Лифт

Лифт – это механическое устройство для транспортировки пассажиров и груза в вертикальном направлении – такова формулировка в любом инженерном справочнике. Но порой это и машина для посещения иных миров.
Что за глупость! – воскликнет человек, едва услышит подобное предположение. И он будет прав. Отчасти. Потому что создатели лифтов не осознают, что их детище порой способно на большее, чем предусмотрено техническим регламентом. Может, на это играют неизвестные природные факторы, или лифт просто удачно приспособлен для пробития туннеля в иные измерения.
Короче, с этим я столкнулся, когда был школьником, учился в восьмом классе — это были далекие восмидесятые годы. В нашем девятиэтажном доме функционировал один лифт из двух, и это всегда вызывало нарекания со стороны жителей. Ведь приходится долго ждать, пока поднимешься или спустишься на нужный этаж, особенно утром и вечером, когда люди выходят на работу и возвращаются обратно. Но техники поясняли, что запчастей нет и поэтому второй лифт – аварийный, запускают его лишь в том случае, если сломается первый. За мою жизнь первый ломался редко, а второй ни разу не запустили.
Хотя вру, был случай. Был декабрь. Вечером я возвращался от друга, с которым в гараже его папы мастерили игрушку для Нового года, и, уже находясь в подъезде, терпеливо ждал, пока потухнет лампа у двери и я смогу вызвать кабину. Проходили минуты, кто-то там катался, а я злился, так как было холодно – зима же! – изо рта валил пар, пальцы окоченели, а рюкзак с инструментами тянул мне плечо. Мне казалось, что это пацаны просто балуются и гоняют лифт по этажам, во всяком случае до меня доносились хихиканья и хлопки сверху. Я вздохнул и сердито уставился на вечно закрытый второй подъемник.
И сам не осознавая ткнул пальцем на кнопку. На мое удивление двери открылись, и в кабине зажегся свет. «Ого», - хмыкнул я и вошел внутрь. Лифт казался новеньким: пахло свежей краской и металлом, панель с кнопками как новая, стены и потолок чистые – ни поганного слова на нем, ни дурацких рисунков от фломастера, на черных пятен от сигаретных прижиганий. Плафон горел ровно и мягко. В этот момент я вспомнил, что утром работал какой-то механик, наверное, он забыл выключить этот лифт, хотя для меня такая промашка была полезной. Я протянул было руку к кнопке моего этажа, как заметил две кнопки с надписями «Туда» и «Обратно». Что это означало я не знал и поэтому любопытство взяло вверх.
Утопил кнопку «Туда», но ничего не произошло. Пожав плечами, я нажал другую кнопку – «7», что означало этаж, где располагалась моя квартира. Перед глазами поплыла картина горячего ужина, что готовила мама, и у меня засосало в желудке. Двери мягко закрыли и лифт стремительно стал подниматься. Причем так, словно взлетала ракета, меня аж к полу прижало. У меня от страха потемнело в глазах. Движение продолжалось секунд двадцать и мне показалось, что мы проскочили мой этаж, летим сейчас в стратосфере. «Вот блин, влип», - мелькнула мысль, я пожалел, что влез в этот странный лифт.
Но тут движение прекратилось, раздался щелчок и двери разъехались, открывая мне выход. Я сделал было шаг вперед, как замер...
Это был не мой этаж. Это вообще нельзя было назвать этажем или домом. Перед мной растилался неведомый мир, который вообразить можно было лишь во сне. Странная и пугающая растительность разных форм, их щупальца-лианы, отроски с когтями и присосками и пузырившиеся ядом бутоны хватали всякого, кто был рядом, оплетали и глотали; звери, которые прыгали и бегали по скалам, ничем не напоминали земную фауну, а водоплавающие существа, выстреливающие какую-то жидкость в низколетавшие птицеподобные организмы, ловили и высасывали всю плоть – все здесь существовало за счет постоянной охоты друг на друга. Это был хищный и в тоже время завораживающий мир. Ничего подобного на нашей Земле быть не могло. Доказательством такого утверждения служило голубое солнце над головой, три спутника-планеты, похожие на Сатурн, Луну и Марс, причем в такой близи, что легко можно было различить кратеры, горы и каньоны на поверхности, кольца, опоясавшие газовый гигант.
Долгий и протяжный вой донесся до меня: рядом прошел огромный зверь – под его тяжестью тряслась почва, - весь утыканный бивнями и хоботами, только это был, само собой разумеется, не слон, а какая-то на него жуткая карикатура. Только внешний вид этого существа вызывывал опасение, и то, что гигант представляет опасность стало ясно, когда хоботы резко поймали пять пролетавших птицеящеров и нанизали на бивни, как мясо на шампур для шашлыка. Может, так хищник запасался едой? Мои размышления прервались, когда из тела псевдослона стали выползать, выкручиваясь, желто-зеленые черви и стали пожирать пищу. Ах, вот что оно – птицеящеры предназначались для каких-то других существ, обитавших внутри гиганта. Визг и свист раздался на месте пиршества.
Увиденное завораживало. И все же, один вопрос тревожил меня.
- Ой, где я? – вылетели такие слова из моих уст. Никто не ответил мне. Возникла мысль, что это иллюзия, сон и бояться нечего. Ведь, на самом деле, не может же лифт доставить меня сюда. Я сделал шаг из кабины и...
Почувствовал, как стало трудно дышать, мои колени задрожали, так как гравитация оказалась выше на порядок, чем на Земле. Мои легкие горели, видимо, в атмосфере не хватало кислорода и было много другой газовой примеси, служившие ядом для человека. Кроме того, слезились глаза, словно от дыма. Я щурился и пытался разглядеть, кто направляется в мою сторону. Видимо, я оказался реальной сущностью в этом фантастическом и чуждом мире, ибо хищник зафиксировал меня своими органами, а уж о намерениях его гадать не было смысла – как было сказано, на этой планете активно функционировала биологическая пищевая цепочка, куда я мог быть встроен легко и быстро.
Преодолевая тошноту, тяжесть, задыхаясь от нехватки кислорода, я сумел вернутся в кабину. И там ощутил себя значительно легче. Хотя мускулы еще продолжали ныть, глаза были словно в пленке, однако легкие уже очищались от посторонних газов и я вдыхал привычный мне воздух. В лифте сохранялась земная среда и, возможно, мне это спасло жизнь.
Впрочем, угроза жизни не пропала – появилась новая в виде того самого хищника, коим оказался детеныш псевдослона. Он был мне по колено, однако массивным, с бивнями-лезвиями и десятками хоботов. Глаза располагались на самих же хоботах. Из щелей на коже хищника уже выглядывали черви-паразиты, раззевавшие пасти с множеством зубов – они были голодны. И тут до меня дошло. Эти черви служили желудком псевдослона, они пожирали жертву и делились уже переваренной пищей с их хозяином. Симбиоз, вспомнил я этот биологический процесс: организмы, спарившись в воедино, помогают друг другу выживать.
Псевдослоник ткнулся о двери лифта и заерзал, пытаясь проникнуть внутрь кабины. Это меня напугало и я стал рюкзаком, внутри которого находились столярные инструменты, бить по телу хищника. Зверь издавал хрюк, черви скрежетали челюстями, бивни царапали металл дверей, а хоботы тянулись ко мне, пытаясь схватить. Нет, уж быть нанизанным на бивни мне не хотелось и я, достав рубанок, стал бить по гибкому «шлангу». Вонь, исходившая от инопланетного организма, вызвало у меня рвотный рефлекс, и я блеванул на хищника.
Тот остановился, внюхался и... визжа как свинья, бросился обратно. Не знаю, что не понравилось псевдослонику, но, видимо, «ароматы» плохопереваренного бутерброда не пришлись по вкусу ему, может, показались некой отравой, и хищник рисковать не стал. А я сам не зная почему ткнул на цифру «5». Мне хотелось поскорее покинуть это место, понимая, что хищников здесь много и ожидать появления очередного не стоит.
Двери закрылись, мотор загудел и лифт пришел в движение. Мы шли вниз, а я, сидя на коленях, пытался справится с очередным рвотным позывом. К счастью, мне это удалось. Я встал, взял в руки рюкзак, рукавом протер глаза и в это время кабина остановилась, двери открылись.
Этот мир, конечно, был совсем иным – не диким, однако тоже жутким. Мрачное пространство каких-то конструкций, уходящих в бесконечность во все стороны, словно нет неба и земли, летающие огоньки, легкий туман, и что-то двигалось между сооружениями, отражая тусклый свет, казалось, это живые существа. Где-то далеко внизу сверкали молнии энергетических разрядов, словно там испытывали электростанцию. Я пригляделся на сновавшихся: это были... машины. Странные механические устройства, выполнявшие какую-то функциональную работу. Нет, не привычные в человеческом понимании машины, а гибриды между живыми организмами и роботами. До меня доносились звуки работавших севромоторов и членов.
- Ух ты! – не смотря на ощущение чего-то жуткого и трагического, это вызвало у меня любопытство. Я был уверен, что эта цивилизация разумных существ, может, не биологического характера, однако далеко ушедшего вперед по сравнению с нами. Вот что-что, а воевать с такой почему-то не хотелось, подсознательно понимал, что победа останется не за человеком.
В этот момент недалеко от меня остановилась платформа, на которой было нечто похожее на огромное яйцо. Гибкая рука сверху распилила его, и я увидел человека... Нет, это был не человек, хотя очень похожий. Четыре руки и большая голова, но в глазах светился разум, гримаса ужаса сковала лицо. Наверное, он понимал, что сейчас с ним произойдет. И точно, откуда-то выскачили гибкие руки, которые вонзили в тело шланги и провода, какие-то блоки. Человек кричал, но звуки глушились, до меня долетали что-то похожее на «и-и-у-у». «Это что? Эксперимент?» - недоумевал я, чувствуя, как холодок прошелся по моей спине.  Этот мир, явно, паразитировал на человеке. И тут я понял: машины захватили власть и поработили своих создателей. Прочитанная мной фантастика как бы подсказала сюжет того, что здесь произошло... даже не знаю, сколько лет назад. Может, это было вчера, а может, сотни тысяч лет назад. Если это так, то это техногенная планета, где живым места нет.
- Ох, лишь бы это была не Земля, - прошептал я. Мне страшно хотелось, чтобы лифт был не машиной времени, удивительным образом встроенной в наш дом, а машиной по перемещению в пространстве, или проникновению в параллельные миры. Тогда бы было ясно, что такой ужасный момент не ожидает нашу планету в далеком будущем.
Между тем человек вертелся, но встроенные в него шланги не давали сбежать. Он поднял глаза и встретился с моим взглядом. Он понял, что я тоже тот, кто разумен, кто ему сочувствует и тот, кто из другого мира; он шептал мне что-то, шевелил пальцами, делая знаки, надеясь на понимание, а я не мог уловить ничего, лишь бессильно наблюдая за обреченным инопланетянином. Со страхом я смотрел, как откуда-то возник диск – типа, циркульной пилы, - который разрезал его надвое; нижнюю часть, та что от живота и ноги тотчас распилили на части мелкие милы и всосали шланги, а под верхнюю часть туловища вставили механизмы, больше похожие на осьминога. Заискрили электрокабели, по прозрачным трубками потекла оранжевая жидкость, над черепом появился нимб, как у святого, глаза у человека закрылись, но возникла уверенность, что его не умертвили. Я почему-то вспомнил недавно прочитанный роман Александра Беляева «Голова профессора Доуэля», и все происходящее напоминало действия этого произведения.
Я молча смотрел на события на площадке и пытался вникнуть в их суть: что делали с этим разумным гуманоидом? Кто делал это и зачем? Ответы получить не мог и некому было ответить. Но долго так продолжаться не могло, оставаться здесь мне претило и я потянулся к кнопке, чтобы привести в движение лифт, уехать подальше от этого мира, как...
Глаза человека открылись, по лицу пробежала гримаса злости и ненависти. Вживленные в его тело механизмы зашевелились. Инопланетянин посмотрел на меня и я увидел, что это уже не тот, не прежний, а кто-то другой, жестокий, беспощадный, готовый разделаться с любым. И это существо на своих щупальцах стало подниматься ко мне, цепляясь за балки и кронштейны конструкции, не имеющей ясных размеров. Интуитивно я осознал, что ничего хорошего мне эта встреча не светит, и я утопил кнопку «3», надеясь, что двери закроются быстрее, прежде чем полумеханический хищник – киборг что ли? – доберется до меня.
К счастью, так оно и произошло. Лифт ринулся вниз, что у меня желудок чуть к горлу не подпрыгнул. Я успел лишь увидеть скошенное в злобе лицо инопланетянина, который уж не мог достать появившегося из другого мира. Что здесь произошло – это реальность, скорее всего, расположенная за сотни миллионов световых лет от Земли, а может, в параллельном мире, лишь руку протяни туда. И все же... теплилась надежда, что наше человечество сия чаша минует.
Пока я рассуждал, тяжело дыша, кабина остановилась и двери открылись. Я инстинктивно сжался, считая, что увиду мир, еще страшнее тех, которые были ранее. Только на этот раз моим взорам предстало нечто иное.
Это была пустыня. Пески, камни, небольшие холмы – и все. Небо покрыто точками... нет, ни звед, а галактик, но их света оказалось достаточно, чтобы наблюдать мертвый мир. Материнская звезда отсутствовала, наверное, это была блуждающая по Вселенной планета, не втягиваемая в какие-либо солнечные системы. Планета-путешественник. Если жизнь здесь и была, то много миллиардов лет назад, однако сейчас ничего не осталось. Иначе я бы видел хоть какие-то ее признаки.
То, что выходить не следует, это стало ясно сразу – нет атмосферы, значит, невозможно остаться в живых. Хотел бы я побродить здесь в скафандре, но, увы, в кабине не предусматривалось наличие такого. И вдруг что-то мелькнуло.
Я встрепенулся. Что-то призрачное скользило по поверхности. Мои глаза напряглись. Это было какое-то полупрозрачное существо, похожее на человека. И не одно оно было. С небес и из-за скал выплывали призраки и двигались в странном хороводе. «Ох, а вдруг это души умерших? – мелькнула мысль. – А что если это ад и я вижу призраков?» Убеждение того, что лифт остановился в мире усопших людей, все больше переполняло мои чувства, и желание поскорее покинуть это место заставило меня нажать на кнопку «1», и механизмы лифта послушно заработали, отправляя меня, как я считал, домой. Правда, мне показалось, что что-то проскользнуло сквозь двери в кабину...
Я огляделся. Нет, никого не было. Показалось, решил я и облегченно вздохнул.
В четвертый раз открылись двери, но это был не привычный мне подъезд, пускай не чистый, обкуренный и в конфетных бумажках и «бычках», а очередной мир. Вроде бы многоэтажные дома, но не такие, что в моем городе, больше похожие на зарубежные – чуть ли не небоскребы. Автомобили тоже не советского производства. Широкие улицы. Рекламные вывески, исписанные... то ли иероглифами, то ли арабской вязью, то ли... не знаю, компьютерными символами что ли?
И был беспорядок. Ветер крутил в воздухе газеты и полиэтиленовые пакеты и гудел в разбитых витринах, словно играл на дудке. Обгоревшие стены. Проржавевшие остовы автобусов и даже авиаланер, разбившийся в ста метрах от меня. По улицам кто-то ходил, но кто конкретно – не видел, туман скрывал многое. «Это Земля, - подумал я. – Наверное, Америка, там же всегда неспокойно. Может, беспорядки гасили или война за равноправие...» - я имел ввиду борьбу негров за социальное равенство, пролетариата – за освобождение от цепей, то, что мы изучали в школе на уроках истории и слышали на политинформации.
Мечта посетить США была не только моей – всего класса, и только мне сейчас выдался такой шанс. Почему бы не воспользоваться? Я без боязни вышел наружу и огляделся. Мой лифт выделялся прямо из пустоты, видимо, это был эффект присутствия в чужой среде. Двери закрылись, но лифт не исчез, кнопка вызова потухла.
Я почувствовал гарь и запахи чего-то разложившегося, причем уже давно. Желудок послал сигнал, что готов выбросить очередную порцию еще не переваренной пищи; я зажал нос платком и пошел вперед, прошел метров сто. Здесь притяжение было привычным и атмосфера такая, как на Земле, значит, я на самом деле в Америке. В зимней куртке стало жарко – здесь стояла явно не зима, из чего я сделал вывод, что нахожусь, может быть, в Лос-Анджелесе, там, где всегда тепло и влажно. Я рванул «молнию» на крутке и...
...замер. Послышался топот. Это бежали в мою сторону люди. Я заулыбался и стал прокручивать в голове фразу на английском: «Хэлло, ай эм фром Совиет Юнион энд вант спик виз ю...» - с которой намеревался начать разговор с американцами. Школьная программа давала возможность пускай примитивного, но все же достаточного для понимания общения. И волосы встали дыбом, едва узрел шедших впереди.
Это были люди... не совсем такие, какие видишь в привычном виде: разорванная одежда, свисающиеся с тела струпья, оголяющие кости, окровавленные головы и руки. Иначе говоря, это были трупы, мертвецы, покойники. Но разве трупы могут бегать по улицам? – испугался я. Лишь много лет спустя я понял, что это были зомби. Этот мир был инфицирован и все живое трансформировалось в мертвое, но не умирающее до конца. Живые трупы. Вирус в организмах просто управлял телами, а судя по тому, как злобно и страшно они двигались ко мне, я мог стать жертвой. Не знаю, что они намеревались со мной сделать – неужели сожрут? – однако желание знакомится с ними у меня улетучилось. И я бросился бежать, причем не в сторону лифта, а куда-то влево, петляя между узкими улочками.
- У-у-у!.. Ы-ы-ы!.. Гр-р-р-р!.. Кх-х-х! – слышалось за моей спиной. Сердце колотилось как молот, кровь била в виски, я мчался по мертвым улицам, оглядываясь по сторонам. За мной мчалась толпа, хотя не так быстро, однако их было много и они могли зажать где-то меня. В тот момент я почему-то не сообразил, что мог укрыться в лифте и вернутся домой. Страх давил на мозг, а тот просто сигнализировал мускулам: быстрее шевелите ногами. Рюкзак бил меня по спине. А что вы хотите – я же был подростком, а не бойцом спецназа!
Я свернул еще в какую-то улочку, совсем потерявшись, как кто-то схватил меня за плечо. В нос ударил тошнотворный запах. Это была полуразложившаяся женщина в странном комбинезоне, которая скалила зубами и пыталась вцепиться мне в правую руку. Я оттолкнул ее, она упала, однако на спину спрыгнул какой-то дед, тоже не первой свежести. Мертвец рванул мой ворот, желая затем вонзить зубы мне в шею. К счастью, мои спортивные навыки в самбо оказали услугу: я извернулся, перебросил старика через плечо и ударил ногой в поднимавшуюся женщину, которая покатилась в подвал.
Топот приближался – трупов было больше, они закрывали дорогу для отступления, Я в ужасе закружился на месте, понимая, что сейчас речь идет о секундах моей жизни. И тут заметил металлический каркас, выступавший из дома на полметра. Подпрыгнул, ухватился и подтянулся. Перекинув ногу, вполз на второй этаж. Какой-то зомби лишь царапнул рукой по моему правому ботинку. Мне же удалось вскочить и бросится внутрь здания.
Это был небоскреб, архитектура которого напоминал некие космические или футуристические конструкции, честно говоря, ничего подобного мне встречать не приходилось. Я бегал по лестницам, перепрыгивал через этажи, и мои преследователи отстали. Их шум остался где-то внизу.
Я остановился и отдышался. Вытер пот со лба. В куртке бегать оказалось делом не простым. Инструменты сковывали меня и пришлось избавиться от них, рюкзак теперь был пустым. Итак, этот мертвый мир готов проглотить новую жертву, но меня это не устраивало. Я огляделся. Судя по всему, находился в помещении, уставленному какими-то инструментами, наверное, это был магазин.
Вглядевшись, я понял, что это оружие, причем не игрушечное, а настоящее, то, что разрушает и убивает. Хотя признаюсь, ничего подобного ранее не видел и не слышал. У меня аж перехватило дыхание от волнения. Я снял нечто похожее на короткую канализационную трубу и приложил к плечу. Она была напичкана индикаторами и дисплеем, металл и какой-то сплав, похожий на пластик, и не смотря на размеры, весила не более полукилограмма. На конце трубы располагались шесть линз. Я покрутил оружие в руках и нашел красную кнопку. Нажав на него, почувствовал, как оно ожило: зажглись индикаторы, раздался короткий звук, словно заряжалась батарея. «Может, это лазерный автомат?» - подумал я, прицелился в бегавших в поисках жертвы внизу зомби и нажал на гашетку.
Шесть синих вспышек озарили пространство, и внизу раздался взрыв, раскидав трупы в разные стороны. Это было энергетическое оружие, которое я сразу назвал бластером. Второй выстрел превратил другую толпу в горящий факел. Я схватил со стенда еще что-то небольшое, типа, фонарика, и бросился вниз. Всех встречавшихся зомби обстреливал из бластера, и вскоре расчистил путь к лифту. Мощь оружия меня поражала. Наверное, я был в землеподобной планете, где военные технологии ушли немного вперед.
Повезло то, что я недалеко ушел, и поэтому сумел найти дорогу обратно. Уже рядом с лифтом почувствовал, как гудение оружия прекратилось – я исчерпал ресурс батареи, следовало перезарядить. Но вот энергетическрой обоймы я не захватил с магазина, так как в тот момент об этом не подумал. Взрослый, естественно, понял, что обойма имеет ограничение, нужен запас, а чего взять с подростка, знавшего о военной службе лишь с кинофильмов и учебников истории?
Я нажал на кнопку – и двери открылись, плафон в кабине зажегся. Хрюканье за спиной заставил меня обернутся. Перекощенная от злобы и жажды лицо, пустые глазницы, сгнившая челюсть и огромный свисающийся нос – это чуть не уткнулось мне в грудь, благо я успел ногой отпихнуть труп и звездануть уже неработающим оружием. Тот упал. Второй зомби потянулся было ко мне, только «фонарик», что был подобран мной в магазине, выстрелил в него энергопулей, и гниющее тело рассыпалось как песочная фигура. В третьего бросил рюкзак, в ремнях которого мертвец запутался и упал под ноги еще подбегавших собратьев.
Я тем моментом нажал на кнопку «1», подразумевая мой этаж, но двери не закрывались. Почему? Лифт не хотел отправлять меня домой, что я сделал не так? Или мы были на этом этаже? Но ведь мир, что я видел по ту сторону кабины, не был моим городом, возможно, это недалекое будущее Земли или параллельный мир в современной временной полоске... И тут я понял. Нужно надавить на кнопку «Обратно» и снова «1». И это сработало.
Кабина пошла вниз, а я вытерал пот со лба и крутил «фонарик». Итак, эта мощная штука была единственным свидетельством моего путешествия, если, конечно, не считать сам лифт. «Ух ты, а ведь на нем можно посещать другие миры, только для этого необходимо подготовится», - размышлял я и мечта разного формата охватили мои думы.
Бац! – лифт остановился и двери открылись. Морозный ветер ударил мне в лицо. Запахло сигаретами. Я вышел в подъезд и увидел свое привычное пространство – двор с автомобьилями, детская игровая площадка, скамейки, соседние дома и фонари. Луна светила ярко, однако в снежный вечер прогуливавших даже с собаками было мало. Итак, я вернулся.
Хлоп – открылись двери второго лифта и оттуда вывались хохотавшая девушка и двое парней. Я знал их. Один – самый наглый по имени Бахадыр – первокурсник восточного факультета, был известным забиякой в квартале, но милиционеры его не трогали, так как папа работал в обкоме партии; второй – Толик, студент ирригационного института, транжира и наглец, тоже был из блатных, его папа, как говорили люди, связан с криминальными кругами и поэтому с ним боится встречаться даже прокурор города. А девушка – это моя одноклассница Халида, красавица, любящая внимание со стороны крутых и денежных пацанов; меня она всегда игнорировала, что, прочем, устраивало.
Эти придурки катались на лифте и... судя по сладкому запаху, курили анашу. Ясно, почему кабина не отвечала на мой вызов. И сейчас они хохотали, смотря на меня; глаза у них были красными, сознание, видимо, плыло, обкуренные, не понимали, что делали. Им было весело и хотелось показать молодецкую удаль. Толик пнул меня в бок и сказал:
- Гони бабки!
Наглец знал, что ему в районе никто не дает адекватного ответа. Я молчал.
- Да, разворачивая карманы, - поддержал его Бахадыр, одевая на перчатки кастет. Ого, парни создавали ситуацию с явно уголовным последствием. Я почему-то не испугался. Раньше бы, если честно, струсил, а сейчас с усмешкой смотрел на приготовления к драке студентов, которые сами плохо стояли на ногах, но зато чувствовали себя суперменами.
Халида, смеясь, сказала:
- А ну его, ребята! Хочу покататься на машине! – и она ткнула на стоявший во двере белые «Жигули» шестой модели. Это был автомобиль Бахадыра, это знала вся молодежь в квартале. Уширенные диски, спойлер, зеркала-флажки, дополнительные стоп-сигналы и «противотуманка», видеоплейер с портативным телевизором, музыкальный сигнал - это выглядело круто, а если считать еще блатной номер, то гаишники лишь честь отдавали, когда мимо них мчалась эта машина, демонстрируя свой особый тюнинг.
Только Толик прорычал:
- Пускай дает деньги, а потом валит отсюда!
- Он нас не уважает! – злобно произнес Бахадыр, становясь в боевую стойку и подняв руку с кастетом.
Я включил «фонарик» и выстрелил в «Жигули». Яркая вспышка – и автомобиль рассыпался. Халида оторопела. Парни в недоумении смотрели на то место, где раньше находились «Жигули». Они не могли понять, что произошло. Бахадыр подошел к черному пятну на снегу, потрогал порошок – все что осталось от металла – и поднял на меня глаза.
- Где папина машина? – дрогнувшим голосом спросил он. Его сознание пробивалось сквозь туман анаши, видимо, шок от случившегося отрезвлял. Дорогостоящая игрушка исчезла – папа такого не простит...
Толик опасливо смотрел на мой «фонарик». Я направил оружие в его сторону:
- Даю вам десять секунд, чтобы вы исчезли! – предупредил я. – Играть с вами не намерен! А если не поняли, то в порошек превращу вас...
Раздался легкий свист. Мы все обернулись. Из моего лифта выплывал призрак – ба, тот самый, что, видимо, сумел пройти сквозь закрывающиеся двери из мира умерших. Я поднял «фонарик», но стрелять не стал. А вот мои недруги перетрусили не на шутку.
Халида заорала так, что в подъезде лопнуло стекло на окне. Толик и Бахадыр бросились бежать, воя как собаки, спотыкались, падали, вновь вскакивали и бежали дальше, теряя меховые шапки и даже один кроссовок с ноги и шарф турецкой вязки. Страх давил им на пятки, а меня распирало от смеха. Картонные герои, блин!
Стали открываться окна – это соседи выглядывали наружу, стараясь увидеть происшествие во дворе. Кто-то из них уже кричал: «Эй, вызывайте милицию! Здесь грабят!.. Или насилуют!» Призрак свистнул и поднялся к облакам, а лишь заметил, как искажаются лунные лучи, проходящие сквозь его тело.
Я быстро юркнул в нормальный лифт и поднялся в свою квартиру. Встревоженные родители спрашивали, что произошло внизу, почему шум, на что я лишь пожимал плечами, типа, не знаю, это, мол, прошло мимо меня и не затронуло никоем образом. Никому о своих путешествиях сообщать не стал, решив, что завтра опять воспользуюсь тем лифтом и посещу те места, которые отмечены иными цифрами на панеле.
Увы, на следующее утро, когда я сделал вид, что иду в школу, а сам намылился к другим мирам, двери чудо-лифта не открылись. Я пытался раздвинуть и так, и сяк, однако это было все равно что банковский сейф взломать. Мои потуги остановил дядя Виктор, полковник ВДВ, сосед с третьего этажа:
- Эй, пацан, чего ты делаешь?
- А-а, ничего, - ответил я, схватил портфель, и бросился в школу.
Больше в тот лифт мне попасть не удалось. Да, спустя два года его запустили, поскольку первый сломался, но вот это был уже не тот... Обычный подъемник. Там отсутствовали кнопки «Туда» и «Обратно». Можно было нажимать на любую цифру, и кабина доставляла на требуемые этажи.
Итак, чужие миры остались для меня недосягаемыми. Иногда мне казалось, что это был сон. Но вот «фонарик», что остался у меня, был единственным фактором, свидетельствующим о реальности. А особенно этот фактор помог мне в лихие «девяностые», когда мне приходилось защищать свою семью от всякого сброда, и в тех схватках я выходил всегда без потерь. И о лифте я рассказывал как сказку своим детям, которые тоже мечтали об иных мирах. А призрак больше мне не попадался, хотя о нем, наверное,могут рассказать другие.
(28-29 ноября 2015 года, Кёльн)


Рецензии
Доброе время суток!

Решил оставить критическое мнение.
На мой взгляд, передать в коротком рассказе сразу четыре мира достаточно сложно. На Вашем месте я бы расписал один, но более продумано и придумал интересный сюжет связанный с ним. Переключение между мирами происходит у Вас достаточно быстро и читатель не успевает проникнуться атмосферой.

Во-вторых, реализм в самом конце куда-то уплывает. Герой выходит из лифта в подъезд и сразу видит двор, детскую площадку. Из дальнейшего создается ощущение, что подъезд открытый и лифты выходят сразу во двор.

В-третьих, если бы машину действительно спалило, то это не осталось бы не замеченным. Машина принадлежала отцу одного из плохих парней, он бы довел это до органов. И защита семьи с помощью фонарика тоже не осталась бы без внимания (все таки в городе человек живет, а не в пустыне неприятеля встречает).

Успехов Вам и вдохновения!
С уважением,

Артем Глазков   30.11.2015 09:12     Заявить о нарушении
Артем, большое спасибо за отзыв.
Вы правы, рассказ нужно или ссузить до одного сюжета/мира, или развить, что, наверное, было бы лучше. Это первая версия, что я выложил для читателя, чуть позже я постараюсь усовершенствовать рассказ, сделать более динамичным и полным.
С уважением,
Алишер

Алишер Таксанов   30.11.2015 13:51   Заявить о нарушении