О Гибралтаре, моготах и глупых нормах

А вот еще одна история о добрых людях, глупых административных запретах и Гибралтаре.

Где-то году в 1984-м пришлось мне по работе поехать из Мадрида в тот же портовый город Кадис, о котором речь в предыдущей истории. Надо было навестить экипаж одного советского судна и присутствовать на загрузке.

Читатели моего возраста помнят, что для иностранцев  приезжающих в Союз, существовали ограничения свободного перемещения по стране. Им позволялось отъехать от города, куда они прилетали из - за границы на расстояние не превышающее 40 км. Для поездок, например, в другие города Союза - а многие были вообще закрыты для иностранцев - требовалось специальное разрешение, выдаваемое приглашающей организацией, конечно же, с разрешения и по усмотрению правоохранительных органов.

В дипломатии существует термин “адекватные меры или адекватная реакция”, означающий, что если страна А применяет на своей территории определенную меру к гражданину страны Б, то та же самая мера применяется  к гражданину страны А на территории страны Б. Испания в то время, в соответствии с этой международной практикой, ввела на своей территории те же ограничения по отношению к подданным СССР, что и Союз к иностранцам.

В Испании - стране туризма, где иностранцы всегда перемещались свободно по стране, никому в голову не приходило следить за нарушителями этой очередной административной глупости. Однако, норма есть норма и экипажи советских кораблей были проинструктированы своими же вышестоящими организациями о строгом её соблюдении в Испании. За исполнение отвечали помполиты, как правило, отставные кадры Органов на советских судах. 

К чему такое длительное вступление? - спросит читатель. А к тому, что это имеет непосредственное отношение к истории, о которой хочу вам поведать.

Итак, на дворе золотая осень. В Испании, это затяжное “бабье лето”: солнце , тепло, благодать!  На причале кадисского порта стоит советское судно, которому через пару дней загружаться. Поднимаюсь на палубу, где меня уже ждут капитан, старпом (чиф) и старший механик, или на морском сленге - дед. Неожиданно возникает старенький помполит, делегация получается внушительной.

Обмениваемся рукопожатиями и я кратко информирую капитана о характере груза и его особенностях (опускаю детали, поскольку они не имеют отношения к рассказу).  Кэп  предлагает отобедать на судне, приглашение принимается и все пятеро направляемся в столовую, где нас ждет обильно накрытый стол. Мы уже знакомы с капитаном по предыдущей загрузке и это благоприятствует дружелюбной атмосфере за трапезой, правда бегающие глазки помполита слегка напрягают гостя. Остальные расслаблены и чувствуется, что составляют сплоченную команду и уважают шефа. После обеда капитан провожает меня на берег и, отойдя от судна на приличное расстояние, чтобы нас не видно было с корабля, тихо говорит:

- Слушай Том, я с детства мечтал вживую увидеть Гибралтар, хотя бы издалека. Вроде весь мир проплавал, а там не был. Не раз проходили гибралтарский пролив, но что-то всегда отвлекало. Но есть заковыка, ты ведь знаешь об этих дурацких 40-ка километровых ограничениях. СлабО нас с дедом и старпомом отвезти туда, где мы могли бы немного расслабиться и полюбоваться полуостровом?

- А вертухай не настучит?

- Не парься, мы его приласкаем! Ты наверно, обратил внимание, команда у нас  дружная.

- Хорошо, завтра рано, в шесть утра подъеду к судну и поедем. Гибралтар в 120 километрах, часа полтора .

- Спасибо тебе, до завтра значит.

На следующий день подъезжаю на машине в назначенный час. Трое уже ждут. С рюкзаками и картонной коробкой внушительных размеров, которая с трудом умещается в багажнике. Рассаживаемся и трогаемся в путь. На мой вопрос о доблестных пограничниках, капитан поясняет, что помполит крепко спит, перебрал вчера маленько, а годы берут своё.

Дед - здоровый мужик - не умещается сзади и капитан уступает ему место рядом водителем, то есть, со мной. По дороге говорим о разном и капитан просит меня рассказать о конфликте между Испанией и Великобританией из - за полуострова Гибралтар.

- Тяжбе этой уже почти 300 лет, - начинаю . Бросив  взгляд в зеркало заднего вида на случай нет ли “хвоста” местной полиции и убедившись, что дорога пуста, продолжаю:  - Согласно легенде, когда на пути у Геракла встали Атласские горы, он не стал взбираться на них, а пробил себе путь насквозь, проложив, таким образом, Гибралтарский пролив и соединив Средиземное море с Атлантическим океаном. Две горы, образовавшиеся по берегам пролива, стали именоваться его именем. Вы, как мореплаватели знаете, что они называются Геркулесовыми столбами. Есть песня Городницкого, мы пели её в студенческие годы. И неожиданно для попутчиков запеваю:

У Геркулесовых столбов
Лежит моя дорога,
У Геркулесовых столбов,
Где плавал Одиссей…

Три голоса дружно подхватывают:

Меня оплакать не спеши,
Ты подожди немного,
И черных платьев не носи,
И частых слез не лей…

Настроение поднимается, солнышко аккомпанирует лучистой улыбкой, дорога ровная, шины шуршат об асфальт, машина идет гладко и капитан с командой летит навстречу своей мечте.

Тем временем, продолжаю лекцию о Гибралтаре:

- А конфликт начался в XVIII веке, после поражения Испании англо-голландскому флоту и в результате войны за раздел испанского наследства. Разборка  длилась больше 10 лет, начавшись в 1700 году и завершилась Утрехтским договором, подписанным в 1713 г., в котором Гибралтар передавался Британии «навеки, без исключений и препятствий». Был там пунктик, в котором указывалось, что если Британия пожелает отказаться от Гибралтара, он должен быть предложен, в первую очередь, Испании. Столько войн из-за клочка земли площадью 6,5 кв.км.!

- Тогда почему Испания претендует на эту территорию? - спрашивает  дед, - Ведь насколько мне известно, британцы не только не отказались , но и не собираются этого делать. Кто добровольно уступит такой  лакомый стратегический пирог?

- Вот именно, ты как моряк понимаешь важность этого полуострова, как ключевого порта для кораблей идущих к Суэцкому каналу через Гибралтарский пролив - отвечаю, - и по этой самой причине Испания настаивает на возврате полуострова, утверждая, что ей,  дескать, навязали этот договор. Было много попыток отвоевать Гибралтар у британцев. Самое крупное сражение - Трафальгарское - в 1805 году завершилось крупным поражением испано-французского флота. Потом было ещё много “наездов” и осад, но все они заканчивались печально для испанской короны.

- Говорят, что Франко вообще закрыл границу между Испанией и Гибралтаром, -  вставляет капитан.

- Да, закрыл, в 1969-ом, перерезав все сообщения с полуостровом, несмотря на то, что в 1967 г. в Гибралтаре был проведен референдум с подавляющим результатом в пользу британцев : 12.000 голосов за то, чтобы остаться в составе Великобритании и 44 голоса - против. Смешно говорить о возвращении, когда коренные жители, прожившие там 270 лет так явно этого не хотят, правда?

- Смешно и грустно. Жителям полуострова не сладко было, наверное? - подключается старпом, который казалось бы, спал.

- Да, было очень непросто. Решение Испании имело серьёзные последствия не только в отношениях между государствами, но коснулось и простых граждан Гибралтара: многие имели родственников и недвижимость на испанской территории. Говорят, те кто помнит это время, что близким людям, оказавшимся по разные стороны пограничного забора, приходилось кричать через разделявшую страны полосу, чтобы просто рассказать о состоянии родственников, поскольку телефонная связь не работала. Для помощи заболевшим родственникам в Испании приходилось плыть сначала в Танжер. Дурдом какой-то! Всегда за решения политиков должны расплачиваться простые люди!

- И как там сейчас?

- После смерти Франко в 1975 г. ситуация улучшилась, поскольку Испания подала заявку на вступление в ЕЭС, удовлетворение которой требовало одобрения со стороны Великобритании. Пришлось договариваться и уступать.  Были подписаны Лиссабонские соглашения, по которым страны выражали готовность начать обсуждение проблемы Гибралтара, одновременно снимая все ограничения, касающиеся линий связи. Ну а сейчас мы уже в Евросообществе и обе стороны ведут себя цивилизовано. Проезд свободный, но есть таможня, так как Гибралтар свободно экономическая зона, типа как Андорра.

- Сколько нам осталось ехать? - спрашивает дед.

- Проголодался что-ли, - усмехается капитан

- Будем через полчасика, остановимся в Сотогранде, откуда открывается великолепный вид на Гибралтар, - обнадеживаю стармеха.

Несколько слов о местечке Сотогранде. Это элитный городок, расположенный, как раз напротив Гибралтара, построенный на южном побережье Испании  в 60-х годах прошлого века, по инициативе весьма состоятельной семьи Макмикингов-Инчаусти,  американских подданных, филиппинцев по происхождению. Переехав в сороковых годах из Филиппин в США, семья сколотила солидное состояние на бизнесе аудио и видеолент в Калифорнии и сумела приумножить доходы от бизнеса, умело разместив их в недвижимость и ценные бумаги.

В 1962 году семья направляет в Испанию - родину своих предков - своего доверенного человека Фреди Медиана с поручением найти земельный участок длиной один километр с богатым запасом гидроресурсов  на южном побережье страны. Целью этой миссии было построить элитное поселение дорогих вилл с полянами для гольфа, конюшнями для выездки на лошадях и игры в поло, теннисными кортами, бутиками и т.д. и т.п.

После изучения разных зон, Фреди Медиана останавливает свой выбор на участке земли под наименованием “Финка Паниагуа”  в муниципальном округе Сан Роке и представляет проект семье Макмикингов на утверждение. Семья дает добро и операция закрывается в разумно короткие сроки, так как испанское правительство было заинтересовано в развитии туризма в стране, особенно на побережье.

Предприимчивые братья Макмикинги проявили тонкое чутье бизнесменов, поскольку Сотогранде быстро стал модным местом проживания и отдыха наиболее состоятельных людей Европы и США, благодаря круглогодичному благоприятному климату, грамотно продуманной инфраструктуре и комбинации развлечений и спокойствия проживания при обеспечении эффективных мер безопасности.

Паркуемся поблизости от одной из полян гольфа с изумительным видом на величественную скалу, называемую гибралтарскими жителями The Rock. Ребята вытаскивают из багажника рюкзаки и внушительную коробку, в которой есть всё, что требуется для приятного проведения отдыха на лоне природы. Стелят скатерть, раскладывают яства и горючее. Приняв по первой и закусив, с удовольствием принимаются рассматривать окружающие виллы.

- Неплохо устроились сеньоры! - с восхищением восклицает дед.

- Как ни парадоксально, немалая часть вилл принадлежит гибралтарцам, - поясняю в ответ.

- Так получается, что они вносят немалые бабки в испанскую казну? - вставляет капитан

- Да, как видишь, даже у конфликтов есть свои преимущества, - отвечаю и меняя тему, рассказываю им историю о гибралтарских обезьянах. Гибралтар — единственное место в Европе, где живут полудикие обезьяны — маготы, бесхвостые макаки. По местному поверью, Гибралтар будет британским до тех пор, пока жива хоть одна обезьяна. А их популяция растет год от года, так что Испании не светит. Гибралтарцы говорят: - Будем защищать обезьян до последнего англичанина !

Скатерть -самобранка приглашает путешественников принять и утолить голод. Водитель вынужден запивать русскую “подводочную” закуску водой. Ребята с аппетитом уминают за обе щёки приготовленный коком обильный обед, чокаясь и участливо подмигивая трезвеннику по обстоятельствам, продолжают наслаждаться видами моря с маячившей перед ними скалой внушительных габаритов.

Беседа продолжается в приятной и расслабленной атмосфере, морячки рассказывают свои многочисленные приключения в портах экзотических стран. Капитан, человек с тонким чувством юмора, предлагает дипломатический тост за скорые поминки  последнего магота. Дружно хохочем. В качестве ответного тоста привожу слова советского марша авиаторов:
 
Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!
Преодолеть пространство и простор…

Морячки дружно подхватывают:

Всё выше, выше и выше
Стремим мы полёт наших птиц,
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ.

День удался! Составляем в шутку новый договор, аннулирующий Утрехтский, как не отвечающий современным реалиям и редактируем односторонний акт нового независимого и суверенного государства, посредством которого юридически признаётся возникновение субъекта международного права с наименованием РИК (русско - испанский камешек), отдаленно напоминающим прежнее английское The Rock, чтобы сохранить дипломатический этикет. Исходя из гуманных соображений, отдельной статьей постановляется всех обезьян полуострова расселить по британским зоопаркам. Обе стороны скрепляют подлинник своими подписями и сургучной печатью с продетой в неё пеньковой нитью завязанной беседочным узлом - булинем, как дань традиции мореходам. Этот классический узел не раз спасал жизнь морякам на всех широтах…

Возвращаемся в Кадис поздней ночью уставшие, но с ощущением приятно проведенного дня. Около судна бегает помполит, на нём лица нет, самые мрачные мысли одолевают его, ведь пропала вся верхушка команды судна. А если, не дай бог, запросили политическое убежище? Подбегает сначала к капитану с немым вопросом в глазах, тот успокаивает старика:

- Расслабься, Степан Петрович, ну погуляли малость на 39-м километре, подумаешь.

Помполит обращается ко мне, когда выхожу из машины, чтобы попрощаться с ребятами :

- Томас, Вы же знаете наши порядки…

- Вы о чём, уважаемый? Могу же я на правах хозяина, показать гостям достопримечательности местного колорита и незаметно подмигиваю капитану. Тот показывает оттопыренный большой палец, дескать всё пучком. Мы обнимаемся с каждым из ребят и я возвращаюсь в гостиницу.

С Гибралтаром вопрос закрыт. Через пару дней предстоит загрузка.

С особой благодарностью к тем немногим, кто дочитал до конца!

И будьте здоровы!

/////


Рецензии
Очень интересно написано о Гибралтаре. Был я там. Недолго, правда, но побывал на мысе, там ветер дует серьёзный, потом прошелся по Мэйн Стрит, заглянул в старейший бар на "Пеньоне", ну и, как без этого, поднялся на фуникулёре на ту самую скалу с обезьянками. Стоит это 14 евро, если брать в оба конца. Маготы забавные, здесь пишут, что страшные, но мне повезло - были совсем не агрессивные. Мелкие ходят на двух лапах, а те, что постарше - уже на всех четырёх. С ними все фотографируются, и обезьяны, видимо, настолько к этому привыкли, что сразу начинают позировать. Я тоже не отказал себе в удовольствии сняться в компании с "нашими предками". Потом смотрел на снимок и смеялся: я согнул руку в локте, хотел прикрыть карман на рубашке, в макака точно скопировала этот жест. Умные они - обезьяны. Ну и штрафы там драконовские - за кормление макак штраф 500 фунтов. Без обезьянок Гибралтар бы многое потерял. Ещё интересно, как все пресекают взлетно-посадочную полосу по пути в город. Редко, где такое увидишь.

Олег Бородицкий   22.06.2018 17:04     Заявить о нарушении
Спасибо за визит, Олег! И за дополнения очевидца, которые как автор, так и читатель ценят особенно.

Томас Памиес   22.06.2018 17:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.