Хлястик

     У Лёхи Мухина пропал  хлястик. Казалось бы, рядовая ситуация, ну пропал и пропал. Ходить  можно, запахнул шинель, ремень подтянул и вперёд.  Но хлястик, это же, не просто хлястик, это обязательный атрибут армейской формы.
     На утреннем разводе курсовой офицер сделал ему замечание, мол, пристегните хлястик, товарищ курсант. Конечно, надо бы пристегнуть, но где его взять.  На курсе сто двадцать шинелей и на них сто двадцать хлястиков, запас не держим. Значит где-то надо искать.
     Вот отсюда всё и началось.
     Лёха не долго думая, снимает хлястик с шинели кого-то из отдыхающего наряда, докладывает курсовому об устранении недостатка.
     –Молодец, шагай на занятия.
     Молодец-то молодец, но хлястика всё одно нет, не на Лёхиной шинели, так на другой. А что вы думаете, сделал хозяин той шинели, что по Лёхиной вине оказалась без хлястика. Правильно, незаметно снял его с соседней. Так в течение нескольких дней и гуляла проблема от шинели к шинели.
     Когда же всё вышло на  второй круг, и здесь в центре опять оказался Мухин, именно у него хлястик пропал вторично, мудрый Лёха решил сдернуть  уже не один, а два хлястика.  Ясно, что число пострадавших возросло. Лёшкины коллеги, из числа обиженных, так же рискнули позаимствовать кто один,  кто два хлястика, а видимо кто-то впрок и три.  Одним словом, дефицит  хлястиков стал уже довольно заметен, и через  несколько дней было  понятно, что проблема не может быть решена только на курсе.
     Был атакован соседний факультет.
     Но проблема всё одно не решалась.
     И вот жертвой стала офицерская шинель. Хлястик был нагло снят с шинели курсового, и как раз того самого, что ругал Мухина за отсутствие этого ключевого атрибута зимней формы одежды. 
     Если кто не знает, офицерские шинели и по качеству и цветом серьёзно  отличались от курсантских, так что найти украденный хлястик не составляло большого труда, стоило только построить курс и дать команду: «Кру-гом!», что курсовой, Петр Михайлович и незамедлительно сделал.
     Своего, он естественно не увидел, но зато обнаружилось, что из девяноста трех стоящих в строю, у шестнадцати курсантов  на  шинелях нет хлястиков.
     Что делать?
     Курсовой офицер, отругав на всякий случай всех и за всё, велел дежурному переписать тех, у кого отсутствует на шинели хлястик.
     –Ищите где хотите, но что бы к утру мой хлястик лежал на столе. И, если завтра у кого не увижу хлястика, увольнение город не ждите. Вопрос закрыт. Куу- ррс!  Разойдись!
     Задачу надо решать.
     А как?
     На курсе несколько парней были местными, что давало им значительное преимущество перед сотоварищами. Местные и родных  всегда видели, и девчонки у них рядом, ну и так далее.
     У Серёги Смирнова, рядом с училищем жила тетка. А работала она на швейной фабрике. Серега смекнул, на общей проблеме можно и висты получить. Он уже не раз помогал парням, кому доставал билеты в театр, кому забивал место в гостинице для  родственников, кому просто  организовывал доставку сигарет, фруктов, иногда и спиртного.  И всегда его благодарили. По-разному,  разумеется, теми же сигаретами, или яблоками, по-разному, одним словом. От денег он отказывался, да и не в почёте в те года были бабки, молоды мы ещё были, чтобы алчность включать.
     Серёга быстренько проанализировал спрос и по телефону напряг тётушку на незамедлительное решение проблемы курса. Обрисовав ей форму, материал и  примерные размеры хлястика, он попросил к вечеру поднести хотя бы три десятка  к проходной. Тётушка Серёжку очень любила и побожилась  к семи вечера прислать дочку с заказом. На том и сошлись.
     Слух о благом поступке сокурсника разлетелся мгновенно.
     –Молодец, Серёга!
     –Вот это, по-братски, вот это по-нашему!
     В половину восьмого вечера дежурный вызвал Смирнова на КПП. Полюбезничав с полчасика с двоюродной сестричкой, Серёга рванул в казарму.
     –Вот они! Налетай, братва!
     Пакет мгновенно был вскрыт.
     Шок…
     Перед сгрудившимися в комнате отдыха курсантами лежало больше сотни аккуратных хлястиков. Как Серёга и заказал, всё здесь было выдержано. Хлястики сшиты  аккуратно и весьма профессионально. В пакете лежала записка: «Серёженька, весь цех работал, мы знаем, как вам трудно служить и учиться и всегда готовы помогать нашим дорогим защитникам Родины. Носите на здоровье!» И приписка: «Извини, дорогой, под рукой другого материала не было».
     Шок!
     Хлястики были сшиты из темно серого вельвета. Но всё было сделано безупречно. А один из них, видимо сувенирный, ещё и оторочен красным  кантом, точно как у генералов.
     На дикий хохот, доносящийся из комнаты отдыха, примчался дежурный по училищу. Это надо же!  За триста метров учуял рёв и гогот парней.
     Курсанты  ржали от души  и умывались слезами от смеха. Это надо было видеть и слышать…
     –Ну, Серёга! Ну, удружил!
     Через полчаса безудержного веселья и хохота пришло отрезвление.
     Что же делать?
     До обещанного завтра  разбора остались считанные часы, а в увольнение, ох как хочется.
     Старшина разогнал не в меру развеселившийся народ по кроватям и созвал «военный совет» – четыре командира отделения и комсорг.
     –Что будем делать, братва?
     Совет длился не менее часа. Судили, рядили и так, и сяк. Пробовали даже агентов на соседние курсы послать, может, удастся одолжить хотя бы на построение эти злосчастные хлястики. Нет. Соседи горой стояли за своё имущество.
     И тогда старшина, а был он паренёк очень бойкий, решил: «Всё беру на себя.  По цвету, хлястики почти подходят, если издалека смотреть, то сойдет вполне. А если слегка свет  в казарме притушить, то и вообще мало кто заметит. Единственное, надо заменить хлястики на всех шинелях, что бы было однообразие, тогда точно никто не заметит».
     На том и  порешили.
     Лёньку Мухина, как зачинателя этой злосчастной хлястиковой  болезни, старшина лично поднял с койки и поставил менять  хлястики на шинелях курсантов. Тот два часа самоотверженно трудился у вешалок.
     Серега помчался к городскому телефону срочно звонить тётке. Но тётка, уже видать спала мертвым сном, довольная, что угодила племяшу, и   стало понятно, что к утру получить новые хлястики не удастся.

     Утро пришло необычайно быстро.
     К построению на завтрак пришел курсовой офицер. Курс построен.
     –Кру-гом!
     –Ну вот, оказывается,  всё можете. Молодцы.  Старшина, а почему не все лампы горят, непорядок, вызывайте электрика. Всё. На завтрак.
     И надо же, в этот момент в дверном проёме показалась грузная фигура начальника училища. Генерал был любитель утренних обходов своих владений.
     Народ в строю подтянулся. Курсовой командует: «Смирно». Начальник курса, заскочивший вслед за генералом, бежит докладывать…
     –Отставить. Опаздываете, опаздываете, товарищ майор. Ну-ка, ну-ка, а что это у тебя с шинелью? Повернись, сынок.  Товарищ майор, а что это за хлястики у курсантов, а? 
     Ну и глазастый у нас генерал! Фронтовик! Всё высмотрел  «батя».  Сейчас будет  всем, по самое не хочу.
     Так и произошло. Генерал метал гром и молнии. Он вспомнил окопы, фронтовые дороги, армейское братство, всё вспомнил. Но видно было, что особого гнева от него сегодня не стоит ждать.
     Курс стоял навытяжку, все  ждали, что же будет дальше.
     Генерал, сняв шинель, пошел  в расположение, затем в умывальник, в бытовку. В течение двадцати минут он успел поставить задач курсовым начальникам минимум на месяц вперёд. К такие минуты он курсантов не трогал, больше доставалось командованию курса.
     А курс стоит.
     –Товарищ Береговой, - это он начальнику курса, - разберитесь с этими хлястиками, пародию развели, понимаешь! Порядка мало на территории, завтра приду, проверю. Всё. Ведите курс.
     Развернувшись, надев шинель, генерал не спеша пошел к выходу. Сзади на его генеральской шинели, светло серого цвета, красовался темно серый вельветовый хлястик, с замечательным красным кантом,  один из тех что с любовью сшит на швейной фабрике теткой нашего Серёги.
     Начальник курса посерел лицом, у курсантов глаза вылезли из орбит.
     К счастью, генерал всего этого не увидел.
     Зажав рты,  курсанты давились  и корчились от смеха.
     У тумбочки, вытянувшись в струнку, повернув голову в сторону убывшего высокого начальства, со счастливой улыбкой стоял дневальный по курсу Лёха Мухин. 
     Неужели он…
     Ну, Лёха…
     Начальник курса пулей помчался за генералом.
     Все поняли, он непременно проводит генерала, причём  до самого кабинета.
     Обязательно проводит.
     А то, не дай Бог…





     P.S. Фамилии вымышленные, история почти подлинная. Фото из интернета


Рецензии
Читал и хохотал. Хорошо построено развитие ситуации, замечательная концовка, отличный слог рассказа. Оценка "понравилось".

Стас Литвинов   10.08.2018 20:22     Заявить о нарушении
Так я и хотел чтобы читатель рассмеялся! Спасибо Вам за добрую улыбку. Удачи!

Александр Махнев Москвич   10.08.2018 21:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.