяются через дыхание, или пот, или через нарывы больных, или еще каким-то способом, неизвестным даже врачам. Эти миазмы воздействуют на любого близко подошедшего к больному, немедленно проникают в жизненные органы здоровых людей, в легкие, а затем в кровь, и таким способом передаются другим людям, а также домашним животным и крысам. Кроме того, болезнь может распространиться и через одежду, предметы и даже воду. Известно много способов, как остановить чуму, и в своем трактате я лишь описываю методы, которыми можно остановить распространение этой страшной болезни, но не излечить больных.
– Так, значит, и вы ничего не знаете, – печально усмехнулся наместник. – Боретесь с врагом, которого не знаете. Как же вы умудряетесь излечивать людей от чумы?
– Это не совсем так, я хорошо знаю своего врага, он очень опасен и часто меняет облик, – мягко пояснил Адвен. – Чума имеет много форм, и пути ее распространения многообразны. Лекарства от чумы не существует, но есть много способов, как противостоять этому недугу. Сам человеческий организм способен противостоять чуме и излечиться от этой страшной болезни.
– Сам человек? – удивился наместник. – Вы хотите сказать, что божественное вмешательство и молитвы имеют ощутимый смысл?
– Чистота и сила организма имеют большое значение, мор уносит слабых и нечистоплотных. Чума распространяется через грязь и нечистоты, – Адвен говорил мягко и певуче, словно святой проповедник. – Божественное вмешательство сложно увидеть и постичь в полной мере. Но если Чума – это зло и смерть, но жизнь – это Бог и Свет!
– Как красиво вы говорите, – заметил наместник и с недоверием посмотрел на доктора. – Но вы так и не ответили: чума – это проклятье или кара Господня? Болезнь или колдовство?
– Скажу вам честно и прямо. Обычная чума – это болезнь, которую можно считать даже карой Господней за грехи людские, – Адвен понизил голос и немного приблизился к наместнику. – Но чума, охватившая королевство, носит не стихийный характер. Очаги болезни возникают совершенно в разных местах, и это говорит…
– Проклятье! – воскликнул наместник. – Я так и знал – это колдовство!
– Я не уверен в этом, – осторожно заметил Адвен, – но считаю, необходимо разобраться.
– А я уверен! Многие говорят, это проклятье короля Экларии, и в этом истина, – уверенно заявил наместник. – Он претендовал на эти земли и требовал от меня отдать этот город, но я отказался. Тогда он обещал, что нас постигнет кара небесная, и город исчезнет среди могил.
– Он сам так сказал? – удивился Адвен.
– Да, он заявил это мне лично!
– А много людей слышали это заявление?
– Вы мне не верите? – глаза наместника гневно вспыхнули.
– Нет, ну что вы, я вовсе не хочу ставить под сомнения ваши слова, – с почтением пояснил Адвен. – Мне лишь интересно кто еще знает об этом проклятье?
– Вот вы о чем. Признаюсь, я не придал этой угрозе большого значения, тогда, – наместник задумался и добавил. – Но я сообщил королю об этом событии. Вы же знаете, наши государства последние годы находятся на грани войны.
– Да, в каждом приграничном городе говорят об этом, – согласился Адвен. – Не знаю даже, что страшнее: война или чума.
– Война. Чума. Какая разница, когда один враг! – воскликнул наместник и поднялся с кресла. – Люди гибнут, и это надо остановить!
– Проклятье не излечить никакими микстурами, – осторожно напомнил Адвен. – Но у каждого проклятья должен быть источник.
– Какой источник? Король Экларии? Тродеус Отский? – вскипел наместник. – Да пусть он будет проклят трижды!
– Не стоит выкрикивать проклятья бездумно, – осторожно предупредил Адвен и, когда наместник немного успокоился и снова уселся в кресло, добавил: – Даже если источником проклятья является король Экларии, не думаю, что он колдун или маг, способный насылать порчу на расстоянии.
– Вы думаете, он нанял колдуна? – предположил наместник и задумался. – И вы, наверное, правы. Вы слышали рассказы о Черном колдуне?
– Немного, – неуверенно признался Адвен. – Я считаю такие слухи пустыми выдумками, недостойными внимания.
– Байки, слухи, страшилки, но их слишком много, чтобы не обращать на них внимания, –  раздраженно возразил наместник. – Во всех городах, где в последнее время вспыхивала чума, рассказывают о человеке в черном плаще и маске. Он появляется в городах по ночам, незадолго до эпидемии чумы. Странно, что вы не слышали об этом.
Наместник с недоверием взглянул на доктора.
– Действительно странно. Я был во многих чумных городах, но эту историю слышу впервые, –  искренне признался Адвен. – Человек в черном плаще и маске? Так выглядит обычный чумной доктор.
– Но доктора появляются во время чумы, а Черный колдун, как его называют люди, появляется в начале, – пояснил наместник, но, заметив недоумение в глазах доктора, добавил: – Впрочем, это действительно только байки. Не думайте, что я всерьез верю в колдунов.
– Но вы же не просто так завели об этом разговор, – предположил Адвен и понизил голос. – И если имеются основания для таких подозрений, то необходимо…
– Молчите! – предупредил наместник, поднялся с кресла, подошел к доктору совсем близко, прислушиваясь к шорохам снаружи шатра, и шепотом добавил: – Вы умны и догадливы, я действительно решил привлечь магов. Но это пока секрет.
– Понимаю, – кивнул Адвен и громко заявил: – И готов оказать вам всяческую помощь в искоренении этой страшной напасти.
– Да, вы правы, ваша помощь очень нам необходима, – в полный голос воскликнул наместник. – Я рад, что король послал вас сюда! И я даже не рассчитывал, что вы прибудете так скоро.
– Дело в том, что король удостоил меня особыми полномочиями, но в данный момент я прибыл к вам по своей инициативе, – осторожно признался Адвен.
– То есть никто не оплачивает ваши услуги? – с удивлением догадался наместник. 
– Да, – кивнул в ответ доктор.
– Не беспокойтесь на этот счет, казна покроет все ваши расходы! – заверил наместник и пристально взглянул доктору прямо в глаза. – А если остановите чуму и над этим городом появится белый флаг, я самолично вознагражу вас! Выплачу вам хорошую награду!
– Деньги не так важны, как ваша помощь, – с почтением заметил Адвен.
– На мою поддержку можете рассчитывать! Я уже сказал, что лично буду всем руководить и отправлюсь с вами в город завтра же! – громко объявил наместник. – А в случае необходимости и прямо сейчас!
– Нет, торопиться не стоит, необходимо сначала подготовиться, – предупредил доктор. – С чумой нужно быть очень осторожными.


Рецензии