Восстание Бекингема. Действие I, картина 4

               Кабинет короля Людовика XI в замке Плесси ле Тур. На письменном столе стоит распятие, на стене висит икона Богоматери. За письменным столом сидит Филипп де Коммин. Король Людовик ходит по комнате и диктует ему текст.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Так. Записали, де Коммин? Теперь прочтите!..

ФИЛИПП де КОММИН (читает).
«Король Ричард, умертвивший двух своих
Племянников, недолго правил, ибо Господь
Быстро послал королю Ричарду врага,
У которого за душой не было ни гроша
И никаких прав на корону Англии –
В общем, не было ничего достойного,
Кроме амбиций. Это был происходивший
Из рода Ланкастеров Генрих Тюдор,
Граф Ричмонд, живший пленником
В Бретани. И, что бы там ни говорили,
Но мне доподлинно известно, что он
Не близкий родственник английских
Королей, и в свое время мне он рассказал,
Что с пятилетнего возраста его охраняли
И содержали как беглеца в тюрьме…» (К Людовику.)
Я тут подумал, сир, а не обидно ли
Писать такое о будущем английском короле?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
А хоть бы и обидно, нам-то что? Пускай
Уж будет стыдно англичанам, когда они
Из моих рук получат отщепенца в короли!
В династии Тюдоров все ублюдки
И происходят от разбойников валлийских!
Так пусть же претендент наш худородный
Под видом избавителя-героя вторгнется
В Англию под драконьим флагом
И пресечёт правление Плантагенетов!
А там расправится и с их наследниками.
Их уничтожит всех и вырежет под корень,
Ни женщин, ни детей не пожалеет!
Я худшего не пожелаю англичанам,
Чем получить в правители Тюдора!

ФИЛИПП де КОММИН.
Вы правы, сир...

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК (прохаживаясь по комнате).
О, да! Тюдор именно тот, кто нужен!
Он с дьяволом, с нечистой силой  дружен!
Он англичанам мигом рты замкнёт!
И быстро их поставит на колени!
А там и корни пустит, свой продолжив род,
И наплодит ублюдков в каждом поколении!
Династия Тюдоров – вот мой приговор,
Посмертный мой подарок англичанам!
Их ожидает в будущем позор
И унижение, на потеху европейским странам.
Пусть только не посмеют мой подарок взять!
Клянусь святыми, примут, как награду!
И будут пятки узурпаторам лизать!
И будут счастливы плодить от них бастардов!
И собирать от их стола подачки, кости,
И радоваться их поступкам нечестивым,
Кусаться от бессилия и злости,
Шипеть и сожалеть о времени счастливом,
Когда у них правителем был Ричард Третий.
Ведь англичане глупы и доверчивы, как дети.
Восстание поднимут в несколько недель!
Вот уже нынче завертелась карусель.
А там уже без долгой канители
И мои стрелы долетят до цели
И пресекут династию Плантагенетов.
Вот только жаль, не суждено мне видеть это.
Не успеваю я до этих дней дожить...
Хоть и сумею их себе вообразить!

ФИЛИПП де КОММИН (робко).
Сир, мне... уйти?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Да, на сегодня хватит. Вы свободны,
Де Коммин... Хотя нет, постойте!
Идите в спальню и согрейте мне постель.
Я тоже скоро лягу.

ФИЛИПП де КОММИН (смущённо).
Мне ждать вас, сир?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Да, как обычно, когда я чувствую себя
Достаточно прилично.

                Филипп де Коммин уходит.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Теперь пора мне охладить воображение,
Предаться трезвому расчёту и серьёзно
Обдумать мой подарок, что посмертно,
Я  Ричарду пошлю, чтобы сполна за всё
С ним рассчитаться. Прежде всего, за то,
Что он пошёл наперекор всем моим планам
Шестнадцать лет назад, когда, решив
Законно закрепить за Францией владения
Плантагенетов, я через графа Уорвика
Предложил Ричарду, тогда ещё подростку,
В супруги взять мою дочь младшую,
Тогда ещё трёхлетнюю малютку,
Жанну. И если б Ричард мне согласием
Ответил,  мои потомки от его союза
С Жанной по праву бы наследовали эти
Земли. Но юный Ричард предпочёл моей
Убогой хромоножке Жанне Анну Невилл –
Дочь младшую его кузена, графа Уорвика,
В которую влюблён был ещё с ранних лет
И на которой он в последствии женился.
Тогда же, получив его отказ, я был
Жестоко оскорблён в своих отцовских
Чувствах и долго успокоиться не мог.
А взвесив факты, я предположил,
Что Ричард непременно в ближайшем
Будущем стать может королём английским,
А потому и отказался от родства со мной.
Брак его брата, двоеженца, короля Эдуарда
С Елизаветой  Вудвилл – лишь фальшивка, –
Случайная ошибка, которая исправится
Потом. Когда я это понял, я расторг
Помолвку их дочери, Елизаветы Йорк,
С моим наследником, дофином Карлом.
Мои предположения о Ричарде сбылись,
Когда Эдуард Четвёртый казнил своего
Брата, Джорджа Кларенса, после него
Единственным законным претендентом
На престол остался его младший брат, –
Заклятый враг мой, Ричард, герцог Глостер.
В годы правления Эдуарда я возненавидел
Ричарда и за его победы над Ланкастерами
В подавлении всех смут и всех восстаний,
Какие только поднимали в Англии, и за его
Победы в решающих сражениях при Барнете
И Тьюксбери, и за его победоносный поход
В Шотландию, сорвавшей многие мои
Намерения и планы по сохранению земель
Плантагенетов. Но более всего он разозлил
Меня в день подписания договора в Пикиньи,
Который из-за него чуть было не сорвался.
К тому же Ричард не пришёл на торжество,
Устроенное в честь перемирия наших стран.
И тем не менее, решив его задобрить,
Я пригласил Ричарда Глостера в Амьен,
Где попытался его щедро одарить оружием
Дорогим и лошадьми, но Ричард отказался
От моих даров  заявил, что хоть он и считает
Для себя необходимым покорно воле брата
Подчиняться, но подношения и подарки
От меня не примет, расценивая все эти
Подачки как бесчестье. Он видите ли
Не торгует землями своих отцов!
Да, с его братом, Эдуардом, было проще –
Ему за взятку можно было невыгодный
Подсунуть договор и многое другое.
Эдуарда можно было победить, досыта
Пирогами с дичью накормив и напоив вином.
А с Ричардом такое не пройдёт. Он и тогда
Был против выплат всяких компенсаций
За земли их династии Плантагенетов.
И я тогда же понял, что деньгами от Ричарда
Нам откупиться будет невозможно! И то же
О нём думаю сейчас. Ведь вот же куда Ричард
Замахнулся! На турок собирается пойти!
И не случайно он про турок-то  сказал!..
Наследные владения Плантагенетов отвоевать
Задумал – вот, в чём причина всех его
Намерений и планов! Да, Ричарда я ненавижу
Больше, чем его брата, короля  Эдуарда!
У Ричарда нет всех тех пороков, которыми
Воспользоваться можно, чтоб победить
И низложить его. Уж слишком он принципиален,
Честен, верен долгу, истово набожен, мудр,
Справедлив и неподкупен. Но также он,
Насколько мне известно, бывает часто слишком
Добр, доверчив и великодушен, – всё это можно
Было бы использовать против него. А что ещё?..
Ах, да, – силён, отважен и непобедим… Ну, это
Мне не страшно: непобедимых у нас, как известно,
Нет, есть только непобеждённые. Мой злейший
Враг, бургундский герцог, Карл Смелый, тоже
Казался всем непобедимым. И где же он теперь? –
Убит,  растерзан, уничтожен в битве при Нанси.
Оставленный одним из командиров накануне
Битвы, Карл Смелый вышел в бой с ничтожно
Малым войском. Но всё ж, дерзнул он эту
Битву выиграть, и на рискованный решился
Рейд: коня пришпорив, врезался в гущу врагов
Свирепых, и тут же, по причинам непонятным
И никому не ведомым, свалился он вместе
С конём на землю; не смог подняться и был
Заколот копьями солдат, набросившихся на
Него с остервенением! Иначе-то к нему,
Свирепому, нельзя было приблизиться в бою!
Уж, слишком дерзок был! И с Ричардом всё
То же будет! Мы доведём его и до сражения,
На котором его загонят в точности такую же
Ловушку! Возьмут его в тиски и уничтожат.
Устроить это всё не так уж сложно. И опыт
Дел подобных у нас есть. Ещё бы знать,
Чем его подкосить… Какой там у него девиз?
«Верность меня обязывает»? Ну что ж,
Отлично! И если верность ему силы
Придаёт, накапливая  их для исполнения
Долга, значит измена его наповал сразит –
Жестоким топором подрубит беспощадно,
Под самый корень! А это как раз то, что нам
И нужно! Вот мы ему измену и пропишем!
В больших количествах! Чем дольше проживёт,
Тем её будет больше. Ричард устанет от борьбы
С изменой! Тогда не то, чтобы на турок,
Но даже на войну с соседней Францией у него
Сил не хватит. Он по уши увязнет в борьбе
С предателями! А их число будет расти всё
Больше, пока он будет их уничтожать. На место
Одного, придут четыре, восемь, десять! И я
Об этом позабочусь сам! Он будет биться
С ними, как с многоголовой гидрой, у которой
Вместо одной снесённой головы вырастает
Множество других! Уж, я ему это устрою!..
Он задохнётся от бесчисленного множества
Изменников, – они его задавят, загрызут,
Затопчут… А после ещё высмеют и на весь мир
Ославят, и опорочат его имя доброе в истории,
А для него это всего страшнее! Он так гордится
Репутацией своей!.. Вот мы по ней ему и нанесём
Удар, – его честь осквернят, а его имя обесславят,
Покроют на века позором, – липким и чёрным,
Словно дёготь, и несмываемым ничем и никогда.
Из века в век, из поколения в поколение им будут
Маленьких детей пугать. И слухи о нём будут
Распускать повсюду самые мерзкие! С ним будут
Связывать самые гнусные и самые чудовищные
Преступления. Он этого больше всего боится?
Он это и получит! Причём, в ближайшее же
Время, от своего самого близкого дружка,
От Бекингема. В его владениях ныне
Проживает епископ Мортон, – шпион мой
И услужливый посредник. Тот самый, что
Сопровождал когда-то Маргарет Анжу
Во Францию, а после перемирие устроил ей
С графом Уорвиком и Джорджем Кларенсом.
Мне через Мортона и сторговаться удалось
С Эдуардом, королём английским,  в Пикиньи.
Я заплатил ему тогда за заключение сделки
Две тысячи экю. Вот и теперь я через Джона
Мортона сумею провести свою интригу. Или
Хотя бы только запущу её… Итак, прежде
Всего, епископ Мортон восстановит против
Короля Ричарда герцога Бекингема и заставит
Его поднять в стране восстание. Поссорив
Насмерть Бекингема с Ричардом,  мы сразу
Избавляемся от двух прямых наследников
Династии Плантагенетов и значит получаем
Больше шансов оставить эти земли у себя.
А денежки на разъярённых «бунтарей»
У нас найдутся. Ведь слухи о злодее-короле,
Убившем отстранённых им племянников
Настолько сами по себе ужасны, что поначалу
Им никто и не поверит. Но разносить их будут
С удовольствием, как самую чудовищную
Новость. Зато потом, когда они уж перестанут
Быть в новинку, о них заговорят и все вокруг.
Тогда-то в них, сначала неохотно, но всё ж
Поверят и все остальные: когда об этом
Говорят повсюду, в них невозможно будет
Не поверить. И даже те, что Ричарду верны,
Начнут в его порядочности сомневаться.
О, это будет самая ужасная из всех моих интриг!
Такой ещё на свете не бывало!.. Ах, как я
Это хорошо придумал! Я Ричарда так замараю
Клеветой, что он вовеки не отмоется от этой
Грязи! И ни ему, ни пащенкам его покоя
В жизни никогда не будет! Так, что там у него
Ещё?.. Единственный прижитый в браке сын...
Что ж, это хорошо! Убрать ребёнка сможем
Без труда. А без наследника, его престол
Сочтут непрочным, тем легче будет подрубить
Его под корень. Тем более, что и смерть сына
Ричарда подкосит. Что там ещё?.. Болезненная,
Хрупкая жена? Я слышал, что её он обожает…
Тем хуже для него: когда она умрёт, мы
Слух распространим, что будто бы он сам
Её убил и этим причиним ему страдание.
Её кончина для него потерей тяжкой и
Непоправимой будет. А тут как раз и мы
Подсуетимся и разнесём про него пару-тройку
Слухов, отвратнее которых не придумать.
Ведь, как бы ни был честен человек, а повод
Обвинить его всегда найдётся! И чем абсурдней
Будет обвинение, тем легче и охотнее в него
Поверят! Здесь главное, чтобы о нём судачили
Побольше. Ведь клевета, она словно зараза,
Заброшенная во враждебный край: чем больше
Вовлекать в неё людей, тем шире и быстрей
Она распространится. Вот так и с Ричардом
Мы в Англии поступим: о нём в народе слухи
Распустив, мы репутацию его погубим  и
Подданных натравим на него. А дальше уж
Надломленному горем королю, затравленному
Клеветой, подавленному смертью и жены,
И сына, мы сможем навязать сражение,
В котором непременно он погибнет! Да!
Непременно! Ведь исходя из этого итога,
Мы и выстраиваем весь наш сложный план.
И эту завершающую, главную деталь – убийство
Ричарда в решающем сражении – добавить
И устроить нам будет совсем нетрудно. Да,
Только так! Другой альтернативы нет! А как
Иначе нам от Ричарда наверняка отбиться?
Ведь подсылать к нему убийц наёмных нам нет
Смысла, поскольку остаётся у него ещё много
Других наследников престола, общим числом
Десятка полтора – их всех не уничтожить.
Необходимо Ричарда убить в сражении и
Посадить на его трон правителя, назначенного
Нами, – Тюдора, Генриха – дальнего отпрыска
Побочной ветви безумнейших французских
Королей, Карла Шестого, Безумного, и его
Дочери, безумной Екатерины Валуа. Вот
Это будет мой подарок англичанам! О, как
Я рад, что всё это свершится, и Англия
Достанется Тюдору! Хоть у него нет опыта
Военных действий, но это нашим планам
Не мешает: Ричард при всех условиях погибнет
В этой битве, каким бы воином непобедимым
Ни был он. С ним приключится то же, что и
С Карлом Смелым: его лошадь падёт, и будет
Он придавлен ею. Всё остальное – лишь вопрос
Продуманной организации убийства. И первой
Её частью будет клевета, что Ричарда представит
Как тирана. Затем последует вторжение Тюдора
В Англию, с целью свержения злодея-короля.
Всё хорошо! Теперь вполне уверен я в успехе
И наконец смогу спокойно спать... (Потягивается.)
И время позднее, пора мне отдохнуть... (Хочет уйти, но останавливается.)
Но что это со мной? Кружится голова, и страх
Свинцом мне наливает тело, подкашивая ноги...
 
          Падает на колени перед иконой Богоматери

О Матерь Божья, Пресвятая Дева!
Прости мне это порождение гнева,
Мой план коварный, это злодеяние!
Прими мольбу мою и искреннее покаяние!
Решил я неповинного сгубить!
Интриги натянул отравленную нить
И запустил безжалостные жернова
Моих лукавых козней, что сперва
Его отчаянием задавят, а потом развеют
И память добрую о нём, что не сумеет
Ни пламень его сердца возродить,
Ни его чистой репутации восстановить.
Я разрушать её намерен беспощадно,
Чтоб оборвать в расцвете его жизнь нещадно,
Похитить славу его доблестных побед,
Вогнав страну его в пучину страшных бед.
Прости, прости мне этот смертный грех,
О Матерь Божья!
Но Франции благополучие и успех
Всего на свете для меня дороже!

 Читать дальше: http://www.proza.ru/2016/05/11/198


Рецензии