Почему турки сбили Су-24

24 ноября над территорией Сирии, недалеко от турецкой границы турецким истребителем F-16 был сбит российский фронтовой бомбардировщик Су-24. Погиб пилот, подполковник Олег Пешков и, при попытке его спасти, — матрос-контрактник морской пехоты Александр Позынич. Два храбрых воина сложили головы на службе России: вечная им память. Кроме того, был потерян вертолет Ми-8 поисково-спасательной службы. Экипаж вертолета, десант ПСС и штурман Су-24 сумели спастись благодаря огневой поддержке российских вертолетов, собственной находчивости и смелым действиям сирийского спецназа.

С военной точки зрения это происшествие не имеет большого значения и неспособно серьезно ослабить давление на ИГИЛ и сирийскую оппозицию; но в политическом и медийном смысле оно обречено вызвать серьезный резонанс. Важно понимать, что никакого нарушения границы, скорее всего не было. Даже по турецким данным, вероятнее всего — фальсифицированным, самолет находился в воздушном пространстве Турции около 17 секунд, прежде чем был обстрелян. За такое мелкое нарушение джентльмены насмерть не бьют — максимум, пишут ноты протеста. Но в нашем случае и самого мелкого нарушения не было. Средства объективного контроля, наши и американские, позволили точно установить, что самолет был поражен ракетой в километре от границы, над сирийской территорией, а упал еще дальше — в 4-х километрах. Даже если допустить турецкую версию, становится очевидно, что турецким пилотам было приказано действовать в режиме «нулевой толерантности» и сбивать самолет при первом намеке на нарушение воздушного пространства, а то и вовсе без оного, лишь бы выглядело правдоподобно. Следовательно, самолет был сбит намеренно, и вся эта история является ничем иным, как сознательной провокацией. По времени она точно согласована с другой акцией  – энергетической блокадой Крыма, организованной крымскими татарами, находящимися под прямым патронажем Турции. Не стоит забывать, что нынешний премьер-министр Турции Ахмет Давутаглу сам по происхождению крумский татарин и активно поддерживает именно тех своих земляков, которые занимают агрессивную антироссийскую позицию. Все вместе выглядит как масштабная антироссийская акция, спланированная турецким руководством на самом высоком уровне.

Возникает законный вопрос: почему Турция, относительно дружественная нам страна, всероссийский курорт и здравница, которую наши (и западные) СМИ пытались изобразить участником антитеррористической коалиции, вдруг повела себя столь подчеркнуто враждебно? Наш президент даже как будто удивился и как бы сгоряча назвал действия турок «ударом в спину», хотя ему-то, конечно, положено знать те обстоятельства, которые я намерен изложить ниже.

А обстоятельства таковы, что при всей взаимовыгодности торговых и туристических связей, геополитически Турция была и остается противником России в т.н. циркумпонтийской (т.е., вокруг Черного моря) зоне, на Ближнем и Среднем Востоке. Примерно со времен Октябрьской революции, с 1917 года, это соперничество было заморожено, заметено под ковер — сначала общими для обеих стран беспорядками (Турция, как и мы, пережила революцию, интервенцию, гражданскую войну, чистки и модернизацию), а потом — подчинением внешней политики Турции блоковым интересам НАТО. Но все волшебным образом изменилось с того момента, как США вообразили себя крупными специалистами в ближневосточной политике и начали феерические по глупости эксперименты с насаждением демократии в арабских странах. Эта медвежья услуга поставила Турцию, верного союзника США, в такое же затруднительное положение, в каком оказалась Россия после распада СССР. Противоречие между размашистыми мероприятиями США и интересами Турции достигли такой величины, что турки сочли за благо решать проблемы без оглядки на ЕС и НАТО, возродив самостоятельную внешнюю политику. Разумеется, они тут же натолкнулись на своего старого оппонента во всех спорах — Россию. Старинные геополитические связи с Францией и Германией тоже никуда не делись; вновь завертелись колесики дипломатии — и не только дипломатии; совсем как в XVIII и XIX веках.

В истории наших стран, я имею в виду Турцию и Россию, вообще много общего. Обе являются восточными соседками Европы: мы на севере, турки — на юге. В имперский период обе страны опирались на традиции Византийской империи. Современные Россия и Турция представляют собой остатки могущественных империй и до сих пор сохраняют многонациональный уклад. Обе окружены со всех сторон бывшими своими владениями, с частью из которых удалось сохранить дружеские отношения, в то время как другая часть искренне и от всей души ненавидит былую «метрополию». Наконец, и нас, и турок связывают с Западом сложные отношения, в которых искусно переплетены зависть, уважение, любовь и неприязнь. И русские, и турки, славятся своей храбростью, неприхотливостью и разгильдяйством.

Что касается Сирии, то эта богатая и цветущая страна когда-то играла в Турецкой империи экономическую и культурную роль Украины, с той лишь разницей, что этнически сирийцы не являются родственниками турок. Сирия еще больше походила бы на Украину, если бы Германия не проиграла Первую Мировую войну и воспользовалась бы плодами Брестского мира, по результатом которого Украина стала немецким протекторатом. Но кости выпали иначе, войну выиграла Антанта, и не Украина, а Сирия надолго попала под власть победителя в ПМВ, конкретно — Франции. Независимость она получила из рук коллаборационистов Виши в 1941 году. В отношении Турции новорожденное суверенное государство заняло умеренно-враждебную позицию, примерно такую же, как Украина после 1992 года в отношении России.

Но вот, из США повеяли бодрые ветры демократии. Сходство сирийской (2011) и украинской (2014) «революций» поражает воображение. В обоих случаях существующий законно избранный президент вдруг оказался нестерпимым тираном, на улицы вышли толпы «онижедетей», по которым ни с того, ни с сего начали стрелять так никогда и неопознанные снайперы. Сирийский и украинский тираны тут же получили кличку «кровавый» и оказались как бы вне закона, несмотря на свою несомненною легитимность. Затем у мирной оппозиции вдруг оказалось полно оружия, и началась гражданская война. Детали, конечно, различаются, но мы не будем углублять аналогии дальше, чтобы не потерять суть сравнения. Нас больше интересуют не внутренние перипетии Украины и Сирии, а то, какие риски и какие возможности усмотрели в произошедших переворотах их бывшие имперские «владельцы», Россия и Турция.

Россия увидела опасность потери военно-морской базы в Севастополе и контроля над Черным морем. Одновременно появилась возможность опереться на часть русскоязычного населения, откровенно напуганного разгулом украинского национализма. Эти карты тут же были разыграны, и последствия мы все хорошо знаем.

Турция увидела опасность дестабилизации своего «мягкого подбрюшья» — Курдистана. Это, если хотите, своего рода «Кавказ» Турции, населенный опасными и агрессивными горными племенами. Курды также проживают в Ираке, Иране и Сирии. Иракские курды, пользуясь поддержкой США за свою антисаддамовскую позицию, уже практически добились независимости, и сирийские пошли по той же дорожке, активно выступив против Асада. Дело запахло независимым объединенным Курдистаном, который мог бы претендовать и на свою турецкую часть. Итак, над турецким «Кавказом» нависла угроза дестабилизации.

Но появились и возможности. Дело в том, что на севере Сирии с незапамятных времен (века этак с XIII) живут племена туркоманов, родственных туркам. После переворота 2012 года турки тут же насытили их оружием, в т.ч. противотанковыми комплексами «Тоу», и доблестные туркоманы образовали нечто вроде «Новороссии» или, если угодно, «Новотурции» на севере сирийской провинции Латакия. До вмешательства России имелись все основания предполагать, что после победы над Асадом эти территории отойдут к Турции, и местные патриоты уже заранее праздновали это событие. Но внезапно в регионе появилась Россия и все волшебным образом переменилось. «Новотурцию» начали жестко зачищать, а среди курдов коварные россияне отыскали проасадовские силы, ободрили их обещаниями поддержки и, по сути, переориентировали их на поддержку старого режима.

Наконец, ИГИЛ. ИГИЛ — организация опасная для всего мира, но именно к Турции они относительно толерантны. Вообще-то турки ненавидят арабов и это вполне взаимно, но в борьбе с «крестоносцами» они всегда были союзниками. Асад одинаково ненавистен и тем, и другим: для турецких националистов он «имперец» и «угнетатель», для ИГИЛ — «неверный». Налицо ситуативный союз, примерно как между украинскими националистами и крымскими татарами. О том, что Турция явно и неявно поддерживает ИГИЛ, написано немало. Самое явное доказательство всплыло сегодня, 26 ноября 2015 года, когда российская авиация, пылая жаждой мести, уничтожила колонну турецкой «гуманитарной помощи» у города Ааазаз, который длительное время находился под контролем ИГИЛ, но с февраля 2015 года вновь вернулся под местную банду с вызывающим опять же, "новороссийские" ассоциации названием "Бригада Северный ветер" (North Storm brigade). Не вдаваясь в подробности (которые очень интересны), отмечу, что вражда ИГИЛ с подобного рода местными бандформированиями во многом является декорацией, под прикрытием которой предприимчивые сирийцы "пилят" поступающую к ним от зарубежных спонсоров "гумку". И какая-то ее часть несомненно, поступает ИГИЛ в рамках всевозможных мелких договоренностей, образующих баланс сил в этом регионе.
Снабжение поступает в Аазаз из Турции под эгидой благотворительного фонда IHH, прославленного многочисленными скандалами — от «Флотилии Свободы», прорывавшейся с боями в сектор Газа, до уличения ее председателя в связях с Аль-Каедой и обнаружения в январе 2014 года огромного количества оружия в одном из ее "гуманитарных" конвоев. Турки всячески секретили этот канал снабжения (сейчас журналистам, сообщившим о факте обнаружения оружия в конвое, грозит пожизненное заключение), объявляли его маршрут буферной зоной и до последнего времени его не трогали ни мы, ни американцы. Но после атаки на наш бомбардировщик все изменилось. Игры в буферные зоны закончились.

Наконец, нефть. Нефть, добытая на принадлежащих ИГИЛ месторождениях, прямиком идет в Турцию. Впрочем, не только туда — парадоксальным образом, она также продается и воюющие с ИГИЛ Иран, Ирак и Сирию. Да-да, вот так там все сложно. Но если перечисленные страны честно используют деньги, вырученные от ИГИЛ, на борьбу с ней же, то Турция и пальцем о палец не стучит, чтобы причинить исламистам хоть какой-то вред. Не нужно, наверное, разъяснять, что прибыль от этой операции, хотя и скромна сравнительно с бюджетами государств, но для частных лиц - баснословна, и она идет в карман людям, способным принимать политические решения, т.е., напрямую финансирует турецкий политический класс. Причем именно тех людей, которые занимаются контролем границ и которые, следовательно, принимали решение о провокации против нашего самолета. Российские ВКС начали громить турецкие нефтеконвои пару недель назад; ответ последовал в форме атаки на Су-24 и энергетической блокады Крыма. Ну что ж, это война. Нефтеконвои стали бомбить с удвоенной силой.

Как бы то ни было, простые люди в Турции тоже восприняли атаку на русский боевой самолет с должным патриотическим воодушевлением. Чтобы понять, почему, представим себе ситуацию, в которой мы, россияне, оказались бы на месте турок. За примером далеко ходить не надо. Итак — у нас под боком разваливается Украина (то бишь, Сирия); в ней на Донбассе (в провинции Латакия) проживают русские люди (турокоманы), стремящиеся к воссоединению с Россией (Турцией, разумеется). Мы посылаем им гуманитарные конвои с оружием, добровольцев и тихо ждем, когда Украина (Сирия) развалится окончательно. Но тут в дело вмешиваются США (Россия). Они присылают на Украину (в Сирию) свои самолеты, которые гасят ополченцев (турокманских боевиков), нарушают пути снабжения «военторга» и вытягивают вдоль границ две клешни мимо Донецка и Луганска (от Латакии и Алеппо) чтобы обеспечить контроль границ мятежных республик с Россией (Турцией). Эти самолеты нагло летают в километре от нашей границы, но, сука, не пересекают. А так хотелось бы! Но мы все-таки одного завалим, просто потому что очень хочется наказать наглецов, обломавших нам всю геополитику. И чихать мы хотели на международные прецеденты и последствия. Ба-бах!

Именно так, встав на точку зрения турок, и следует воспринимать произошедшее. Это, несомненно, нервная реакция, то, что в простонародье нынче называется баттхерт, т.е., мучительная душевная боль, причиняющая физические страдания в неназываемо-нежной части тела. Окажись мы на их месте, нам было бы точно так же больно. Важно принять этот факт к сведению, но вовсе не для того, чтобы пожалеть бедных турок (ни они, ни кто другой нас в сходной ситуации не пожалеет), а для того, чтобы верно оценить риски и направление следующих действий. Мы с турками не враги, но соперники; у нас нет оснований их ненавидеть и нет возможности полностью устранить Турцию с текущего геополитического поля. Но ответ на турецкую рефлексию должен быть болезненным и эффективным, хоть не в наших интересах доводить их до полного отчаяния. Месть за сбитый Су-24 должна быть холодной и сбалансированной.

И, самое главное – не упускать при отмщении из виду глобальную историческую цель, которая стоит перед Россией, действовать в строгом соответствии с ней. Россия определенно желает двигаться по пути прогресса и цивилизации, а это разумнее всего делать в равноправном союзе с развитыми странами. Ключевое слово – «равноправный», ибо Европа и США пока что взирают на Россию свысока и предлагают ей малопочтенные роли статиста. Вопреки расхожему заблуждению, целью нынешнего российского руководства, является вовсе не изоляция, а достойный возврат в семью европейских народов, к которой народ российский принадлежит по праву рождения. Но мы, конечно, не пойдем по пути Украины, которая так и напрашивается на место "под шконкой", полностью передавая свой суверенитет европейским бюрократам и американским спецслужбам. Никакого толку от такого "возвращения в Европу" не будет; это в чистом виде добровольная сдача себя в колониальное владение.

Россия, как при Петре Великом, согласна вернуться в Европу на почетных условиях, «под гром пушек и стук топора». И, если необходимо, нейтрализовав тех, кто является на этом пути помехой. Таковыми помехами в настоящее время, определенно, является Украина (в ее нынешнем русофобском формате) и вообще «лимитрофы», т.е. пограничные между нами и «старой» Европой государства. Турция представляет собой особый случай. С точки зрения Европы, Турция является удачной ролевой моделью модернизации восточной страны и на нее возлагались определенные надежды по проведению цивилизаторской политики на Востоке. В последнее время, Турция активно взялась доказывать, что эти надежды совершенно напрасны, и что она дрейфует обратно в исламистское варварство. Для России это уникальный шанс оттеснить Турцию от цивилизаторских задач и самой занять ее место. Мы должны доказать, что полезны и незаменимы в решении острейшего сирийского кризиса, что решать его необходимо строго по предложенному Россией рецепту. Мы должны помочь странам Западной коалиции выработать универсальные правила взаимодействия с такой непростой вселенной, как исламский мир. Все это Россия сумела сделать на своей территории и нам есть чему поучить и чем поделиться. Выполнив эту историческую задачу, мы вполне заслужим право на признание своих собственных интересов, как великой державы. Решение этой грандиозной задачи было бы самой сладкой местью за сбитый Су-24.

И она уже решается именно в таком ключе. Турция, после введения бесполетной зоны (размещение С-400 – это по сути, установление бесполетной зоны), уже практически отстранена от решения сирийской проблемы. Со временем мы лишим ИГИЛ и местную "оппозицию" турецкой поддержки. Курды, получив гарантии защиты от турок, станут собзниками в деле урегулирования. Отморозки будут уничтожены, с какими-то совсем уж травоядными оппозиционерами, которых отыщут, наконец, США и Европа, — почему бы и не договориться? По окончании войны и получения гарантий безопасности алавитам, Асаду найдут достойного преемника, а самого поселят с комфортом в Барвихе. Таков, по всей видимости, примерный план действий РФ в этом кризисе и мне он кажется вполне разумным. Залог успеха в том, что мы реально стараемся решить проблему, а не выискиваем кусок падали пожирнее. И здоровые силы Запада, а они есть, наверняка это оценят. Если задача, с которой не справились США, будет решена Россией, европейцам будет разумно отдать России ту часть влияния и авторитета, которое сейчас имеет на них весьма поднадоевший заокеанский партнер.

Турцию почти приняли в Европу, почти ввели в круг цивилизованных государств, но в этом круге она безуспешно претендует на чужое место. Ловкач Кемаль Ататюрк воспользовался временным уходом России «в себя» после Октябрьской революции и сумел заполнить Турцией образовавшийся вакуум. Но всякому обману приходит конец; нынешняя Турция возрождает османские имперские традиции и это неприемлемо даже не потому, что речь идет об империи, а потомы, что речь идет об исламской империи. Место Турции в «европейском концерте» по праву принадлежит России, стране, куда более близкой европейскому духу просвещения и прогресса. Нам придется провести немало работы, пролить пот и кровь ради того, чтобы доказать это. Каждый из нас может хотеть этого, или быть против, но логика истории работает беспощадно и не считается с мнением отдельных личностей. Третья Мировая война, которая уже идет несколько лет  - это война Севера и Юга, Европейской и Ближневосточной цивилизаций. Каждый участник этого конфликта обязан занять в ней положение, соответствующее своей культуре и происхождению. Наше место, безусловно, в Европе, и мы являемся для Европы ценнейшим союзником, в чем они вскоре убедятся. Турция, тем временем, все более и более становится проблемой, а в перспективе может и вовсе обратиться во врага.

Трагедия одинокого бомбардировщика может оказаться поворотным моментом в осмыслении происходящего на Ближнем Востоке; полагаю, что это тот самый момент, с которого Турция начнет свой уход на Восток, а мы начнем возвращаться в Европу. Путь будет неблизким, он займет десятилетия, но, будем надеяться, послужит благополучию и славе нашей страны, а также возрождению заново соединенной Европейской Цивилизации.


Рецензии
«Важно понимать, что никакого нарушения границы, скорее всего не было».
Константин, у наблюдателей остался невыясненным один чупошный вопрос: Куда «русские» заныкали черные ящики Су-24?
Что касается «феерических по глупости экспериментов с насаждением демократии в арабских странах», то им предшествовали безумные эксперименты с насаждением русского коммунизма в арабских странах.
Константин! Пишете Вы размашисто и «провокационно»: «Сирия еще больше походила бы на Украину».
Мыследеятельный процесс понравился своей масштабностью.

Эдуард Скворцов   24.06.2020 11:50     Заявить о нарушении
Спасибо. Кое-что из прогнозов сбылось, но все оказалось ещё запутанней.

Константин Дегтярев   24.06.2020 13:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.