Лесная сказка

     Воспоминания о школьных годах непременно выуживают из архива памяти временные отрезки между учебными годами, называемые ласкающим слух, каждого утомлённого процессом постижения наук школьника, словом, каникулы. Лично я не донимал себя правом выбора, однажды принятый за правило, выбором из года в год становился пионерский лагерь ,,Лесная сказка". Можно подумать фантазии не хватало, отнюдь, фантазия фонтанировала из нас, когда мы пройдя процедуру знакомства, и оставив чемоданы в корпусе, самозабвенно предавались гарантированному путёвкой активному отдыху.
     Мы с друзьями заранее договаривались какой выбрать сезон, и собирались уже возле автобусов, которые должны были отвезти нас в сосновый бор, где и располагался лагерь. Галдя всю дорогу, посвящали друг друга в события последнего года, учились мы в разных школах. По приезду нас распределяли по отрядам, сидя на кроватях одной из палат корпуса, проходили церемонию знакомства. Пионервожатые брали путёвку, называли фамилию отдыхающего пионера, пионер откликался, и все взгляды устремлялись на принадлежность фамилии. Мой друг Витька, с которым я был знаком ещё с детского сада, и у которого фамилия оканчивалась на ,,тута,, каждый год, чтобы рассмешить всех разом и разрядить обстановку неловкости ещё незнакомых пионеров одного отряда, неизменно отзывался: Я тута!
     Потом мы принимались осваивать территорию уже знакомого до боли родного лагеря, примечая изменения произошедшие с ним за год нашего отсутствия.
     Отдыхающие делились на отряды с десятого по первый. Десятый-это малышня, отучившаяся первый год в школе, теперь и пионерский лагерь им был в диковинку. Всему удивлялись, шишкам, иголкам, белкам на деревьях, порхающим летучим мышам, по вечерам сменяющим птиц. В первом-умудрённые жизнью тринадцати-четырнадцатилетние подростки, которых не удивишь летучими мышами, они отважно брали тех в руки доставая с чердаков, где те спали после ночных полётов.Я так же как и все проходил все стадии взросления.
     Футбол, баскетбол, волейбол само собой разумеется, для игр были оборудованы специальные площадки. На больших каруселях раскручивали пионерок, и те визжа от восторга, сильней прижимались к оси колеса восторга, чтобы не вывалиться из этого вращающегося с ужасающей скоростью праздника жизни. Гигантские шаги заслуживают особого упоминания. Это четырёхметровый столб с вращающейся крестовиной на макушке, к которой крепились четыре толстых каната с петлёй на конце. В петлю вставлялась нога, и четыре пионера (пионерки) разгоняются в одном направлении до отрыва от земли. Если один из канатов занимал самый старший пионер из первого отряда, то лагерная мелкота на соседних канатах с замиранием сердца кружила вокруг столба кругами диаметром почти в длину двух канатов на высоте двух и более метров.
     Из сосновой коры вырезали кораблики и пускали их в плавание по реке, когда ходили купаться. Были умельцы, которые из коры, сосновых шишек и хвои мастерили поделки, выставляя их на лагерный конкурс. Кстати о конкурсах, в один из праздников(день Нептуна), требовалось рассмешить царевну. Царевичи приложили все свои усилия, травили анекдоты, сыпали дежурными шутками, даже импровизировали. Рассмешили всех зрителей только царевна оставалась невозмутимой. Тогда смешить её пошёл Юрка из нашего отряда, и ведь рассмешил, и приз за конкурс унёс. То ли юмор у него был тонкий, то ли как психолог угадал настроение не смешливой девчонки, то ли потому что она была его сестрой.
     В отряде я слыл интересным рассказчиком, и кто меня знал с прошлых сезонов, а таких набиралось немало, опять и опять просили что нибудь рассказать. Начитался приключенческих книг, и теперь живописал приключения книжных героев, убаюкивая после отбоя весь отряд. Весь, я не оговорился, потому что и девчачьей палате, через тонкую деревянную стенку, на следующий вечер ждали продолжения истории, если та не была досказана по причине наступления здорового сна у последнего слушателя в мальчиковой палате. Иногда рассказы прерывались комментариями героических поступков героев, доходило даже до дебатов, да таких что все на время забывали зачем мы тут собрались. Девчонки тоже пытались подать голос, но их писк тонул в хохоте пацанов, после ответа на их мнение одного из остряков нашей палаты. Они тоже не лыком шиты, ответить могли так, что их хохот звучал звонче. Наконец кто то нетерпеливый, напоминал остальным, что рассказ ещё не окончен: Ну-ка тихо, дайте послушать.
     Катались на лагерном коне Ваське. У Васьки возможно и была бурная молодость, скачки, погони, всё такое, ведь был же он когда то молодым и дерзким. Но теперь это был меланхоличный конь преклонных лет, в обязанности которого вменялись внутрилагерные перевозки. Развезёт подушки и матрацы по корпусам к заезду пионеров, да после отъезда пионерии всё обратно на склад. Жизнь текла спокойно и размеренно, пока в ней не объявились эти двое. Когда Васька отдыхал от трудов праведных, наши доморощенные ковбои удумали проскакать на нём по-киношнему, чтобы пыль столбом. Взгромоздились на него и ну его понукать как видеть могли только в кино, причмокивая губами и поддавая ему в бока босыми ногами. Васька сдвинулся с места и пошёл прогулочным шагом. Ковбоев неспешный Васькин шаг не устраивал, и они принялись его призывать вспомнить молодость и ускориться, всеми известными им и доступными способами и средствами. Голосовыми сигналами в виде нечленораздельных криков, разбойничьим посвистом, размахивая руками и поводьями. Васька активизировался, но особой прыти не проявил. Эти двое от него хотели большего, к крикам, гиканью и свисту добавилось ещё что то вовсе невообразимое. Насмотрелись ли наездники фильмов, или то был экспромт, осталось загадкой, но то что нам с Васькой показали в следующую минуту, ни мы в кино ни Васька в живую ещё не видели. Перед его глазами устрашающе закрутился пропеллер из поводьев. Чтобы придать коню ускорение, тот что был спереди, стал крутить их перед лошадиной мордой. Обалдевший Васька вспомнил, и понёс галопом, только держись. А за что держись, седла ведь нет? Доморощенные кинозвёзды не удержались, и взмахнув картинно руками звезданулись с коня. Конец фильма. Мы притихли, падение же нешуточное. И расхохотались только после того как увидели их поднимающимися из дорожной пыли с улыбками на чумазых лицах, а всё тот же Витька у которого фамилия оканчивается на тута сказал: А я на него упал, он мягкий.
     Мы потихоньку взрослели, уже по вечерам ждали не фильмы, которые нам привозили через день, а танцы. И если раньше мы танцевали медленные танцы с девчонками сохраняя дистанцию в пионерское расстояние, то теперь я впервые танцевал с Леной по-взрослому, тесно прижавшись друг к другу. Она была сказочно красива эта девочка из нашего отряда, прям лесная фея. Возможно такой её рисовало моё детское воображение, дети впечатлительны, но ведь впечатляла.
     Уже вечерами приходили в палату к девчонкам с гитарами, довольно сносно играли, и сумма репертуаров рождала концерты не на один вечер. А перед концертом, который должен был состояться на нашей лагерной эстраде, репетировали в двадцатипятиметровом плавательном бассейне. Когда в нём меняли воду он непродолжительное время был пуст, мы спускались в его глубокую часть, и играли. Нравился акустический эффект пустого бассейна.
     В четвером сговорились переплыть нашу реку. Не речушку, река судоходная, с берега правого на
левый не рукой подать. А мы тринадцатилетние, о том не думали, как не думали и о том, что будем
делать если окажемся на пути судна на подводных крыльях. Эта юркая посудина могла в любой момент вырулить из-за поворота реки, обязательно настичь на этом отрезке реки, и разметать нас в брызги. Мы просто захотели ее непременно переплыть. То что наш проступок не останется
незамеченным пионервожатыми нас волновало в последнюю очередь. Но то что наш героический
 заплыв увидят наши девчонки из отряда,волновало. Мы зашли подальше, рассчитывая скорость
течения, чтобы выйти на заданном участке противоположного берега, и поплыли. Доплыли
благополучно,и скрылись в зарослях ивы. Кричали ли нам вожатые мы не слышали, с
берега на берег не очень то докричишься. Занялись исследованием берега где до нас из лесной нашей сказки еще никто не бывал. Как оказывается увлекательно быть первопроходцем. Песочный пляж здесь обширней чем там откуда мы прибыли, природа не тронута человеком. О чем то смеялись, собрались одни шутники, вобщем решили что переплыли не зря. Но пора возвращаться, дело к обеду и отряд скоро засобирается обратно. Если нас еще не хватились, то уж точно исчезновение четырех пионеров не заметить не могут. Опять зашли против течения, а уж теперь то мы оказались у самого поворота. Но беспокоило нас не опаность неожиданного и близкого появления ,,Ракеты", а то что Олег устал. Олег футболист что называется от бога, он единственный из нас позволял себе играть в футбол в форме, и успех в матчах немало зависел от его умения, но переплывать реку по второму разу выше его сил. Мы обступили его с трех сторон, чтобы поддержать если он выбьется из сил, и отправились в обратный путь  постоянно озираясь на поворот. Ума не приложу, что бы мы делали если на нас бы еще и неслась эта крылатая ,,Ракета". Мы доплыли. Олег смог дотянуть до берега, но было видно ему
это далось нелегко. На берегу нас встречали девчонки. Они видели, значит все было не зря.
     Или еще как то пришли отрядом купаться, пацаны ринулись в воду и на перегонки поплыли к бакену, облепили его со всех сторон, мест свободных больше нет. Я припозднился и теперь плавал вокруг пытаясь за что-нибудь ухватиться, тщетно. Крикнул товарищу по отряду: Руку дай!- В ответ тот скорчил такую рожицу, что мне стало смешно. Смешно настолько, что силы на время покинули меня. Покинули, и я погрузился под воду, хлебнув речной водицы опомнился. Так и потонуть не долго, и это при том что у меня уже был взрослый разряд по плаванию. Вот бы русалок насмешил, они бы обнимали меня, щекотали и прыскали со смеху: От смеха потоп!!!- Убедившись что на этот раз прокатиться не удается, поплыл к берегу.
     В футбол мы обыгрывали все окрестные лагеря, многие занимались в футбольных секциях, и только спортивный оставался для нас неприступной крепостью. Это их хлеб, вся команда на поле выходила в форме, и рядом с нашей разношёрстной они сразу смотрелись потенциальными победителями. А в нашу для счета нередко добирали случайных игроков, что называется просто мимо проходили, и по мячу попадали через раз.
     График пионерлагеря был насыщенным Родительский день, День рыбака, День Нептуна, Зарница, прогулки по реке на теплоходе, походы, и по окончанию сезона последний костер. Помню первый свой последний костер, когда приехал в лагерь впервые, завораживающее зрелище, посреди большой поляны горит гигантский костёр, а весь лагерь взявшись за руки водит вокруг него хороводы и поёт. Ветки для костра собирал по традиции первый отряд, можно сказать выпускники, ставились вертикально в пирамиду, которая со стороны очень напоминала жилище индейцев. В первый и в последний раз ветки со своим отрядом собирал и я. В следующий учебный год мы станем комсомольцами, и в родной пионерский лагерь уже не вернёмся.
    
P.S. Я не задавался целью изложить какую либо одну историю, скорее это легкая пробежка по фрагментам отдельных, и написано под впечатлением, которое можно выразить фразой: Как же здесь нам было здорово!


Рецензии
Согласен, как было здорово в наше время в наших лагерях. Впечатления примерно такие же. Та же ностальгия. Как хорошо, что мы выросли в этих лагерях, без магнитофонов, без транзисторов, без телефонов и смартфонов. Непосредственное общение, непосредственная, живая, бурлящая жизнь. Мне удалось побывать по обе стороны от линии раздела. И пионером, и пионервожатым. Первое намного ярче. Меньше оглядываешься на рамки.

Владимир Викто   18.10.2018 19:31     Заявить о нарушении
Спасибо Владимир, но пионервожатым тоже не плохо, у нас такие вожатые девушки были красивые, пожалеешь что ты по другую сторону раздела, проще говоря не дорос. Заходите еще на страницу, и хорошего вам настроения!

Николай Катаев 2   19.10.2018 09:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.