Воздушная крепость Глава 24 Одесса

На майские праздники 2014 года Алексей Владимирович Макаренко поехал на Чёрное море из Киева на своей новой машине. Он хотел порадовать молодую жену, с которой расписался меньше года назад. Пару дней туристы наслаждались чудесной погодой, гуляли по красивому историческому городу. Утром 2 мая ему позвонил давний друг, крупный чин в одесской милиции.
- Намечается заварушка! - сказал он.
- А в чём дело? - удивился гость общепризнанной столицы юмора.
- Через час в центре Одессы будет стрельба и драка. Если попадёшь туда, будь осторожен – будет жарко.
- Информация точная?
- Одесские и харьковские ультрасы-фаны приехавшие на футбольный матч объединились и горят желанием надрать задницу одесским антимайдановцам, - сообщил милиционер. - Из Киева подтянулось несколько сотен самообороны.
- Лихо!
- Со стороны Антимайдана тоже есть волонтёры из России и Приднестровья. Все жаждут крови, - предупредил правоохранитель.
Макаренко не мог пропустить такое событие. Он зашёл в Интернет и через социальные сети получил подтверждение этой информации. Знакомый активист Антимайдана написал:
- Мы собираемся на Александровском проспекте, будем мочить майдаунов и правосеков. Менты встревать не будут.
Это был донецкий знакомый его сына Антона, с которым тот когда-то познакомился в странной организации Пургина «Донецкая республика». Звали его Стас и он сообщил интересную новость. Оказывается, за несколько дней до этого силовое подразделение Антимайдана – Одесская дружина, в которой состоял, поссорилась с активистами на Куликовом поле.
- Причина раздора, - пояснил тренированный Стас, - желание пророссийских дружинников перейти к решительным действиям и разгону «майдаунов».
- И что в итоге? - спросил Алексей Владимирович, который искренне интересовался политическими событиями в родной стране.
- Одесская дружина почти в полном составе собрала пожитки и переехала со своими палатками почти на окраину города – на мемориальный комплекс 411 батареи.
- Зачем?
- А я откуда знаю… - нервно огрызнулся Стас. - Накануне призыв о сборе дружины Антимайдана в центре города появился в социальных сетях. Тут же получил максимальное распространение. Я еду туда.
- Значит я тоже поеду туда! - решился Макаренко.
Около 2 часов дня он подъехал на Александровский проспект. Здесь собралось около 300 человек.
- Странно, но милиция тоже явно в курсе, что сегодня состоятся столкновения… - отметил мимоходом.
Перед ним стояла группа крепких парней в балаклавах и с красными повязками на руках, которые столпилась вокруг начальника одесской милиции гражданской безопасности Фучеджи.
- У многих милиционеров на руках – тоже повязаны красные ленточки.
Кто-то посоветовал ему:
- Шёл бы ты лучше на Соборную площадь…
- А там что?
- Собрались твои киевляне, - усмехнулся какой-то парень и посоветовал: - Если что, держись в сторонке дядя...
10 минут быстрого бега, и Макаренко уже был на Соборной площади. То и дело толпа выкрикивает ставшие привычными речёвки:
- «Украина понад усе!», «Смерть ворогам!» и «Слава Украине!»
Беглым взглядом он оценил количество собравшихся – соотношение сил явно не в сторону Антимайдана.
- Здесь уже собралось несколько тысяч человек…
Особняком, с краю Соборки стояли довольно много самооборонцев Майдана в полной экипировке, в касках, бронежилетах, с битами и щитами. Киевлянин заметил хорошо знакомую надпись на щитах:
- «Вильны люди».
Номера на касках – 3, 8 и 14-я сотни самообороны. Попытка выяснить, для чего отряды киевских евромайдановцев приехали в доселе стабильную Одессу, не удалась. Самообороновцы были неразговорчивы. Зато один из их начальников, назвавшимся помощником сотника из Винницы, заявил:
- Мы приехали за два дня…
- Для чего? - настаивал Алексей Владимирович.
- Помогать одесситам бороться с рашистскими фашистами будем. Без нас, одесситов рашисты просто поубивают. Это наш долг! - улыбаясь добавил худощавый парень в балаклаве, бронежилете и модной бундесверовской униформе.
Одесская дружина «Антимайдана» начала выдвигаться колонной к супермаркету «Антошка». Над колонной молниями мелькали российские флаги и пара чёрно-жёлто-белых стягов императорского дома Романовых.
- А эти здесь причём? - удивился Макаренко.
Крепкие ребята с георгиевскими ленточками торопливо сдвигали мусорные баки и строили импровизированные баррикады из листов кровельной жести, которые отдирали от забора подземного паркинга.
- Убили! - кто-то стреляет оттуда из огнестрельного оружия.
Несколько фанов упали замертво. Агрессию противника заметили и туда грозно побежала толпа парней в масках, с палками и камнями в руках. Пространство между двумя ограждающими врагов шеренгами милиционеров становится полем боя – столкнувшиеся массово кидают в друг друга камнями. В виде боеприпасов используются куски брусчатки. В тылу старательно работают помощники – женщины, пожилые люди и подростки, которые настойчиво дробят разобранную мостовую на «боеприпасы».
- Булыжник оружие пролетариата! - успел подумать Алексей Владимирович. - Вот почему большевики сразу закатали тротуары и мостовые в асфальт!.. А нынешние власти забыли опыт предшественников и заложили города плиткой.
В мгновение ока с двух сторон появляются коктейли Молотова. На его глазах несколько молодых парней курочат какую-то неосторожно припаркованную на обочине машину, взламывая крышку бензобака.
- Ничего себе приехал чувак отдохнуть в центр Одессы, - присвистнул кто-то рядом.
С тыла подтягивались молоденькие девчонки, нёсшие в руках пустые пивные бутылки и пластиковые бутыли с бензином. Через несколько минут горючая смесь в бутылках десятками летит в неприятеля.
- И здесь Майдан! - ахнул Макаренко.
Пока обе стороны перебрасывались камнями, коктейлями Молотова и перестреливались, к сотням самообороны, стоящим в тылу, со стороны Соборки, подошла явно подвыпившая девушка. Она эмоционально бросила:
- Вы одесситы? Что вы делаете с городом?.. Зачем крушите и ломаете? Вы люди или нелюди?
Её окружает толпа брызжущих ненавистью проукраинских митингующих, казалось девушку разорвут в клочья. К счастью ей в волосы вцепилась пожилая женщина. Она оттащила девчонку в сторону с криком:
- Сейчас тебе морду набью, сепаратистка! 
После чего тихо отпустила. Вскоре первоначальная театральность происходящего превратилась в кровавую страшную реальность, с той и с другой стороны начали стрелять на поражение.
- Причём палят из стволов вовсе не милиционеры и не мифические снайперы с крыш, - растерянно оглянулся вокруг киевлянин. - Палят те самые люди с красными повязками, которые затесались в ряды пророссийских активистов.
Ситуация вскоре обостряется тем, что сторонники Майдана захватывают припаркованную рядом пожарную машину. Поначалу пожарка гордо возглавила марш фанатов на Куликово поле.
- Майдановцы горят желанием разорвать лагерь сепаратистов на Куликовом поле, - сказал стоящий рядом с ним пожилой мужчина.
На пожарке поехало около десятка майдановцев, размахивая жёлто-голубыми флагами и выкрикивая агрессивные речёвки. Однако, не доехав до Куликова поля, пожарка поворачивает обратно.
- Проукраинские «бойцы» хотят использовать машину для прорыва крепости пророссийских сторонников на улице Греческой… - продолжил всезнающий одессит.
- Вы откуда это знаете? - не выдержал Алексей Владимирович.
- Просто долго живу на свете! - парировал сосед.
Уже через 15 минут пожарная машина, обложенная щитами в кабине, пыталась прорваться через баррикады антимайдановцев. Однако вскоре она застревает между мусорными баками.
- Водитель сбежал из кабины, - вскрикнул киевлянин, - её буквально прошило тучей пуль.
Счёт пострадавших людей быстро переваливает за несколько десятков. Он попытался реанимировать парня с георгиевской ленточкой на груди, которого поймали в подворотне несколько десятков врагов.
- Его просто забили битами уже лежащего... - плакала женщина.
Те, кто пытался его спасти, не смогли этого сделать - на протестующие крики мирных горожан никто просто не обратил внимания.
- Похоже, что из осаждённой «крепости» в центре города потихоньку начинают спасаться! - догадался Макаренко. - Пророссийские сторонники явно поняли, что их скоро просто сомнут и разорвут в клочки.
Однако тем, которым удается прорваться, тоже не всегда везёт – многих ловят прямо на улицах, валят с ног и забивают битами, не обращая внимания на дикие крики боли.
- Что вы делаете, зверьё! Что вы делаете? Вы же убьёте мальчика! Что же с Одессой и нами творится?.. Вы же не одесситы. Вас даже людьми назвать трудно! - буквально стонала при виде кровавого избиения прохожая.
К чести милиционеров, многие из них пытаются оказать посильную помощь раненым. Скорая помощь буквально на разрыв – десятки автомобилей просто не успевают эвакуировать и реанимировать умирающих.
- Страшнее просто некуда! - мучился Алексей Владимирович.
Но оказалось он ошибался – самое страшное было впереди. Чёрная одесская пятница завершилась жутью. Наступающие поджигают палатки лагеря «Антимайдана». Потом закидывают коктейлями Молотова дом облпрофсоюзов несколько десятков пророссийских активистов. 
- Вот это действительно ад! - перекрестился Макаренко, когда прибежал туда вместе с остальной толпой зевак.
В здании моментально вспыхнули пластиковые панели, причём очаг возгорания был лишь в центре дома.
- Крылья здания остались нетронутыми, - определил он, - пожара там фактически нет...
Многие из проукраинских активистов старались спасти людей, оказавшихся в огненной западне – кидали тем верёвки, разбирали подмостки сцены и сооружали импровизированный спасательный помост для спасения.
- Не успеем! - поняли они.
Часть из оказавшихся в горящем здании, в поисках спасения выползали на карнизы, другие разбивали окна, высовывались и пытались дышать – из здания валили клубы удушливого дыма. На его глазах сверху спрыгивали визжащие от страха люди и разбивались насмерть.
- Высота слишком велика… - чуть не плакал Алексей Владимирович.
Один несчастный даже достал где-то украинский флаг и начал им призывно размахивать из окна. Многие кричали тем, кто внизу:
- Помогите!
Киевлянин заметил небольшую группку спасшихся, которые испуганно выбежали из горящего здания и попали под карающие удары.
- Среди них Стас! - узнал Макаренко знакомого сына и бросился к нему.
Очумевших от дыма, избитых людей свалили в одну кучу, и когда журналисты начали их снимать, некоторые нападавшие стали перематывать им окровавленные головы.
- Этот со мной! - закричал он, размахивая журналистским удостоверением.
Алексей Владимирович за руку вытащил из кучи тел Стаса и потащил в припаркованную недалеко машину. Через пять минут они уже мчались в гостиницу, где томилась в тревожном ожидании жена спасителя.
- Поначалу мы решили сражаться до последнего, как 300 спартанцев. -  Стас лежал на заднем сидении. - Даже шутили, мол, правосеки получат тут Сталинград. Однако, когда увидели, сколько человек к нам бежит из города с палками и арматурами, поняли, что нас просто поубивают. Поэтому забаррикадировались в доме.
- Господи, за что это Украине?! - застонал водитель. 
- Они кидали в нас коктейлями пару минут, - словно не слышал его Стас. - Правосеки не стали нас штурмовать, а решили поджечь. Дым был настолько жгучим и ядовитым, что сваливал с ног за секунды. Клубы дыма шли буквально отовсюду, казалось, что дым валит даже из-под пола и из-за стен. Дым был бело-зелёным, люди падали вдохнув его лишь пару раз. Все побежали наверх, но не успели – падали прямо на лестнице и отрубались. Мне удалось выйти с заднего входа.
Он замолчал, натужно, со всхлипами втягивая освежающий морской воздух.
- Некоторые наши звонили по мобильникам родным, - закончил окровавленный парень. - Прощались, понимая, что не выберутся живыми…
В гостинице, где остановилась чета Макаренко Стас привёл себя в порядок, супруга Алексея Владимировича обработала его раны, и он отвёз его домой.
- Никуда не ходи завтра! - посоветовал напоследок.
- Спасибо! - выдохнул юноша. - Вы спасли мне жизнь!.. Уеду в Славянск и там отомщу хохлам!
- Не говори глупости… - отмахнулся мужчина, едва сдерживая слёзы.
На следующий день он вместе с другом-милиционером попал во вселяющее ужас сгоревшее здание.
- Большинство погибших умерли очень быстро – от удушья и отравления газом! - заметил бледный, словно привидение друг.
- Среди них много женщин…
Почти все трупы застыли в неестественных позах. Смерть их застала на бегу. Один обгоревший мертвец лежал на подоконнике – перед гибелью человек успел высунуться за глотком свежего воздуха. Однако спастись от жуткой смерти не получилось.
- То, что произошло – это грандиозная провокация, - прошептал Макаренко, когда они вышли из страшного дома. - Неизвестные кукловоды просто стравили людей между собой для достижения неведомых нам пока целей.
- Это наводит на мысль, - согласился друг, - что раскачивание ситуации и кровавая бойня были тонким политическим ходом, выгодным тем, кому не нужно договариваться, мириться и жить.
- Что же нас ждёт дальше? - спросил собеседник, особо не надеясь на ответ.
Хмурые туристы спешно собрали вещи и вернулись в Киев. После увиденного они не могли дальше наслаждаться отдыхом в опалённой смертью жемчужине у моря. Через месяц Алексей Владимирович с женой уехал за границу и больше в Украину не вернулся.
продолжение http://www.proza.ru/2016/03/06/35


Рецензии
Так получилось, что я дистанционно, в "стриме", на который случайно вышел, дошел в тот день с нападавшими футбольными фанатами до Куликова поля, и продержался в нём буквально за минуты до трагедии. Я "вышел"(!), когда дотаптывали палатки, и оператор звонил родне, что больше делать нечего, и сейчас расходятся. А потом была трагедия.
Одесские события в целом были спланированной провокацией. Пожар в ДП был следствием этой провокации, но не обязательной, не задуманной. Во всяком случае - не поставленной явно фанатам задачей. Просто, говоря образно, где горючее, и жгут спички - там и пожару быть. Имея в виду банально настоящее горючее.
Да, горящие бутылки вниз с крыши ДП, стрельбу из ДП, до бросков бутылок в ДП я тоже помню.

Владимир Прозоров   30.10.2017 21:01     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   30.10.2017 21:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.