Восстание Бекингема. Действие I, картина 1

Действующие лица:

Ричард III, король Англии, Франции (номинально) и Ирландии – 30 лет; изящный, темноволосый, невысокого роста с красивым, мужественным лицом; одет дорого и красиво.
Королева Анна Невилл, его жена – 27 лет; стройная, изящная, невысокого роста блондинка, с горделивой осанкой и красивым лицом; одета красиво и элегантно. Говорит эмоционально, изящно жестикулирует.
Эдуард Миддлхэм, принц Уэльский, их сын –10 лет; прелестный темноволосый мальчик.
Генри Стаффорд, 2-й герцог Бекингем – 28 лет; красивый, обаятельный, элегантный.
Людовик XI, король Франции – 60 лет; невысокого роста, обрюзгший, длинноносый; одевается скромно, как простой горожанин.
Принцесса Анна де Божё, его дочь, будущий регент Франции – 22 года; стройная, изящная брюнетка, с горделивой осанкой.
Оливье ле Дэн, граф де Мелан, тайный советник короля Людовика – 53 года; скромный, неприметный, ходит неслышно, говорит тихо, вкрадчиво.
Филипп де Коммин, тайный советник и придворный хронист короля Людовика – 36 лет; юркий, рыжеватый, длинноносый, с большим ртом; одет изящно, но скромно.
Джон Мортон, епископ Илийский – 63 года; худощавый, с лицом аскета.
Джон Элкок, епископ Вустерский  – 53 года; худощавый, с красивыми и строгими чертами лица.
Джон Раус, летописец семьи Невиллов – пожилой человек в облачении бакалавра.
Джон Кендалл, личный секретарь Ричарда III.
Елизавета Вудвилл, леди Грей, вдовствующая королева, низложенная в простолюдинки – 46 лет; увядающая рыжеватая блондинка с некогда красивыми, но резкими и неприятными чертами лица; одета во власяницу, как кающаяся грешница.
Эдуард Йорк, низложенный король Эдуард V, старший побочный сын Эдуарда IV от Елизаветы Вудвилл – 13 лет, стройный темноволосый мальчик. 
Ричард Йорк, младший побочный сын Эдуарда IV от Елизаветы Вудвилл – 10 лет.
Сэр Уильям Кэтсби, тайный советник Ричарда III, юрисконсульт и министр Финансов – 33 года; стройный, изящный с красивыми и строгими чертами лица.
Виконт Фрэнсис Ловелл, друг детства и камергер Ричарда III – 28 лет; высокий, изящный, обаятельный.
Сэр Роберт Перси, друг детства Ричарда III, командир его личной охраны – 29 лет; высокий, стройный, с мягкими, женственными чертами лица.
Сэр Джеймс Тирелл, сподвижник и друг Ричарда III – 28 лет; светловолосый, широкоплечий, коренастый, с добродушным, улыбчивым лицом.
Сэр Роберт Брекенбери, комендант Тауэра и хранитель королевских сокровищ, персональный казначей Ричарда III – 31 год; высокого роста, изящный, строгое, миловидное лицо.
Сэр Ричард Рэтклифф, адъютант Ричарда III – 31 год; высокий, атлетического сложения, строгое, красивое лицо.
Сэр Томас Стэнли – 48 лет; невысокого роста, хрупкий, изящный, миловидный.
Ректор Университета в Оксфорде.
Адвокат Бекингема.
Дворецкий Бекингема в Бреконе.
Бетси, служанка Бекингема в Бреконе – 40 лет; полная, круглолицая, добродушная.
Монах в Бреконе.
Монах в Кройлендском монастыре.
Монах в Вестминстерском Аббатстве.
Гонец из Франции.
Гонец из Брекона.
Гонец из Лондона.
Гонец из Шропшира.
Гонец из Бретани.
Массовка – слуги, придворные, солдаты, стражники, пажи, студенты, профессора, музыканты, актёры, акробаты, жонглёры, шуты, горожане, палачи, монахи и др.

Место действия:
Франция: замок Плесси ле Тур, замок Амбуаз.
Англия: Лондон (Вестминстер-Холл, Вестминстерское Аббатство), Оксфорд (университет), Йорк, Уэльс (замок Брекон), Солсбери.

Время действия: июль – декабрь 1483 года

Примечание: костюмы и декорации соответствуют времени и месту действия, указанному в пьесе.

               
                ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина первая.

             Покои Людовика XI в замке Плесси-ле-Тур. В правом углу на кровати с откинутым пологом лежит умирающий французский король Людовик XI, закрытый одеялом до подбородка так, что на тёмной, шёлковой подушке при этом ракурсе виден только его огромный, мясистый нос и белый ночной колпак с кисточкой, который двигается вместе с носом из стороны в сторону по мере того, как король начинает стонать. Под кроватью на коврике стоят белые ночные туфли. Рядом с кроватью, под синим балдахином, затканным геральдическими золотыми лилиями, стоит деревянный трон с высокой спинкой резного дерева. В левом углу сцены покатый столик с письменными принадлежностями и стул с высокой спинкой. Возле кровати, слегка наклонившись к королю и молитвенно сложив руки, стоит тайный советник и придворный хронист короля Людовика, Филипп де Коммин. Дверь, расположенная с левой стороны сцены, слегка приоткрывается и в комнату лёгкой, неслышной тенью, проскальзывает тайный советник короля по особым поручениям, Оливье ле Дэн.

ОЛИВЬЕ ле ДЭН  (тихо де Коммину).
Что говорят врачи?
 
ФИЛИПП де КОММИН.
Да разное пока что говорят... Сегодня утром
Наш государь имел беседу со святым отцом.
Смиренно исповедовался  и  причастился
Святых даров.

ОЛИВЬЕ ле ДЭН. 
Так значит, приготовился уже...

ФИЛИПП де КОММИН.
С какими вы вестями, Оливье?

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Вести из Англии о коронации  Ричарда Третьего...

ФИЛИПП де КОММИН.
И что сообщают?

ОЛИВЬЕ ле ДЭН (тихо).
Коронация была...

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК (слабым голосом).
Прошу вас, говорите громче,
Оливье, мне тоже любопытно
Вас послушать, узнать... что
Было там... на коронации... (Стонет.)

                Оливье подходит к постели короля и говорит мягким,  вкрадчивым голосом, скромно опустив глаза и услужливо изогнувшись.

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Сир, коронация была на удивление
Торжественной и пышной. И наши
Современники не помнят столь
Грандиозных, по размаху, празднеств.
Английский двор блистал, одежды
Короля и королевы сияющим
Великолепием поражали. Наряды их
Придворных были им подстать –
Роскошны и изысканны. Банкет был
Сервирован на три тысячи персон
С таким расчётом, чтобы число
Присутствующих от обеих партий,
Ланкастеров и Йорков, было равным...

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК (слабым голосом).
Так он задумал примирить враждующих
Два клана на этом торжестве... Глупец...
Наивный мальчик... А кто короновал его? (Стонет.)

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Архиепископ Кентерберийский, сир, Томас Буршье.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК (слабым голосом).
А, старый знакомый, известный нам
По заключению договора в Пикиньи…
Что ещё было интересного? (Стонет.)
 
ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Нам также сообщили, сир, что преданный
Вам Томас Стэнли держал на коронации
Скипетр короля, а его жена, известная вам
Маргарет Бофорт, несла  шлейф королевы.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК (оживляясь).
Одно из двух: он либо глуп и простодушен,
Этот Ричард Третий, либо коварен и хитёр,
Когда ввести в свой ближний круг не побоялся
Двух этих лютых ненавистников его и наших
Верных и надёжных слуг! Он, что же, этим
Нам даёт понять, что их перетянул на свою
Сторону и теперь полностью им доверяет?

ФИЛИПП де КОММИН.
Нам выгодней считать, что он коварен
И хитёр, сир. Недооценивать противника
Опасно.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК (слабым голосом).
А как там поживает герцог Бекингем,
Кузен и нынешний друг короля Ричарда?
Он словно бы предугадал мои желания,
Когда взял под надзор нашего лучшего
Агента, Джона Мортона, и поместил
Его в свой замок Брекон, где окружил
Заботой и любовью и, как недавно стало
Нам известно, он часто обо всём
Советуется с ним... (Продолжает стонать.)

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Нам сообщили, сир, что Бекингем
На коронацию явился, себя украсив
Медальоном со значком Томаса
Вудстока!

                Король Людовик резким движением садится в кровати, лицо его сияет, от недавней болезни нет и следа.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Так-так-так-та-а-ак! (Спускает ноги с кровати и одевает ночные туфли.)
На коронации  Ричарда Третьего
Лорд Бекингем осмелился открыто
Заявить и о своём происхождении
Королевском! Как видно, он не прочь
Трон отобрать у своего кузена,
Что ясно дал понять на торжестве.

        Людовик встаёт с постели и, заложив руки за спину, начинает возбуждённо ходить по комнате.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Ай да, лорд Бекингем! Ай да, смельчак!
Ну вот, похоже, и определилась
Новая пешка в нашей шахматной игре
Которой и придётся сделать первый ход.

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
И на кого же, сир, направите вы эту пешку?

                Оливье накидывает на Людовика подбитый горностаем синий, шёлковый халат.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
На короля Ричарда Третьего! А на кого
Ещё? И Бекингем здесь будет первым,
Кто нанесёт удар по репутации его и по
Престижу. А там и мантию с него сорвать
Недолго, и сбросить с головы его корону.
Но для начала нам необходимо поссорить
Бекингема с королём. Я слышал, они крепко
Подружились и так близки, что и водой
Не разольёшь! Мы через Мортона будем
Влиять на Бекингема, а там уже через него
Мы напрямую сумеем управлять и его другом,
Королём, Ричардом Третьим...

ФИЛИПП де КОММИН (в сторону).
Король наш любит вмешиваться в дела
Своих соседей, как в свои собственные.
Он, приставляя к ним своих людей, власть
С ними разделяет и ловко управляет ими… (К Людовику.)
Поистине, сир, вы способны управлять
Всем миром, а не только Францией одной...

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Похоже, сир, не так уж крепко дружит
Лорд Бекингем с Ричардом Третьим,
Если считает себя претендентом на его
Престол. Иначе, разве стал бы он  так
Дерзко и открыто напоминать всем   
О своём происхождении на коронации
Его же друга-короля?..

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Похоже, Бекингем не слишком крепко дружит
С головой и скоро с ней расстанется. А впрочем,
Нам на руку их лютая вражда, хотя престол
Английский мы будем завоёвывать не для него…

ФИЛИПП де КОММИН.
Как? Не для Бекингема, сир?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Конечно, нет…

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
А для кого же?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Для Генриха Тюдора. Ведь наша
Основная цель – пресечь правление
Династии Плантагенетов в Англии.
И сделать это надо побыстрей, чтобы
Наследники их не успели отвоевать
У нас свои владения, среди которых
Герцогство Нормандское и Гьень,
А то и многие другие земли, им ранее
Принадлежавшие, но отвоёванные
Нами в прошлых войнах. Поэтому
Король их, Ричард Третий, и должен
Стать последним королём династии
Плантагенетов. Чтоб с его гибелью
Она могла бы окончательно прерваться,
А вместе с ней закончились бы и все
Притязания англичан на их наследные
Владения во Франции. Сам Бекингем
Как претендент на их корону нас потому
И не устраивает, что он, как и король
Их, Ричард Третий, тоже Плантагенет.
И даже если он, став королём, не будет
Притязать на исконные земли своих
Предков, то это сделают его потомки 
За него. А с этим я смириться не смогу!
Поскольку целостность земель моей
Державы всего превыше и важнее для
Меня! И я решусь на подлость и интригу,
И совершу любое преступление, чтоб
Целыми их для потомков сохранить!
Клянусь святыми, что не успокоюсь
И не покину этот бренный мир, пока
Не буду окончательно уверен, что
Никогда и никаких претензий не будут
Англичане предъявлять на исконные
Вотчины свои. А это лишь в том случае
Возможно, если правление династии
Плантагенетов закончится со смертью
Короля Ричарда Третьего! Других же
Претендентов на английский трон от
Этой же династии мы не допустим.
Их всех придётся сразу уничтожить,
Как только мы захватим их престол.
И Бекингем разделит ту же участь.
Он нужен нам, как проходная пешка
В нашей игре. Как ниточка, через
Которую мы лишь сплетём силок,
На нашу главную добычу – короля
Ричарда Третьего – этого шустрого
И боевого петушка, который, будучи
Неоперившимся цыплёнком, вдруг
Вздумал кукарекать тут и крылышками
Хлопать, взлетая на забор. Уж я ему (Грозит.)
Взлечу! Он у меня слетит вниз головою
Кувырком с коня...  (Испуганно закрывает себе рот.)

ФИЛИПП де КОММИН.
Но Ричард Третий молод и силён
И всем известен как непобедимый воин
И популярный в Англии правитель.
Нам сообщили, сир, с каким восторгом
Он был общественностью призван
На престол. Его права на трон неоспоримы.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК (гневно).
Ну, что вы тут раскаркались: права,
Права, права! Плевать хотел я на его
Права! Ты говоришь, они неоспоримы?
Ну что за пустяки? Я их оспорю!
И не такое мы оспаривали в прошлом,
И с лёгкостью нам это с рук сходило!
Объявим Ричарда злодеем и тираном,
И узурпатором английского престола,
И будущим убийцею его племянников,
Детей предшествующего короля Эдуарда,
Объявленных при Ричарде бастардами 
И отстранённых от правления незаконно.

ФИЛИПП де КОММИН.
Но ведь они и правда незаконнорожденные, сир...

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Подумаешь, открыл глаза на истину!
Про то, что дети Эдуарда – ублюдки,
Я знал ещё до их рождения! Нашёл,
Чем удивить! Я знал, что брак короля
Эдуарда с леди Вудвилл незаконный.
Официально в Англии об этом было
Объявлено лишь в прошлом месяце,
Когда нелигитимность брака короля
Эдуарда была доказана, и сыновей его
От трона отстранили. Единственный
Оставшийся наследник, ближайший
К трону, брат короля Эдуарда, Ричард,
Герцог Глостер, по просьбе делегации
Парламента принял престол.

ФИЛИПП де КОММИН.
Но почему он должен стать убийцею
Своих племянников, сир?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Ему же надо их куда-нибудь девать?
Что за вопросы глупые вы задаёте, де Коммин?

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Ричард хотел их в монастырь отправить, 
Замаливать грехи родителей, но герцог
Бекингем, последовав советам нашего агента,
Джона Мортона, уговорил короля Ричарда
Оставить детей в Тауэре, куда они и были
Ранее заключены по приказанию того же
Бекингема, сославшегося на придуманное
Им распоряжение Ричарда Глостера, который
Был в то время в Англии Лордом - Протектором.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Ай, Бекингем! Вот, кто работает на нас
Исправно, считая, что старается сам для
Себя! Он уже Ричарда загнал в ловушку,
А нам лишь остаётся её захлопнуть. Теперь
Мы сможем объявить короля  Ричарда
Убийцею его родных племянников –
А настоящим, будущим ли, – это не важно!
Главное то, что у нас нашёлся на него
Теперь и компромат, и повод для восстания,
Которое поднимет Бекингем. (К Оливье.)
Ты говорил, что Бекингем взял на себя
Надзор за этими двумя ублюдками? Ну, что ж,
Отлично! Пусть надзирает, а потом объявит
Их убитыми по приказанию их злого дяди, (Смеётся.)
Короля Ричарда Третьего! А остальное
Довершат наши агенты, что в Англии
Восстание поднимут, а также  войско
Бекингема и Тюдора, что обеспечит их
Военною поддержкой. Да, Ричард с трона
Полетит! И очень скоро! Я это обещаю! (К де Коммину.)
Ты запиши там в хрониках: «Королю Ричарду
Третьему в дипломатических отношениях
С Францией, запрошенных в июне сего года,
Было отказано, как узурпатору английского
Престола, который уже тогда задумал убить
Своих племянников.» По этой же причине
Мы  попросим  нашего  друга,  герцога
Бретонского, Франциска, под чьим надзором
И находится сейчас Генрих Тюдор, готовить
Флот для его срочного вторжения в Англию.

ФИЛИПП де КОММИН.
Простите меня, сир, но я не понимаю,
Откуда все мы, сидя здесь, во Франции,
Могли ещё в июне знать, что совершить
Задумал король Ричард Третий в Англии,
В августе месяце нынешнего года?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Ты глупые вопросы-то не задавай,
Ты, знай, пиши: (Диктует.) «Король английский,
Ричард Третий, подло замыслил убить своих
Племянников, заключённых в Тауэре, поэтому
Во Франции с ним отношения поддерживать
Не захотели...»

         Филипп записывает под его диктовку.

ФИЛИПП де КОММИН (отвлекаясь от записей).
Простите, сир, но если флот для Генриха
Тюдора будет так быстро подготовлен
И в Англию прибудет, чуть только там
Восстание начнётся, все сразу же поймут,
Что этот бунт был нами подготовлен, тогда и
Клевете на Ричарда никто там не поверит.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК (в гневе).
Ты, знай, пиши тут, а не рассуждай!
Ты сам, как видно, ещё слишком
Глуп, если всерьёз решился так
Высоко судить об умственном
Потенциале англичан! Когда мы
В Англии распустим эти слухи, 
Они поверят в них, как дураки
Последние! И будут верить ещё
До скончания веков! А всё зависит
Только от того, как эту чепуху им
Постараются внушить мои агенты.
А уж они-то своё дело знают!.. Так,
Что ещё ты говорил про флот?

ФИЛИПП де КОММИН.
Я говорил, сир, что опасно его рано
Присылать. Разоблачить могут нашу
Интригу через досрочное его прибытие
В Англию.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
А мне плевать, что они там подумают
О наших действиях! Флот Генриха
Тюдора должен в Англию прибыть
Задолго до начала сезона штормовых 
Дождей. А это значит, что не позже
Середины августа! Иначе нам придётся
Его вторжение отложить ещё на год,
Или на два, а я до этого уже не доживу!
К тому же, Ричард Третий за два года
Успеет утвердиться на английском троне.
А этого мы допустить никак не можем.
Нет, Ричард Третий  должен быть убит
Немедленно! А флот мы для Тюдора
Подготовим, но так, чтоб не подумали
На нас. Генрих Тюдор находится сейчас
В Бретани, на попечении герцога
Франциска, с ним я и буду говорить
О подготовке флота. Ведь надоел ему,
Поди, этот Тюдор, а с ним и всё его
Ланкастерское окружение. Только
Представь, сколько голодных ртов
Там кормится вокруг его стола, и
Сколько цепких рук тянется жадно
К его кошельку! Не сомневаюсь, что
Франциск Бретонский нам поможет.
Он будет рад отправить эту шваль
Обратно в Англию. А подготовку всю
Я оплачу. Когда же эта бешеная свора
Бездомных, злых и голодных псов
Накинется на короля Ричарда, придёт
Конец его недолгому правлению.
А там, надеюсь, скоро мы услышим,
Как по нему и погребальный колокол пробьёт! 
 
ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Да, но у Ричарда ведь остаётся ещё много
Племянников законных, которые после
Него и унаследуют престол.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Вот именно поэтому смерть и должна
Настигнуть Ричарда на поле битвы,
А не во дворце. Сам  победитель
Станет королём по факту завоевания
Английского престола, даже при том,
Что прав законных на корону у него
Не будет. А значит у него не будет прав
И на наследие земель Плантагенетов.

ФИЛИПП де КОММИН.
Я правильно вас понял, сир? Что
Королём Генрих Тюдор, становится
После того, как узурпирует престол
Английский, жизнь и корону отберёт
У Ричарда и уничтожит всех его
Наследников?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Да, именно так. Генрих Тюдор для
Этого подходит лучше, чем кто-либо
Другой, и как потомок худородный
Ланкастерской династии бастардов,
Столь отдалённой от Плантагенетов,
Что о владениях их на континенте он
Даже заикнуться не посмеет. Тогда
Их земли навсегда останутся у нас,
Во Франции. И я покину этот мир 
Спокойно, с сознанием исполненного
Долга. Кроме того, Тюдор поставлен
В столь тяжёлые условия, живя так
Много лет в изгнании и побираясь
Крохами с чужих столов, что ничего
Уже ему не остаётся, кроме того, чтоб
В Англию вернуться и отвоёвывать
Себе корону, – сразиться с Ричардом
И победить его, иль самому погибнуть.
Но всё же, думаю, что в этой битве
Генрих победит…
 
ФИЛИПП де КОММИН.
Простите, сир, но Ричард Третий –
Опытнейший воин, стяжавший славу
Непобедимого бойца и полководца.
В то время как у Генриха Тюдора
Нет никакого опыта в военном деле.
Он не участвовал ещё в сражениях.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Так поучаствует! Что за беда?
Непобедимых у нас, как известно,
Нет. Есть воины непобеждённые.
К тому же мне давно известен способ,
Которым и неопытный в военном деле
Генрих сумеет одержать победу над
Непобедимым Ричардом…

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Простите моё любопытство, сир,
Но я хотел бы уточнить, не тот ли
Это способ, которым был побеждён
Герцог Бургундский, Карл Смелый,
Погибший в битве при Нанси?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Да, именно тот! Метод опробован
И действует успешно. Его мы
И применим. И даже если Ричард
Третий будет силён, как Голиаф,
И ловок, как Давид, он всё равно
В бою погибнет неизбежно!
Вы позаботьтесь, Оливье, чтобы
Инструкции дошли до исполнителя.

ОЛИВЬЕ ле ДЭН (с поклоном).
Всё будет выполнено, сир, я обещаю.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
И план восстания нам надо разработать
Поподробней.

ФИЛИПП де КОММИН.
Восстания, сир?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК. 
Да. И оно должно начаться как можно
Раньше. Срок перемирия меж Англией
И Францией, подписанного в Пикиньи,
Уже истёк в прошлом году. И при условиях
Благоприятных для правления, король
Английский о нём вспомнит непременно.
И по примеру своего предшественника,
Эдуарда, пойдёт на нас войной, чтобы
У нас отвоевать владения Плантагенетов.
И тогда мы рискуем потерять все наши
Лучшие провинции и земли, а то и всю
Страну! Ведь Ричард далеко пойдёт, если
Захочет! Когда же в Англии поднимется
Восстание, да тут ещё Тюдор на кораблях
Прибудет, чтобы помочь восставшим,
У Ричарда прибавится забот и в его
Собственном английском  королевстве!
Тогда уже и об оставшихся во Франции
Владениях Плантагенетов, ему и вспомнить
Будет недосуг. Он будет занят подавлением
Восстания...

ФИЛИПП де КОММИН.
А если он его подавит, сир?

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Что за беда? Поднимем новый бунт!
Ведь наша главная задача,  –  не дать
Ему скучать. А то от скуки он и затеет
С нами новую войну, как это делали
Его недавние предшественники, короли
Английские. Напомните мне, Оливье,
Что он там говорил на коронации?

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Известно, сир, что свою речь на коронации
Ричард Английский по-английски произнёс…

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
О как! Смотри-ка, ты! Да эти англичане
От языка французского совсем уже готовы
Отказаться! А вместе с ним  и от других
Вассальных обязательств! А там, глядишь,
Придут к нам отвоёвывать свои владения!

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Нам сообщили, сир, что Ричард Третий,
Язык английский государственным
Признал и даже сделал его в Англии
Официальным. На коронации присягу
Принародно он тоже по-английски произнёс!

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Умом рехнулись эти англичане!
Их варварский язык пригоден лишь для брани!
Я помню, когда Карл Бургундский в оны дни,
Обидевшись на англичан, устроил ссору,
На взмыленном коне примчался в Пикиньи,
Как раз в день подписанья договора,
И на доходчивом английском языке
Такую яростную речь им произнёс,
Так беззастенчиво бывших союзников разнёс,
Что англичане все с коней попадали от шока,
Вот как он всех их оскорбил глубоко!
Пригодными для языка их могут быть 
Только отборные ругательства и мерзость.
Но речи тронные на нём произносить, –
Вот уж поистине неслыханная дерзость!
Остались варварами, несмотря на все старания,
Не знают толком, как ступить, где сесть.
Кем возомнили себя, эти англичане,
Что возгордились так, забыв, кто они есть?!..
 
ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Похоже, начинают вспоминать, сир…

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Ну?.. Что там Ричард заявил-то?!

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Он заявил, что будет воевать со всеми
Недругами королевства своего, и даже
С турками…

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Ну что же, выразился он вполне конкретно.
А что по поводу земель Плантагенетов?

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
На этот счёт, сир, им ничего определённого
Сказано не было, но мы недавно получили
Донесение от нашего осведомителя, Уильяма
Коллингборна. Он утверждает, будто бы ему
Доподлинно известно, что Ричард Третий
Непременно будет отвоёвывать у Франции
Наследные владения Плантагенетов.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
А он откуда это знает?  И кто такой
Этот ваш Уильям Коллингборн?

ОЛИВЬЕ ле ДЭН.
Один из наших лучших резидентов.
Дворецким служит он у герцогини
Йоркской, матери Ричарда Третьего.
Старуха иногда читает письма сына
Своим придворным дамам. А Коллингборн
Их слышит и сообщает нам всё то, что
Поверяет ей король.

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Ричард мне тоже написал недавно
Письмо и предложил в нём близкие
И доверительные отношения. (К де Коммину.)
Ну-ка прочти мне ту приписку к его
Июньскому письму. Совсем уж этот
Ричард обнаглел! Да как он смеет
Так дерзко обращаться с нами!..
Нашёл?.. Ну, что там написано?

ФИЛИПП де КОММИН.
Вот, что он пишет, сир: (Читает.)
«Надеюсь, что с моими посланником,
Представившим гарантии моего к Вам
Доброго расположения, Вы сообщите мне
О Ваших истинных и конечных целях...»

КОРОЛЬ ЛЮДОВИК.
Каков наглец! Пока что мне известны
Его секретные намерения через агента
Нашего, Уильяма Коллингборна. Ну,
Что ж, тем хуже для него! Я предъявлю
Ему такие верные гарантии моего доброго
К нему расположения, что он не будет
Знать, куда бежать и где искать защиты!
Нет, но каков ловкач! Задумал он меня
Переиграть, и у меня отнять  владения
Плантагенетов! А там и территорию
Моей страны прибрать к рукам! Нет,
Милый друг, ты ошибаешься! А я хоть
И стою одной ногой в могиле, но всё ж
Тебя на этих скачках обгоню, пусть мне
Придётся даже на том свете лошадей
Пришпорить! Ещё увидим, кто из нас
Окажется проворней! Идёмте же, друзья,
Нам надо ещё многое решить!
 
                (Уходят.)


               Читать дальше: http://www.proza.ru/2016/05/11/170


Рецензии