На новом месте

Отрывок из повести "Иная жизнь"
********
Он был похож на кота - как его изображают карикатуристы или дети. Пухлые, слегка свисающие щёки, желтовато-зелёные, чуть приподнятые к вискам глаза. Небольшой, вдавленный вверху, нос и маленький, с опущенными уголками рот, ещё более усиливали это сходство. Вот только усов у него не было. Но почему-то казалось, что если бы он вздумал их себе завести, то выглядели бы они так же, как у кота: два кустика редких жёстких волосков, торчащих в разные стороны.

Двигался он тоже по-кошачьи. Бесшумно и даже с какой-то грацией перемещал своё довольно полное тело в пространстве, появляясь неожиданно там, где его не ждали. И так же, внезапно исчезал, оставляя после себя странный запах дорогого парфюма и чего-то, подгорелого, словно только что был у костра.

- Это запах моей сгорающей энергии. Я ведь с вами буквально горю, - отвечал он с усмешкой новым  сотрудникам, когда некоторые из них наивно спрашивали:  не сжигал ли он листья у дома?  Или, если это было зимой -  не растапливал ли камин? А летом – чаще всего, почему-то,  интересовались насчёт мангала и шашлыков…

- Это он адской серой пахнет – однажды сказала со злобой Зинаида, до этого неожиданно застигнутая  шефом за вязанием в рабочее время.  И, хотя тот ругаться не стал,  лишь мягким,  похожим на голос кота-Матроскина,  баритоном,  негромко предупредил, что в следующий раз ей придётся писать заявление об уходе,  Зинаида не на шутку испугалась.  Ведь. Мотя – так звали за глаза Матвея Силуановича, - не бросал слов на ветер.
 
Вообще, он был хороший руководитель. Дизайнерская фирма, основанная им всего полтора года назад, уже входила в число наиболее преуспевающих.  Неизвестно, помогла ли здесь  деловая хватка шефа - ведь недаром он был похож на кота. Хоть и мягкий с виду, но хищник – и своего не упустит.

А может, вмешался в дело, его величество, случай: на  конкурентов, словно какой-то мор напал. Нет, их жизням ничто не угрожало, все оставались живы,  но бизнес их разваливался  по самым разным причинам. У одних сгорали офисы, у других - грабители уносили сейфы с деньгами и документами, на третьих  неожиданно заводили уголовные дела. А в это время, фирма, ведомая Матвеем Силуановичем, шла к успеху, как корабль, смело рассекающий неспокойные волны дизайнерского бизнеса.

Марина, которой, как ей казалось - чудом,  удалось  устроиться сюда  работать, постепенно входила в суть дела, разительно отличающегося от её прежней профессии – преподавателя фортепиано в музыкальном колледже и концертмейстера.

Она так и не смогла понять, почему строгий  Матвей Силуанович, обратил на неё внимание?  Кому нужна в наше время сорокалетняя женщина – без протекции и связей, за плечами которой  лишь годичные дизайнерские  курсы. Ведь вокруг так много молодых бездетных выпускниц университетов, с соответствующими дипломами.

Но ведь взял, проведя с ней лишь небольшое собеседование. И  при этом, не какой-нибудь уборщицей или курьером,  а полноценным сотрудником с соответствующим окладом. Хотя она  была готова и  уборщицей. Ведь до этого было уже несколько собеседований, которые заканчивались обещаниями  «позвонить, чтобы сообщить о принятом решении». Но в итоге, никто так и не позвонил.

В отчаянии, Марина подумывала, не явился ли ошибкой её приезд в столицу?  На что здесь жить и содержать детей? Нет, какие-то деньги у неё были, но она твёрдо решила потратить их на образование сына и дочери. 
Хорошо, что старушка, сдававшая им две комнаты в своей трёшке,  соглашалась подождать с оплатой. Взамен Марине приходилось выполнять при ней функции настоящей служанки: стирать,  готовить,  убирать.

Пианистка- уборщица! - горько усмехалась она, разглядывая свою левую руку с потерявшими эластичность пальцами. – Сил уже нет терпеть! Взять и уехать! Но куда? Из близких родственников – только сестра, в том самом,  Т… 

И сразу,  кадром из фильма ужасов -  два обнажённых безжизненных тела в автомобиле. И её собственный вскрик – короткий, будто от кинжального удара в сердце.
- Похабненькая смерть,-  произносит кто-то из вошедших  следом  в гараж. - Включили обогрев – и угорели…
- Выпивши,  конечно, были. По-трезвянке такого не сделали бы. Это ж додуматься надо: в закрытом помещении мотор включить! 
-  Видно, так сильно хотелось…
Люди обходят машину,  что-то осматривают, фотографируют,  а Марина продолжает стоять,  не отводя взгляда от мёртвых любовников. Потом - темнота…
 
********
На похоронах её не было.  Всё организовал  Пётр – муж посмертной любовницы Александра.  Непонятно было,  знал ли  он,  что его «куколка- Зиночка» наставляет ему рога? Да ещё не абы с кем, а с его другом и компаньоном.  Если знал, то почему ей ничего не сказал?

Во всяком случае,  скорбящий  муж  не поскупился на затраты. И,  по словам людей,  все прошло, «как положено».  Похороны и поминки - по первому разряду.  Только похоронили любовников не вместе, а каждого – возле  родственных могил. Но Марине было уже всё равно.

Неделю пролежала она,  отгороженная от мира глухой стеной, из-за которой не доносилось ни звука. Вместо этого,  в ушах, как на заезженной пластинке,  одно и то же:
- Похабненькая смерть,  похабненькая смерть…

********
Прошло больше года, прежде чем  новоявленная вдова  разобралась с запутанными делами мужа. После чего, не заботясь о цене, продала мужнины доли в ресторане и базе отдыха. Покупателем явился бывший компаньон, а ныне, «товарищ по несчастью», Петр. 
Денег оказалось довольно для того, чтобы уехать вместе с детьми из  Т.., где, благодаря прессе, случившееся получило широкую огласку. Музыкальный мир, во всяком случае, был осведомлён об этом  поголовно. Кто-то сочувствовал Марине, кто-то тайно или явно, злорадствовал. Конечно, всё это вполне можно было бы пережить. Но вскоре произошло нечто более страшное, нежели обывательские разговоры.

После полученного потрясения, у неё развилась контрактура левой руки. И сколько Марина не пыталась это как-то исправить с помощью дорогостящих процедур, обращениям к медицинским светилам – всё было напрасно. Правда, ей предлагали сделать операцию, но не обещали, что она сможет вернуться к исполнительской деятельности.
Конечно, можно было ограничиться преподаванием, но Марина не хотела быть тренером, который обучая тройному прыжку, сам не может его выполнить.
- Если я не могу сама исполнить «Кампанеллу»  или  «Шум леса»,  то  как я могу кого-то этому учить?

Тут, очень кстати, вспомнилось, что у неё есть свидетельство об окончании годичных дизайнерских курсов. Марина закончила их, чтобы со знанием дела обустроить их новый ресторан и пансионат. В ту счастливую пору Александр с Петром выходили на новый виток и, продав кондитерскую и кафе, приступили к новым проектам.

- Куда ты едешь? – увещевала Марину  сестра. - Да в Москве дизайнеров с настоящими дипломами некуда девать. Кто возьмёт тебя на работу с этой  филькиной грамотой? Подумаешь, технику она потеряла. Да у вас, сама знаешь,  сколько педагогов без неё обходятся. Преподают – и ничего…

Но Марина лишь отрицательно качала головой. Город Т, когда-то казавшейся «землёй обетованной» - внезапно стал чужим и враждебным.
Так с детьми она оказалась в столице.

*********
И вот, после нескольких месяцев мытарств, можно сказать, в последний момент, ей, наконец, повезло.
Марина ходила на работу, если и не как на праздник, но с давно забытым чувством внутреннего комфорта. Она не могла не быть благодарна Матвею Силуановичу, который взял её в свою преуспевающую компанию, основываясь лишь на результатах собеседования.

- Так-так, хорошо! – одобрял он бывшую офицерскую жену, когда она рассказывала свою биографию.– После Дальнего Востока – Чукотка. Превосходно! И сколько вы там жили? Три года? – Чудненько! - чему-то радовался он. - А вы могли бы описать интерьер вашего жилья на Чукотке?
- Которого? У нас вначале была двухкомнатная  квартира - По лицу Марины пробежала лёгкая тень. Ей не хотелось вспоминать майскую историю с зелёными человечками, из-за которой она чуть не погибла. – А через год мы переехали там же, но в другой гарнизон, где у нас была трёхкомнатная.
- Ничего, ничего, это не важно – сколько комнат.  Главное, чтобы вы могли их описать.

И Марина  старательно припоминала скромный интерьер жилья офицерской семьи перестроечного периода, а Матвей Силуанович щурил свои кошачьи глазки и почти мурлыкал:
- Сервант с сервизом «Мадонна», диван-книжка, ковёр на стене – прелестно! А что на кухне, какая техника, кроме холодильника, разумеется? Только  духовка? Это которая в виде простого железный ящика на ножках  и с одной функцией?
- Да, у нас была именно такая. Стоила, кажется, всего несколько рублей.
- У вас прекрасная память! Думаю, мы сработаемся.

********
Вначале, счастливая от того, что получила работу – и какую: рядом с домом и школой, где училась Ириша, Марина не обратила внимания на необычную манеру  приёма на работу в довольно солидную фирму. 

Но потом, немного остыв от восторга, призадумалась. Похоже, что работодателя волновала лишь её биография, да и то - отдалённый от настоящего времени, период.
Убедившись, что к ней отнеслись необычно, Марина с опаской предположила, что у Силуановича есть на неё свои особые виды, и, скорее всего, неприличного свойства. 
После позорной смерти мужа, представители мужского пола не вызывали у неё ничего, кроме снисходительной брезгливости. Нет, она не возненавидела этих похотливых особей, просто решила, что никогда больше не будет из-за них страдать.

Но время шло - и Марину постепенно покидало внутреннее напряжение. Матвей Силуанович относился к ней лишь с серьёзной терпеливостью учителя. Она и правда, знала ещё мало, и поэтому  была  благодарна за помощь в освоении новой професии. Будучи неглупой, чётко сознавала, что, не будь этой внимательной опеки, в их, внешне дружном, коллективе её давно бы сожрали.

И правда, женщины не могла быть в восторге от новенькой, которая в свои сорок лет так прекрасно выглядит. Марина обладала тем типом безусловной красоты, который не могут не признать даже женщины. Чего уж говорить о мужчинах.
Но и мужчины на фирме скоро почувствовали нечто вроде обиды, поняв, как холодна к ним эта эффектная  зеленоглазая брюнетка. Даже самые отчаянные сердцееды не могли обратить на себя её внимания. 
- На хрен ей офисный планктон, вроде нас с тобой. У неё знаешь, кто в покровителях? – сказал один из отвергнутых ухажёров.
- А ты откуда знаешь? – усомнился  второй.
- От верблюда – отрезал первый. – Иначе кто бы её принял без настоящего диплома на нормальную должность? Моте приказали – вот он и принял.
- А может, она с ним… того?
- С кем? С Мотей? Да ты что? Нет,  это птаха другого полёта.
- В её сороковник?
- Сейчас глупые модельки уже не в моде. А эта -  красивая и умная. Ещё и Шопена с Бетховеном тебе может сбацать - говорящий мечтательно прикрыл глаза…

***********
Прошло три месяца. К Марине в офисе постепенно привыкли.  Она по-прежнему старательно училась,  с коллегами была ровна и доброжелательна.  Ей даже начинали прощать холодноватую отстранённость.
- Ну приехала одна,  с двумя детьми… Разве тут до веселья, - говорили те, кто не поверил в высоких покровителей новенькой.

Матвей Силуанович,  обладая  невероятной интуицией,  чувствовал эти благоприятные изменения.  И сам,  хотя был неизменно внимателен,  никогда не позволял себе лишнего.  Постепенно Марина успокоилась.
- Друг, только друг! - радовалась она, довольная избавлением от пошлых ухаживаний, которые всегда сопровождали её прежние контакты с мужским полом.

Она привыкла даже к странному запаху шефа, находя,  что сочетание дыма с  мускусным  запахом его парфюма,  «звучит» оригинально и даже изысканно.  Теперь Марина не задерживала дыхания, когда  голова Матвея Силуановича оказывалась совсем близко от её лица во время того, как он негромко, своим слегка мяукающим голосом объяснял ей, как лучше составить предварительный набросок интерьера.

Занимались они  после рабочего дня. Обычно не дольше часа.  Кажется,  шеф обладал преподавательским талантом, а, может,  Марина была способной ученицей, но дела у них шли более, чем хорошо.
- С такими успехами, вы скоро самостоятельно работать сможете. Автономно,  так сказать, - сказал как-то Матвей Силуанович.
У Марины радостно забилось сердце. Она  поверила сказанному,  как верила всему, чему учил и что говорил этот странный, но единственно близкий ей теперь человек.

Продолжение http://www.proza.ru/2016/06/27/1085

ТАТЬЯНА ШЕЛИХОВА-НЕКРАСОВА


Рецензии
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.